«Патологоанатомы» банков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Патологоанатомы» банков FLB: Как Альфа-банк, Номос-банк, НРБ нажились на кризисе. Все, что связано со Связь-банком, пребывает под покровом тайны

"…"Некоторые банки (в первую очередь "КИТ Финанс" и Банк "ВЕФК") превратились в бездонные бочки, в которых исчезают государственные финансы»… ….Уже существует несколько примеров, когда активы санируемых банков перетекают в банки-санаторы, а по самому кредитному учреждению фактически запускается процедура банкротства". .. …Все, что связано со Связь-банком, пребывает под покровом тайны. Ясно, что вокруг него идет борьба бульдогов под ковром, причем они уже прогрызли в балансе банка большую дыру, которую пришлось компенсировать государству. Общественности же стали известны лишь многоходовые политические комбинации. Санаторы леса. Они убивают слабых, больных и не имеющих связей http://www.ko.ru/document.php?id=21159 “Волков называют "санитарами леса" - они убивают больныхи слабых зайцев. Ту же самую функцию выполняют и санаторы проблемных банков. Группа "хищников", среди которых ведущая роль принадлежит государственным банкам и корпорациям, воспользовалась финансовым кризисом, чтобы поглотить тех, у кого возникли затруднения. «Сегодня все говорят о проблемах реального сектора. Премьер-министр Владимир Путин лично проводит совещания с банкирами, требуя от них срочно прийти на помощь промышленности. Между тем еще 8 - 9 месяцев назад кризис называли банковским, а спасать требовалось сами банки. Их накачивали деньгами, и в результате крупнейшие из банков стали распорядителями огромных денежных фондов. Потом как-то незаметно их перестали рассматривать как больных и спасаемых, а стали считать распределителями антикризисной помощи. "Пациентов" снабдили таким количеством "лекарств", что решили назначить аптекарями. Об угрозе банковского кризиса, пока не грянула "вторая волна", все забыли. Единственное, что напоминает о кризисной осени 2008 года - это два десятка банков, находящихся в процессе санации. В 2008 году Центробанк "оздоровил" 6 банков: Связь-банк, "Глобэкс", Собинбанк, Русский банк развития, "Российский капитал" и "КИТ Финанс". Позднее закон передал право санирования банков Агентству по страхованию вкладов (АСВ), в поле зрения которого попало еще полтора десятка кредитных организаций, в том числе банки "ВЕФК" и "Северная казна" . На 1 мая в 19 санируемых банках было сосредоточено 2,7% всех активов банковской системы (762,6 млрд руб.) и 1,9% вкладов (116,5 млрд руб.). НИ СВОБОДЫ, НИ РАВЕНСТВА Эти банки государство "отдало на съедение". Санируемым не повезло. Им не дали денег из бюджета, как Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку. Они не смогли получить дешевых кредитов в ЦБ, ВЭБе, в госбанках. Но им и не дали умереть спокойно. Государственные банки или банки, у которых есть хорошие связи во властных кругах, всегда могут получить помощь из бюджета или у ЦБ. На мелкие банки никто не смотрит. Но если банк слишком крупный, чтобы его не замечать, и у него возникают проблемы, и при этом у банка не хватает связей для получения дешевых кредитов, то к нему с "принудительным лечением" приходят "санитары леса". Спокойно обанкротиться или выбрать покупателя по своему вкусу в наше нелегкое время, время кризиса, никому не дают. У "пациентов" сменили собственников, к ним пригласили сторонних инвесторов. Что интересно, инвесторы смогли получить дешевые кредиты от госструктур . Для санируемых приняты специальные законы, запрещающие отзыв лицензий и предоставляющие ЦБ давать этим банкам отсрочку при формировании обязательных резервов. Прежние собственники могли бы сказать, что, если бы им дали дешевые кредиты и отсрочки по резервам, они бы сами смогли пережить кризис. Тем более что проблемы, например, РБР и "Северной казны", как сейчас выясняется, не были фатальными. Но санация - процесс несправедливый. "Это как ликвидация стихийного бедствия, - разъясняет аналитик промышленно-консалтинговой группы "Развитие" Сергей Шандыбин. - ЦБ и АСВ прежде всего должны обращать внимание на те банки, крах которых может сильнее всего ударить по системе в целом, вызвать массовую панику вкладчиков или нанести серьезный ущерб социальной сфере. Понятно, что это критерий сложный для объективной оценки, и упреков в несправедливости не избежать в любом случае". По словам руководителя АСВ Александра Турбанова, при вынесении решения - санировать банк или нет - агентство принимает во внимание социальную и экономическую значимость банка, причем во многом речь идет о качественных показателях, а не о количественных. Но "качественный показатель" - понятие расплывчатое и оставляющее много места для произвола и злоупотреблений. Про "КИТ Финанс" говорили о близости банка к крупным правительственным чиновникам ( от FLB – имеется в виду Кудрин) , а также про то, что наши власти были слишком заинтересованы судьбой принадлежавшего кредитному учреждению пакета акций "Ростелекома" . Несомненно, многие госкорпорации воспользовались кризисом, чтобы не только выполнить "задание" по стабилизации финансового рынка, но и расширить свое влияние. По странной закономерности в роли крупнейших санаторов выступили структуры, имеющие прямое или косвенное отношение к государству - такие, как ВЭБ, Газэнергопромбанк, "Газфинанс", РЖД, АЛРОСА. Демонстративная забота о населении и выгода крупных корпораций сплелись в единый узел. "Помогают в основном, или очень крупным и социально значимым ("КИТ Финанс" и Связь-банк), или тем, с кем может быть "выгодно поработать" (РБР), - констатирует Эдуард Савуляк, глава московского офиса международной консалтинговой компании Tax Consulting U.K. - Если не первые и не вторые, то - просто разорение и отзыв лицензии". КОМУ ВЫГОДНО Кроме госкорпораций, в роли "санитаров" попробовало себя несколько частных финансовых институтов - Альфа-банк, Номос-банк, финансовая корпорация "Открытие", Промсвязьбанк, Национальный резервный банк . Их мотивация понятна: в условиях финансового кризиса, когда рынок не растет и доходы потенциальных клиентов падают, поглощение проблемных банков является единственным способом расширения собственного бизнеса. Разумеется, эти операции требуют расходов для решения проблем полученных активов, но зато санатор по заниженной цене получает помещения и отделения "больных и слабых зайцев" и практически бесплатно - его клиентов и сотрудников. По словам аналитика компании "Арбат Капитал" Михаила Завараева, инвесторы-санаторы скупали конкурентов за бесценок, причем получали помощь от АСВ для латания дыр в балансе покупаемых проблемных банков. "Это неплохая возможность быстро и достаточно дешево расширить свой бизнес, - отмечает эксперт. - Ведь не секрет, что в кризис выигрывают те, у кого есть деньги". Проблема, однако, заключается в том, что расходы на спасение "тонущего" банка часто оказываются слишком большими. До того как новый собственник приступит к управлению проблемным активом и разберется в его запутанных делах, ему часто не ясны истинные размеры стоящих перед спасаемым банком трудностей. Именно это произошло с Национальным резервным банком, который сначала взялся быть санатором банка "Российский капитал", а потом вернул его АСВ. Тем не менее, по единодушному мнению опрошенных экспертов, участие в санации - дело выгодное. "Откровенно заставить (хотя и с предоставлением сопутствующих бонусов) государство может только госструктуры (например, РЖД и АЛРОСА - "КИТ Финанс"), - считает Эдуард Савуляк. - Коммерческие структуры (например, Номос-банк, ФК "Открытие", Промсвязьбанк, Альфа-банк и т.д.) идут на такие сделки однозначно с "открытыми глазами", а не из-под палки. Другой вопрос, что желающих заниматься санацией не так уж много, поэтому "коммерсанты" имеют возможность обставить свой вход и выход из сделки рядом условий (предоставление кредита от государства, мораторий на соблюдение ряда нормативов и т.д.). Но даже столь обстоятельная "подготовка сделки на берегу" зачастую не учитывает всех нюансов и масштабов "дыры" в балансе санируемого банка. Вот тогда-то "коммерсанты" и пытаются переложить свои ошибки при оценке рисков проекта на государство, желая выйти из оказавшегося неудачным инвестпроекта". Игорь Кованов, управляющий партнер Falcon Advisers, также считает, что роль санатора проблемного банка имеет для финансового института и светлые, и темные стороны. С одной стороны, крупные банки переходят к "санитарам" по цене, близкой к номинальной стоимости, хотя еще год назад крупные банки оценивались в 3 - 4 собственных капитала банка. К тому же покупатель расширяет базу клиентов и географию бизнеса. Но, с другой стороны, сделки проводились быстро, времени на детальную проверку не хватало. "По сути, покупался кот в мешке, вроде кот там есть, но видели, как его клали туда, год назад", - иронично замечает Игорь Кованов. В результате некоторые санируемые банки имели долги, превышающие активы, а банки-покупатели увеличивали долговую нагрузку в сложные времена кризиса, когда практически невозможно привлечь новые кредиты. В целом в краткосрочном плане участие в санации - процесс скорее невыгодный, поскольку он требует больших расходов, а прибыль у "пролеченных" банков появится в лучшем случае в будущем году. Правда, большая часть затрат санаторов покрывается госкредитами (прежде всего деньгами АСВ) , но ведь их придется отдавать. Однако санатору удастся одним рывком упрочить свою рыночную позицию, расширив влияние на рынке. И в будущем, когда кризис закончится и у бывших клиентов проблемного банка начнут расти обороты, издержки, вполне вероятно, могут окупиться. "Для инвесторов проблемные банки интересны прежде всего возможностью расширить свое влияние на рынке, поскольку, приобретая акции (доли в уставном капитале) банка, инвестор получает работающий банк с клиентской базой, помещениями и персоналом", - уверен директор департамента реструктуризации банков Агентства по страхованию вкладов Георгий Агапцев. Кроме того, по мнению экспертов, некоторые санаторы для того и брались за это дело, чтобы получить дешевые госкредиты. Например, как отмечает независимый финансовый аналитик Максим Осадчий, под санацию "Российского капитала" Национальный резервный банк привлек кредит на 1 год от ЦБ в размере 8,2 млрд руб. и только часть его (не более 5,6 млрд руб.) разместил в "Роскапе". Кроме того, НРБ получил кредит от АСВ в объеме 1,8 млрд руб. Но остановить процесс оттока вкладов из "Роскапа" не удалось, просрочка достигла трети кредитного портфеля, и НРБ возвратил "Российский капитал" государству, теперь им приходится заниматься АСВ. Как заявили "Ко" в Национальном резервном банке, решение об участии в санации "Роскапа" было им принято "в сложной обстановке начала кризиса", кроме того, "в работе по финансовому оздоровлению "Российского капитала" НРБ шел по непроторенному пути", но после принятия закона о санации было принято решение "ввести процесс по дальнейшему оздоровлению "Российского капитала", с учетом вновь выявленных обстоятельств, в рамки существующего закона и действующего механизма санации под контролем (АСВ)". В НРБ также отметили, что банк "не отказывался и не отказывается от дальнейшего участия в мерах по санации "Российского капитала". Однако в НРБ фактически не отрицают, что у банка осталась возможность пользоваться кредитом ЦБ и после того, как он вернул АСВ "пациента". ВЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ На санацию банков государством были потрачены огромные деньги, сопоставимые с важнейшими расходными статьями федерального бюджета. В частности, 300 млрд руб. было зарезервировано АСВ, из которых на 15 июля израсходовано 115 млрд . К этому следует прибавить кредиты инвесторам-санаторам, выделенные ЦБ и крупнейшими госбанками. "Некоторые банки (в первую очередь "КИТ Финанс" и Банк "ВЕФК") превратились в бездонные бочки, в которых исчезают государственные финансы , - считает Максим Осадчий. - Например, санация ВЕФК уже обошлась АСВ более чем в 60 млрд руб.". Но это не рекорд. В конце мая было заявлено, что АСВ готово потратить на финансовое оздоровление "КИТ Финанса" 119 млрд руб. Ожидается, что эта санация станет самой масштабной за весь период кризиса. "Несколько сотен миллиардов рублей, использованных для санации банков, - значительная сумма для российской экономики, - отмечает генеральный директор УК "Юграфинанс" Сергей Ануфриев. - Для спасения отечественной экономической системы, думаю, можно направить деньги на поддержку не только корпораций (банков), но и экономически активного населения через субсидирование ставок по ипотечным и автокредитам, чтобы, с учетом субсидии, они были на уровне 9 - 11% годовых в рублях". Кстати, точка убыточности крупнейших из санируемых банков по итогам I полугодия так и не преодолена . Что же ждет их в дальнейшем? Опрошенные "Ко" эксперты единодушны в том, что спасением банка санация не является. По сути, она оказывается замаскированным банкротством, в ходе которого санатор расширяет собственный бизнес, поглощая "спасаемые" активы. "Однозначно утверждать, что все действия, проводимые в рамках санации, нацелены на спасение проблемного банка, не всегда правильно, - уверен руководитель департамента продуктового маркетинга БКС Вадим Юдин. - Уже существует несколько примеров, когда активы санируемых банков перетекают в банки-санаторы, а по самому кредитному учреждению фактически запускается процедура банкротства". Именно так поступил Номос-банк с "Московским капиталом", НРБ - с "Электроникой", а Банк Москвы - с Московским залоговым банком. Комментарии от "спасенных" подобным образом получить невозможно (банки фактически не существуют), но вот кредиторы "Электроники" были явно не согласны с таким "выборочным поглощением" и пытались через суд оспорить процедуру санации, но пока безуспешно. Как считает Эдуард Савуляк из Tax Consulting U.K., самостоятельным и полноценным игроком на рынке санируемый банк никогда не станет. В лучшем случае он будет продолжать свое существование под брендом банка, производящего оздоровление. "Гораздо чаще санатор переводит все активы и клиентскую базу на себя, а "оболочку" с плохими активами (зачастую "навешивая" еще и собственные плохие активы) ликвидирует", - утверждает эксперт. Что в результате? Правительство, в отличие от кризисов 1998 и 2004 годов, не допустило банкротства крупных банков, поэтому нет пострадавших десятков тысяч вкладчиков и организаций, чьи деньги застряли в ликвидируемых банках. Однако надо признать, что санация потребовала сотен миллиардов рублей налогоплательщиков, которые были потрачены фактически на усиление рыночных позиций самих санаторов - государственных и частных. Критерии, по которым одним банкам помогали безвозмездно, а других отдавали в руки новых собственников, оказались сравнительно произвольными, санация фактически не становилась спасением банка, а превращалась в его поглощение. Впрочем, если на добром деле нельзя нажиться, его никогда не сделают. Опасные связи Когда-то Связь-банк считали самым перспективным банком страны - из него должен был возникнуть Почтовый банк. Сегодня у организации огромная проблемная задолженность, ее прежних руководителей обвиняют в выдаче кредитов "по непонятным схемам". ВЭБ пытается оздоровить "раненую" кредитную структуру, но, по признанию его главы, "положительный результат санации банка неочевиден". Все, что связано со Связь-банком, пребывает под покровом тайны. Ясно, что вокруг него идет борьба бульдогов под ковром, причем они уже прогрызли в балансе банка большую дыру, которую пришлось компенсировать государству. Общественности же стали известны лишь многоходовые политические комбинации. Сначала ушел в отставку бессменный министр экономического развития Герман Греф. Человеку такого уровня нашли подходящую должность - теперь он глава Сбербанка. Чтобы уступить место экс-министру, в отставку подали бессменный президент "Сбера" Андрей Казьмин и его верный первый заместитель Алла Алешкина. Они нашли приют в системе, подконтрольной тогдашнему министру связи Леониду Рейману. Казьмин возглавил "Почту России", а Алла Алешкина - Связь-банк. Кто контролировал Связь-банк, точно никто не знал, хотя многие говорили, что за ним стоял Леонид Рейман . Аналитики полагали, что под чутким руководством Казьмина и Алешкиной от "брака" почты с кредитной организацией "родится" гигантский Почтовый банк. Но аналитики просчитались. Через несколько месяцев после этих назначений сменилось правительство, и вроде непотопляемый глава Минсвязи в новый кабинет не попал. После этого стимул к реализации грандиозных проектов у Казьмина и Алешкиной, похоже, исчез. Грянул кризис, и Связь-банк вошел в число банков, требующих срочной санации. При этом Связь-банк, который пребывал, как и "Связьинвест", в сфере интересов уже бывшего министра связи Леонида Реймана, частному инвестору не отдали, спасать его взялось даже не АСВ, а Внеэшкономбанк. Это признак явно большого значения, которое наверху придают Связь-банку. Специально для финансирования покупки Связь-банка ЦБ разместил в ВЭБе депозит на $2,5 млрд. Судя по всему, ВЭБ обнаружил в купленном банке что-то любопытное, потому что сразу после покупки Связь-банк прекратил раскрывать свои финансовые показатели . Молчание его представителей длилось около 9 месяцев. Оставленные без информации эксперты предположили, что Связь-банк, как и многие проблемные банки в это время, увлекся операциями с ценными бумагами и погорел из-за внезапного падения фондовых индексов. Но они вновь оказались неправы. Когда показатели были все-таки раскрыты, то выяснилось, что уровень просроченной задолженности у банка составляет 30% - один самых высоких показателей среди санированных банков. "Главный источник проблем банка - огромная проблемная задолженность, - заявил тогда первый заместитель председателя ВЭБа, председатель совета директоров Связь-банка Анатолий Тихонов. - Она составляет не менее 40 млрд руб. И основной причиной ее возникновения стала не ситуация на рынке, а низкое качество кредитного портфеля. …Ссуды выдавались без должного обеспечения, по непонятным схемам, причем не только российским, но и зарубежным компаниям". В связи с этим наблюдательный совет ВЭБа решил создать межведомственную рабочую группу с участием представителей правоохранительных органов, которая должна была изучить ситуацию с проблемными активами. О результатах работы группы пока ничего не известно, однако руководство ВЭБа возлагало вину за "залповую" выдачу проблемных кредитов на предшественника Алешкиной Геннадия Мещерякова, который, по данным открытых источников, находится в Голландии . В открытых источниках теперь появилась информация, что еще в апреле 2009 года (то есть через несколько месяцев после начала санации) Связь-банк избежал банкротства исключительно благодаря Центробанку. ЦБ "закрыл глаза" на то, что банк нарушил норматив достаточности капитала, превысил норматив крупных кредитных рисков, не выполнял норматив мгновенной ликвидности. Каждого из этих обстоятельств было достаточно, чтобы ЦБ отозвал лицензию у Связь-банка. Но регулятор этого не сделал - санируемые банки находятся в России в "особых условиях". В апреле ВЭБ вложил в капитал Связь-банка 70 млрд руб., летом было утверждено решение о дополнительной эмиссии еще на 20 млрд руб., и это не считая субординированного кредита в 10 млрд руб. Однако убытки банка за первое полугодие превышают 50 млрд руб. Как сказал глава ВЭБа Владимир Дмитриев, "положительный результат санации банка неочевиден". В результате в начале августа президентом Связь-банка вместо Александра Житника был назначен бывший директор департамента инфраструктуры ВЭБа Денис Ноздрачев. Кроме того, обсуждается вопрос о продаже 49% акций банка стратегическому инвестору. Будет ли возрождена идея Почтового банка, пока не ясно. "Мы, вероятно, продолжим сотрудничество с нашим стратегическим партнером по приему вкладов, переводов, обслуживанию банковских карт", - заявила зампред правления Связь-банка Ирина Бушуева, но о деталях говорить отказалась. Но Связь-банк - это еще не весь "улов" ВЭБа. На санации у него находится банк "Глобэкс", уникальная кредитная организация из первой десятки, чьим единственным владельцем было физическое лицо - президент банка Анатолий Мотылев . По данным Максима Осадчего, "Глобэкс" обслуживал девелоперский бизнес своего собственника. Ухудшающаяся ситуация на рынке недвижимости привела банк к кризису ликвидности. В октябре прошлого года, после массового оттока депозитов, "Глобэкс" ввел запрет на досрочное снятие вкладов, а через несколько дней после этого он был куплен Внешэкономбанком. Бывший владелец банка Анатолий Мотылев, создавший его 17 лет назад, продал 99% акций за 5000 руб . На санацию банка ушло куда больше - около 80 млрд руб., взятых ВЭБом в кредит у ЦБ. Многочисленные проекты банка в недвижимости (офисный комплекс на территории часового завода "Слава", коттеджный поселок "Золотые Купола" на Ленинградском шоссе) будет достраивать компания "ВЭБ-инвест". Под руководством ВЭБа "Глобэкс" сменил свою стратегию. Как сообщает старший вице-президент банка Сергей Филиппов, банк прекратил финансирование строительства и начал кредитование реального сектора - транспорта, сельского хозяйства, связи, машиностроения. Не исключено, что Связь-банк могут объединить с "Глобэксом". Такие планы уже озвучивают руководители ВЭБа. Объединенный же банк ВЭБ сможет через несколько лет продать. Впрочем, глава ВЭБа Владимир Дмитриев на вопрос, не собирается ли он продавать Связь-банк и "Глобэкс", ответил: "Не собираемся, и в мыслях не было никогда. В чем смысл продажи банков на низком рынке?" Что же касается перспективы продажи после окончания кризиса, то на это Дмитриев философски заметил: "Кто знает, когда эта перспектива настанет?" Превышение скорости Восточно-Европейская финансовая корпорация была одним из самых быстроразвивающихся банковских холдингов, но в условиях кризиса не смогла справиться с набранной скоростью. Сегодня руководители Банка "ВЕФК" под стражей , а с наследием корпорации пытается разобраться целая команда "патологоанатомов". Инженер по специальности "электронно-вычислительные машины", встретивший развал СССР в должности главного инженера Специального проектно-конструкторского и технологического бюро микропроцессорных устройств, Александр Гительсон с началом перестройки начал заниматься банковским бизнесом. Еще будучи главным инженером КБ, он представлял группу акционеров в руководящих органах банка "Петровский", впоследствии ставшего Банком "ВЕФК". Восточно-Европейская финансовая корпорация (ВЕФК) была создана в 2003 году, когда у Гительсона, являвшегося акционером Инкасбанка, Петро-Аэро-банка и Рускобанка, появилась необходимость координации работы между этими тремя кредитными структурами. Эти три банка вошли в состав ВЕФК первыми, а за последующие пять лет число кредитных организаций утроилось. Холдинг отличался особой активностью в поглощениях. Если бы все 9 банков - участников группы были интегрированы в одну кредитную организацию, она бы вошла в топ-30 российских банков. В сущности, это был единственный в нашей стране крупный банковский холдинг со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге. В 2007 году в рейтинге 500 богатейших людей России Александра Гительсона поставили на 326-е место с состоянием в $170 млн. С 2006-го по 2008 год филиальная сеть ВЕФК по всей стране выросла со 150 до 300 офисов. Возможно, именно высокая скорость развития и погубила группу - в условиях кризиса банк не смог поддерживать финансовую устойчивость. Как считает независимый финансовый аналитик Максим Осадчий, Банк "ВЕФК" был чрезмерно активен на банковском рынке слияний и поглощений и не успел до кризиса интегрировать приобретенные банки. Из-за задержек платежей Банк "ВЕФК" попал в поле внимания АСВ одним из первых, но очень долго агентство не могло найти для него инвесторов: как можно предположить, руководство проблемной организации успешно выводило из нее активы. АСВ заинтересовалось выданными банком кредитами: представители ведомства заявили, что ссуды на сумму 44 млрд руб. получили структуры, аффилированные с прежним руководством. Одновременно Пенсионный фонд объявил о "пропаже" 890 млн руб., растворившихся где-то в Банке "ВЕФК-Урал". А администрация Ленинградской области подала иск к входящему в ВЕФК Инкасбанку на сумму 2 млрд руб. Последовали обыски, выемки документов и, наконец, аресты. Под стражей оказались сам Александр Гительсон, председатель правления Банка "ВЕФК" Виталий Рябов, его заместитель Иван Бибинов и председатель правления Банка "ВЕФК-Урал" Ольга Чечушкова . Новые владельцы тем временем стали предъявлять иски к промышленным предприятиям, входящим в ВЕФК и бравшим кредиты из "родственного" банка. По словам руководителя департамента продуктового маркетинга компании "Брокеркредитсервис" Вадима Юдина, причин, по которым Банк "ВЕФК" стал "проблемным", несколько: низкий уровень диверсификации активов и источников формирования ресурсов, недостаточно жесткий контроль над рисками и в значительной мере нацеленность банка - при работе с физическими лицами - на сегмент ниже среднего класса. Найти инвестора для ВЕФК Агентство по страхованию вкладов не смогло. Несмотря на то, что банком заинтересовалось более десятка потенциальных покупателей, никто из них так и не решился войти в проект. И причиной этого, как можно предположить, стали сомнительные кредиты, выданные "своим". Объем проблемных кредитов на момент санации составил 40 млрд руб. при размере кредитного портфеля в 57,1 млрд руб. В итоге в капитал банка АСВ пришлось заходить самому, а два "соинвестора" - финансовая корпорация "Открытие" и Номос-банк - сыграли роль младших акционеров с пакетами по 25%, которые они приобрели за 2,5 млрд руб. Чтобы развеять у клиентов неблагоприятные воспоминания, банку вернули прежнее название - "Петровский". При этом доминируют в управлении ВЕФК представители Номос-банка. "Мы планируем вывести банк на уровень стабильной финансовой организации, работающей с достаточным запасом прочности", - заявили "Ко" в пресс-службе Номос-банка. Пока же известно, что Банк "ВЕФК" занялся оптимизацией инфраструктуры - в течение августа он планирует закрыть 32 из 206 офисов. Убыточность банка по итогам полугодия превышает 5,6 млрд руб. "Но после восстановления нормальной деятельности планируется продажа принадлежащих агентству акций заинтересованным инвесторам", - сказал "Ко" директор департамента реструктуризации банков Агентства по страхованию вкладов Георгий Агапцев. Что касается остальных банков группы "ВЕФК", спасти удалось только сравнительно небольшой "ВЕФК-Сибирь", выкупленный Номос-банком. Причина же этого, по имеющейся информации, заключается в том, что руководство сибирского банка попросту отказалось выполнять требования петербургских акционеров, пытавшихся осуществить вывод из него активов, как это случилось с "ВЕФК-Урал". Тем не менее, как заявил "Ко" вице-президент Номос-банка Андрей Юровский, основной причиной проблем "ВЕФК-Сибирь" стала ошибочная политика прежних акционеров, направленная на получение сиюминутной доходности, а не на планомерное стратегическое развитие. По словам Андрея Юровского, на покупку банка "Номосу" пришлось потратить 800 млн руб., а на санацию - еще 1 млрд руб. Сегодня Номос-банк пытается объединить бизнес "ВЕФК-Сибирь" и своего новосибирского филиала. На руинах недвижимости Русский банк развития, принадлежавший известному девелоперу Александру Клячину, потерпел крушение из-за бизнеса своего владельца: в условиях кризиса выдавать "длинные" кредиты под проекты в сфере недвижимости слишком рискованно. Сегодня финансовая корпорация "Открытие" пытается использовать "остатки" банка для развития собственной банковской сети. До конца прошлого года основными акционерами Русского банка развития (РБР), по официальным данным, были компании "Мединвесттехника", "Цветметкомплект", "МПК Автотехника" и "Машпромпроект". Однако истинными бенефициарами называли его топ-менеджеров - Сергея Иванова и Сергея Михеева, а главным владельцем считался Александр Клячин, с 2000 года занимавший пост председателя совета директоров РБР . Впрочем, последний известен не столько своей банкирской деятельностью, сколько как хотельер и девелопер. Он является создателем гостиничной сети "Азимут" и бывшим владельцем компании "Нерль", специализировавшейся на слияниях и поглощениях, в том числе недружественных . Некоторые участники рынка называли его активным рейдером. Еще на слуху скандальные разбирательства с участием "Нерли" за контроль над подмосковной землей, в ходе которой другому известному девелоперу Василию Бойко якобы даже сломали руку. Но у "Нерли" другой бизнес, и банк вроде бы находился в стороне от скандалов. Правда, было одно "но": есть основания предполагать, что РБР был связан с бизнесом своих владельцев, финансируя их проекты в сфере недвижимости. "В последние годы существенную часть активов РБР составляли кредиты под проекты, связанные с инвестициями в недвижимость ("длинные" активы), - разъясняет директор департамента реструктуризации банков АСВ Георгий Агапцев. - Ресурсная база на 60% состояла из вкладов физических лиц (среднесрочные пассивы). Изложенное послужило катализатором финансовых трудностей в острую фазу кризиса, поскольку панические настроения среди вкладчиков повлекли массовый отток средств из банка и превращение пассивов из среднесрочных в короткие. "Длинные" девелоперские активы, напротив, потеряли ликвидность". До кризиса многие банки могли себе позволить балансировать между долгосрочными и краткосрочными активами, пользуясь имеющимися на рынках доступными и сравнительно дешевыми финансовыми ресурсами. Во время нестабильности естественным последствием несбалансированности стали так называемые кассовые разрывы, когда у в общем-то благополучного банка не хватает ликвидности для выполнения текущих обязательств. Как считает бывший финансовый директор ФК "Открытие" и председатель правления РБР Виталий Мильке, основная ошибка прежнего руководства РБР - это "недостаточный анализ рисков для стресс-сценариев в условиях кризиса". Если бы у владельцев банка было чуть больше связей в высших эшелонах власти, они, быть может, смогли бы решить свои проблемы с помощью занятых у госбанков денег. РБР обратился тогда за получением кредита под залог активов в ЦБ, за субординированным кредитом во Внешэкономбанк и заключил соглашение о межбанковском кредитовании с ВТБ. Однако получить деньги ему не удалось, и причины своего отказа госбанки не комментируют. Таким образом, судьба РБР - наглядный пример несправедливости российской системы санации, когда госорганы помогали тем, кому хотели, а кого хотели - топили. "Процесс санации по своей природе не может быть "справедливым", если под "справедливостью" понимать абсолютное равенство для всех", - констатирует Сергей Шандыбин из группы "Развитие". Финансовая корпорация "Открытие" в тот момент решала вопрос о своем превращении в полноценную банковскую группу. Кризис был наилучшим временем для приобретения банков по дешевке. "Открытие" рассматривало вопрос о покупке таких банков, как РБР, ВЕФК, "Северная казна", "Электроника". Но выбор пал именно на РБР, по всей видимости, потому, что больших, нерешаемых проблем у банка не было. "В РБР хорошо развит банковский бизнес для корпоративных клиентов, а также есть обширная филиальная сеть", - отмечает Виталий Мильке. ФК "Открытие" давно хотела купить банк с разветвленной филиальной сетью, а на момент приобретения у РБР было 25 отделений в Москве и 16 региональных представительств. Сегодня РБР переименован в КБ "Открытие" , причем, по мнению некоторых аналитиков, владельцы фактически сменили более узнаваемый бренд на менее узнаваемый. Из "Открытия" в банк пришел десант в составе более чем 100 человек, причем развитая филиальная сеть банка должна была в будущем позволить использовать ее для сбыта своих собственных инвестиционных продуктов. АСВ не стало соинвестором, однако оказало "Открытию" финансовую поддержку. По имеющейся информации, ее объем составил 8 млрд руб. С другой стороны, возможно, именно расходы на оздоровление РБР стали одним из толчков, побудивших "Открытие" к привлечению стороннего инвестора в собственный капитал. Теперь через голову "Открытия" в санации РБР приняла участие и госструктура. Улов "Газпрома" Кризис не отменяет сделок, но изменяет состав их участников: до роковой осени 2008 года владельцы Собинбанка Сергей Кириленко и Константин Беков собирались продать свою кредитную организацию итальянской финансовой группе, но теперь вынуждены были снизить цену и передать ее структурам "Газпрома". То же самое сделал Олег Дерипаска с банком "Союз", и "Газпрому" предстоит их слияние. Проблемные банки достались и "Газпрому". Для газовой империи быть санатором необходимо по двум причинам. Во-первых, она, как всегда, не могла уклониться от поддержки важнейших начинаний руководства страны, а последнее все силы бросило на борьбу с кризисом. Во-вторых, "Газпром" смог усилить свое присутствие на банковском рынке, где концерн благодаря Газпромбанку и Газнергопромбанку уже чувствует себя довольно уверенно. Итак, "Газпрому" перешел банк "Союз", входивший в империю Олега Дерипаски. Как отмечает независимый аналитик Максим Осадчий, крушение "Союза" - следствие чрезмерной зависимости от разрушающегося бизнеса олигарха . В начале октября инвесторы с волнением ждали оферты по облигациям "Союза", банк расплатился, но большие затраты на развитие розницы и проблемы с ликвидностью дали о себе знать. В конце года Дерипаске пришлось продать банк структурам "Газпрома" за 1 млн руб., банк достался входящей в группу "Газпром" компании "Газфинанс". По итогам кризиса "Союз" потерял половину капитала и пятую часть активов. Убытки по итогам полугодия превысили 1,7 млрд руб. Второй банк, перешедший под контроль "Газпрома", - Собинбанк, входивший накануне кризиса в топ-40 российских кредитных организаций и находившийся на 8-м месте в стране по узнаваемости бренда. Его крупнейшими акционерами были предприниматели Сергей Кириленко и Константин Беков, причем Кириленко в 2007 году был включен журналом Forbes в сотню богатейших людей России с состоянием в $670 млн. Среди акционеров банка также числился известный сенатор-девелопер Вадим Мошкович . Еще в сентябре дела у "Собина" шли отлично, итальянская группа Intesa Sanpaolo вот-вот должна была купить его, и банк активно привлекал клиентов, кредитовал бизнес и население. Но сделка с Intesa сорвалась из-за финансового кризиса, и, чтобы не допустить банкротства, владелец Собинбанка Сергей Кириленко продал его Газэнергопромбанку. Сумма сделки неизвестна, хотя ее называют "символической". Если это действительно так, то полноценный банковский актив, по сути, почти даром перешел в собственность окологосударственных структур . Новый владелец получил 24 филиала, 63 допофиса, 20 операционных касс, причем все офисы банка вместе с оборудованием и инфраструктурой, по имеющейся информации, находились на балансе Собинбанка, таким образом, они тоже достались Газэнергопромбанку за "символические" деньги. Впрочем, некоторые эксперты считают, что цифра была вполне приличной. "В данном случае банк не был санирован - он был продан за относительно большие деньги (около $500 млн), - утверждает Эдуард Савуляк из Tax Consulting U.K. - Другой вопрос, что буквально за несколько недель до этой сделки его оценивали в более существенную сумму - порядка 1 млрд евро. Очевидно, разрыв в ликвидности, который чуть не сделал банк проблемным, и сыграл функцию основного дисконта в такой сделке". Имело место и государственное финансирование: ЦБ разместил в Газэнергопромбанке депозит на сумму 14 млрд руб. Позже Агентство по страхованию вкладов приобрело у Собинбанка недвижимость и землю на 11 млрд руб. Правда, неизвестно, какая часть этой суммы досталась бывшим акционерам, а какая пошла на латание дыр в самом банке. Сразу после сделки активы банка сократились на 20%, а объемы частных вкладов и портфеля кредитов - на 40%. Однако накануне сделки банк нельзя было назвать проблемным - свои финансовые обязательства он выполнял, а единственным симптомом неблагополучия было увеличение объемов межбанковского кредитования. К тому же по размерам активов Собинбанк и Газэнергопромбанк были организациями примерно одинакового размера, так что купить Собинбанк его спасатель мог, только получив финансовую помощь от ЦБ. Все это побудило некоторых наблюдателей предположить, что государство воспользовалось конъюнктурой, чтобы оказаться на месте итальянцев и купить банк дешевле. Председатель правления Газэнергопромбанка Михаил Ходурский объясняет ситуацию так: "Проблема и болезнь, наверное, стандартны для большинства банков - разрыв ликвидности. И в ситуации такой вот непонятности на будущее время акционеры приняли решение передать банковский бизнес более сильной структуре и более предсказуемой с точки зрения состояния ее пассивов". Сам Сергей Кириленко, комментируя свое решение о продаже, говорил о риске того, что "банк будет убыточным без доступа к западным ресурсам". Впрочем, не остается сомнений, что такая сделка находилась вполне в русле стратегии развития самого Газэнергопромбанка. По словам Михаила Ходурского, "газовый" банк планировал достаточно мощную региональную экспансию, которая должна была выразиться в открытии порядка 40 филиалов, кредитное учреждение рассматривало вариант приобретения одного из региональных банков Поволжья. "Сеть Собинбанка дополняет нашу сеть, и мы теперь покрываем практически всю территорию страны", - констатировал Михаил Ходурский. Бренд Собинбанка, куда более раскрученный, чем у покупателя, будет сохранен "с небольшими изменениями" - с тем, чтобы банк ассоциировали с группой "Газпром". Что же касается Сергея Кириленко, то сначала было объявлено, что он собирается заниматься строительными проектами в рамках девелоперской компании "Масштаб", однако позже он вышел из ее капитала, продав свою долю партнеру Вадиму Мошковичу. Вполне возможно, что доставшиеся "Газпрому" банки будут объединены. "Агентство по страхованию вкладов принимает участие в предупреждении банкротства АКБ "Союз", план финансового оздоровления которого предусматривает присоединение АКБ "Союз" к ОАО "Собинбанк". В качестве подготовки к данному присоединению агентством приобретены активы Собинбанка на 10,97 млрд руб.", - рассказывает представитель АСВ Георгий Агапцев. Впрочем, официальных комментариев от владельцев банков пока нет, тем более что владельцы "Союза" - "Газфинанс" и Газэнергопромбанк - хотя и принадлежат к группе "Газпром", все же являются разными юридическими лицами, относящимися к различным подразделениям группы. Жертва паники Если у привлекательного для поглощения банка нет проблем, их можно создать. Похоже, именно это произошло с одной из крупнейших кредитных организаций Уральского региона - банком "Северная казна" (БСК). Сегодня бывший владелец БСК Владимир Фролов обвиняет в потере бизнеса конкурентов . Правда, не все с ним согласны. Как утверждает Георгий Агапцев из Агентства по страхованию вкладов, финансовые трудности у банка возникли вследствие рискованной инвестиционной политики, заключавшейся в значительных вложениях в финансовые инструменты российских эмитентов и недвижимость. "Вызванное обострением кризисных явлений в российской экономике сжатие рынка ценных бумаг сделало невозможной реализацию части активов банка, ранее сформированных им в качестве резерва ликвидности", - считает представитель АСВ. Так или иначе, все началось осенью прошлого года, когда банк стал объектом так называемой дезинформационной атаки. Злоумышленники разослали по электронной почте, ICQ и SMS письма с недостоверными сведениями о проблемах с ликвидностью и скором банкротстве банков. Это спровоцировало панику среди вкладчиков, массовое досрочное расторжение договоров и, как следствие, дефицит ликвидности. Дело приобрело такой резонанс, что даже президент Дмитрий Медведев на одном из совещаний поднял вопрос о проблеме дезинформационных атак и поручил правоохранительным органам разобраться. О результатах разбирательства пока ничего не известно, но "Северная казна" получила госпомощь: ЦБ и Сбербанк предоставили БСК кредит на 6 млрд руб., а затем "Сбер" выдал еще 2,5 млрд руб. Дела в банке вроде бы начали поправляться, однако на рынке появилась информация, что госбанки выдают кредиты не просто так, а ввиду появления на горизонте некоего стратегического инвестора. Вопрос, на который еще нет ответа, заключается в том, кто проявил инициативу в поиске инвесторов и в какой степени кредиты Сбербанка были частью сценария, в финале которого должно было произойти поглощение. Во всяком случае, Владимир Фролов говорил не о продаже банка, а только о появлении у него нового акционера, и сам он, по его словам, вел переговоры с АФК "Система". Однако в декабре Фролов полностью продал бизнес Альфа-банку. "Северная казна" стала жертвой нескольких факторов: на общую истерию относительно будущего банковской отрасли в момент кризиса ликвидности, что сопровождалось значительным оттоком депозитов, наложилась рейдерская атака, которая основывалась на распространении недостоверных слухов о банкротстве банка, что спровоцировало еще больший отток депозитов, - констатирует Михаил Завараев из "Арбат Капитала". - Банковская паника может погубить любой банк, вне зависимости от его финансового состояния. Помощь была оказана, но собственник пришел к выводу, что в сложившихся условиях будет лучше продать банк". Были ли проблемы "Северной казны" безнадежны? На этот счет существуют разные мнения. Представители покупателя говорят, что приобрели "товар с браком". "Мы получили БСК не в лучшем состоянии, он был на грани банкротства, - рассказывает старший вице-президент Альфа-банка Михаил Повалий. - Ситуация с неплатежами клиентам была угрожающей, но нам удалось ее решить, сохранив клиентов и возобновив все денежные потоки. Мы приложили серьезные усилия. Прежде всего пришлось изменить кредитную политику приобретенного банка, поскольку многие кредиты были выданы без обеспечения и даже встречались случаи, когда кредиты "перевешивались" (то есть происходил перенос даты погашения. - Прим. "Ко"). Однако противоположного мнения придерживались миноритарные акционеры БСК, которые не получили от "Альфы" оферты на выкуп их акций. Они предприняли немало усилий, чтобы в суде выяснить, за какую же сумму "Альфа" купила банк. В итоге продать "Альфе" акции им не удалось - по закону о санации санатор не обязан выкупать акции у миноритариев. Но на суде вроде бы выяснилось, что цена сделки была вполне рыночной - порядка 8 млрд руб. (при этом порядка 7,8 млрд руб. Альфа-банк получил в качестве кредита от АСВ). Зато бывшие топ-менеджеры "Северной казны" смогли, к неудовольствию новых хозяев, получить огромные "золотые парашюты" - четверым экс-руководителям банка по суду выплатили по 18 млн руб. "Наиболее пикантный момент в теме о санации "Северной казны" - то, что крайними оказались миноритарные акционеры, при этом уволенный топ-менеджмент сумел отсудить себе "золотые парашюты", - отмечает аналитик группы "Развитие" Сергей Шандыбин. Пока убыточность БСК не преодолена, но, может быть, это и не так важно, поскольку речь идет о полном "растворении" "Северной казны" внутри Альфа-банка. Отделения БСК переданы "Альфе", выпуск пластиковых карт остановлен, закрыт интернет-банк "Северной казны", который считался одним из лучших в России, а клиентом предложено воспользоваться соответствующим сервисом "Альфы". Поглощение БСК стало для Альфа-банка частью давно запланированной региональной экспансии, которая еще не закончилась.» «Компания», Текст Константин Фрумкин (17.08.2009) "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации