«Основная цель — не помощь верующим, а уплотнительная застройка»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Основная цель — не помощь верующим, а уплотнительная застройка» 13 Мая 2014 Строительство храмов на природных территориях столицы нарушает сразу несколько действующих природоохранных законов LivejournalНаписать комментарий Фотография: ИТАР-ТАСС 10.05.2014, 11:32 | Ирина Резник Реализация программы строительства 200 православных храмов в Москве сопровождается конфликтами на религиозной почве и ростом социальной напряженности. По мнению экспертов, городские власти менее всего озабочены нуждами верующих, а саму программу используют как прикрытие для застройки зеленых зон. Столичная общественная организация «Комитет защиты прав граждан» пытается опротестовать распоряжение Москомархитектуры от 22 ноября 2011 года №21 «О подготовке проектов планировки территорий города Москвы с целью размещения православных храмов и храмовых комплексов». Когда внутренний документ ведомства наконец оказался в открытом доступе, выяснилось, что каждый из 77 перечисленных в приложении участков для строительства находится на территории природного комплекса. «Изначально чиновники утверждали, что под программу строительства 200 храмов в Москве пойдут пустыри и промзоны, но, когда проект начал реализовываться, стало ясно, что это далеко не так, — рассказала «Газете.Ru» член Комитета защиты прав граждан и Общественного экологического совета ВАО Алина Енгалычева. — Хотя в самой мэрии это ни для кого не было секретом. В скрывавшемся больше двух лет распоряжении указаны четыре участка на неприкасаемых по закону ООПТ (особо охраняемые природные территории): в природно-историческом парке Царицыно, природном заказнике Долина реки Сетунь и природно-историческом парке Тушинский. Еще два участка оказались в охранной зоне объектов культурного наследия — усадьбы в Архангельском-Тюрикове и усадьбы Михалкова. Остальные — в парках, скверах, лесопарках, лугопарках и лесных массивах. Распоряжение тщательно скрывали и вывесили на сайте только 24 февраля, после того как, получив документ по своим каналам, мы подняли шум». Между тем Минюст даже не признал распоряжение Москомархитектуры документом, достойным своего внимания, говорит Енгалычева. «Недавно мы получили ответ на запрос о регистрации документа, в котором сообщается, что распоряжение №21 «признаков нормативного правового акта не содержит, в связи с чем не подлежит включению в федеральный регистр нормативных правовых актов г. Москвы, а также проведению правовой и антикоррупционной экспертизы», — рассказала она. — Но юридическая коллизия заключается в том, что, хотя формально это всего лишь внутренний распорядительный документ Москомархитектуры, на деле он является основанием для нарушения законодательства», — отмечает Енгалычева. При реализации проекта не считаются не только с мнением жителей, но и с бюджетными средствами. «Наш парк на Зеленом проспекте совсем недавно благоустроили, вложили деньги, — рассказала активистка. — Парк находится в красных линиях градостроительного регулирования. Но сейчас эти линии волевым решением сдвинуты, от парка отрезали и поставили на кадастровый учет участок для застройки». Очаги напряженности возникают по всему городу, где люди узнают о предстоящем строительстве. Среди горячих точек — Гольяновский парк, Измайловский бульвар, сквер на улице Федора Полетаева, Ходынка, Джамгаровский парк, Терлецкий лесопарк, Очаковский пруд, парк с Владимирским прудом и другие. Иногда благодаря активности жителей удается отбить природную территорию. Так произошло со сквером у кинотеатра «Высота» на юго-востоке города и ООПТ Измайлово. «И это только начало, — отмечает Енгалычева. — Как официально заявил куратор проекта от правительства Москвы Владимир Ресин, тех церквей, которые намечено возвести в рамках проекта, недостаточно. И в будущем власти, по его словам, постараются «достичь соотношения: 8 тыс. человек на 1 храм». А это уже более 1,5 тыс. новых строек». Между тем, продвигая программу нового строительства, власти ведут наступление на территорию существующих храмов, утверждают активисты. Так, в Свиблове мэрия решила построить ФОК в зоне охраны памятника — храма XVI века. «На защиту культурного наследия встала не РПЦ, а люди, которых вовсю обзывают храмоборцами, — рассказала Енгалычева. — После того как жители обратились в суд, мэрия отменила свое постановление, но, поскольку ГПЗУ (градостроительный план земельного участка) остается в силе, мы опасаемся, что новое постановление не заставит себя ждать». По словам депутата Гагаринского муниципального собрания Елены Русаковой, в ее округе на защиту природы района от застройки встали именно воцерковленные граждане. «Люди говорили о том, что по границам района в пяти-десятиминутной транспортной доступности находится более десяти храмов, — рассказала Русакова «Газете.Ru». — И идея обязательно воткнуть что-то новое в границах района абсурдна и никак не связана с нуждами верующих». По ее словам, верующие просили власти пустить транспорт к расположенному на территории района старинному Андреевскому монастырю у Москвы-реки и оказать ему помощь в проведении реставрации. Однако эти предложения не вызвали интереса. «Из этого можно сделать только один вывод: основная цель программы строительства 200 храмов в Москве — не помощь верующим, а открытие возможности застройки наиболее дорогой городской земли, — считает депутат. — Выделение земель природного комплекса вовсе не вынужденная мера, а принципиальная позиция. Об этом говорят и сами архитекторы, получившие такую установку. А также специалисты-религиоведы, по чьему мнению программа никак не связана с вопросами веры и религии. И трактовать ее надо как вариант уплотнительной застройки». Русакова напомнила, что два года назад в Москве был принят закон, позволяющий строить в зеленых зонах детские сады, школы и спортивные сооружения. «Этот закон развязал руки недобросовестным застройщикам, — считает она. — Теперь становится возможной такая схема: заявляется строительство детского сада, выдается ГПЗУ, которое и выносится на публичные слушания, и одобряется. И лишь потом появляется проект будущего объекта, в котором детский сад оказывается всего лишь первым этажом жилого дома. Проблема куда масштабней, но она сознательно сводится к программе 200 храмов. А дальше разговор переводится на тему: нужны ли эти храмы городу? И уходит совсем в другое русло». По словам депутата Мосгордумы от КПРФ Владимира Святошенко, побывавшего не на одном собрании жителей по поводу строительства храмов, повсеместно специально привезенные провокаторы сводят обсуждение к конфликту на религиозной почве, сталкивая между собой даже верующих москвичей. «Всех тех, кто выступает за строительство храма, но не на берегу водоема или в парковой зоне, а в другом месте, провокаторы очерняют и клянут. Не думаю, что они действуют самостоятельно», — считает депутат. Между тем измененное городское законодательство, разрешающее нецелевую застройку природных территорий, нарушает сразу несколько федеральных законов, считают экологи. По заключению руководителя Московского городского общества защиты природы Галины Морозовой, нарушаются Земельный кодекс РФ (ст. 85 «Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий», ст. 95 «Земли особо охраняемых природных территорий»), ФЗ «Об охране окружающей среды» (ст. 58 «Меры охраны природных объектов», ст. 59 «Правовой режим охраны природных объектов», ст. 61 «Охрана зеленого фонда городских и сельских поселений»), ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (ст. 27 «Режим особой охраны территорий памятников природы»). «Действующее законодательство запрещает хозяйственную деятельность, оказывающую негативное воздействие на природные территории. И касается это в первую очередь капитального строительства», — напоминает Морозова. По ее словам, до 2010 года Москва по своей природоохранной политике лидировала среди мировых столиц: был выделен экологический каркас города, сформирована сеть ООПТ, издана Красная книга Москвы как официального документа правительства Москвы. Однако сейчас столица в этом отношении отброшена далеко назад. «Москва испытывает острый дефицит экологически эффективных площадей, — отмечает Морозова. — Последние три года, несмотря на заверения чиновников, в городе не создано ничего нового. Мэрия приходит на существующие природные территории, преобразовывает их по своему усмотрению и заявляет о создании нового парка. При этом население города постоянно растет. Рекомендованные ВОЗ нормы составляют 50 кв. м зеленых насаждений в границах города на человека. И оценивать наш зеленый фонд следует не по его площади, а по числу людей, лишенных этих 50 м». Ирина Резник Источник: Газета.ру

Ссылки

Источник публикации