«Северная верфь» досталась Центробанку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Северная верфь» досталась Центробанку FLB: Банк России через суды собирает бывшую судостроительную империю Сергея Пугачева

"« Девятый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение об обращении взыскания в пользу Банка России акций ОАО "Судостроительный завод "Северная верфь" (входит в ОПК "Судостроение"), заложенных по кредитам, выданным Межпромбанку (МПБ) , сообщает агентство РАПСИ. В феврале арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Банка России. Апелляционную жалобу подал Межпромбанк, который выступает в деле в качестве третьего лица, а также ответчики - ЗАО "КонсалтГрупп" и ООО "АгроПромСоюз". Дело рассматривается в закрытом режиме, так как ему был присвоен гриф "секретно" . Ранее в рамках процесса была проведена экспертиза по оценке стоимости пакета акций "Северной верфи". Летом 2010 года ЦБ пошел на беспрецедентное решение, рассрочив долг подконтрольного экс-сенатору Сергею Пугачеву Международного промышленного банка (МПБ, Межпромбанк) на полгода (до 1 января 2011 года) и взяв под него в залог по номинальной стоимости судостроительные активы ОПК, также принадлежащей Пугачеву. Сумма кредитов, выданных МПБ, составила 32 миллиарда рублей. Впоследствии банк лишился лицензии и 30 ноября 2010 года был признан банкротом. В качестве третьих лиц в деле участвуют 35 компаний, в том числе судостроительный завод "Северная верфь". Эти юрлица являются заемщиками Межпромбанка, их обязательства также обеспечиваются спорными акциями. В настоящее время акции "Северной верфи" по решению суда переданы в доверительное управление ЦБ РФ. В октябре прошлого года также сообщалось, что Объединенная судостроительная корпорация получила доверенность на управление акциями "Северной верфи". Один из владельцев акций - ООО "АгроПромСоюз" - обжаловал в порядке надзора в Высшем арбитражном суде передачу в доверительное управление Центробанку РФ акций судозавода. Ответчиками по иску Банка России выступают ЗАО "Ариадна", ЗАО "Эдельвейс", ЗАО "ЭкстраЛайт", ЗАО "КонсалтГрупп" и ООО "АгроПромСоюз", которым принадлежат заложенные акции. В рамках дела слушался встречный иск ООО "АгроПромСоюз" о признании договора залога акций недействительным. Суд этот иск отклонил. Межпромбанк в лице конкурсного управляющего банка Агентства по страхованию вкладов (АСВ) суд привлек в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями. Как пояснила представитель МПБ, акции, на которые просит обратить взыскание ЦБ, были переданы в последующий залог Межпромбанку. Речь идет о 50% плюс одна акция, а по кредитам в ЦБ было заложено 75,82% акций, причем регулятор дал согласие на последующий залог акций. Общий размер кредита, который Межпромбанк выдал под вторичный залог акций компании ОПК "Судостроение", составил 7 миллиардов рублей. По мнению Межпромбанка, если иск ЦБ удовлетворят, то МПБ не сможет предъявить свои требования в связи с реализацией предмета залога, а рассматривая требования в рамках иска ЦБ, арбитраж определит очередность удовлетворения требований . ЦБ РФ подал еще два аналогичных иска об обращении взыскания в пользу ЦБ РФ на заложенные по договору залога акции ОАО "Балтийский завод" и ОАО "Центральное конструкторское бюро "Айсберг" (также входят в ОПК "Судостроение"). Оба иска также были удовлетворены . В настоящее время на Балтийском заводе введена процедура наблюдения в рамках дела о банкротстве, а обязательства по выполнению действующих контрактов переведены на ООО "Балтийский завод - судостроение". Ранее в публикации «Кто остался должен Сергею Пугачеву?» Агенство федеральных расследований FLB разбирало ситуацию с уводом средств из Межпромбанка. В частности, в материале говорилось: « Агентство по страхованию вкладов (АСВ) впервые обнародовало детальные количественные оценки качества обслуживания кредитов крупнейшими заемщиками Межпромбанка, подконтрольного экс-сенатору Сергею Пугачеву. Невозвратными являются крупные ссуды более чем на 150 млрд руб . По данным АСВ, крупнейшими неплательщиками банка из числа физических лиц являются его бывшие топ-менеджеры, родственники основного владельца и лица, связанные с ним по небанковским бизнесам. Детальные данные о качестве обслуживания крупных кредитов (на сумму от 1 млн руб. каждый), взятых в банке физическими и юридическими лицами, приведены в опубликованном АСВ отчете о результатах инвентаризации активов Межпромбанка (МПБ). Согласно ему, заемщиков—физических лиц, взявших в МПБ кредиты на сумму более 1 млн руб., по данным отчета АСВ об инвентаризации,— 27 человек. Совокупная оценочная стоимость таких ссуд в пять раз меньше балансовой — 32 млн против 170 млн руб. Из 27 кредитов на дату оценки (осень прошлого года) погашено было всего три, нулевую оценку имели семь ссуд, причем три из них — крупнейшие (на совокупную сумму почти 80 млн руб.) . "Оценка "0" означает, что имеющиеся в кредитном досье сведения свидетельствуют о том, что должник не имеет возможности погасить кредит",— пояснили в агентстве. Остальные кредиты были оценены существенно ниже номинала, что означает невозможность возврата этих долгов целиком. Судя по отчету, самые большие необслуживаемые долги перед МПБ имеют известные на рынке люди, прямо и косвенно связанные с банком и структурами подконтрольной Сергею Пугачеву Объединенной промышленной корпорации, куда входил и МПБ. Кроме экс-главы совета директоров Межпромбанка Джеральда Ковальски (ранее занимал пост управляющего директора в Credit Suisse First Boston) это начальник главного эксплуатационного управления управделами президента РФ Александр Гладышев и известный дизайнер Сергей Шанович, который с конца 1990-х и до середины 2000-х годов руководил дизайнерским направлением НТВ и известен как создатель современного образа этого и ряда других телеканалов (СТС, ДТВ и пр.), а в настоящее время является руководителем и креативным директором студии Shandesign . В числе клиентов компании — крупные телеканалы, авиа-, инвесткомпании и даже "Газпром"». В публикации «Джеральд Ковальски России неподсуден» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: « конкурсный управляющий «Межпромбанка», Агентство по страхованию вкладов (АСВ), пытается через суд взыскать с бывшего председателя ее совета директоров, американца Джеральда Ковальски, $15,9 млн . Эта сумма включает «тело» невыплаченного кредита, проценты и неустойку. 3 августа 2005 года Ковальски получил от Межпромбанка заем в $1,3 млн. Произошло это за несколько месяцев до вхождения американца в совет директоров кредитной организации. По данным партнера юридической группы «Яковлев и партнеры» (группа представляет интересы АСВ в спорах, связанных с МПБ) Майи Чудутовой, долг до сих пор не погашен. В итоге получилось, что сумма иска значительно превысила первоначальный размер ссуды. — Сперва кредит был выдан на 19 месяцев, потом срок его возврата был существенно продлен — до 3 сентября 2008 года, — рассказала Чудутова. — Но средства так и не были возвращены. Как только мы это обнаружили в документах банка, сразу обратились в суд. Благо срок исковой давности еще не прошел. Джеральд Ковальски считался уважаемым менеджером с престижным бэкграундом. Он окончил Мичиганский университет со степенью бакалавра гуманитарных наук в области экономики, работал в Procter & Gamble, банке Bankers Trust (прошел путь от эксперта до партнера, заместителя председателя и управляющего директора в развивающихся странах Европы, Ближнего Востока и Африки), а затем стал управляющим директором Credit Suisse, где отвечал за инвестиционно-банковскую деятельность на развивающихся рынках. В империи Пугачева американец занимал пост председателя совета директоров Межпромбанка и заместителя председателя совета директоров Объединенной промышленной корпорации. Ковальски возглавлял МПБ вплоть до отзыва у банка лицензии в октябре позапрошлого года. Любопытно, что именно он пытался убедить инвесторов в устойчивости кредитной организации в преддверии объявления ею дефолта по еврооблигациям на 200 млн (это произошло 6 июля 2010 года) . Судя по всему, даже в случае решения в пользу АСВ взыскать миллионы долларов с Ковальски будет весьма затруднительно. По словам Майи Чудутовой, ни ответчик, ни его представители в суде не появляются. Бывший председатель совета директоров МПБ, как сообщил на условиях анонимности его знакомый, уехал в Лондон и в нашу страну возвращаться не собирается. — У нас нет сведений, что Ковальски располагает активами в России. Так что, если мы выиграем дело, то будем стараться исполнить решение российского суда на территории других государств, — сказала Чудутова. — По нашим сведениям, последнее место жительства Ковальски — Великобритания. Не исключено, что бывший глава МПБ действительно там сейчас и находится. И в руки нашего правосудия ему вряд ли грозит угодить. Адвокат Московской городской коллегии адвокатов Алексей Мишин объяснил, что между Россией и страной, где проживает должник, должно существовать соглашение об оказании правовой помощи по гражданским делам. Если такие договоренности есть, то через Минюст России подается заявка в суд другого государства по месту нахождения ответчика. И уже зарубежный суд может арестовать его имущество. Но, по данным ведущего юрисконсульта группы компаний Contrust Юлии Шалдаковой, соответствующих соглашений с Россией и Великобританией нет. — Таким образом, другое государство не обязано исполнять и легализовывать решение суда нашей страны, — заключила юрист. — В данном случае перспектива взыскания отсутствует. Это подтвердил старший юрист «Лигерион Групп» Андрей Зубов. — Но потенциально кредитор может обратиться в английский суд по месту нахождения Ковальски. При этом определение местонахождения — задача истца, который к тому же должен походатайствовать об обеспечительных мерах в отношении ответчика на территории другого государства, — сообщил Зубов. Сложность еще и в том, дополнил Алексей Мишин, что зарубежным органам придется заниматься поиском активов должника российского банка. А это морока. Перспективнее, заключает Зубов, было бы инициировать еще и уголовное дело. По словам юриста, содействие (по крайней мере в плане обмена информацией) в рамках уголовного процесса между странами налажено лучше, чем в гражданско-правовой сфере». Как сообщало ранее Агентство федеральных расследований FLB, « в Центробанке РФ знали о сомнительных операциях, практикуемых владельцем банка, членом СФ от Тувы Сергеем Пугачевым, но два года молчали. В 2008 году Прокуратуре Москвы не дали возбудить уголовное дело по факту нарушений в Межпромбанке. А проверки ЦБ прекратились в 2009 . Прежде чем вывести из банка полученные по кредитам ЦБ 37 млрд руб., его владельцы несколько месяцев держали их в том же ЦБ, получая проценты по депозиту, а угрозу отрицательного капитала в банке, подконтрольном экс-сенатору от Тувы Сергею Пугачеву, проверка обнаружила еще в 2009 году, что не помешало Межпромбанку довести долю "схемных" кредитов до 99% от всех выданных ссуд к моменту отзыва лицензии, последовавшего лишь через год. В период с октября 2008 года, когда МПБ получил доступ к беззалоговым кредитам Банка России, и до момента отзыва у него лицензии, трансформация долга перед ЦБ на 37 млрд руб. в аналогичного размера "дыру" в капитале банка произошла не сразу. При этом масштаб злоупотреблений из официальной отчетности полностью не просматривался, настаивают собеседники. "Например, вывод из банка средств аффилированных с ним компаний маскировался открытием в нем новых депозитов других связанных с МПБ структур,— говорит один из источнико.— Так, например, вывод депозита "ОПК Девелопмент" сопровождался открытием в МПБ депозита "Северной верфи" и ряда других компаний, то есть в официальной отчетности прослеживался не только отток, но и приток средств . Другое дело, что этот приток был сформирован за счет выданных банком же технических кредитов". К выводу о техническом характере кредитов более чем сотни заемщиков пришла и проверка ЦБ, проведенная в МПБ осенью 2009 года. По ее результатам в мае 2010 года банку было выдано предписание о доначислении резервов. При этом объем дорезервирования был таким, что в случае исполнения предписания регулятора капитал МПБ стал бы отрицательным уже по состоянию на начало 2009 года. По их оценкам, к моменту отзыва лицензии в октябре 2010 года техническими, использующимися на перекредитовку ранее выданных кредитов, были уже до 99% всех ссуд Межпромбанка. Отрицательная величина капитала к моменту отзыва лицензии даже не 37 млрд руб., как считалось ранее, а все 54 млрд рублей». В июне 2010 года Межпромбанк не смог расплатиться с ЦБ по беззалоговому кредиту, а в июле - с держателями еврооблигаций на 200 миллионов евро. Кроме того, более 99 процентов кредитов банка оказались просроченными. В течение лета банк Сергея Пугачева договорился о реструктуризации большей части задолженности, но 5 октября лицензия у него все равно была отозвана. 30 ноября суд признал МПБ банкротом, а в конце января по факту банкротства банка было возбуждено уголовное дело». На 1 сентября Межпромбанк был должен около 90 млрд руб. Его крупнейшие кредиторы — ЦБ, «Северсталь», ВТБ, ОКБ им. Сухого и держатели евробондов: кроме дефолтного выпуска у банка есть еще один — на $200 млн с погашением в 2013 г. По словам источника, близкого к Межпромбанку, в нем зависли и деньги Пугачева — примерно $500 млн. «Ведомости» приводят структуру собственности, которая была у банка в тот момент, «Основные владельцы — семья члена Совета Федерации от Тувы Сергея Пугачева (81%). Финансовые показатели (РСБУ, на 1 августа 2010 г.): активы — 174,7 млрд руб., капитал — 24,9 млрд руб., прибыль — 441 млн руб ». Следствие подтвердило подозрения ЦБ о том, что бизнес Межпромбанка сводился к тщательно замаскированному кредитованию неких определенных лиц без намерения возвращать эти средства, то есть фактически к выводу активов . Мнение о том, что эти лица — собственники банка, ЦБ публично обнародовал уже после отзыва у Межпромбанка лицензии. В ноябре 2010 года первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян говорил, что по итогам проведения проверки банка ЦБ (проходила с сентября по декабрь 2009 года) было установлено, что "основная часть кредитов выдавалась компаниям, обладавшим признаками фирм-однодневок, далее средства через цепочку компаний-прокладок поступали к связанным с собственником Межпромбанка лицам". Интересно, что признаки такой деятельности обнаружились гораздо раньше 2009 года, однако тогда правоохранительные органы этим не заинтересовались. Так, по результатам проверки, которую сотрудники Московского главного территориального управления (МГТУ) ЦБ провели в Межпромбанке еще в 2008 году, было установлено, что из него выводились активы в пользу третьих лиц . Оформлялось это как выдача кредитов компаниям-однодневкам, которые впоследствии заявили о невозможности расплатиться по своим обязательствам, предлагая банку в качестве отступных свои векселя. Однако векселя не были погашены из-за прекращения деятельности заемщиков, а проблемные кредиты были списаны с баланса Межпромбанка за счет резервов на возможные потери по ссудам. В документах ЦБ указывалась сумма сделок, вызвавших подозрения,— 4 млрд руб. Соответствующие документы МГТУ Банка России были отправлены в 2008 году в ГУВД и прокуратуру Москвы, однако в возбуждении уголовных дел правоохранительными органами тогда было отказано . В постановлении прокуратуры милиции, в частности, предписывалось обратить внимание на необходимость получения информации о возможной аффилированности Межпромбанка и ряда ООО, получивших кредиты в этом банке, а также установить ответственных за проведение этих сделок должностных лиц банка, получив от них "подробные объяснения о целесообразности заключения сделок". Все эти доследственные действия проведены так и не были, и в 2009 году проверки были прекращены. Лицензии Межпромбанк лишился лишь в октябре 2010 года, спустя три месяца после того, как банк допустил дефолт по еврооблигациям и не смог расплатиться с ЦБ по полученному в кризис беззалоговому кредиту на 32 млрд руб. Уже после отзыва лицензии глава Центробанка Сергей Игнатьев признавал, что применить санкции к Межпромбанку можно было и раньше, но ЦБ надеялся на конструктивное взаимодействие собственников банка и в вопросе реструктуризации долга перед кредиторами . Этого не произошло, лицензия была отозвана, и 20 октября и 7 ноября 2010 года — еще до банкротства Межпромбанка — господин Игнатьев направил письма генпрокурору Юрию Чайке, в которых сообщил, что ЦБ усматривает в действиях топ-менеджеров банка признаки преступлений, предусмотренных ст. 195 УК РФ ("Неправомерные действия при банкротстве") и ст. 196 УК РФ ("Преднамеренное банкротство")», - написал "Коммерсант" в августе 2011 года. В декабре 2011 года Агентство федеральных расследований FLB рассказало о ситуации, сложившейся в судостроительных предприятиях, сходивших в империю Сергея Пугачева. С точки зрения судостроителей, ситуация выглядела не так однозначно. В частности, в публикации «Путин распорядился, но банки саботируют» сообщалось: «судостроительные активы олигарха и бывшего сенатора Сергея Пугачева по-прежнему в зоне повышенного внимания властей, правоохранительных органов и их потенциального покупателя — Объединенной судостроительной корпорации. Акционеров верфей публично обвиняют в создании финансовой пирамиды путем перекачки денег из Балтийского завода на Северную верфь с последующим их выводом за границу. Дело дошло до того, что проблемами Балтийского завода пришлось заняться лично премьер-министру страны Владимиру Путину . О том, что сейчас происходит на судостроительных предприятиях рассказал генеральный директор «Северной верфи», а в недавнем прошлом еще и глава Балтийского завода Андрей Фомичев. ВЫСТОЯЛИ В КРИЗИС — В каком состоянии вы приняли руководство Балтийским заводом и Северной верфью в начале 2007 года, после их покупки Объединенной промышленной корпорацией (ОПК)? — Не в блестящем. Когда мы приняли заводы, у них были убытки от основной деятельности. С февраля 2007 года объем производства, например, на Северной верфи вырос в три раза, сегодня мы работаем по основной деятельности с устойчивой прибылью, даже на Балтийском заводе прошлый год закончили с прибылью . Тот минус, который «вылезает» в некоторых промежуточных финансовых отчетах по Северной верфи, связан с повышенными выплатами по дорогим коммерческим кредитам, которые мы вынуждены брать, чтобы исполнять сроки государственных заказов. А брали мы их потому, что госфинансирование сильно отставало от графика. Это было отмечено в акте Счетной палаты. Там же четко написано, что нестабильное финансирование по заказам Минобороны вынуждает Северную верфь брать кредиты, что приводит к убыткам. К сожалению, государство этих затрат (по процентам) не компенсирует. Когда я пришел на Балтийский завод, ситуация там была крайне непростая. Фактически срывалась программа строительства дизель-электрических ледоколов («Москва» и «Санкт-Петербург»). Деньги на строительство этих двух ледоколов закончились еще в 2008 году, а сдавать суда надо было в 2009-м. В итоге ледоколы мы сдавали практически без денег. Понятно, что это не лучшим образом сказалось на ситуации на Балтийском заводе. Предприятие вышло из пике лишь в 2010 году, когда впервые за семь лет была получена прибыль, пусть и небольшая. — Сколько средств за время нахождения верфей в собственности ОПК было инвестировано в их модернизацию? — За последние пять лет в развитие «Северной верфи» было вложено несколько сотен миллионов рублей. В последние годы на Северной верфи было полностью заменено крановое хозяйство в основном эллинге, расширены с 23,5 до 28 м построенные места. Внедрена система «труботех», внедрены Cad-Cam-технологии, и теперь мы работаем — единственные в России — в 3D-модели как по трубомедницким работам, так и по корпусо­сборочным и по внутренним работам на кораблях и судах. Помимо производства мы серьезно вкладываемся в социальную политику. Мы гордимся тем, что частное предприятие «Северная верфь» занимает первое место по коллективному договору по Петербургу и Ленобласти. Это позволило привлечь, а в период кризиса сохранить кадровый состав, прежде всего рабочих дефицитных специальностей и инженерно-технический персонал. Сейчас уровень зарплаты на Северной верфи — около 38 тыс. руб., что значительно превышает средний уровень по региону и по отрасли в целом. Кроме того, в полном соответствии с межотраслевым профсоюзным соглашением с 1 января мы поднимаем зарплату в среднем на 10—15%. На Балтийском заводе, учитывая финансовые проблемы предприятия в 2008—2009 годах, начало масштабной модернизации было намечено ориентировочно на 2011 год. Но из-за событий, связанных с корпоративным конфликтом и передачей активов, дополнительные вложения со стороны собственников временно не рассматриваются. В ОЖИДАНИИ НОВОГО СОБСТВЕННИКА — В каком виде с точки зрения технических и ценовых параметров получает верфи Объединенная судостроительная корпорация? — Действительно, есть поручение председателя правительства о проведении переговоров по приобретению государством по рыночной цене судостроительных активов ОПК с учетом их стратегической значимости для государства. Но, подчеркну, именно государством. Вопрос был детально проработан Министерством промышленности РФ. Насколько я понимаю, переговоры с собственниками проводятся и в настоящий момент. Что касается технического состояния верфей, то могу сказать, что «Северная верфь» совместно с Балтийским заводом — это была полноценная самодостаточная корпорация надводного корабле- и судостроения, аналогов которой сегодня в России нет . Ведь все остальные судозаводы в основном ориентированы все-таки на подводное кораблестроение. Северная верфь сегодня номер один в области надводного кораблестроения. Тот факт, что Минобороны на 80% надводного кораблестроения РФ сосредоточило у нас, говорит сам за себя. Это делается не за красивые глаза, это говорит о том, что техническое состояние верфи оценено основным нашим заказчиком более чем на пять баллов. Технический уровень «Северной верфи» оценили и норвежские судоходные компании, которые заказывают у нас суда снабжения морских буровых платформ «под ключ». На сегодня мы единственные в России, кто освоил строительство офшорных судов «под ключ». Норвежцев привлекает, прежде всего, высочайшее качество и при этом низкая по сравнению с другими европейскими верфями цена. Это достигается в том числе и за счет уникального программного обеспечения. Мы живем и работаем по технологиям XXI века, а на других судостроительных предприятиях о, например, едином интерфейсе с проектным бюро могут только мечтать. Отличное техническое состояние верфей подтверждают акты проверок нашего предприятия комиссиями «Газпрома», Mitsui, Mitsubishi, Daewoo. Эти авторитетнейшие комиссии проверяли нас, когда шло согласование вопросов строительства номенклатурного ряда судов для «Газпрома». На Балтийском заводе мы полностью сохранили имевшийся производственный потенциал, сберегли кадры и — что очень важно — пополнили портфель заказов, например, получили заказ на строительство плавучей атомной станции (ПАТЭС). Разумеется, внедряли и инновации. Впервые в России на Балтийском заводе было освоено строительство теплообменников по системе натрий-натрий. Мы внедрили у себя систему контроля, которая применяется в концерне «Росэнергоатом». «ЧУШЬ СОБАЧЬЯ» — Согласны ли вы с тем, что за время вашей работы в должности гендиректора Балтийского завода и Северной верфи судостроительный комплекс ОПК представлял собой финансовую пирамиду? И что все средства с Балтзавода выводились на Северную верфь, а затем и за пределы страны? — Чушь собачья. Я бы назвал это грязным черным пиаром. Учитывая, что «Северная верфь» была проверена за последнее время больше чем десятью комиссиями: четыре раза Счетной палатой, два раза КРУ президента, два раза Генпрокуратурой, два раза просто прокуратурой, налоговой инспекцией дважды и другими структурами бессчетно… Никто ничего не нашел — смотрите акты . Поэтому утверждения о выводе денег с Северной верфи — это клевета. На сегодня мы уже находимся в суде против должностных лиц, которые рассуждали на эту тему в средствах массовой информации. И смею заверить, это не единственный судебный процесс — в ближайшее время мы подадим еще несколько судебных исков о защите чести и достоинства и деловой репутации: очень много в последнее время высказываний и публикаций, которые, мягко говоря, не соответствуют действительности. Кстати, на сегодня сальдо между Северной верфью и Балтийским заводом — значительная сумма, несколько сотен миллионов рублей, и не в пользу Балтзавода. Мы создавали кластер по проекту, акцептованному государственными структурами. Теперь что, любой кластер мы будем называть финансовой пирамидой и обвинять его создателей в выводе денег? Что действительно можно назвать попыткой лишения средств предприятий, так это финансовый маневр концерна «Росэнергоатом». После отзыва лицензии у Межпромбанка этот концерн скупил прекратившие хождение на финансовом рынке обесценившиеся векселя банка и попытался расплатиться ими с Балтзаводом за строительство ПАТЭС. Вот если бы мы эти векселя приняли в оплату реально выполненных работ на заводе, тогда действительно можно было бы говорить о финансовых нарушениях. Но мы этого не сделали, и в результате именно «Росэнергоатом» завел Балтзавод туда, куда завел . — Сейчас много разговоров о якобы нецелевом использовании средств, которые «Росэнергоатом» выделял на строительство плавучей атомной теплоэлектростанции, однако, что интересно, эти заявления — лишь голословные утверждения, не подкрепленные доказательно. Могло ли такое произойти? — Все заявления «Росэнергоатома» о якобы нецелевом расходовании средств на ПАТЭС — это, можно сказать, явка с повинной дирекции по строительству ПАТЭС «Росэнергоатома». На самом-то деле они не заплатили Балтзаводу 1,5 млрд руб. — это та сумма, на которую нам пытались всучить векселя банка-банкрота, и 1,3 млрд руб. нам недоплатили за уже сделанные работы. Под каждый совершаемый платеж заказчики — «Росэнергоатом» — подписывали платежный документ. Так что если они считают, что мы с завода что-то выводили, то это происходило с их ведома и по их же заказу . Причем голословные обвинения Балтзавода в мифическом выводе чего-то куда-то «Росэнергоатом» начал выдавать только в последнее время. Что непонятно, так это то, почему эти же голословные обвинения распространяет в своих официальных сообщениях ОСК. Получается, что кто-то кого-то ввел в заблуждение — сознательно или нет, причем заблуждаются все почему-то публично. СТАВКА НА ОБОРОНЗАКАЗ — Как обстоят дела с финансированием гособоронзаказа? Чем вызвана подача исков в отношении коммерческих банков, которые не финансируют верфи вопреки указаниям премьер-министра? Как сейчас обстоят дела — финансовые и судебные? — Российское государство в лице премьера Владимира Путина акцептовало Северную верфь под возобновление серийного строительства кораблей первого и второго рангов. Так продолжилось наше многолетнее сотрудничество с Министерством обороны, с главкоматом ВМФ. Мы не были участниками резонансных скандалов с подписаниями контрактов по гособоронзаказу и определением объемов финансирования, которые затихли лишь в начале ноября. Контракты мы получили в мае, цену согласовали и подписали в июне, причем заказы для нас прибыльные. В итоге премьер 8 сентября подписал распоряжение о предоставлении Северной верфи госгарантий по кредитам от конкретных кредитных организаций, которые также прописаны в этом же распоряжении. Другое дело, что банковские структуры, которые названы в распоряжении от 8 сентября, в настоящее время саботируют решение правительства . Мне как гражданину РФ это обидно и непонятно. Мы как раз через суд и пытаемся спросить: на каком основании банки не выполняют постановление правительства РФ? Наверное, они должны ответить перед правительством РФ в части неисполнения данного распоряжения. Я об этом докладывал, наверное, всем и в правительстве, и в Министерстве обороны, надеемся, что это дойдет до какого-то результата. Минобороны — спасибо ему большое — очень нам помогает в решении вопросов с банками, общение там идет на уровне первых лиц. — Продолжается ли уголовное преследование руководства Северной верфи РОВД Кировского района Петербурга? Чем и когда, на ваш взгляд, это может закончиться? — За полгода я так и не узнал, против кого выдвинуто обвинение, в чем оно состоит и какие следственные действия проводятся. Министерство обороны — наш основной клиент — в официальном рапорте верховному главнокомандующему подтвердило, что признаков вывода государственных средств не обнаружило. То есть наш главный государственный заказчик официально признал, что все государственные средства, которые мы получили, мы потратили на финансирование исполнения государственного оборонного заказа. «Рособоронэкспорт» тоже никаких злоупотреблений с нашей стороны не обнаружил. Никто ничего не нашел — так, может, и искать-то нечего? — Обсуждало ли с вами руководство ОСК перспективы развития Северной верфи? Как, по-вашему, это предприятие должно развиваться в будущем? — Не обсуждало. Насколько я понимаю, все обсуждения проходят на уровне правительства. Предприятие на сегодня развивается и должно развиваться в соответствии с утвержденными правительством РФ комплексными программами. Те же длительные контракты до 2018 года, подписанные премьером Владимиром Путиным, позволяют говорить о том, что изменений в части развития «Северной верфи» нет и не предвидится . Крупные пакеты акций «Северной верфи» и Балтийского завода уже год находятся в залоге у Банка России по кредитам Международного промышленного банка (до отзыва у банка лицензии также был подконтролен г-ну Пугачеву). Объем залога оценивается в 32 млрд руб. После отзыва лицензии у Межпромбанка ЦБ пытался взыскать акции этих предприятий во внесудебном порядке, но акционеры верфей не захотели добровольно расстаться с этими ценными бумагами. Спор возник из-за разногласий в оценке активов: ЦБ оценил их в 32 млрд руб., а акционеры — в 101,4 млрд руб. В октябре 2010 года Центробанк обратился в Арбитражный суд Москвы: судебная тяжба продолжается до сих пор. Сейчас по решению суда акции верфей переданы в доверительное управление ЦБ, а тот в свою очередь передал верфи в оперативное управление ОСК ». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации