«Правдорубу» отказали в доверии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Правдорубу» отказали в доверии FLB: Миноритарии ОАО «Ангарскцемент» не рады своему самозваному защитнику

"Судебная эпопея миноритарного акционера ОАО «Ангарскцемент» Станислава Голотвина, забросавшего предприятие бессмысленными исками, приобретает всё более абсурдный характер, полагают эксперты. Это, правда, уже давно очевидно всем, кроме самого Голотвина: об этом прямо говорили и судьи, усмотревшие в действиях Станислава Александровича признаки злоупотребления правом, и администрация завода в своих пресс-релизах, и журналисты, неоднократно называвшие эту атаку не иначе как «юридический террор». Станислав Александрович, однако, не боится быть смешным, и в конце января сочинил и распространил по Сети эмоциональное, но бездоказательное письмо в свою защиту. Его действиями публично возмутился один из «несчастных» миноритариев «Ангарскцемента», чьими «попранными правами» Голотвин объясняет свою страсть к судебным тяжбам. Жесты недоброй воли Судя по заявлению Николая Алексеевича Коваля, письмо Голотвина вызвало у него недоумение пополам с негодованием. «Без меня меня женили» - так он охарактеризовал бурную деятельность Станислава Александровича, который совершенно неожиданно взял на себя роль «ангела-хранителя» интересов миноритариев «Ангарскцемента». По словам Коваля, ни он, ни другие держатели акций к Голотвину с просьбой о помощи не обращались. Прежде всего потому, что не видят такой необходимости и нарушения своих прав не ощущают. Напомним, ни одного дела в суде Голотвин до сих пор не выиграл. Видимо, это и заставило его «сменить пластинку» и примерить на себя не просто роль «униженного и оскорблённого», а рыцарские латы защитника всех без исключения миноритарных акционеров (которые, как можно заключить из письма Станислава Александровича, юридически безграмотны и оттого нуждаются в его услугах). Впрочем, как следует из заявления Коваля, Голотвин манипулирует цифрами, не удосужившись проверить информацию в открытых источниках. Не только информация, данная в разъяснении «Ангарскцемента» по запросу Коваля, но и простейший поиск по ресурсам Интернета выводят на сайты раскрытия информации акционерных обществ, где можно найти сведения и по данному ОАО. А там чёрным по белому написано, что ООО «Русская цементная компания» (РЦК) и ОАО «ХК «Сибцем» совместно владеют 80,51 % акций предприятия (а никак не 98%, как утверждает Голотвин). Не подействовало даже то, что суд, отказывая Голотвину в исках, пять раз(!), как говорится, буквально ткнул его носом в данный факт! Тезис Голотвина о том, что мажоритарные акционеры «Ангарскцемента» лишают миноритариев законного права на справедливый выкуп акций, тоже подтверждения не нашел. Выяснилось, что с просьбой выкупить акции Станислав Александрович ни к собственникам, ни к руководству завода не обращался. Вместо этого он подал очередной иск о понуждении РЦК направить всем акционерам ангарского завода обязательное предложение о выкупе акций. Почему он в очередной раз «поехал в Москву через Рязань», остаётся лишь догадываться. Более того, на предложения ответчика уладить дело миром и выкупить акции Голотвина по справедливой цене тот ответил отказом! То есть продемонстрировал, что выходить из состава акционеров «Ангарскцемента» не хочет. Тогда в суд зачем подавал? Отметим, что из комментариев «Ангарскцемента», опубликованных Николаем Ковалем, можно почерпнуть массу интереснейших сведений. В частности, небезынтересно узнать, что те сделки, которые Голотвин оспаривает в судах и ставит в вину нынешнему руководителю «Ангарскцемента» (операции с векселями ООО «Ангара-Комплект», ООО «ОптСнабСтрой» и т.д.) на самом деле были совершены до того, как на заводе появился в качестве гендиректора В.А. Афанасин, а РЦК стала собственником акций предприятия. То есть, претензии, мягко говоря, не по адресу. А при оспаривании легитимности решений общего собрания акционеров (таких исков у Станислава Александровича аж восемь, и большинство из них суд уже отклонил) Голотвин скромно умалчивает о том, что сам, будучи директором «Ангарскцемента» по правовым вопросам, допускал вопиющие ляпы при организации собраний акционеров. Например, не опубликовал информацию о проведении одного из них. Что для «опытного юриста», каковым тридцатилетний Голотвин себя рекомендует, как-то нетипично. Все равно, что профессор математики забыл первое правило арифметики. Воинствующее невежество Тезисы, которые Голотвин выдвигает в свою защиту и в нападение на «Ангарскцемент», наводят на мысль о купленном в подземном переходе дипломе о юридическом образовании? Едва ли не в каждой фразе Станислав Олегович по мнению наблюдателей - демонстрирует вопиющее незнание элементарных юридических норм. Дорогого стоит, например, такое его заявление: «Я на законных основаниях пользуюсь своими правами и отстаиваю интересы всех миноритарных акционеров ОАО «Ангарскцемент» в суде». По российскому законодательству представлять интересы группы лиц можно лишь в том случае, если эти самые лица присоединились к требованию на момент подачи иска в арбитражный суд. Голотвин во всех случаях подавал свои иски только от своего имени, и подтвердить своё право действовать «по поручению многих» в судах не сумел (это прямо указано в арбитражном решении по одному из исков). Отметим, что остальные миноритарии о «крестовом походе» Голотвина прекрасно осведомлены. Предприятие, в соответствии с законом, регулярно сообщало всем держателям акций о подаваемых исках – как раз для того, чтобы они, если сочтут нужным, могли присоединиться к предъявленным претензиям. Поддержать Станислава Александровича никто не пожелал. Поэтому риторические вопросы с истерическим надрывом из серии «Может ли отстоять свои интересы в суде пенсионер, который… просто не решится испортить отношения с руководством?» не вызывают ничего, кроме недоумения и саркастической усмешки. АЦГК из своей деятельности тайны не делает и всегда отвечает на запросы акционеров. Такие обращения, как официально сообщили Николаю Ковалю в администрации завода, имеются, по каждому ведётся работа, и претензий не поступало. Бежать в суд по любому надуманному поводу, как это делает Голотвин, никому в голову не приходит. Конечно, бывало, что акционеры обращались в суд – например, для подтверждения своих наследственных прав. Но все вопросы, тем не менее, решались цивилизованно, в рамках закона. Забавно выглядят и претензии Голотвина по поводу того, что предприятие не выплачивает акционерам дивиденды. Они не по адресу – судиться в таком случае многоопытному юристу Станиславу Олеговичу нужно с ФЗ «Об акционерных обществах». Ведь в нем четко определено, что лишь общее собрание акционеров, как высший орган управления обществом, принимает решение выплатить дивиденды или направить прибыль целиком на развитие завода. В своих «письмах счастья» Голотвин почему-то умалчивает о том факте, что данные решения собственниками «Ангарскцемента» принимались в установленном законом порядке. Всякое обращение Станислава Александровича в суд происходит по одному сценарию: судьи добросовестно ищут в деятельности «Ангарскцемента» признаки нарушения его прав. Они скрупулёзно изучают доводы, анализируют документы. Тратят свое время (при том, что по всей стране арбитражные судьи перегружены работой) и деньги налогоплательщиков, но ничего не находят. Отсюда и формулировка в отношении действий Голотвина – «злоупотребление правом». По мнению экспертов вопрос, зачем это нужно Станиславу Александровичу имеет три ответа: «А. Голотвин пытается дестабилизировать работу «Ангарскцемента» и подорвать репутацию предприятия на рынке в интересах третьих лиц. Б. Голотвин проверяет квалификацию арбитражных судей, заваливая их безграмотными исками. В. Голотвину просто нечем больше заняться»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации