«Падение главного врага Путина – это успех немецких спецслужб»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Падение главного врага Путина – это успех немецких спецслужб» Канцлер Герхард Шредер передал Владимиру Путину во время визита в Берлин 10 февраля 2003 года отчет БНД. Этот отчет содержит результаты расследования компании IWR, которая в интересах БНД искала деньги коммунистической партии, растворившиеся накануне воссоединения Германии. Во время этого расследования IWR наткнулась на российскую фирму «Avisma» и Менатеп-банк, являющийся собственником «Юкоса». Этот отчет также обнаруживал причастность Платона Лебедева и Алексея Голубовича, двух партнеров Ходорковского, к операциям с отмыванием денег

""Эрих Шмидт-Еенбоом – один из крупнейших немецких исследователей спецслужб, директор Института Изучения Мира в Вайлхайме. Он автор многочисленных книг по истории разведки. Например, в книге "Службы информации Северной Америки, Европы и Японии" он впервые попытался систематизировать все доступные сведения о спецслужбах Ватикана. При этом Шмидт-Еенбоом всегда играл очень активную роль в борьбе за гражданский контроль над спецслужбами. В 90-е годы он был одним из главных участников кампании против системы электронного прослушивания «Эшелон», а также выступал против создания европейского аналога - системы «Энфопол». Он обвинял в разведдеятельности на территории Германии службу внешней разведки БНД, разоблачал шпионскую деятельность Центра Джорджа Маршалла. После начала войны на Балканах он обнародовал факты, свидетельствующие о поддержке со стороны БНД армии освобождения Косово. В конце 90-х после публикации его очередной книги официальный представитель правительства, бывший журналист Клаус Беллинг признал, что некоторые немецкие журналисты сотрудничали на платной основе с БНД. Эрих Шмидт-Еенбоом комментирует в интервью Ирине Бороган (Агентура.Ru) специфические отношения, которые сложились за время президентства Путина между российскими и немецкими спецслужбами: - Что вы думаете о последнем российско-германском шпионском скандале, когда был отозван Александр Кузьмин, сотрудник российского консульства в Гамбурге? Это правда, что шеф Ведомства по защите конституции лично приезжал по этому поводу к Сергею Лебедеву, главе СВР, и просил его отозвать Кузьмина? Насколько это повлияло на отношения между спецслужбами двух стран? - Во время холодной войны Кузьмин был бы объявлен персоной нон-грата без особой шумихи. И тот факт, что шеф Ведомства по защите конституции Хайнц Фромм ездил в Россию просить о высылке Кузьмина, показывает, что между российскими и германскими спецслужбами существуют особые отношения. Но они не так хороши, как отношения Германии со старыми партнерами по НАТО, поскольку, если офицер ЦРУ или MI6 будет замечен в недружественных действиях в Германии, информация о его высылке останется в тайне. Но с точки зрения спецслужб этот скандал не является «скандалом» в привычном смысле слова. Это обычное дело, всего лишь американо-германская попытка завербовать Кузьмина в качестве крота в ГРУ. Поэтому несколько частных случаев не способны испортить отношения, особенно если в политике достигнуто стратегическое партнерство. - Внешне отношения между российскими и немецкими спецслужбами выглядят очень близкими. При этом мы видим, как много скандалов, связанных с российскими спецслужбами, происходит в Германии. Например, в октябре 2003 года немцы обнаружили двух кротов ГРУ, в сентябре 2004 парламентская комиссия искала русского крота в БНД после книги Норберта Юрецкого. Но создается впечатление, что эти скандалы никак не повияли на взаимоотношения спецслужб. Например, в 2000 году директор БНД посетил Чечню, что очень не обычно, насколько я понимаю. В 2003 году германская контрразведка предупредила о возможности терактов в Европе, планируемых чеченскими террористами, что было очень выгодно для России. Какова природа этих отношений? - На самом деле отношения между БНД и их российскими партнерами (эта программа носит кодовое имя SEQUOIA) действительно очень хорошие, и с 1991 года, когда начался обмен легальными представителями посольств, они только улучшаются. В свое время российскую сторону немного раздражало то, что мистер Кретчман (Kretschmann), бывший глава резидентуры в Нидерландах до 1982 года, затем в Лондоне до 1986, и первый легальный представитель БНД в России, не говорил по-русски. Он был уволен в 1992 году за то, что не смог предсказать случившийся переворот, хотя как член либеральной партии Германии он опирался на поддержку министра иностранных дел Ганса Дитриха Геншера. Да, и не надо смешивать в кучу всех кротов! Например, в случае Фолкера Ферча /Volker Foertsch/, (до 1998 года шеф управления безопасности БНД, который много лет до этого работал против СССР), который был объявлен кротом, я не доверяю Норберту Юрецкому, бывшему капитану BND, обвиненному в мошенничестве. По моему мнению, в этом случае старая гвардия (бывший генерал КГБ Юрий Дроздов и др.) просто пытались отомстить за дело ВИКТОРА, полковника КГБ, который был завербован Ферчем и шпионил для БНД с начала 70-х по 1985 год. С другой стороны, CВР и, даже скорее ГРУ, действуют в Германии прежде всего в области экономического шпионажа, располагая 130 офицерами разведки. Но БНДB делает тоже самое в России и бывших республиках Советского Союза. Вспомните дело Кристофера Леца, преподавателя из центра Джорджа Маршалла, которого в сентябре 2000 года арестовали в Москве, передали Минску и приговорили к 7 годам тюрьмы за то, что он возглавлял шпионскую сеть Германии в Восточной Европе. Поэтому здесь нет невинной стороны, которая могла бы обвинить другую в шпионаже. Но, несмотря на стратегическое сотрудничество , «игра лисиц», как назвал Ладислав Фараго войну разведок в 40-е годы, продолжается и все кролики на пространстве от Португалии до Польши, от Швеции до Румынии продолжают играть в эту старую игру. В тоже время на высшем уровне между российскими и германскими спецслужбами мы видим надежное сотрудничество, которое включает предупреждения об акциях чеченских террористов, о которых вы упоминаете. И более того. Согласно парижскому изданию «Intelligence», канцлер Герхард Шредер передал Владимиру Путину во время визита в Берлин 10 февраля 2003 года отчет БНД. Этот отчет содержит результаты расследования компании IWR, которая в интересах БНД искала деньги коммунистической партии, растворившиеся накануне воссоединения Германии. Во время этого расследования IWR наткнулась на российскую фирму «Avisma» и Менатеп-банк, являющийся собственником «Юкоса». Этот отчет также обнаруживал причастность Платона Лебедева и Алексея Голубовича, двух партнеров Ходорковского, к операциям с отмыванием денег, что предоставило возможность российским чиновникам арестовать Лебедева в июле, а затем и его босса. В таком случае падение главного врага Путина было успехом немецких спецслужб. - Обладает ли БНД особыми возможностями в Чечне? Есть ли российских и немецких спецслужб совместная антитеррористическая программа? - Во-первых, у БНД традиционно особые возможности в Афганистане и других исламских странах, которые важны для борьбы с терроризмом в России. Например, Аль Заркави, заместитель бин Ладена и главный террорист в Ираке, вербовал боевиков для действий в Чечне летом 2000 года в лагере, расположенном неподалеку от Герата в Афганистане, и закупал оружие для своих операций в Чечне. А сообщник Заркави в Панкисском ущелье Грузии Абу Ингила (Abu Ingila) разрабатывал яды и химическое оружие, которые предполагалось использовать против россиян. Таким образом основным вкладом германских спецслужб в борьбу с терроризмом в Чечне стала инфорация о бывших афганских моджахедах, нанятых ЦРУ в 80-х. Когда мистер Ханнинг, нынешний директор БНД, посетил Чечню в 2000 году, это стало всего лишь кульминацией уже имеющего сотрудничества. Но при этом БНД поддерживает контакты с некоторыми членами чеченской оппозиции в изгнании. Оглашалась такая программа или нет, но обмен информацией о террористах между германскими и российскими спецслужбами является сегодня повседневной практикой. Поэтому совершенно логично, что Дитер Каундинья (Kaundinya), который с 1992 по 1998 был заместителем резидента в Москве, а сейчас служит в Нью-Дели, следующие два года после работы в России был шефом управления по борьбе с терроризмом в Пуллахе, штаб-квартире BND. - Насколько известно Аль-Каида готовила атаки 11 сентября на базе в Гамбурге. Не во Франции, где традиционно много мусульман, не в Италии, а в Германии. Является ли это свидетельство слабости Ведомства по защите конституции? - И не забывайте еще о терактах в Испании, их тоже готовили в Германии. Во время Холодной войны Германия приютила различные исламские группы: алжирцев из FIS, иранцев, бежавших от шаха и тех, кто покинул страну после революции 1978 года, афганцев, которые бежали после каждой смены власти в стране. Существовала такая негласная договоренность, что все могут пользоваться гостеприимством Германии, пока не представляют угрозы ей самой. После 11 сентября ситуация изменилась, и не без американского давления. Вместо того, чтобы присматривать за этими группами, спецслужбы сейчас жестко их контролируют. - Как бы вы оценили уровень профессионализма Ведомства по защите констиции? Насколько известно, во время Холодной войны репутация контрразведки ФРГ была не слишком высокой. - Некоторым образом Ведомство по защите конституции на раннем этапе представляла собой такой «гестапо-диснейленд», который занимался борьбой с коммунизмом во всех сферах от контршпионажа (из-за чего обнаружение кротов было безуспешным) до пропаганды (с несколько большим успехом). Эксперты контрразведки проверяли, кто из почтальонов может иметь отношение к коммунистам, и это они назвали разведсведениями. Но несмотря на проблемы, вызванные федералистской структурой с ее 16-ю управлениями по защите конституции, и несмотря на недостаточный обмен информацией с партнерами по Евросоюзу, сейчас дейятельность Ведомства по защите конституции в области борьбы с терроризмом выглядит успешной. - Вы один из крупнейших экспертов по «Эшелону». Как Вы думаете, почему сегодня эта тема не так пополярна, как пять лет назад? Что сейчас происходит вокруг «Эшелона» и чем закончились попытки установить глобальное прослушивание? - Когда Европарламент начал кампанию против «Эшелона», которую поддержали такие специалисты, как Дункан Кэмпбелл, они пытались запретить или ограничить деятельность англо-саксонского Большого брата. Правительства Восточной Европы поддержали эти попытки, поскольку они опасались, что не смогут сохранить свои секреты в тайне – как это и случилось в 2003 году, когда Агентство национальной безопасности прослушивало все линии связи стран антииракской коалиции. Но «жертвы» электронной разведки США прекратили борьбу за запрет этой системы на международной арене, поскольку у них самих появился большой интерес в области глобального прослушивания. - Мистер Шмидт-Енбоом, ваша деятельность хорошо известна в России, но почти ничего не известно о Вас лично. Например, многие считатют Вас бывшим полковником Штази. Расскажите немного о себе. Я родился в 1953 году в северной Германии. В 1973 году я поступил в армию и прошел офицерский курс в университете Бундесвера в Гамбурге. В 1985 году, после 12 лет службы подразделениях противовоздушной оброны, я покинул армию и начал работать в Институте исследования мира. Я опубликовал множество статей и книг по стратегиии и инфраструктуре НАТО. С мая 1990 года я работаю директором Института и моя работа касается разведывательных и специальных сил Европы, Японии и Северной Америки. Я всегда удивляюсь, когда меня причисляют бывшим офицерам БНД или Министерства госбезопасности ГДР. Видимо, это происходит потому, что многие не могут себе представить, как это журналист-расследователь может находить такое количество секретных дел. - Вы были в жесткой оппозиции во время конфликта в Косово, были ли у Вас проблемы с немецкими спецслужбами? - Я столкнулся с некоторыми проблемами, когда в 1993 году опубликовал книгу «Schn?ffler ohne Nase» («Тень воина») и в 1995 году, когда вышла следующая книга о бывшем министре иностранных дел и директоре БНД Клаусе Кинкеле, которая называлась «Der Schattenkrieger», о войне на Балканах и ее секретной истории. Но все легальные попытки бывших и действующих офицеров БНД надавить на меня не увенчались успехом. Через несколько лет проблемы с прослушиванием телефонов и клеветой ушли, и у меня даже вновь появилась возможность обсуждать разные вопросы с бывшими высокопоставленными офицерами БНД. - Есть ли у Вас планы публикации ваших книг в России? - Переводить книги – это задача моих издателей. В 2004 году я опубликовал совместно в Питером и Михаэлем Мюллерами книгу «Против друзей и врагов» в издательстве Rowohlt. Это ниаболее всесторонее исследование внешней разведки Германии с 1947 года по 2003. Я думаю, это вызовет общественный интерес в России, и мы открыты для предложений." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации