«Регулярная утрата особо ценного имущества»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Регулярная утрата особо ценного имущества» FLB: Почему в судах московское отделение Росимущества выступает против интересов РФ?

" Он стоит особняком «Как известно, детство Владимира Путина прошло в Ленинграде. Его семья жила в Басковом переулке, в доме № 12. А в доме № 25 в то же время жил мальчик по имени Толя Шестерюк. Позже Анатолий и Владимир встретились уже в стенах Ленинградского университета, где учились на одном курсе юрфака. Что с тех пор произошло с Владимиром Путиным, знают все. Биография же Анатолия Шестерюка развивалась не столь бурно. Помимо частной юридической практики он делал академическую карьеру в альма-матер, став кандидатом, а потом и доктором юридических наук. Но в 2003 году, как это часто бывает с «питерскими», Анатолий Степанович перебрался в Москву, и не только в МГУ, где стал профессором. В 2004 году он пришел в Российский фонд федерального имущества на должность начальника управления реализации высвобождаемого военного имущества. А в 2008 году возглавил территориальное управление Росимущества по Москве, оставив этот пост в начале июля 2012 года — в связи с выходом на пенсию . На последнем месте работы он как раз и принял активное участие в истории, которую я хочу вам рассказать. Чем она любопытна? Обычно факты распила государственного имущества попадают в публичное пространство усилиями независимых СМИ или гражданских активистов. Но в нашем случае о фактах увода из-под носа у государства недвижимости на миллиарды знают вышестоящие чиновники. Они судятся, инициируют проверки, а распил идет своим чередом. Зданию Заиконоспасского монастыря на Никольской улице в шаговой доступности от Красной площади — больше 400 лет. Церковный комплекс с часовенкой и деревянной гостиницей для паломников обнесен высокой стеной, к которой примыкают монастырские помещения. Сейчас их сдают в аренду ресторану «Годунов», нескольким магазинам одежды и обуви, здесь же расположен архив РГГУ. Денег за аренду монастырь не получает, потому что здание ему не принадлежит. Естественно, РПЦ хотела бы исправить этот недостаток, тем более что согласно изданному в ноябре 2010 года закону (ФЗ № 327) она получила право вернуть себе эти помещения «для хозяйственных нужд». Но не успела: часть монастырского комплекса в Никольском переулке, дома 7—9, оказалась в собственности частной фирмы . Как это произошло? Договор мены Здание, входящее в ансамбль Заиконоспасского монастыря, в июне прошлого года было передано территориальным управлением Росимущества по Москве в оперативное управление федеральному государственному учреждению «Центр лечебной физкультуры и спортивной медицины ФМБА» (занимается медицинским обследованием сборных команд России). Примечательно, что ФГУ в нагрузку к зданиям монастыря попросило особняк в 1-м Котельническом переулке (к слову, памятник архитектуры) и еще два нежилых здания — на Звездном бульваре и Можайском шоссе . Руководство ТУ Росимущества по Москве запрос ФГУ без промедления удовлетворило, хотя ему оставалось только гадать, устроят ли в старинных зданиях тренажерные залы или кабинеты послестрессовой реабилитации с массажем и ароматерапией. (Чиновники столичного Росимущества не стали даже запрашивать устав ФГУ.) Ситуация прояснилась, когда через полгода после передачи зданий в хозяйственное пользование ФГУ заключило договор мены с ЗАО «Профконсалтинг». Проще говоря, охапку полученных от государства зданий выменяло на одно, расположенное по адресу: «проспект Вернадского, дом 89, лит. А» . Представители «Профконсалтинга» сами направили письмо с предложением об обмене. И когда, кстати, они успели обзавестись недвижимостью в Москве? Ведь ЗАО «Профконсалтинг» было зарегистрировано в Петербурге всего-то месяцем раньше . Кстати, единственным учредителем фирмы, по данным ЕГРЮЛ, является 23-летний выпускник юрфака СПбГУ Максим Белокопытов, который сейчас учится… на втором курсе магистратуры юрфака СПбГУ . «Новая» попыталась поговорить с Белокопытовым, однако у фирм, с которыми он связан, телефонов нет в принципе, а номер, который в одном из онлайн-резюме был указан как мобильный, не отвечает. Адрес: «проспект Вернадского, дом 89, лит. А» пишу в кавычках, потому что в базе данных МосгорБТИ такое здание не значится, нет его и на картах столицы . Представители ФГУ ФМБА сообщили «Новой газете», что инвентаризацией объекта занималось не столичное, а федеральное БТИ, однако подтверждающих документов не представили. И это не единственная странность: в договоре мены указано, что виртуальное здание отдают не полностью, а лишь его 4/5 (какие — не ясно) . Когда сотрудники федерального Росимущества увидели «договор мены», поняли, что нужно посмотреть на объект «живьем», — и выехали на осмотр объекта по адресу: Вернадского, владение 89. Разведку на местности провела и я. На заборе вокруг пустыря, за которым находились гаражи и шиномонтажки, висели таблички с адресом «пр-т Вернадского, владение 89». Пройти на территорию оказалось невозможно. Федеральное Росимущество, вовсе не удовлетворенное разменом четырех отличных зданий на непритязательный пустырь, подало иск в Московский арбитражный суд . Суд постановил провести еще один осмотр. Кстати, после этих слов судьи представитель ФГУ «Центр лечебной физкультуры» Александр Санаров — невысокого роста мужчина в очках с тонкой оправой — явно занервничал. Но когда узнал, что осмотр состоится только через месяц после судебного заседания, 27 июня, — стал поспокойнее. Про пауков Я тоже отправилась на осмотр с комиссией, состоящей из представителей федерального, территориального Росимущества и людьми от ФГУ, хоть и не надеялась, что что-то там изменится после моего визита туда пару дней назад. Но — о чудо! — и на заборе, и на будке сторожа 27 июня уже висели таблички с адресом: «Вернадского, 89, лит. А». Даже на стенах он был выведен желтой краской, распыленной из баллончиков. Группу осмотра встретил управляющий компании «Экурс»*, которая занимается обслуживанием здания, Вячеслав Бабышев. Этот пожилой крупный мужчина сбивчиво рассказал нам, что таблички минувшей ночью вешал он сам и его работники. То, что мы увидели за забором, вызвало легкий шок. На территории владения 89 стоит трехэтажное здание (два этажа — подземные), где расположены автомастерские, шиномонтажки и просто складские помещения с каким-то барахлом . Представители ФГУ взяли инициативу в свои руки и начали «экскурсию»: ведущий инженер Алекпер Алиев поднялся на крышу, чтобы доказать: обмен получился более чем выгодный, потому что площадь этого здания значительно больше площади четырех, на которые его выменяли (по документам — на 3752 квадратных метра). Он начал шагами измерять одну из сторон здания, приговаривая: «Мой шаг — это один метр, считайте!» Сделка мены была совершена в декабре. С тех пор многие арендаторы не платят: никто и не требует. Управляющая компания «Экурс», которой платили за аренду при прежнем хозяине, список арендаторов представить группе осмотра отказалась, «потому что не велели наверху». Представители местных фирмочек тоже никаких документов об оплате и аренде показать не смогли, поголовно ссылаясь на то, что бухгалтерия у них в другом месте. В одном из боксов мы встретили Тараса, похожего на байкера Хирурга. Он рассказал, что снимает гараж, чтобы копаться в запчастях, и ему «самому неловко, что занимает территорию, а деньги никому не отдает». Никто из арендаторов не был в курсе, что их могут скоро выселить. А это должно произойти. Потому что, как рассказал мне господин Санаров, на этом месте должна быть построена гостиница для сотрудников учреждения (ради чего ФГУ, собственно, и затеяло историю с меной). Санарова не смущает, что на минус втором этаже (на глубине 7 метров) всё поросло плесенью. Он отмахивается: «Это все мелочи жизни! Видите паутину? Пауки только в сухих местах живут». Представитель ФГУ готов ответить и на каверзный вопрос: как вести стройку, если на плане здания прямо по центру владения 89 «стоит» дом 93? «Круглое здание построим», — предполагает Санаров. Заместитель руководителя Федерального медико-биологического агентства (ФМБА), в чье ведение входит ФГУ, Дмитрий Зверев позже подтвердил «Новой», что существует даже проект строительства «комплекса служебного жилья для врачей», предполагающий заключение инвестиционного контракта . То есть инвестор получит часть построенного здания, остальное перейдет в собственность РФ, но будет закреплено за ФМБА. В свою очередь в Росимуществе нам опровергли эту информацию: никакой инвестиционный контракт с ними не согласовывался . Зимой 2012 года ФМБА действительно направляло письма в Росимущество, оповещая о плане строительства общежития. Однако головная организация запросила пакет документов. ФМБА документы не прислало, зато представители агентства почему-то пришли к выводу, что договор мены — согласован. Подписывать акт осмотра «объекта на проспекте Вернадского» представители ФГУ отказались, а у представителей московского теруправления не было доверенности на осмотр, так что формально, по бумагам, на экскурсии по заплесневелым катакомбам они никогда и не были. Продается газопровод О том, что московское теруправление регулярно утрачивает особо ценное имущество , в федеральном агентстве узнали случайно. В Росимуществе рутинно разбирали почту. Среди кучи писем оказалась жалоба от фирмы, которая участвовала в торгах по одному из зданий, ранее находившихся в собственности РФ. Тогда сотрудники правового отдела Росимущества решили посмотреть электронную картотеку арбитражного суда — и обнаружили огромный массив объектов недвижимости, утраченный московским теруправлением. На данный момент два памятника архитектуры, одно здание, имеющее историческое значение, и еще три объекта недвижимости утрачены, пожалуй, безвозвратно — у них теперь добросовестные приобретатели . Еще 60 объектов выставлены на торги — и в любой момент могут быть проданы. Среди них, например, газопровод высокого давления длиной 118 метров (на 64-м км МКАД), земельные участки на Путилковском шоссе — 72-й км МКАД и на улице Северной в городе Орехове-Зуеве. Доходило до абсурдного: в Ясеневе чуть не продали действующий храм . Несмотря на широкую номенклатуру утраченных объектов недвижимости, схема (за исключением единичного эпизода с меной) была одной и той же. И ключевую роль тут, безусловно, играл глава московского теруправления Росимущества Шестерюк. Схема «ФГУПы просят — Шестерюк дает» в общем несложная , мы изобразили ее графически. Подробности — в справке «Новой». При чем здесь Шестерюк? Казалось бы, роль территориального управления в схеме не критическая: ну поверили на слово госпредприятиям, не стали проверять документы, передали по их просьбе на баланс ценное имущество… Но вот что важно: до начала воплощения этой схемы в жизнь почти во всех ФГУПах меняются директора, которых назначает непосредственно Анатолий Шестерюк. Ни один из них не представил документов об образовании и необходимой квалификации . Например, Алексей Волков, назначенный директором государственного научно-технического центра «ГРАН» (в недалеком прошлом — передовое предприятие в области камнеобработки), буквально разрушил его. Сотрудники центра рассказывают, что о чертежи камнеобрабатывающих машин сейчас тушат окурки, а само здание завалено мусором. Тем не менее в сентябре 2010-го за уже мертвым «ГРАНом» были закреплены более 20 автозаправок. Произошло это так: из центра «ГРАН» в теруправление пришло обращение с просьбой предоставить автозаправки, его удовлетворили за три дня. Кстати, адреса заправок в обращении не были указаны, их любезно подобрали подчиненные Шестерюка . При этом руководство теруправления не смутило, что обращение было подписано рядовой сотрудницей «ГРАНа» Еленой Селивановой по доверенности на тот момент уже бывшего директора Егорова. Зато это смутило Селиванову и Егорова. Оба написали в Росимущество заявления о подделке подписей . Селиванова, ведущий инженер «ГРАНа», коротко стриженная 50-летняя женщина, рассказала мне, что после того, как федеральное Росимущество оказалось в курсе «схемы», к ней домой приходили представители территориального управления и «советовали поскорее уехать из города». Случай с «ГРАНом» уникален еще и тем, что Росимуществу удалось снять директора Волкова и поставить на его место сотрудника правового отдела Росимущества Петра Вершкова, который специально уволился с прежнего места работы, чтобы ходить по судам и отвоевывать государственную собственность . «Не могу смотреть, когда так нагло воруют у государства», — сказал мне Петр. Росимущество направило множество запросов в свое московское теруправление с требованием сменить руководство в других ФГУПах из «схемы Шестерюка», но безуспешно. Сейчас Росимущество ведет 12 судебных процессов, пытаясь спасти наполовину утраченное имущество. А представители теруправления выступают в суде фактически против интересов Российской Федерации, отказываясь поддержать исковые требования по возвращению ценного имущества . Росимущество пыталось привлечь Генпрокуратуру в качестве соистца по этим делам. В Генпрокуратуре на запрос «Новой газеты» ответили, что рассматривают ходатайства о вступлении прокуроров в дела арбитражного суда по искам Росимущества об отмене решений третейского суда, признании недействительными сделок, торговли распоряжений теруправления о закреплении объектов недвижимости за ФГУП «НИЦ «Зарубежсхема», ФГУП «Гидробиос», ФГУП «Вторая типография», ФГУП «ГРАН». Прокурорами «приняты меры к ознакомлению с материалами арбитражных дел». 19 июня премьер-министр Дмитрий Медведев назначил руководителем федерального Росимущества Ольгу Дергунову, в прошлом — члена правления ВТБ. Новая глава ведомства отказалась отвечать на вопросы «Новой газеты», сославшись на то, что ей нужно войти в курс дела. В территориальном управлении Росимущества по городу Москве нам сообщили, что ответ на запрос выслан почтой, однако редакция его пока не получила. _____________ * ООО «Многопрофильная фирма «Экурс» , по данным ЕГРЮЛ, было зарегистрировано по адресу: проспект Вернадского, 89, 21 марта 2008 года. Его учредителем выступает Юрий Борисович Шевченко. Человек с такими же ФИО был гендиректором ООО «Многопрофильная фирма «Экурс», расположенного в Москве на Киевском шоссе (его нынешний учредитель — фирма, инкорпорированная в Гонконге). Телефоны указанных компаний не отвечают. Cправка «Новой» Как забрать у государства недвижимость Этап № 1. Необходимо перевести ее на баланс какого-нибудь ФГУПа. Федеральное государственное предприятие запрашивает у территориального управления здание для собственных нужд. В нашем случае этими предприятиями являлись: ФГУП «Центрреставрация», ФГУП «Научно-исследовательский институт «Зарубежсхема», государственный научно-технический проектно-конструкторский и технологический центр комплексного развития и использования сырьевой базы строительной индустрии «ГРАН», ФГУП «ПромЭкс», ФГУП «Вторая типография Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения». Особо отметим ГУП НПЦ «Гидробиос», ГП «Аптека № 119 Федерального управления «Медбиоэкстрим», которые никогда не значились в перечне предприятий, подведомственных ФМБА. Об этом в сентябре 2010 года ФМБА сообщило в обращении к территориальному управлению. Шестерюку и его подчиненным было известно, что финансовую отчетность эти предприятия не представляют, их деятельность не поддается никакому контролю. Также ФМБА просило провести проверку деятельности этих трех ФГУПов. Территориальное управление отправило отписку, и уже в октябре 2011-го закрепило за ФГУПами 5 зданий (рассмотрение обращений занимало от пары часов до 6 дней). Речь идет об объектах культурного наследия по адресам: Гранатный переулок, д. 4, стр. 1; улица Кожевническая, д. 21, стр. 1; Колпачный переулок, д. 4, стр. 1, — и «обычных» зданиях по адресам: Новоясеневский проспект, дом 42; Николоямская улица, дом 51, строение 2. В декабре 2011 года федеральное Росимущество запрашивало информацию о директоре ГП «Вторая типография…». Территориальное управление выдало бумаги о назначении директором А.Г. Шатаева, заверенные ФМБА, которое, напомним, еще в 2010 году официально открестилось от этих предприятий. Этап № 2. ФГУПы, получив на баланс недвижимое имущество, все как один решали стать поручителями перед некими юридическими лицами («Блюм Капитал Лимитед», ООО «Данко-А», RayMarine и т.д.) по кредитам, выданным одним и тем же банком — «Московский капитал» . Поручительство никакой выгоды предприятию не дает — только риск остаться должником, если те, за кого оно ручается, оказываются банкротами. Несложно догадаться, что в нашем случае всё так и случилось. Фирмочки банкротились, и «Московский капитал» через суд пытался взыскивать с них долги. Изюминка схемы состояла в том, что он обращался не в арбитражный суд, а в третейский — при ЗАО «Юридическое общество Фемида» . Обращение в третейский суд в данном случае законно, но в нормальной практике встречается редко. Впрочем, это выгодно с точки зрения конспирации: сторонним наблюдателям и в голову не придет выяснить, чем там занят третейский суд при ЗАО «Фемида», а вот разбирательства в арбитраже в полном объеме отражаются на официальном сайте и мониторятся, в том числе государственными органами. Тут, правда, возникает еще одна коллизия: решения третейского суда, строго говоря, не обязательны для исполнения, их должен «засилить» арбитраж . Однако вместо разбирательства по существу истец, выигравший «третейское» дело, обращается в государственный суд с техническим вопросом — за получением исполнительного листа. И получает. А дальше спокойно входит в комитет кредиторов и оказывает влияние на процесс банкротства. Этап № 3. После этого судебные приставы изымают у ФГУПов здания, которые принадлежат государству (закон допускает такую операцию). Недвижимость выставляют на торги, которые организует некое ООО «Хоумэстейт» . Эта контора публикует информацию о торгах в общественно-политической газете «Край родной», которая должна распространяться по госорганам, но на деле же никто в глаза ее не видел (а судом она дважды признана «ненадлежащим источником»). При таком раскладе вполне естественно, что недвижимость отходила заранее определенному покупателю по минимальной цене. ФГУПы на этапе своего банкротства пытались имитировать порядочность и посылали в территориальное управление обращения, спрашивая, можно ли им «расплатиться» с долгами имуществом. Но согласно постановлению № 537 Правительства РФ, если в течение месяца ответ не поступает — сделка формально считается разрешенной. То есть можно просто потерять такую бумажку или «забыть ответить» на нее. Так государство безвозвратно теряет свою собственность. P.S. Когда готовился материал, «Новой» стало известно, что Анатолий Шестерюк отстранен от должности главы территориального управления по Москве в связи с достижением 60-летия. Сейчас Шестерюк находится за границей — он подтвердил это в телефонном разговоре с корреспондентом «Новой газеты», отказавшись от дальнейших комментариев. По информации наших источников, у г-на Шестерюка есть недвижимость в Арабских Эмиратах. Источник в правительстве сообщил нам, что Шестерюк уехал отдыхать в связи с достижением преклонного возраста, а претендует на должность заместителя министра культуры. Нет ли в данном случае риска, что схему вывода недвижимости продолжат реализовывать через федеральные государственные учреждения культуры? В Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры, например, перешли многие сотрудники столичного теруправления Росимущества… От редакции: Мы считаем эту публикацию официальным обращением в правоохранительные органы и уверены, что обязаны провести проверку фактов, в результате которых государство утратило особо ценное имущество, и дать юридическую оценку действиям должностных лиц, к этому причастных ». Екатерина Фомина, «Новая газета», № 96 от 27 августа 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации