«Разжалованный» адвокат победил адвокатскую этику в суде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Разжалованный» адвокат победил адвокатскую этику в суде FLB: Апелляционная инстанция Мосгорсуда восстановила статус адвоката Олега Губинского, «сдавшего» клиента в пользу его конкурентов

"«Московский адвокат, обвиненный в нарушении профессиональной этики и лишенный статуса после того, как дал показания против своего бывшего клиента, добился в суде восстановления в правах. Адвокатская палата, лишившая его статуса, не согласна с таким решением и будет его обжаловать. Тем временем юрист снова намерен дать в суде показания против доверителя, - сообщает сегодня Газета.Ру. Апелляционная инстанция Мосгорсуда восстановила статус адвоката Олега Губинского, которого в прошлом году его лишила Адвокатская палата Московской области. По мнению палаты, юрист разгласил адвокатскую тайну, дав свидетельские показания в отношении своего клиента — столичного предпринимателя Игоря Богусевича — по делу о покушении на захват здания бывшего комбината общественного питания Московского горкома КПСС, расположенного в Лубянском проезде. Тем самым он нарушил Кодекс профессиональной этики адвоката. Губинский не согласился с решением палаты и обжаловал его в суде. Но 14 февраля этого года Лефортовский суд отказал ему. Тогда он обратился с жалобой в Мосгорсуд. Губинский заявил, что с июля 2004 года по октябрь 2006 года являлся акционером ЗАО «На Ильинке», гендиректором которого был Богусевич. По его словам, именно в статусе акционера, а не адвоката он свидетельствовал против предпринимателя. Губинский утверждал, что пострадал от действий бывшего клиента: за два года, в течение которых юрист владел акциями, гендиректор совершил некие «преступные действия», из-за которых ценные бумаги подешевели . Впрочем, представители адвокатской палаты в суде подвергли сомнению его утверждения о владении акциями, так как юрист так и не предоставил выписку из реестра акционеров . По их словам, все остальные справки, которые он предоставил суду, являются недопустимым доказательством. Зато адвокат трижды подписывал с предпринимателем соглашения о представлении его интересов, в том числе по уголовному делу о попытке захвата здания. «Режим адвокатской тайны возникает с момента обращения к адвокату потенциального клиента и касается всего, начиная от его имени», — утверждала в суде представитель адвокатской палаты Наталья Земскова. Кроме того, по ее словам, Губинский еще в апреле прошлого года подавал ходатайство, заявляя, что не может быть допрошен в качестве свидетеля по другому делу, так как оказывал по нему юридическую помощь Богусевичу . Юрист же утверждал, что его договоры с бизнесменом так и не вступили в силу, и предоставил в подтверждение письмо с подписью Богусевича, в котором тот просил считать соглашения недействительными до оплаты . А в качестве защитника предпринимателя по уголовному делу его так и не допустили. Представители адвокатской палаты попросили суд признать это письмо подложным. В разных документах, которые есть в материалах дело, под письмом стоят разные даты. Кроме того, это письмо появилось на сайте slivmail.com Неизвестные взломали почту Губинского и выложили ее на этом сайте . В частности, в переписке от 5 июля 2011 года ugryumova@yandex.ru (Елена Угрюмова, представлявшая интересы адвоката в Мосгорсуде) дважды согласовывает с pzt@yandex.ru (Олег Губинский) письмо Богусевича. В этих идентичных письмах разные даты подписи — сентябрь 2004 года и март 2005 года. В адвокатской палате посчитали, что их коллега просто фальсифицировал документ. Об этом заявлял и сам Богусевич, отказываясь на заседании в Лефортовском суде от своей подписи . В подтверждении своих доводов, представители адвокатской палаты показали письмо Губинского от 2008 года, где он уведомляет адвокатскую палату о смене адреса своего адвокатского кабинета, и в качестве контакта юрист оставил почту pzt@yandex.ru. Но даже если письмо имело место, то, по мнению представителей юридической сферы, адвокат должен выполнять пункты кодекса этики . «Доводы о том, что соглашения не вступили в силу, несостоятельны, так как даже их отсутствие не освобождает от адвокатской тайны, — сказала Земскова. — Это как у священника: он не может разглашать тайну исповеди лишь потому, что по совместительству является звонарем». Губинский, в свою очередь, заявил, что данная почта ему не принадлежит, а опубликованная переписка была сфальсифицирована. «Они сами ее создали и сами разместили, — заявил он, не уточняя кто именно ее сфальсифицировал. — Я по этому поводу обратился в Следственный комитет». Судьи Мосгорсуда согласились, что сведения из якобы взломанной электронной почты выглядят подозрительно, и отказались приобщать их к делу. В итоге апелляционная инстанция поддержала юриста и восстановила его адвокатский статус . В адвокатской палате назвали это решение «плевком» в адрес всех адвокатов. Они планируют обжаловать решение в Верховном суде и уверены в своей победе. Тем временем Олег Губинский намерен продолжить давать показания в качестве свидетеля по делу, из-за которого был лишен статуса. 10 мая он выступит в Тушинском суде. Дело посвящено покушению на захват здания бывшего комбината общественного питания Московского горкома КПСС, расположенного в Лубянском проезде, 15/2 (кстати, именно по этому адресу до 2008 года находился адвокатский кабинет Губинского) . Помимо бывшего гендиректора ЗАО «На Ильинке» Игоря Богусевича на скамье подсудимых находится его коммерческий партнер Владислав Кольцов. Третий обвиняемый Илья Дыскин бежал за границу и находится в розыске». Агентство федеральных расследований FLB ранее сообщало об адвокате Олеге Губинском, который за «неэтичное поведение» был лишен Адвокатской палатой Московской области статуса адвоката, но попытался оспорить это через суд. В частности, агентство сообщало: « экс-адвокат Олег Губинский пытается в суде оспорить решение о лишении его статуса за то, что он активно способствовал обвинению своего бывшего доверителя — разгласил адвокатскую тайну и дал показания против него . Его бывшие коллеги по Адвокатской палате Московской области, в свою очередь, уверены, что он совершил грубейшие систематические нарушения Кодекса профессиональной этики адвоката, которые подрывают доверие ко всему адвокатскому сообществу и заслуживают только изгнания из корпорации. Летом прошлого года адвокатское сообщество потряс скандал — Совет Адвокатской палаты Московской области 22 июня лишил Олега Губинского статуса адвоката за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката . Квалификационная комиссия, а затем и Совет АПМО сочли доказанным факт разглашения Губинским адвокатской тайны. По их данным, Губинский выступил в качестве свидетеля обвинения по уголовному делу о покушении на мошенничество против своего бывшего доверителя экс-гендиректора ЗАО "На Ильинке" Игоря Богусевича и активно способствовал тому, что он был обвинен в совершении преступления . Совет АПМО нашел в действиях Губинского грубейшие и систематические нарушения Кодекса профессиональной этики адвоката, расценил их как беспрецедентные, подрывающие доверие ко всему адвокатскому сообществу и заслуживающие только одной меры наказания – лишения адвокатского статуса. "Любая иная мера наказания могла бы создать недопустимый прецедент в истории адвокатуры, поскольку адвокат не может называться адвокатом, выступая свидетелем со стороны обвинения против своего бывшего доверителя", — считают бывшие коллеги Губинского. Сам экс-адвокат категорически не согласен с таким решением. Он говорит, что ничего не нарушал, более того, органы адвокатского сообщества сами нарушили требования Кодекса профессиональной этики адвоката, когда не учли тяжесть проступка и обстоятельства его совершения. В результате Губинский обратился в суд с иском о признании незаконными заключения квалифкомиссии АПМО и решения совета палаты. Это беспрецедентное дело разбирает судья Елена Васильева Лефортовского районного суда Москвы. Сначала оно слушалось в открытом режиме, но когда в пятницу на прошлой неделе на заседаним оказался корреспондент "Право.Ru", то представитель Губинского (сам он не пришел) заявила ходатайство о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании. Ссылалась она на то, что в качестве доказательств будут представлены постановления по уголовному делу в отношении Богусевича и гендиректора ЗАО "Девелопмент Центр" Владислава Кольцова, обвиняемых в покушении на мошенничество, а стороны давали подписку о неразглашении тайны следствия. Судья Васильева удовлетворила это ходатайство, и заседание продолжилось за закрытыми дверьми. Впрочем, "закрытость" заседания была формальной. Находящиеся в коридоре люди слышали практически дословно всех участников процесса, а лучше всего — представителя Губинского, которая периодически чуть ли не срывалась на крик. Один адвокат в коридоре, видимо, чтоб успокоить своего доверителя, даже вкратце объяснил ей, что так бывает далеко не всегда. Олег Губинский пытается доказать, что юридических отношений с Игорем Богусевичем не имел, не являлся его защитником, а следовательно, и не мог нарушить адвокатскую тайну. В частности, указывает он, два его соглашения об оказании юрпомощи с Богусевичем от марта 2004 года не вступили в законную силу, а третье соглашение — от 11 марта 2005 года, заключенное между ним и ЗАО "На Ильинке" (Богусевич являлся его гендиректором) бывший адвокат считает расторгнутым . В качестве подтверждения тому Губинский предоставил суду письмо от 31 марта 2005 года, направленное ему Богусевичем, в котором говорится о том, что последний отменяет все заключенные соглашения об оказании юрпомощи и просит их считать невступившими в силу. В адвокатской палате с этим не согласны. Там считают доказанным факт оказания юрпомощи Губинским Богусевичу и получения от него сведений, составляющих адвокатскую тайну. В качестве доказательств они приводят цитаты из свидетельских показаний самого Губинского, данных по уголовному делу против Богусевича в Раменском городском суде 7 июля 2010 года . Тогда, он, в частности, сказал: "С 2004 года у меня было подписано соглашение с компанией ЗАО „Ведомство“ об оказании ей юрпомощи. Гендиректором этой организации был Дыскин, его заместителем – Богусевич… Богусевич ко мне обращался как к адвокату на тот случай, если будут проблемы". Кроме того, по мнению АПМО, соглашения, на которые ссылался истец, были все-таки действующими. Палата ссылается при этом на ходатайство самого Губинского, датированное мартом 2005 года. В нем говорится о том, что им "принято поручение от Богусевича на защиту его интересов при производстве расследования по уголовному делу", и заключено соглашение от 16 марта 2004 года об оказании ему юридической помощи по гражданско-правовым вопросам. В этой связи Губинский подчеркивает, что он не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля по уголовному дела об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием Богусевичу юрпомощи и составляющих адвокатскую тайну. Засомневались бывшие коллеги Губинского и в подлинности предоставленного письма Богусевича о расторжении соглашений от 31 марта 2005 года. Они ссылаются на материалы жалобы на постановление о производстве обыска 22 марта 2006 года в кабинетах Губинского, арендуемых у ЗАО "На Ильинке". В ней Губинский называл свое соглашение с Богусевичем от 11 марта 2005 года действующим и все время рассмотрения этой жалобы – с апреля по август 2006 года – адвокат Ю.Чередник, представлявший интересы Губинского, тоже ссылался на этот документ как на действующий. Губинский ссылается на то, что, давая показания в Раменском городском суде по уголовному делу против Богусевича, он защищал свои права и интересы. По его словам, Кодекс адвокатской этики это допускает. Кроме того, бывший адвокат говорит о том, что дал свидетельские показания по другому уголовному делу против Богусевича в качестве акционера ЗАО "На Ильинке". На эти аргументы у адвокатской палаты есть контрдоводы. По поводу дачи Губинским свидетельских показаний по уголовному делу, возбужденному против его бывшего доверителя, АПМО отмечает, что даже его выступление в качестве акционера ЗАО "На Ильинке" все равно "не освобождает от обязанности хранения адвокатской тайны". Кроме того, представители Адвокатской палаты напомнили о том, что Кодекс профессиональной этики адвокатов разрешает защитникам без согласия доверителей использовать сообщенные последними сведения для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для защиты по возбужденному против адвоката дисциплинарного производства или уголовного дела. "Сведений о том, что по заявлению Богусевича против Губинского возбуждено уголовное дело в АПМО представлено не было… Свидетельские показания адвоката Губинского были даны по уголовным делам, возбужденным против Богусевича и Кольцова, а не против Губинского. Поэтому ссылка на пункт 4 статьи 6 Кодекса об адвокатской этики является неуместной", — говорится в отзыве на иск. Еще один аргумент Губинского заключается в том, что, по его мнению, квалифкомиссия и Совет АПМО нарушили требование Кодекса профессиональной этики адвоката о необходимости учитывать тяжесть проступка и обстоятельства его совершения. Этот довод вызвал весьма эмоциональный ответ. В отзыве на иск говорится о том, что слова Губинского свидетельствуют о полном "непонимании им сути понятия адвокатская тайна и момента возникновения обязанности ее сохранять", а попытка связать "обязанность адвоката по хранению адвокатской тайны с фактом оплаты юрпомощи и наличием действующего соглашения между адвокатом и доверителем" "не выдерживает никакой критики" . "Начальным моментом возникновения обязанности адвоката сохранять тайну является получение информации на консультации во время обсуждения вопроса о возможности ведения дела, то есть еще до принятия поручения на ведение конкретного дела и до заключения возможного соглашения. Обязанность сохранять тайну остается и после прекращения отношений, в силу которых она возникла. Срок хранения тайны не ограничен во времени ", — выделено жирным шрифтом в отзыве на исковое заявление. Далее идут многочисленные ссылки на различные документы, подтверждающие это, например, на определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 года №1280-О, а также Перечень сведений конфиденциального характера, утвержденные Указом Президента РФ от 6 марта 1997 года №188. Как сообщало в начале ноября FLB.Ru, « Следственный департамент МВД РФ завершил расследование уголовного дела о попытке рейдерского захвата расположенного неподалеку от Кремля здания бывшего комбината общественного питания Московского горкома КПСС стоимостью около 657 млн руб . Обвинение в покушении на мошенничество предъявлено бывшему гендиректору ЗАО "На Ильинке" Игорю Богусевичу и гендиректору ЗАО "Девелопмент Центр" Владиславу Кольцову. Оба утверждают, что дело против них было сфабриковано. Как ожидается, на днях материалы дела поступят в Тушинский райсуд. В октябре 2011 года пресс-служба Генпрокуратуры РФ сообщила о том, что заместитель генпрокурора РФ Виктор Гринь направил в суд уголовное дело о рейдерском захвате здания в центре Москвы. Бывший гендиректор ЗАО "На Ильинке" Игорь Богусевич и гендиректор ЗАО "Девелопмент-Центр" Владислав Кольцов обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество)». Тогда же источник, близкий к следствию, сообщил: «установлено, что Богусевич и Кольцов совместно с другими лицами в период с апреля по ноябрь 2005 года путем представления в межрайонную инспекцию ИФНС номер 46 по Москве поддельных документов, используя свое служебное положение, приобрели право собственности на здание в центре столицы, расположенное на Лубянском проезде». «Оценочная стоимость здания, по данным Генпрокуратуры, составила более 656 миллионов рублей. Бывший комбинат общественного питания Московского горкома КПСС общей площадью 11,181 тыс. кв. м (Лубянский проезд, 15/2) в 1992 году прошел процесс приватизации, в результате которого прежний гендиректор партийной столовой Алексей Лихачев, скупив у трудового коллектива акции, переоформил комбинат общественного питания в ЗАО "На Ильинке", а затем продал контрольный пакет бизнесмену Илье Дыскину. Последний занимался операциями с подмосковной землей, в разные годы проходил по нескольким уголовным делам, в настоящее время числится в розыске, а проживает в США, в Атланте . Как говорится в материалах расследования, в 2004 году совладельцами ЗАО "На Ильинке" кроме Ильи Дыскина стали бывший адвокат Олег Губинский (в этом году лишен адвокатского статуса), Андрей Хромовских, Владимир Бушев и Виктор Полищук. А для оперативного управления зданием ЗАО соучредители назначили гендиректором Игоря Богусевича . После чего мошенники приступили к осуществлению своего замысла. Чтобы придать захвату юридический пристойный и респектабельный вид, мошенники одно за другим создавали поставные предприятия, которым передавалось право собственности на здание. В марте 2005 года учредители ЗАО «На Ильинке» учредили компанию «Лубянка-Девелопмент» и назначили ее гендиректором Леонида Антонова. Вскоре активы бывшего комбината общественного питания перешли к ней . 1 июля 2005 года гендиректор ЗАО "На Лубянке" Игорь Богусевич, не ставя акционеров в известность, подписал сразу два документа. Согласно одному из них, Леониду Антонову разрешалось внести здание в Лубянском проезде в качестве уставного капитала ООО "Вексельный дом надежные сбережения". Согласно второму документу, 100-процентная доля в уставном капитале "Лубянка-Девелопмент" перешла под контроль ЗАО "Девелопмент Центр", учредителем и гендиректором которого являлся хороший знакомый Богусевича Владислав Кольцов. Этой же фирме было продано и само здание, оцененное привлеченными следствием экспертами в 650 млн 635 тыс. руб. Причем договор купли-продажи предусматривал отсрочку платежа — до 2 июля 2010 года . Как установило следствие, в том же 2005 году Богусевич и Кольцов создали еще одно ООО – «Ривьера», руководить им они пригласили некую Лолу Лолуа. Именно ей здание бывшей столовой МГК КПСС было якобы перепродано еще раз. Причем перепродана с отсрочкой платежа до 2012 года . «При оформлении сделок, как считает следствие, махинаторы направляли от имени гендиректора "Лубянка-Девелопмент" в налоговую инспекцию N 46 Москвы поддельные документы, которые якобы подтверждали их право собственности на 100% долей в уставном капитале ООО "Лубянка-Девелопмент", то есть на само здание. Как пишут российские СМИ, в октябре 2006 года Игорь Богусевич утратил интерес к деятельности ЗАО «На Ильинке» и покинул пост гендиректора. Новый гендиректор при ревизии оставленного Богусевичем обнаружил, что здание, составлявшее главный актив, возглавленной им компании, ей фактически не принадлежит, и заявил о том, что совершено мошенничество. К тому времени . По заявлениям обеих сторон правоохранительные органы возбудили шесть уголовных дел. В ноябре 20098 года Следственный комитет МВД РФ (ныне преобразованный в Следственный департамент МВД) объединил все эти дела в одно. После объединения дела и проведения органами МВД экспертиз предоставленных Богусевичем и Кольцовым документов на право владения спорным зданием, все арбитражи они проиграли . 28 декабря 2010 года Игорю Богусевичу и Владиславу Кольцову было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество в особо крупном размере (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ), а в качестве меры пресечения была избрана подписка о невыезде. Обвинение в окончательной редакции по тем же статьям было предъявлено им в апреле 2011 года. И Богусевич, и Кольцов обвинение в попытке рейдерского захвата здания категорически отрицают и заявляют, что дело против них сфабриковано бывшими партнерами, в частности – адвокатом Олегом Губинским . Как писала интернет-газета «Век», Губинский должен был защищать интересы своих доверителей, в том числе как бенефициаров ООО «Лубянка-Девелопмент». Губинский якобы лично разрабатывал схему и вел защиту актива. Он предложил акционерам Дыскину и Кольцову оформить сделки по передаче здания и акций ЗАО «На Ильинке» на других лиц, уверяя, что так активы можно будет вывести из-под удара рейдеров. Акционеры согласились и одобрили действия адвоката. Получив нужные ему документы, адвокат убедил бизнесменов передать акции на хранение в некий депозитарий – опять же, в качестве меры по «защите» ценных бумаг от рейдеров. На свою беду бизнесмены согласились, не подозревая, что депозитарий полностью подконтролен той самой группе рейдеров, и уже, тем более, не допуская, что к ним переметнулся алчный адвокат . До 2006 года действия Губинского выглядели правдоподобно. Но нападки рейдеров «выдавили» Дыскина из России, и Губинский, решив, что дальше маскироваться нет смысла, открыто перешел на сторону своих новых хозяев - Губинский помог рейдерам Андрею Силецкому (кстати, зятю всемогущего Пал Палыча Бородина) и Хромовских инициировать уголовное преследование, написав заявление, что он сам и один из членов группировки рейдеров Хромовских как акционеры пострадали от действий Кольцова и Богусевича, которые якобы покушались когда-то в 2005 году на хищение здания на Старой площади, которое на самом деле уже давно похитили сами Силецкий, Хромовских и примкнувший к ним Губинский . До этого он успел поучаствовать в одной интересной операции – признании недействительным дополнительного выпуска акций ЗАО «На Ильинке. В июне 2011 года Адвокатская палата Московской области заподозрила своего члена Олега Губинского в том, что он «умышленно и последовательно подставлял своих клиентов». Тогда же он был лишен палатой статуса адвоката . Впрочем и биография Богусевича не отличается кристальной чистотой. Это не первый криминальный эпизод в биографии предпринимателя Игоря Богусевича - ранее он «проходил в качестве обвиняемого по делу о создании ОПГ для проведения незаконных операций по приобретению права на имущество юридических лиц. По версии следствия, он определял, какие документы потребуются для совершения преступления, предпринимал меры для их оформления, в том числе и путем подделки, а затем представлял их в суд, регистрирующие и другие государственные органы . Так, с целью поглощения ОАО, стоимость чистых активов которого составляла 12,862 миллиона рублей, с 2002 года по июнь 2004 года под личным контролем Богусевича были изготовлены подложные документы, на основании которых различные суды России выносили решения, в том числе о наложении ареста на имущество фирмы. В апреле 2004 года был осуществлен силовой захват административного здания акционерного общества, директором фирмы назначен Богусевич . Членами преступной группы под руководством Богусевича был изготовлен заведомо подложный договор купли-продажи части акций предприятия, на основании которого в июне 2004 года суд вынес определение, согласно которому налоговым органам запрещалось регистрировать изменения, вносимые в учредительные документы предприятия любыми должностными лицами фирмы, кроме Богусевича. Однако преступный умысел не был доведен до конца по независящим от него причинам. Аналогичным образом Богусевич пытался завладеть правом на распоряжение активами ЗАО племенного хозяйства "Чулковское", расположенного в деревне Чулково Раменского района Московской области, имущество которого оценивалось в 137,349 млн рублей . Однако преступление не было доведено до конца»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации