«Одинцовское подворье» - лидер криминальных сводок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Одинцовская аномалия»: как под завесой громких уголовных дел можно получить бизнес конкурента

Вымогал до изнеможения

В подмосковном Одинцове работают два крупных рынка. Об «Одинцовском пассаже» мало кто знает за пределами города. А вот название «Одинцовское подворье» регулярно попадает в федеральные криминальные сводки. Только в прошлом году погибло пять человек, связанных с Сергеем Журбой, генеральным директором этого рынка. Удивительно, но предприимчивому бизнесмену даже резонансные убийства могут невольно сыграть на руку. Ведь это возможность убрать с дороги конкурента и стать собственником «Одинцовского пассажа».

Эту торговую площадку уже несколько лет «кошмарят» правоохранительные органы по уголовным делам, связанным с «Одинцовским подворьем». С 2010 года регулярно проводятся обыски, парализующие нормальную работу. Доходит до абсурда. Когда предприятие обращается с просьбой дать возможность сделать копии с изъятых финансово-хозяйственных документов и вернуть контрольно-кассовый аппарат, следствие выносит постановление: кассовые аппараты не возвращать, делать копии не разрешать, потому что есть рапорт оперативников, «согласно которому предоставление какой-либо информации и копий данной информации, изъятой в ходе обыска, может принести ущерб проверке данной информации».

Последний хронологически обыск прошел 5 декабря 2014 года. В очередной раз вывезли документы, компьютеры, арестовали денежные средства: легальные, оприходованные по кассовым ордерам 4 623 000 рублей. Следственный комитет по Московской области дал указание вернуть деньги, но оно открыто игнорируется.



Ренессанс бандитских девяностых?


24 октября 2014 года около 7 часов 30 минут в деревне Семенково Одинцовского района застрелили заместителя директора ООО «Одинцовское подворье» Виталия Моисеева и его жену Елену.

12 сентября 2014 года киллер расстрелял адвоката Журбы Татьяну Акимцеву и ее водителя Сергея Рыканова. Акимцева жила на даче. Но в тот вечер назначила встречу в своей московской квартире. Кто мог знать, что после работы она поедет не как обычно на дачу, а домой? И кто мог предупредить об этом убийцу, поджидавшего у подъезда? Ответов на эти вопросы до сих пор нет.

22 июля 2014 года погиб водитель Журбы Алексей Захаров. Его расстреляли в центре Одинцова, недалеко от конспиративной квартиры. Дело в том, что Захаров находился под круглосуточной госзащитой. Но в день убийства охраны рядом не оказалось. Видимо, убийца точно знал, что ему никто не помешает, и он хладнокровно расстреляет всю обойму, выпустив в жертву восемь пуль. Кто мог знать о том, где находится конспиративная квартира и проинформировать киллера, что именно в это утро Захарова не будут сопровождать полицейские?

Решение о круглосуточной охране Захарова было принято еще четыре года назад, после покушения на самого Сергея Журбу. 14 июля 2010 года бизнесмен возвращался из Одинцова домой, в деревню Акулово. В 22.40 на съезде с Можайского шоссе автомобиль Журбы попал в засаду. Киллеры выпустили в Range Rover 97 пуль калибров 5,45 и 7,62. Журба и его водитель Захаров получили небольшие ранения, телохранитель Халилов погиб. Был убит и сторож металлобазы, расположенной рядом с местом засады. По данным СМИ, его убила или срикошетившая пуля, или же киллеры, ликвидировавшие случайного свидетеля.

4 июня 2014 года около 10 часов утра произошло второе покушение на Журбу. В него дважды выстрелили из дома напротив, когда он подъехал к офису ООО «Одинцовское подворье» и вышел из автомобиля (за рулем находился все тот же Захаров). Бизнесмен получил небольшое ранение. Следственная бригада установила точку, откуда был открыт огонь, и обнаружила там брошенную снайперскую винтовку.

После второго покушения на бизнесмена госзащита усилила охрану и Журбы, и Захарова.

После каждого убийства людей, связанных с Сергеем Журбой, выдвигалась версия о возможной причастности к ним «ореховской» преступной группировки. Возможно, именно потому, что и сам Журба был тесно связан с этой бандой. То ли как жертва, обложенная поборами, то ли как бизнесмен с серьезными связями, управлявший «активами» и не забывающий о приумножении собственного благосостояния.


Как тренер стал «вымогателем»


Информацию про «ореховских» я собираю четвертый год. Слишком много темных пятен в истории группировки, деяния которой легли в основу культового сериала «Бригада». С осени 2013 года я регулярно ездил в Мособлсуд, где рассматривалось уголовное дело в отношении Дмитрия Белкина, считающегося одним из лидеров «ореховской» ОПГ. Процесс продолжался больше года, и 23 октября 2014 года Мособлсуд вынес приговор: пожизненное заключение. И выглядело странным, что уже на следующий день после оглашения приговора в Мособлсуде в Одинцовском городском суде начался новый судебный процесс над Белкиным. На это раз о вымогательстве у гендиректора «Одинцовского подворья» Сергея Журбы.

Это дело возбудили еще 29 марта 2011 года, когда развалилась одна из версий расследования первого покушения на Журбу, по которой в разработке оказался Валерий Варешкин, финансовый директор ООО «Поддержка» (владеет рынком «Одинцовский пассаж»). Когда стало очевидно, что Варешкин не причастен к покушению, и появилось уголовное дело о вымогательстве. Журба вдруг вспомнил, что с января по октябрь 2009 года Варешкин якобы ежемесячно угрожал ему. Под действием угроз предприниматель за десять месяцев передал «для Белкина» 16 444 000 рублей.

Интересная деталь. Валерий Варешкин в то время возглавил и конноспортивный клуб «Одинцово». Более десяти лет тренировал и Сергея Журбу, и его сыновей, один из которых сегодня стал бизнесменом, а второй — следователем Одинцовского отдела Следственного комитета России. Все эти годы Журба ничуть не опасался Варешкина, не только приезжая на тренировки, но и отправляясь с тренером в поездки по России и Европе для покупки лошадей и участия в соревнованиях.


1432381051 725330 48.png

Сергей Журба на тренировке

После возбуждения уголовного дела о вымогательстве Варешкин уехал из России, обьяснив, что не представляет, как можно доказывать свою невиновность, сидя в СИЗО. (В Европе Варешкин тренирует богатых конников. Он регулярно летает в Арабские Эмираты, где занимается выездкой лошадей одного из арабских шейхов, который и оплатил услуги берлинского адвоката Йоханеса Энгельмана, забросавшего правоохранительные органы России жалобами, заявлениями, ходатайствами.)

Бегство Варешкина подхлестнуло «аппетит» Журбы, и он вспомнил, что деньги у него вымогали не только в 2009 году, но и раньше, начиная с 2002-го. Сумма, которую, по его утверждению, он передал Варешкину, выросла до 124 113 600 рублей. Хотя еще в 2004 году, в приговоре, вынесенном Мосгорсудом членам «ореховской» ОПГ, не было ни слова о Варешкине. Журба тогда утверждал, что он руководит одинцовским рынком с 1994 года и тогда же он начал платить за крышу бандитам по кличке Агафон и Америка, разрешив «собирать деньги с продавцов товара на Одинцовском рынке» <…>. Поскольку регулярные «обходы» дестабилизировали работу рынка, он, Журба, договорился с Белкиным о том, что лично будет выплачивать Белкину по 600 000 рублей наличными» (цитата — из приговора. — И. М.). И выплачивал до 1999 года.

Очень важный момент. В «Одинцовском подворье» Сергей Журба был наемным работником. Владимир Алтухов, депутат райсовета, более двадцати лет возглавляющий Одинцовское ДРСУ, во время судебного процесса рассказал, что когда-то он дружил с Журбой. Они ходили друг к другу в гости, вместе собирались на праздники. Журба часто приезжал к Алтухову советоваться по вопросам бизнеса. И никогда не жаловался на угрозы. Наоборот, был доволен жизнью. Поначалу Журба ютился в общежитии, но, возглавив рынок, справил новоселье в квартире, которую купило ему предприятие. Парадоксально, но в 2004 году у Журбы не было ни одной доли в ООО «Одинцовское подворье». А к моменту возбуждения уголовного дела он контролировал уже все предприятие.

Когда следствие вынесло решение о передаче дела о вымогательстве для объединения в одно производство с другими преступлениями, инкриминируемыми Белкину, адвокаты Журбы опротестовали постановление и добились отдельного рассмотрения дела о вымогательстве. Возможно, потому, что в этом уголовном деле слишком много нестыковок, а доказательства преступления кажутся мне сомнительными.


«Секретный» судебный процесс


Напомню, судебный процесс о вымогательстве начался 24 октября 2014 года. Процесс вызвал повышенный интерес прессы, потому что за несколько часов до начала первого заседания погиб заместитель директора «Одинцовского подворья» Виталий Моисеев. Но журналистов в зал заседания не пустили. Хотя и я, и представители других СМИ обращались и к председателю Одинцовского горсуда, и к судье Сергею Савинову, рассматривавшему дело.

Все последующие заседания по делу перенесли в Мособлсуд, а сам процесс «закрыли». Судья Савинов в приговоре записал: «…судом вынесено мотивированное постановление о проведении дальнейшего судебного разбирательства в закрытом режиме для обеспечения безопасности участников процесса». Странно, что процесс над Белкиным, на котором рассматривалось дело о двух десятках убийств, прошел в открытом режиме, а дело о вымогательстве с тем же фигурантом неожиданно «засекретили».



Приговор: первая, последняя и главная страница


Чью безопасность обеспечил закрытый процесс, если потерпевший — Сергей Журба — на заседаниях так ни разу и не появился? На основании справки, что потерпевший слег на лечение в платный стационар, огласили показания Журбы о вымогательстве, данные в ходе следствия. Все остальные свидетели знали о вымогательстве исключительно со слов самого Журбы.

У суда не вызвало сомнений то, что Журба ни разу не попытался записать на видео угрозы или передачу денег. Хотя такая возможность и была. В ходе расследования выяснилось, что Журба оборудовал свой кабинет, где якобы и передавались деньги, камерами скрытой видеозаписи. В материалы уголовного дела даже попала видеозапись, снятая 31 мая 2010 года, за полтора месяца до первого покушения на Журбу. В кадре — Журба и Варешкин: http://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&player_template_id=3869&record_id=225674

По показаниям Журбы, в это время он уже панически боялся своего тренера. Но на видео четко видно, что Журба не опасается Варешкина, во время разговора перекладывает с места на место пачки денег. В конце разговора прощается с «вымогателем» и убирает деньги в сейф. Ни следствие, ни суд не захотели передавать запись экспертам психологам-лингвистам, чтобы по характеру беседы, по жестам они вынесли заключение: испытывал ли потерпевший во время разговора тревогу и чувство опасности?

В приговоре Белкина по уголовному делу о вымогательстве есть пункт, который может иметь очень серьезные последствия для сотен предпринимателей, не имеющих никакого отношения к этому преступлению. Дело в том, что суд решил взыскать с Белкина «в счет возмещения материального ущерба в пользу Журбы <…> 107 508 080 рублей». Есть в деле и судебное решение, вынесенное еще 17 февраля 2012 года. Решение об аресте имущества — акций целого ряда учредителей, владеющих рынком «Одинцовский пассаж». Вот как появилось это решение.

В конце 2011 года в материалах дела появился рапорт майора Рожкова: «…в ходе ОРМ была получена оперативная информация, что денежные средства, полученные Белкиным от Журбы путем вымогательства, были вложены в деятельность и развитие ООО «Поддержка»… Впоследствии данные денежные средства были обналичены посредством нескольких взаимосвязанных сделок с различными организациями». По версии майора Рожкова, Варешкин забирал у Журбы наличные деньги (без расписок, без кассовых чеков), относил их в бухгалтерию «Поддержки», каким-то образом проводил по кассе, а потом придумывал и реализовывал схемы для обналичивания и передачи Белкину? Этот рапорт был «легализован» протоколом допроса Журбы. Бизнесмен дал показания, что «за годы общения с Белкиным и Варешкиным я понял, исходя из их разговоров, что денежные средства, которые они у меня вымогали…», вкладывались в «Одинцовский пассаж».

Между тем во время допроса Журбы 17 декабря 2010 года на вопрос следователя: «Вам известно, как распределялись полученные от вас Белкиным деньги?» — Журба ответил предельно лаконично: «Нет, неизвестно».

Оба протокола допроса были исследованы в суде, но противоречия ничуть не смутили федерального судью Сергея Савинова, и он не отменил решения своего коллеги об аресте имущества.



Частное постановление в отношении следователя Соломатова о нарушениях в деле


И теперь, после вступления в силу приговора Одинцовского горсуда, вынесенного по итогам закрытого судебного процесса в здании Мособлсуда, «Одинцовский пассаж» может перейти под контроль Сергея Журбы.

Ссылки

Источник публикации