«Позитив» для Кремля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Позитив» для Кремля Западные аналитики работают на «чекистов»

"Международные рейтинговые агентства продолжают удивлять. В конце августа Fitch понизило долгосрочный рейтинг Росбанка с B до B–, мотивируя свое решение тесными связями банка с группой «Интеррос». Хотя рейтинг Альфа-банка, не менее плотно сотрудничающего с одноименной группой, был повышен.

А на днях Standard&Poor’s изменила рейтинг сразу 10 банков. И, отмечая, что «банк, входящий в финансово-промышленную группу, находится в серьезной зависимости от испытываемых ФПГ потребностей в финансировании и ее доходов», аналитики S&P тем не менее повысили с ССС+ до B– долгосрочные рейтинги «Альфы» и «лукойловского» «Петрокоммерца», а также МДМ-банка с CCC– до ССС.
Плохой хороший олигарх 
Однако едва ли не самым удивительным решением S&P является прогноз «позитивный», данный рейтингу Международного промышленного банка (МПБ). Ведь всего лишь год назад это же агентство прогнозировало «негативное» изменение рейтинга МПБ (см. «Ко» № 42 от 5 ноября 2001 года).
Понятно, что за год с банком может произойти очень многое. Аналитики S&P, в частности, ставят в заслугу «Межпрому» изменение организационно-правовой структуры (МПБ преобразовался из паевого в акционерный), в результате чего «исчезли вопросы по капитальной базе». 
Названия числящихся в составе акционеров МПБ ООО вроде «Гипроинвеста», «Коммунгражданстроя», «Запсибнефтегаза», «Севержилстроя», «Нефтетрансстроя» или «Жилдорстроя» действительно способны оказать магическое воздействие. Хотя любое мало-мальски внимательное изучение регистрационных документов дает возможность сделать вывод, что в конечном итоге владельцами этих фирм являются сенатор Сергей Пугачев, председатель правления МПБ Сергей Веремеенко и/или члены их семей. 
С другой стороны, открывшаяся благодаря преобразованию банка в ЗАО степень участия члена Совета Федерации и его ближайших соратников в капитале «Межпрома», видимо, позволяет более философски относиться к «зависимости от политических связей», которая насторожила S&P в октябре 2001 года. Сейчас в отчете S&P отмечено, что «Международный промышленный банк с его крепкой капитальной базой и хорошими политическими связями имеет возможности для развития бизнеса». 
Впрочем, едва ли на выводы S&P так повлияло январское избрание Пугачева в Совет Федерации. К счастью, сенаторство в России не пожизненное. А дружественные «православному олигарху» (если судить по публикациям в СМИ) духовник президента, начальник его канцелярии, генпрокурор и «экономический» замдиректора ФСБ и в минувшем году были столь же близки «к телу». Зато уже в пору своего сенаторства Пугачев ухитрился проиграть борьбу за контроль над «Славнефтью» и «АЛРОСА», что никак не назовешь свидетельством эффективного использования «хороших политических связей». 
Заграница нам поможет
Единственным рациональным объяснением неожиданно изменившегося отношения S&P к «политизированности» «Межпрома» может быть то, что влиятельные западные аналитики пытаются помочь Пугачеву и другим «новым олигархам» в преобразовании административного ресурса в материальный. Рейтинговые агентства вообще проявляют поразительную политкорректность. Fitch, например, повысило с B– до B рейтинг питерского Промышленно-строительного банка, чей владелец Владимир Коган имеет не меньше друзей в Кремле, чем Сергей Пугачев. 
Вероятно, Standard&Poor’s и Fitch (не исключено, что в скором времени к ним присоединится и Moody’s), пытаясь удовлетворить жажду бегущих с американского рынка инвесторов, решили сделать ставку на близкие к «питерско-чекистской» команде банки. Их владельцы, не имея иных серьезных ресурсов помимо административного, явно нуждаются в инвестициях. Причем, поскольку свои ФПГ они еще не построили, основным центром притяжения ресурсов являются банки. (По большому счету при наличии «Норильского никеля», ТНК или «ЮКОСа» соответственно Владимира Потанина, Михаила Фридмана или Михаила Ходорковского не слишком волнуют рейтинги Росбанка, Альфа-банка или МЕНАТЕПа СПб.) А поскольку «планов громадье» (особенно в преддверии очередных президентских и парламентских выборов), то цена привлеченных средств вряд ли будет иметь принципиальное значение. 
В связи с этим весьма показательно недавно подписанное между «Газпромом» и Межпромбанком соглашение. МПБ готов в период с 2002 по 2005 год финансировать формирование осенне-зимних запасов газа, расчетов с покупателями в странах СНГ, лизинговые поставки оборудования, реструктуризацию кредиторской задолженности «Газпрома», организацию биржи топливно-энергетических ресурсов. 
Понятно, что для Пугачева этот проект открывает широчайшие возможности. Вплоть до фактической приватизации газового концерна. (Не случайно сенатор, невзирая на публичную дистанцированность от своего банка, даже присутствовал на встрече Алексея Миллера с Сергеем Веремеенко.) 
Однако реализовать столь грандиозные замыслы банк с капиталом в $346 млн (что, кстати, вдвое меньше, чем у Газпромбанка, не говоря уже о ВТБ и «Сбере») вряд ли сумеет в одиночку. Тут поддержки президентского духовника явно недостаточно. Особенно если государство озабочено пополнением доходной базы.
Говорит и показывает Standard&Poor’s
Можно, конечно, предположить, что на самом деле на встрече Миллер – Пугачев – Веремеенко обсуждалось будущее медиа-активов «Газпрома», к которым тувинский сенатор испытывает немалый интерес. Косвенно в пользу этой версии свидетельствует и отзыв «газпромовского» иска к «Медиа-Мосту» и его бывшему финансисту Антону Титову. Ведь таким образом появляется возможность снять арест, наложенный в рамках этого дела на 30% акций НТВ и затрудняющий проведение соответствующей сделки. 
Но даже если предположить, что Сергея Пугачева привлекают исключительно медиа-активы «Газпрома», то и в этом случае от «Межпрома» потребуются довольно серьезные вложения. Вряд ли Алексей Миллер оценивает компании Владимира Гусинского в ту же сумму, за которую их купил когда-то для «Газпрома» Альфред Кох. А уже тогда, напомним, речь шла о $200 млн – $300 млн.
Так что в любом случае Международному промышленному банку, как и всерьез интересующемуся российской оборонной и алмазной промышленностью ПСБ, придется привлекать ресурсы за рубежом. В то же время чересчур низкий рейтинг может ограничить их аппетиты.
Зато изъятие минусов и положительное изменение прогнозов вселяют в сами банки веру в собственные силы, а инвесторам указывают выгодных (поскольку объективно не слишком высокие рейтинги неизбежно сказываются на процентных ставках), но при этом достаточно надежных заемщиков. Поскольку при нынешнем политическом раскладе в России возникновение проблем у ПСБ или «Межпрома» равносильно суверенному дефолту. 
Впрочем, аналитики того же Standard&Poor’s подчеркивают, что «рейтинги российских банков находятся в спекулятивной категории». Если что, недолго и понизить. Опять же из-за «сильной зависимости от политических связей»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации