«Руслан Геремеев дверь не открыл»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

0b6498502.jpg


Руслан и Артур Геремеевы остаются в деле об убийстве Бориса Немцова свидетелями. Силовики пытался организовать их насильственную доставку на допрос, но сделать это не удалось.


Об этом свидетельствуют материалы дела о нападении на политика.


Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, вскоре после убийства Бориса Немцова СК РФ удалось обнаружить абсолютно все машины и их владельцев, проезжавших по Большому Москворецкому мосту во время совершения преступления. Почему-то не были обнаружены только минивэн, остановившийся напротив места расстрела буквально через минуту после случившегося, и внедорожник Mercedes, резко развернувшийся на мосту через сплошные линии, сразу после убийства. СК РФ поручал оперативникам разыскать эти машины, но те ответили, что сделать это не удалось. Также не смогли сыщики найти и двух женщин, предположительно, видевших стрельбу по политику. Собеседник «Росбалта» предположил, что и женщины, и две машины могли иметь отношение к специальным службам, осуществлявшим скрытое наблюдение за политиком накануне выступлений оппозиции. Однако никаких подтверждений данной версии в материалах дела нет.


Что касается остальных водителей-свидетелей, то они ничем следствию не помогли. Большинство ничего подозрительно не видели. Только один заметил, что на мосту лежит мужчина, над ним склонился молодой человек, а рядом бегает девушка. Но он решил, что они просто помогают пьяному подняться, и поехал дальше. Один из водителей высказал собственное мнение, что следы убийства Немцова ведут на Украину.


СК РФ рассчитывал, что важную информацию может сообщить личный водитель Немцова. Выяснилось, что у политика было два шофера, которые работали посменно. Один из них рассказал, что ночь на 27 февраля Немцов провел в находившемся у него в аренде загородном коттедже, расположенном на территории одного из правительственных санаториев. Утром политик поехал в аэропорт встречать Анну Дурицкую, прилетевшую с Украины. Водитель отвез пару в квартиру Немцова на Малой Ордынке. Ближе к вечеру он доставил политика на радио «Эхо Москвы», где у него было выступление, а сам вернулся на Ордынку за Дурицкой, находившейся в салоне красоты. Отвезя девушку в ГУМ, шофер забрал Немцова от здания радиостанции, они заехали к нему домой, после чего направились к ГУМу. Водитель высадил политика на островке безопасности в начале Москворецкого моста, после чего тот отпустил его. Шофер, припарковалв внедорожник у дома Немцова, поехал к себе. Ничего подозрительного он, по его словам, ни в тот день, ни в дни накануне не замечал.


В самом конце материалов дела об убийстве Немцова присутствует переписка СК РФ с правоохранительными органами Чечни, касающаяся фигурантов расследования. Из нее можно понять, как велся поиск Руслана и Артура Геремеевых. Начальнику УФСБ по Чеченской республике 16 марта 2015 года было направлено поручение «об установлении местонахождения Геремеева Руслана Абдулсаидовича, 10.05.1978 г.р., доставке в ГСУ СК РФ к следователю для задержания в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ и проведения с его участием неотложных следственных действий». В мае 2015 года СК РФ направил повторный аналогичный допрос. Позже неоднократно в Чечню направились повестки с вызовами на допрос Геремеева. В результате из республики пришел ответ, что 31 октября 2015 года во время выезда по месту проживания Геремеева «дверь в домовладении никто не открыл».


Аналогичная ситуация складывалась с братом Руслана Артуром. СК РФ также требовал вручить ему повестку, но из Чечни пришел ответ, что дверь дома Артура Геремеева никто не открывает.


Из самой последней переписки об осуществлении насильственного привода на допросы Артура и Руслана Геремеевых следует, что оба они имеют в выделенных материалах дела об убийстве Немцова статус свидетелей.


Юрий Вершов


«Дело Немцова»: отличный семьянин и лучший боец


Как стало известно «Росбалту», в материалах дела об убийстве политика наличествуют блестящие характеристики на ряд основных фигурантов расследования.


Следственный комитет РФ планирует, что суд над предполагаемыми исполнителями убийства Бориса Немцова начнется в июле 2016 года. Сейчас обвиняемые активно знакомятся с материалами дела. Из них можно узнать, что бойцов батальона «Север» допрашивали об их отношении к событиям в редакции «Шарли Эбдо». А также, что Беслан Шаванов никогда не был бойцом этого спецподразделения.


Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, СК РФ планирует, что обвиняемые и их адвокаты закончат знакомиться с материалами дела в конце апреля или сразу после майских праздников. Если этого не произойдет, то следствие хочет через суд ограничить фигурантов расследования в сроках ознакомления с материалами до конца мая. Уже в июне предполагается отправить обвинительное заключение на утверждение в Генпрокуратуру, а судебные слушания должны начаться в июле 2016 года.


Из материалов дела следует, что Беслан Шаванов (погиб при задержании) никогда не был бойцом батальона «Север», как это предполагалось раньше. Он служил в полку по охране объектов нефтегазового комплекса Чечни (так называемый «нефтяной полк»), а 16 февраля 2015 года (за две недели до убийства Бориса Немцова) уволился по собственному желанию, сославшись на заболевание желудка. Из допросов лиц, знакомых с Шавановым и его родственников, выходит, что вплоть до появления в Москве накануне расстрела политика, он не был знаком ни с кем из фигурантов дела — за исключением Заура Дадаева. Согласно характеристике из полка, Шаванов был исполнительным полицейским, но ничем знаменательным не отметился- никаких наград не получил.


Другое дело Заур Дадаев. Чтобы получить его характеристику и личное дело, СК РФ пришлось обращаться не только в «Север», но и лично к главкому внутренних войск (ВВ) Виктору Золотову. После длительного ожидания следователи вначале получили оригинал досье на Дадаева из ВВ, а уже потом его копию из «Севера». Из материалов следовало, что Заур был одним из лучших бойцов батальона, принимал участие во множестве спецопераций, за проявленный героизм был награжден Орденом Мужества, медалью «За заслуги перед Чеченской республикой», медалью участника боевых действий на Северном Кавказе, Почетными грамотами и личной благодарностью от Рамзана Кадырова.


В декабре 2014 года Дадаев принимал участие в операции по освобождению школы и Дома печати в Грозном, захваченных боевиками. По его словам, во время штурма он получил контузию, в связи с чем в конце декабря 2014 года подал рапорт об увольнение. Приказ об увольнении был подписан 28 февраля, а 1 марта его удалили из списка служащих батальона.


На запросы о характеристиках на командира роты «Севера» Руслана Геремеева ответил только глава Шалинского района, на территории которого он и проживал. Чиновник сообщил, что Геремеева все знают как отличного семьянина, отца четверых детей, который всегда помогал нуждающимся, активно участвовал в общественной жизни района и т. д.


Следователи, чтобы собрать больше информации о заинтересовавших их бойцах «Севера», допросили и «кадровиков» батальона. Те характеризовали Дадаева только с положительной стороны. Тогда им стали задавать множество вопросов об отношении Заура и других бойцов к событиям во французском журнале «Шарли Эбдо», интересоваться, обсуждали ли они расстрел карикатуристов, насколько сильно религиозны военнослужащие, привлекшие внимание СК РФ, задевали ли их религиозные чувства высказывания Немцова о мусульманах и т. д.


Напомним, вначале, опираясь на признательные показания Заура Дадаева и Анзора Губашева (позже они от них отказались), СК РФ указывал, что Немцова убили за поддержку сотрудников журнала «Шарли Эбдо», публиковавшего карикатуры на пророка Мухаммеда. Однако потом выяснилось, что подготовка убийства политика началась еще в сентябре 2014 года, задолго до расстрела работников французского журнала. В результате в СК РФ стали полагать, что Немцова могли убить из-за его резких высказываний в целом о мусульманах.


Ссылки

Источник публикации