«Роснефть» запретила оценочные суждения о себе через суд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Игорь Сечин

Останкинский районный суд удовлетворил требования президента «Роснефти» Игоря Сечина к «Ведомостям», пишет РАПСИ. Юрист «Ведомостей» Анна Крючкова подтвердила, что требования президента «Роснефти» к изданию и заместителю его главного редактора Кириллу Харатьяну удовлетворены полностью. Суд постановил удалить с сайта газеты спорные утверждения и опубликовать опровержение. «Решение суда справедливое. Никакого другого и быть не могло, потому что иск с правовой точки зрения абсолютно обоснован. Советуем внимательно читать газеты», — заявил представитель Сечина.

Главный редактор «Ведомостей» Татьяна Лысова заявила, что газета дождется мотивировочной части решения суда и будет его обжаловать. Сечин подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации против «Ведомостей» в конце июня. Поводом для иска стала редакционная колонка «Человек недели: Игорь Сечин», написанная Харатьяном и опубликованная в июне этого года в «Ведомостях». В колонке, уверен истец, содержатся порочащие его репутацию сведения.

Колонка была написана после того, как «Роснефть» отказалась раскрыть сведения о доходах и имуществе Сечина. Госкомпания воспользовалась расплывчатыми формулировками указа президента о раскрытии информации госкомпаниями и сослалась на то, что «Роснефть» не является «госкомпанией, созданной на основании федерального закона».

Это уже второй иск Сечина к российским СМИ за последнее время. Недавно Савеловский суд Москвы удовлетворил похожий иск президента «Роснефти» к журналу Forbes.

(Forbes, 26.08.2014, "Сечин выиграл суд по иску к "Ведомостям": Редакция журнала Forbes планирует оспаривать этот вердикт в вышестоящих инстанциях, но сделать это пока невозможно, поскольку решение суда по прошествии почти трех недель все еще не готово. — Врезка К.р)

У Сечина были претензии к одному абзацу и двум предложениям в статье «Ведомостей». Так, в колонке, в частности, написано: «Потому что на нынешней своей позиции способности и возможности влиять на принятие основных государственных решений президент Сечин нисколько не утратил: вроде бы "Роснефть" и подконтрольна правительству, поскольку приходится ему "внучкой", — а вроде и не очень-то. Поразительна была, например, история с дивидендами нефтяной госкомпании, которые правительству Дмитрия Медведева хотелось использовать как-то по-своему, да не вышло, пришлось очень долго обсуждать судьбу этих денег; а уж история прошлой недели с налоговым маневром, согласованным было Минфином и Минэнерго, но отправленным в корзину одним росчерком пера (т. е. письмом) президента Сечина, — прямо символ!» Этот фрагмент, уверен Сечин, содержит «утверждения о нарушении истцом действующего законодательства Российской Федерации, устанавливающего недопустимость неправомерного вмешательства в деятельность государственных служащих (органов)».

Юристы «Ведомостей» в отзыве, предоставленном суду, возражали, что это оценочное суждение автора говорит о возможностях Сечина, которое не содержит сведений о каких-либо фактах нарушений. Само указание на наличие у президента «Роснефти» способности и возможности влиять на принятие решений не является обвинением в нарушении законодательства. Оценка возможностей Сечина основана на том, что он является не только президентом «Роснефти», но и ответственным секретарем Комиссии по ТЭКу при президенте России, которая, в частности, обеспечивает согласование действий федеральных органов исполнительной власти в области ТЭКа. К докладам Сечина и его высказываниям в рамках этой комиссии Владимир Путин явно прислушивается, чему достаточно много примеров, писали юристы «Ведомостей» и опять же настаивали, что мнение автора колонки является обоснованным оценочным суждением.

Также Сечин спорил со следующим предложением в колонке: «...на президентской позиции Игоря Сечина... с возможностью... по сути, не отвечать ни за какие свои действия ни перед кем, кроме кремлевского покровителя». В колонке это написано так: «А с другой — на президентской позиции Игоря Сечина не касаются всякие чиновнические ограничения и сложности, и то, что можно не рассказывать о своем благосостоянии, — мелочь по сравнению с возможностью заключать гигантские контракты, покупать буквально все, что захочется, наконец, по сути, не отвечать ни за какие свои действия ни перед кем, кроме кремлевского покровителя».

Эта фраза, по мнению президента «Роснефти», говорит о нарушении истцом законодательства об акционерных обществах и деловой этики, так как по закону и уставу компании президент подотчетен совету директоров и общему собранию акционеров.

Юристы «Ведомостей» вновь указывали, что это оценочное суждение, основанное на факте отказа от предоставления сведений о доходах Сечина. Публичное размещение информации о доходах — это одна из действенных форм общественного контроля, и руководитель крупнейшей нефтяной компании должен понимать, что вопросы о прозрачности его действий и доходов будут возникать в любом случае. Оценка журналистом факта отказа от такой формы общественного контроля — это правомерная реализация предусмотренных Конституцией России, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и законом о СМИ права на свободу слова, выражение своего мнения и исполнение общественного долга журналиста, уверены юристы.

Сейчас же руководство «Роснефти», которая является крупнейшим налогоплательщиком и стратегическим предприятием, которое в силу своего масштаба может влиять на финансовую стабильность в стране, отчитывается, по сути, не перед обществом, не перед широким кругом акционеров, а прежде всего перед государством в лице премьер-министра и президента страны, писали юристы «Ведомостей» в отзыве.

Наконец, не понравилась истцу фраза «...хороша ли такая бесконтрольность: нельзя приравнять российское государство, от имени которого совершает топ-менеджерские поступки президент Сечин, ни к нему...» (в оригинале колонки «Риторический вопрос — хороша ли такая бесконтрольность: нельзя приравнять российское государство, от имени которого совершает топ-менеджерские поступки президент Сечин, ни к нему, ни к Владимиру Путину»). Таким образом газета, по мнению Сечина, утверждает, что он совершает поступки от имени Российской Федерации, что противоречит Конституции РФ и противопоставляет Сечина обществу и народу страны. В этом абзаце нет ни одной фразы о том, что Сечин противопоставляет себя обществу или народу, настаивали юристы «Ведомостей»: это трактовка истца, и она не имеет под собой основы в тексте публикации.

"Больно деловые"

Вокруг этих фраз и строилось судебное заседание. Представители Сечина попросили приобщить к делу некое письменное заключение специалиста, в котором тот проанализировал колонку Харатьяна и сделал выводы, совпадающие с исковыми требованиями. Они же просили отдать текст на лингвистическую экспертизу Представители «Ведомостей» Денис Рогов и Анна Крючкова оба раза были против. Они настаивали, что никаких специальных знаний для того, чтобы понять, о чем написана колонка, не требуется. А экспертных заключений в таком довольно деликатном деле можно написать несколько¸ и все они будут содержать разные выводы. На экспертизу суд не согласился, а письменное заключение к делу приобщил.

Потом стороны увлеченно начали спорить о том, является ли Сечин публичным человеком и распространяется ли на него одно из решений Европейского суда по правам человека. Оно обязывает более терпимо относиться к критике политиков и других публичных лиц. Представители Сечина, естественно, настаивали на том, что данное решение суда касается только тех, кто состоит на госслужбе. Представители «Ведомостей» настаивали на расширенной трактовке.

«Каждый может написать письмо Владимиру Путину. Но вряд ли его будут читать так внимательно, как читают письма Игоря Сечина. Именно в этом и заключается его влияние на Кремль, и оно абсолютно легально», — говорили представители «Ведомостей». Они напоминали, что «Роснефть» — это 40% добычи нефти в России и 5% мировой добычи. В своих пресс-релизах компания сама говорит, что «обеспечивает право граждан на достойную жизнь» или же что ее успешные проекты «усиливают позиции России». При этом Сечина в отрасли продолжают воспринимать как проводника государственной политики. В других СМИ, например в «Коммерсанте», его именовали «неформальным лидером отрасли» и «министром нефти». То есть его влиятельность не незаконна, а абсолютно естественна. — Врезка К.ру]

Контекст статьи направлен на то, чтобы сформировать отрицательное общественное мнение о деловых и человеческих качествах истца, сделал вывод Сечин со своем иске и попросил признать сведения в статье недостоверными, опубликовать опровержение и удалить спорные утверждения с сайта газеты. Материальных претензий у Сечина к «Ведомостям» не было.

Лысова на это возражала, что оспариваемые Сечиным высказывания — фрагменты авторской колонки на странице «Комментарии»: «Право на открытое высказывание мнения — это неотъемлемое конституционное право граждан, включая и Кирилла Харатьяна, и Игоря Сечина». Но суд в итоге принял сторону президента «Роснефти».


Ссылки

Источник публикации