«Они вышли от нас, но не были нашими»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Они вышли от нас, но не были нашими» В день открытия Архиерейского собора некоторые верующие дрались иконами

"Архиерейский собор Русской православной церкви, открывшийся в понедельник в храме Христа Спасителя, возможно, привлек даже большее внимание, чем рассчитывали устроители этого съезда высших иереев РПЦ, -- как за счет резких заявлений, прозвучавших из уст Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, так и благодаря инциденту, происшедшему у стен главного собора столицы. Еще до открытия мероприятия стало ясно, что без экстраординарных происшествий не обойдется. Священнослужители и журналисты, спешившие занять места в зале церковных соборов, расположенном в цоколе храма Христа Спасителя, не могли не заметить, что вокруг собора движется странная процессия. Она чем-то напоминала пасхальный крестный ход, с тем лишь отличием, что участвовали в нем исключительно миряне. Это были сторонники чукотского епископа Диомида (Дзюбана), которого одни считают ретроградом и мракобесом, а другие -- ревнителем благочестия, бросившим вызов церковной элите, «продавшейся безбожной и антинародной власти». Помимо хоругвей, икон, имперских стягов и портретов епископа диомидовцы несли плакаты: «Архиереи, не служите мамоне!», «В русском синоде еретикам не место!» и «Гундяевцы -- иуды и еретики!» (по всей видимости, имелся в виду глава Отдела внешних церковных связей патриархии митрополит Кирилл (Гундяев), назвавший демарш Диомида провокацией). Кроме того, из речей «ходоков» следовало, что они явно озабочены введением индивидуальных номеров налогоплательщика (ИНН), которые, по их убеждению, суть не что иное, как печати сатаны, о коих сказано в Апокалипсисе. Впрочем, других «богомерзких» изобретений диомидовцы не чуждаются: послания мятежного епископа распространялись посредством Интернета, а свои действия борцы за истинное православие координировали при помощи мобильной связи. Сделав «почетный круг», диомидовцы разделились: около трех десятков старушек в платочках и бородатых мужчин с пением и молитвами встали пикетом у зала церковных соборов, а остальные продолжали курсировать вокруг храма Христа Спасителя к вящей радости иностранных туристов. Тем временем в самом храме патриарх Алексий II объявил об открытии Архиерейского собора -- высшего коллегиального органа церковного управления. «Вновь Господь по милости своей собрал нас воедино, позволяя нам обозреть жизнь церкви за последние четыре года и определиться с тем, что предстоит нам в будущем, -- начал свою вступительную речь предстоятель РПЦ. -- Особенно радостно нам, что в минувшем году Господь исполнил одно из сокровенных наших чаяний -- восстановление единства канонического общения с Русской православной церковью за границей». В качестве демонстрации единства ведущим заседания было решено избрать одного из высших иереев РПЦЗ -- митрополита Берлинско-Германского и Великобританского Марка. Работа собора началась с зачитывания двух приветствий, поступивших от двух президентов: Дмитрия Медведева (который в духе времени выразил уверенность, что темы, обсуждаемые на соборе, «связаны с актуальными задачами развития, стоящими перед нашей страной на современном этапе») и Александра Лукашенко (тот напомнил о первом Вселенском соборе и цитировал апостола Павла). Патриарх напомнил о том вопросе, которому решено посвятить нынешний собор, -- об отношении церкви к правам человека. «Надо осознавать, что современное секулярное сознание, ориентированное на идеалы общества потребления и на удовлетворение подчас низменных страстей и инстинктов, уверовавшее в тоталитарную власть денег, культ материального благосостояния и возделывающее в себе «похоть плоти, гордость очей и гордость житейскую», сопротивляется принятию Христовой истины», -- подчеркнул Алексий II. Такое сознание противопоставляет христианскому учению о свободе, достоинстве личности свое обмирщвленное понимание прав и свобод человека. «Однако такое понимание, оправдывающее в человеке проявление его греховности и прикрывающееся защитой либеральных свобод, таит в себе отвержение спасительных евангельских заповедей», -- настаивал патриарх, добавив, что церковь должна быть готова ответить на этот вызов и выполнить завет Христа -- идти и научить все народы соблюдать то, что Он повелел нам. Чуть позже глава Русской православной церкви заметил, что постсоветская эпоха характеризуется сокрушительным падением уровня жизни, наплывом массовой псевдокультуры и оскудением общественной нравственности. Патриарх призвал участников собора и всю церковь защитить христианскую семью, и в том числе свидетельствовать обществу о греховной природе такого явления, как гражданский брак. «Необходимо объяснять, почему такой брак не может считаться браком, а расценивается как блудное сожительство», -- напутствовал пастырей патриарх. Необходимо «решительно противостоять попыткам размыть понятие семьи, которая может быть только законным союзом между мужчиной и женщиной», добавил Алексий II. Глава Русской православной церкви не мог не упомянуть и проблемы, с которыми РПЦ сталкивается в странах СНГ. Прежде всего на Украине -- где с РПЦ «конкурируют» две раскольничьи церкви (пользующиеся поддержкой властей), в Эстонии -- где Эстонская православная церковь, перешедшая в Константинопольский патриархат, вступила в конфликт с православной церковью, подчиняющейся Москве, и в Молдавии -- здесь патриархия не поделила каноническую территорию с Румынским патриархатом, учредившим свою «Бессарабскую митрополию». Патриарх Алексий подчеркнул, что хотя «церковь с уважением относится к сложившимся политическим реалиям», но «при этом не может ставиться под угрозу драгоценная для всех нас духовная связь наших народов, духовная целостность нашей общей родины -- великой святой Руси...». Другая проблема, которую обсудит собор и о которой говорил патриарх в своей речи, связана с конфликтами внутри самой церкви. Предстоятель РПЦ не называл конкретных имен и званий, но дал понять, что церковь «всегда справлялась и с внутренними нестроениями, привнесенными людьми, не до конца воцерковленными и просвещенными, проявляющими ревность не по разуму». «О таких, в гордыне противопоставляющих себя матери-церкви, сеющих вокруг себя эсхатологическую панику, сказал еще апостол Иоанн: «Они вышли от нас, но не были нашими», -- подчеркнул патриарх. Пока глава церкви напутствовал епископов и митрополитов, за стенами собора «не наши» повздорили с «Нашими» -- активистами прокремлевского молодежного движения. «Мы никакой драки не провоцировали. Это было избиение наших, ни в чем не повинных активистов», -- заявил корреспонденту «Времени новостей» руководитель «православного корпуса» «Наших» Борис Якеменко -- брат экс-лидера этой организации Василия Якеменко. По словам г-на Якеменко, активисты «корпуса» встали в некотором отдалении от пикета диомидовцев и развернули собственные плакаты в поддержку Святейшего патриарха, собора и с призывами не допускать раскола. И действительно, как свидетельствуют участники собора, ставшие свидетелями потасовки, около часа пополудни к храму Христа Спасителя подошла группа из 40--50 молодых людей с плакатами: «Руки прочь от Святейшего!», «Мы не боимся цифр!» и «Мы с собором!». «В ответ диомидовцы начали кричать что-то о жидах, собравшихся на соборе», -- рассказывают представители Союза православных граждан. «Около двадцати человек из группы поддержки Диомида набросились на нас, стали рвать плакаты и бить тех, кто их держал, -- утверждает г-н Якеменко. -- Одну девушку били палкой по голове, потом в ход пошли иконы». По его словам, в драке участвовали около двухсот диомидовцев с одной стороны и примерно такое же количество «наших» с другой. К месту инцидента оперативно прибыли представители Союза православных граждан (заявивших о стремлении поддержать патриарха и дать отпор его хулителям), бойцы «Добровольных молодежных дружин» -- еще одного подразделения «Наших», а также наряд ОМОНа, который предложил православно-молодежным активистам переместиться на развилку Остоженки и Пречистенки, к памятнику классику научного коммунизма Фридриху Энгельсу. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации