«Ростех» тратит деньги на сомнительной окупаемости проекты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

09d277b38f779db Йотафон.jpg


Русские «убийцы iPhone», планшеты от «Роснано», отечественный Windows – каких только шапкозакидательских проектов не предлагали наши окологосударственные и частные компании.


При этом само государство то и дело инициирует строительство новых потемкинских деревень, мотивируя это необходимостью обеспечения информационной и технологической независимости страны. Благие на первый взгляд намерения заканчиваются тем, что миллиарды рублей спускаются на проекты с весьма сомнительной рентабельностью, а часть из них и вовсе, как планшет от «Роснано», остается на уровне опытных образцов. Напомним, что в 2010 г. ГК «Роснано» выкупила 44% акций ирландской компании Plastic Logic Holding за 7,1 млрд руб., чтобы выпустить российский электронный учебник, провал которого впоследствии признал Анатолий Чубайс.


Еще со времен, когда министром связи был Леонид Рейман, активно продвигалась идея написания собственной, российской, операционной системы, которая была бы лишена мифических «бэкдоров», через которые американский «большой брат» мог бы подглядывать за конфиденциальной перепиской российских чиновников. Есть ли эти тайные закладки в продукции компании Microsoft, до сих пор доказать никто так и не смог, хотя эксперты подозревают, что они есть. Об этом, в частности, в интервью «Ко» недавно рассказывал основатель компании Acronis Сергей Белоусов (см. «Ко», №20 от 06 июля 2016 г.). Но тогда он подверг резкой критике намерение вкладывать государственные деньги в создание отечественной операционной системы с нуля: это потребует колоссальных затрат времени и финансовых ресурсов. Тем не менее в середине июля первый вице-премьер Игорь Шувалов направил директиву представителям государства в руководстве госкомпаний с поручением провести заседания советов директоров, посвященные, в том числе, переходу на закупку российского ПО. Теперь отдавать предпочтение иностранным продуктам компания может, только если нет отечественных аналогов или они неконкурентоспособны по тем или иным характеристикам. Хотя за месяц до этого Игорь Шувалов заявлял, что государство не будет принуждать российские госкомпании использовать отечественное программное обеспечение в ущерб конкуренции.


«Тизнуть» по-русски


Пока чиновники решают, допускать ли иностранное программное обеспечение к использованию в закрытых учреждениях и на режимных предприятиях, разработчики активно начали анонсировать выпуск отечественных программ. Первой ласточкой стала операционная система для мобильных устройств Tizen. В начале июля была представлена российская версия этой программы. Все было преподнесено с большой помпой: Tizen является независимой ОС, то есть она не привязана к «облаку» Apple или Google, и поэтому ее можно адаптировать под локальные рынки, рассказал президент ассоциации «Тайзен.ру» Андрей Тихонов. Это первая и единственная в России сертифицированная в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) мобильная операционная система. Над разработкой этой сравнительно несложной (по сравнению с Windows) ОС в течение года работало сразу 11 организаций, а инвестиции в нее превысили $1,5 млн. Однако финансовый директор ООО «Параллакс» (Казань) Дмитрий Кузнецов относится к этому достижению достаточно скептически: «Мне представляется, что единственные бенефициары данного проекта – те, кто получил деньги за локализацию (указанные $1,5 млн. – Прим. «Ко»). Сама по себе операционная система Tizen не популярна, и используется всего в нескольких моделях устройств. Под эту систему практически не разрабатывается новое программное обеспечение». Он не понимает, в чем смысл русификации именно этой, «тоже иностранной», системы, когда существуют и успешно развиваются русскоязычные версии действительно популярных систем Android и iOS.


Практически одновременно с Tizen дочерняя структура «Ростеха», компания «РТ-Информ», объявила о создании корпоративного мессенджера для государственных структур и корпораций. «В последнее время много говорится о необходимости создания отечественного мессенджера, который мог бы гарантировать российским компаниям и госструктурам надежную связь. Ради защищенного обмена и хранения данных государственные учреждения должны перейти на использование российского ПО, которое создано специально для этих целей», – рассказывает гендиректор компании Камиль Газизов. Сообщается, что мессенджер позволяет обмениваться текстовыми сообщениями, создавать групповые чаты, совершать звонки и общаться по видеосвязи. Однако о масштабном внедрении этого сервиса пока не слышно и как его восприняли сами чиновники и бизнесмены от государства – тоже. «Сделать собственный мессенджер вполне реально, желание государства обеспечить независимость коммуникаций от иностранных коммерческих структур, разрабатывающих популярные мессенджеры, тоже вполне понятно. Приложение может получиться хорошим, а может – плохим, но в самой задаче нет ничего невозможного, и постановка ее разумна. Возможно, было бы эффективнее приобрести одну из компаний-разработчиков, уже имеющих жизнеспособный продукт аналогичного назначения (тот же 4talk, к примеру) и вложиться в его доработку, но это вопрос чисто финансовый – надо считать затраты денег и времени», – отмечает Дмитрий Кузнецов. «Создание специальных защищенных мессенджеров для госструктур, военных и представителей силовых ведомств – идея вполне разумная. Использование ими закрытых каналов связи оправдано вопросами национальной безопасности», – добавляет президент Parallels Яков Зубарев. Эксперты уже подсчитали, что в случае широкомасштабного внедрения нового мессенджера такие системы, как WhatsApp, Viber, Skype и Telegram, могут потерять более 2,5 млн пользователей.


Гонка за «пингвином»


Корпорация «Ростех» крайне активно включилась в гонку за российским ПО. Помимо работы над мессенджером, было объявлено о приобретении компании «БАРС груп», которая как раз и занималась разработкой программного обеспечения. Правда, в ГК «Ростех» категорически не согласны с утверждением, что с привлечением компетенции «БАРС груп» корпорация намерена создать русский аналог Windows. «Создавать аналог таких систем, как вы говорите, с нуля бессмысленно, а потому задачи такой ни один из отечественных разработчиков перед собой не ставит. К тому же команда «БАРС груп», которая стала в 2016 г. частью НЦИ, конечно, имеет большой опыт разработки ПО, однако до сих пор созданием операционных систем не занималась. В структуре НЦИ работой над ОС на базе GNU/Linux занимается подразделение, которое уже имеет подобный опыт – группа специалистов из Центрального научно-исследовательского института экономики, информатики и систем управления (ЦНИИ ЭИСУ)», – пояснили «Ко» в пресс-службе «Ростеха». По словам представителя госкомпании, сейчас рынок информатизации госсектора – один из самых стабильных в России. Только на установку и обновление ПО государство тратит миллиарды рублей в год. Сейчас, по данным Минкомсвязи, объем ежегодных лицензионных отчислений зарубежным производителям ПО достигает 285 млрд руб., или 45% от общего объема российского ПО. И 30% этих отчислений, или почти 89 млрд руб. ежегодно, приходится на государственный сектор.


На защищенную отечественную ОС на базе свободного ПО уже есть спрос, уверяют в компании. И эта потребность появилась достаточно давно: многие отечественные компании и ведомства успешно используют ОС, созданные на базе GNU/Linux, например, Минобороны, «Росатом», Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) и другие. Но насколько успешно и широко применяется эта ОС в государственных ведомствах, неизвестно.


Причем в «Ростехе» особенно подчеркивают, что не намерены создавать новую ОС с нуля. «Разработка российской защищенной ОС МСВС 3.0, положившей начало разработки других защищенных ОС, таких как «Заря» и «Рассвет», началась в 1999 г. Это сделала команда, часть которой сейчас работает в НЦИ, и в настоящий момент эксперты трудятся над тем, чтобы применить приобретенный колоссальный опыт при создании информационных систем федеральных и региональных органов власти», – сообщили в пресс-службе «Ростеха». Более того, в корпорации заинтересованы в кооперации российских команд разработчиков, в частности, операционных систем на базе Linux, и определении стандартов разработки ПО для госсектора. «Наряду с созданием софта немаловажен вопрос его приоритетного использования. К примеру, в США не утихает скандал, связанный с бывшим госсекретарем, а ныне кандидатом в президенты Хиллари Клинтон, ранее использовавшей публичные почтовые сервисы в рабочих целях. В этой связи нет гарантий, что даже при создании хорошего отечественного программного продукта он будет востребован пользователями, – сомневается Яков Зубарев. – Например, все попытки сделать Linux основной операционной системой для государственных учреждений в Германии, где насильственным образом на нее пересаживали целые министерства, не увенчались успехом – государство потеряло время и деньги».


Управляющий директор компании «Росплатформа» Владимир Рубанов напоминает, что существует отличная техническая база в виде открытых технологий для создания собственных решений. И это абсолютно нормально и разумно – использовать такой трамплин из международных наработок. Ведь важно не гражданство первоначального автора строчки кода, а конечное свойство продукта в плане невозможности со стороны другого государства ограничить его использование юридически или технически. И если не просто переклеить название, а сформировать локальный центр компетенции с собственной инфраструктурой и критической массой специалистов, то создать российские продукты с такими свойствами на основе открытых технологий можно в достаточно разумные сроки. «Хотя не стоит впадать в эйфорию и недооценивать трудоемкость этого процесса. Использование открытого кода дает фору, но разработка на его основе российского продукта требует очень даже значимых денег, человеческих ресурсов и времени», – предупреждает эксперт.


Младшая Windows


Главная проблема с разработкой российского аналога Windows, или как бы ни называли защищенную отечественную ОС, в том, что ОС сама по себе не представляет большой ценности. «Существуют десятки, если не сотни ОС, разработанных как энтузиастами, так и профессионалами. Многие из них имеют более совершенную архитектуру, чем популярные Windows, Mac OS и Linux. Но ни одна из этих систем не имеет никаких шансов на широкое внедрение, потому что никто не будет создавать для них программы», – предупреждает Дмитрий Кузнецов. Ведь пользователям нужна не операционная система, а офисный пакет, программы для обработки фото и видео, пакет для проектирования зданий, программа для создания иллюстраций и т.д. А затраты на разработку или даже адаптацию всего существующего прикладного программного обеспечения под новую операционную систему – колоссальны.


Даже самые богатые государства мира не в состоянии позволить себе проекты такого масштаба. По словам эксперта, единственный реальный путь для замены Windows – создание системы, которая будет полностью с ней совместима. Сложность этой задачи также очень высокая, хотя и ниже, чем у задачи адаптации всего программного обеспечения, используемого государством и бизнесом.


Такие проекты уже существуют, над ними уже много лет работают высокомотивированные команды профессиональных разработчиков, добившихся за это время впечатляющих результатов. Например, проект Wine реализует среду Windows поверх свободной операционной системы Linux и позволяет запускать там большинство Windows-программ. «Тем не менее работа в Wine далека от идеала: пользователи часто сталкиваются с разнообразными проблемами или даже полной неработоспособностью различных программ. Кроме того, существуют вопросы правового статуса подобных проектов: копирование запатентованных элементов операционной системы может оказаться нелегальным», – отмечает Дмитрий Кузнецов.


С высказанной точкой зрения согласен исполнительный директор компании «Конструктор документов FreshDoc.ru» Андрей Тушов: «Востребованность ОС определяется не страной ее разработки, наличием красивых иконок и даже не скоростью работы, отзывчивостью или удобством. Печальный пример Windows mobile показал, что основным фактором для успешного продвижения ОС является возможность создания востребованного софта, совместимого с новой системой, и стимулирование (иногда работает и отсутствие препятствий) для команд, занимающихся подобной разработкой». Ведь сама по себе ОС пользователя фактически не интересует. А вот список уникальных возможностей браузеров, приложений, графических редакторов, офисных приложений, мессенджеров, которые работают (или не работают) на базе новой ОС, и станет определяющим фактором для выбора. И от того, насколько новые платформы будут дружелюбны к разработке нового ПО, и зависит их дальнейшая судьба.


Ссылки

Источник публикации