«Титаник» Беньямина Нетаньяху

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Титаник» Беньямина Нетаньяху FLB: Премьер-министра Израиля постиг искусство оставаться у власти на «народные» деньги. Но это не спасет его от амбиций соратников по коалиции

"Правительство под руководством Биньямина Нетаньяху, в которое входят шесть партии с фактически диаметральной идеологией, без особых потрясений завершает третий год правления. И более чем «уверенно» движется к тому, чтобы завершить свою каденцию в установленный законом четырехлетний срок. В принципе, по израильским меркам - это большой успех, так как за последние двадцать лет ни одно из правительство (ни правое, ни левое) не досидело до конца срока. В чем же успех сегодняшнего премьера «Биби», как называют его однопартийцы, и чем он отличается от «Биби» 90-х годов? «Первая» каденция В свое время (1996- 1999 годы) Биньямин Нетаньяху уже был премьер-министром Израиля. Тогда в Израиле, впервые в истории государства, были проведены прямые выборы премьер-министра. Несмотря на все опросы общественного мнения, предрекающие победу «левому» Шимону Пересу - лидеру партии «Авода» - победил «правый» Нетаньяху. Однако, возглавляемая им партия «Ликуд» проиграла выборы «Аводе», избрав меньшее число депутатов. Поэтому Нетаньяху пришлось формировать коалиционное правительство с участием религиозных и мелких партий, готовых поддержать его, исходя из личных и электоральных предпочтений. В результате коалиция, а вместе с ней и правительство, было более чем лоскутным, состоящим из 7 партий с диаметрально противоположной ментальностью и потребностями. В ту каденцию, помимо мирного процесса между Израилем и палестинцами, Нетаньяху пытался укрепить израильскую экономику. Однако, «капиталистические» методы ведения экономики, приведшие к закрытию многих градообразующих предприятий на периферии, были восприняты разными слоями общества, в том числе и религиозными партиями, в штыки. Кроме того, лидеры религиозных партий требовали от нового премьер-министра прекратить территориальные уступки палестинцам и освободить учащихся религиозных школ от службы в армии. А так же регулярно «шантажировали» премьера коалиционным кризисом, «выбивая» дополнительные бюджетные ассигнования и различные льготы для своей общины. В этот период Нетаньяху делал многое, пытаясь заключить мирный договор с палестинцами. Он пошел на ряд «болезненных» территориальных уступок, подписал договор с Ясиром Арафатом - соглашение «Вай Плантейшн». Однако, с одной стороны это было «мало» для палестинцев, с другой стороны, большинству членов его собственной партии казалось, что это «слишком много». В результате разногласий в «Ликуде» по вопросу развития «мирного процесса» и непомерно возросших аппетитов религиозных партий начались проблемы с утверждением государственного бюджета, которое вылилось в вотум недоверия к правительству и привело к досрочным выборам. Досрочные выборы, которые Нетаньяху «с треском» проиграл Эхуду Бараку (новому лидеру партии «Авода»), состоялись в мае 1999 года. На тот момент это было самое крупное поражение партии «Ликуд» за всю её историю - партия «упала» с 32-х до 19 мандатов из 120. Признав свою личную вину за поражение, Нетаньяху объявил об уходе из политики. Вторая и последующие попытки После ухода в отставку Нетаньяху работал в качестве «бизнес-консультанта», выступал с лекциями по всему миру. При этом он играл роль «обеспокоенного гражданина» и активно высказывался по поводу любых спорных шагов своего наследника на посту премьер-министра. В этот период полиция предъявляла Нетаньяху и его жене Саре обвинения в мошенничестве, коррупции и злоупотреблении доверием. Однако в связи с недоказанностью до суда дело так и не дошло. Правительство Эхуда Барака при посредничестве президента США Билла Клинтона начало переговоры с Ясиром Арафатом об окончательной фазе урегулирования ближневосточного конфликта. Но переговоры зашли в тупик, хотя Барак и предлагал палестинской стороне существенные уступки, вплоть до раздела Иерусалима. Провал переговоров привел к обострению интифады и развалу правительственной коалиции, в результате чего в 2001 году правительство «Аводы» пало. В то время Нетаньяху предпринял попытку вернуться в политику, но обусловил свое участие в выборах тем, чтобы вместе с прямыми выборами премьер-министра были и выборы в Кнессет. Это предложение не нашло должной поддержки, в первую очередь со стороны партии ШАС, боявшейся утратить свой фракционный вес. Нетаньяху отказался от участия в выборах, а лидером «Ликуда» и главой правительства тогда стал Ариэль Шарон. В этот период в государстве Израиль фактически шла «партизанская война» палестинцев - интифада Аль-Аксы. Однако, несмотря на трудности «военного времени», Шарону удалось сформировать правительство национального единства. Новое правительство в составе 27 министров стало крупнейшим за всю историю страны. Однако уже через год, в октябре 2002 года партия «Авода» вышла из коалиции из-за разногласий, связанных с формированием государственного бюджета, а Шарон был вынужден объявить о досрочных выборах в Кнессет. Нетаньяху вновь «решил» вернуться в политику и участвовал в выборах главы «Ликуда», но проиграл их. В конце января 2003 года прошли досрочные парламентские выборы, на которых «Ликуд» одержал убедительную победу, в то время как «Авода» потерпела сокрушительное поражение. Премьер-министр Шарон поддержал Нетаньяху и в 2002 году назначил его министром иностранных дел, а после выборов а — министром финансов. На посту министра финансов Нетаньяху продолжил политику укрепления частного сектора экономики за счет государственного. Реформы имели большое значение для банковской системы страны и привели к росту ВВП. В результате жестких мер, предпринятых Нетаньяху, остановился экономический спад, снизилась безработица и начался рост экономики. Однако, эта политика вновь многим не пришлась по душе. Постоянная критика со стороны различных социальных групп умело раздувалась оппозицией. Положение правительства становилось все более шатким. В августе 2005 года, накануне начала выполнения плана размежевания (вывода войск из сектора Газы), Нетаньяху в знак протеста ушел из правительства. План размежевания с палестинцами привел не только к внутрипартийным разногласиям, но и расколу в израильском обществе. Создание внутрипартийной оппозиции под руководством Нетаньяху привело к выходу Ариэля Шарона и ряда его сторонников из «Ликуд» и созданию новой центристской партии «Кадима». Раскол в «Ликуде» из-за внутренних противоречий, парализующих решения лидера, спровоцировал сам ее председатель - Шарон. В тот период члены ядра партии имели огромные полномочия в деле формирования правительства, и использовали их по принципу восточного базара - кто больше «даст» или пообещает, тот и будет министром от партии. Такое положение в дальнейшем привело к тому, что ряду активистов партии, депутатам и министрам были предъявлены обвинения в коррупции и подкупе избирателей. После ухода Шарона Нетаньяху легко одержал победу на внутренних выборах в «Ликуде» и вновь стал кандидатом на пост премьер-министра. На внеочередных выборах а Ариэля Шарона разбил инсульт, и он впал в кому. Но, тем не менее, партия «Кадима» уже под руководством Эхуда Ольмерта, одержала убедительную победу, а «Ликуд» получил всего 12 мест и отказался вступить в коалицию. Несмотря на то, что в тот момент партия «Ликуд» показала наихудший результат за всю свою историю, Нетаньяху не стал «признавать» своей ошибки за провал, а возглавил борьбу за строительство нового «Ликуда». В результате он вновь выиграл внутрипартийные выборы в 2007 году и стал официальным лидером оппозиции и кандидатом на пост премьер-министра государства Израиль. В 2008 года началось полицейское расследование против премьер-министра Эхуда Ольмерта, в результате чего внутренние выборы в партии «Кадима» прошли без него. Председателем партии была избрана Ципи Ливни. Эхуд Ольмерт объявил, что подаст в отставку с поста премьер-министра, если Ливни в качестве нового лидера партии сможет сформировать новое правительство. Однако все ее попытки натолкнулись на упорное сопротивление религиозных партий, в результате чего стали неизбежны досрочные выборы. На парламентских выборах 10 февраля 2009 года партия «Ликуд», возглавляемая Биньямином Нетаньяху, заняла 2-е место после «Кадимы», получив 27 мест в парламенте. Однако, партии «Кадима», получившей всего на один мандат больше, не удалось сформировать правительство. И поэтому президент страны поручил его формирование Нетаньяху. Сформированное им правительство стало самым крупным в истории Израиля - 30 министров и 9 замминистров. В коалицию с «Ликудом» вошли: «правая» партия «Наш дом Израиль» (председатель А.Либерман), «левая» партия «Авода» (Эхуд Барак), ультра-религиозные партии «Шас» (Эли Ишай) и «Еврейство Торы» (Лицман ) и ультра-правые религиозные сионисты «Еврейский дом» (Гершкович). На момент формирования коалиция имела 74 мандата из 120, что позволяло ей без проблем проводить собственную политику. Причем больше половины депутатов являлось членами правительства. И вот уже три года коалиция Нетаньяху управляет страной. На основании чего коалиция так долго держится у власти? Министр - все для партии и благодаря партии Израильский министр, не совсем укладывается в общепринятое понятие «министр». В Израиле свое «видение» демократии, вернее, свои демократические «извращения». Здесь министерские посты даются не за заслуги в какой-либо отрасли знаний, не за предыдущий опыт в управлении народным хозяйством, а в виде политической «взятки», за вступление в коалицию отдельно взятой партии или политика. Поэтому все министры воспринимают свое назначение как личный политический успех, как очередную ступеньку в своей политической карьере. И, естественно, что на следующий же после назначения день все министры возвращаются к своей «основной» деятельности - то есть к политике. Своими министерствами они руководят на основе своей личной или партийной ориентации. Министры, в основном, рассматривают свою работу в министерстве исключительно через призму своей политической карьеры, и большинство принимаемых ими решений направлено на усиление собственной политической власти - в партии и в целом по стране. Отцы-основатели государства, очевидно понимая, что все министры будут политическими назначенцами, в свое время приняли закон, «защищающий» министерство от политических игр министра. Именно поэтому любой, вновь назначенный министр может поменять в «своем» министерстве только 7 сотрудников (!). Министр может привести с собой: генерального директора, начальника своей канцелярии и пять советников. И все. Уволить или передвинуть других чиновников министерства теоретически, конечно, можно, но очень трудно даже для министра. С другой стороны, именно это позволяет министерству вести хоть какую-то единую политику и дорабатывать все ранее утвержденные проекты. Правда, на чем может «отыграться» вновь избранный министр, так это на всех новых назначениях и новых тендерах. Тут уж он не смеет упустить своего, тут уж все будут «свои». И на этом поприще есть свои «рекордсмены». Как-то, один из министров, не подумав, похвастался на съезде членов центра своей партии, что он лично «трудоустроил» во вверенном ему министерстве почти 80 соратников. Однако, вместо «спасибо», «товарищи» по партии тут же «настучали» государственному контролеру. Уголовное дело, тянувшееся более двух лет, в конце концов, вынудило его уйти в отставку из состава Кнессета. Министерская чехарда и министры без министерств С другой стороны, чехарда с правительствами в последние 10-15 лет привела к тому, что любой чиновник знает, что очередной министр успеет отсидеть в своем кресле год, от силы два, и «власть» снова сменится. Так что, никто не спешит выполнять министерских поручений. А куда спешить, если за последние 10 лет в МИДе, министерствах финансов и транспорта сменилось по семь министров? В министерстве внутренних дел (контролирующем бюджеты городов) и самом привлекательном для партийных бонз всех партий, за это же время сменилось аж 10 министров. Подобная ситуация сложилась, в основном, из-за принципа партийного назначения министров из числа депутатов Кнессета. Сегодня только в Израиле министр и депутат парламента, голосующий за бюджет «своего» министерства - одно и то же лицо. Фракции, входящие в правящую коалицию, получают министерские должности согласно своему численному составу и договоренности. Если раньше фракция получала министерский пост из расчета за каждых 4-5 депутатов, то сегодня уже за 3-2. Лет двадцать назад правительство состояло из 15-18 министров. Однако, со временем, министерских портфелей стало не хватать для удовлетворения возросших аппетитов коалиционных партнеров. В 2002 году «благодаря» Шарону стало 27 министерств, а в 2009 году Нетаньяху довел их количество до 30. Большинство министерств создавалось в основном путем деления старых, а так же было создано ряд новых, на деле не отвечающих ни за что. При этом в ряде министерств долгое время не было даже постоянных помещений, а весь штат состоял из министра и его помощников. Такими были министерства стратегического планирования, по делам пенсионеров, по развитию пустыни Негев, по делам диаспоры и пропаганды. Дополнительно создавались должности заместителей министров, которые по регламенту вообще ни за что не отвечают, но зато имеют канцелярию, водителя, охрану, штат помощников и, естественно, министерскую зарплату. Основа коалиции – восточный базар Придя к власти в 2009 году, Биньямин Нетаньяху столкнулся с непомерно возросшими аппетитами как в своей партии, так и у партнеров по коалиционным переговорам. Однако он хорошо усвоил уроки прошлых лет – «любая коалиция основана на принципах восточного базара». Здесь все торгуются по любому поводу и до конца, при этом и покупатель и продавец изначально пытаются кинуть друг друга. У каждой фракции есть только электоральные предпочтения, которые могут идти вразрез с интересами государства. Но самый главный принцип восточного базара - при наличии денег, можно выторговать любой товар. Усвоив этот постулат, Биньямин Нетаньяху решил стать самым «щедрым» премьер–министром. В результате он создал ряд дополнительных министерств, а также добавил должности заместителей министров. В итоге, из 74 депутата Кнессета, что вошли в составе 6 партий в коалицию, 30 возглавили министерства, 9 стали заместителями министров и 12 возглавили различные комиссии Кнессета. Фактически три четверти депутатов оказались дополнительно «пристроены». Но это было только начало торга. В дальнейшем каждая партия, которая выбила себе министерства, начала выбивать дополнительные бюджеты для него. В основе большинства коалиционных договоров было сразу указано кто, сколько, когда и почему «получит», включая проведение электоральных законов и секторальных льгот. За все эти «льготы» была только одна цена - жесткая коалиционная дисциплина. Здесь стоит сделать еще одно небольшое отступление. В Израиле практически не существует такое российское понятие, как «распил» бюджета. Практически на все министерские проекты подрядчики выбираются на основе конкурса, который находится под серьезным контролем различных фискальных служб. Однако, у министров всегда есть возможность сказать «спасибо» своим партийным приверженцам. В итоге, создав «крепкую» коалицию, Биньямин Нетаньяху сразу предпринял ряд шагов, убирающих такие подводные камни, как утверждение годового бюджета, на котором «упали» практически все предыдущие правительства. Он предложил «упорядочить» работу всех бюджетных органов страны посредством утверждения двухгодичного бюджета страны. Данное решение прошло на «ура» и, начиная с 2009 года, Израиль, впервые в своей истории, начал работать по двухгодичному плану. Повторно такой бюджет был также утвержден уже в конце 2010 года (обычно «успевали» утвердить лишь в конце первого квартала следующего года), что позволило коалиции избежать «бюджетного» кризиса до конца 2012 года. В начале 2011 года в связи с кризисом в парии «Авода» ее лидер Эхуд Барак, оставшись в меньшинстве, объявил о выходе из партии и создал вместе с четырьмя членами Кнессета от своей партии, новую фракцию «Ацмаут» (Независимость). Ради сохранения коалиции Нетаньяху оставил Бараку практически все министерские посты, что имела партия до раскола, в результате чего у фракции из пяти депутатов – четыре министерских портфеля. Благодаря такой «щедрости», коалиция имеет 66 депутатов, что позволяет ей снова быть «непотопляемой». И хотя в течение 2010-2011 годов были и другие коалиционные потрясения, в основном, связанные с мирным процессом, религиозными притязаниями и секторальными требованиями то религиозных партий, то партии Либермана, премьер-министр знал, что в итоге судьбу спора «решат» новые бюджетные вливания. Принцип восточного базара стал основой незыблемости коалиции. Коалиционные партнеры «поддерживают» данный принцип, понимая, что лучше в «сытной» коалиции «забыть» большинство своих предвыборных лозунгов, чем быть принципиальным слугой народа, но без «народных» денег. Практически при любом кризисе все лидеры фракций, входящих в коалицию, сразу заявляют, что они не хотят разваливать коалицию, а только требуют «справедливого» отношения к своему электорату. Вот почему прокатившиеся по стране массовые демонстрации протеста, связанные с большинством социальных вопросов, таких как дороговизна жизни, жилищный вопрос, налог на горючее, бюджетный дефицит, практически никак, не отразились на коалиционной сплоченности. Дополнительно к своей новой «экономической» стратегии, Нетаньяху выработал и такую же «внешнеполитическую». Он старается не делать в отношении палестинцев или Турции ничего, что не понравилось бы его избирателям, пошло бы в разрез с его идеологией или испортило бы отношения с его ключевым партнером по коалиции – ультраправым министром иностранных дел Авигдором Либерманом. Как отмечают политологи, глава правительства хочет лишь одного - остаться главой правительства, а «единственное, что для этого надо делать, — это не делать ничего». Знакомые и неизбежные угрозы Фактически сегодня коалицию не могут развалить никакие бюджетные потрясения, никакие секторальные требования, ни, тем более, разрозненные и беззубые действия оппозиции. Единственными реальными «угрозами» может послужить либо «мирный процесс», либо уголовное дело против лидера партии НДИ Авигдора Либермана, либо внутренние проблемы партии ультра-религиозной партии ШАС. Уголовное расследование против Авигдора Либермана, дляшееся уже более 10 лет, подходит к своему логическому завершению. На декабрь этого года назначены предварительные слушанья («шимуа»), в ходе которых ему будет предоставлено право выдвинуть аргументы защиты на обвинения, предъявленные прокуратурой, но лишь не ранее апреля следующего года юридический советник правительства Йегуда Вайнштейн примет решение о правомочности выдвижения обвинительного заключения. В результате чего Либерману приодется идти на выборы либо полностью оправданным, либо осужденным, что значительно подорвет его возможности. Поэтому он вполне может нанести удар на опережение и, развалив коалицию, провести выборы до суда. В партии ШАС «взволнованы» решением их бывшего лидера Арье Дери (осужденного ранее за коррупцию, но в связи со сроком давности, имеющим право избираться) в противовес партии ШАС создать новую партию из религиозных и светских избирателей. Дери, несмотря на осуждение, пользуется большим доверием у социально слабых слоев общества, особенно среди выходцев из стран Магриба. При этом у Дери и Либермана практически схожие взгляды на развитие как внутренней, так и внешней политики государства Израиль, в связи с чем их личная дружба и возможное сотрудничество до и после выборов «пугает» многих политиков. Можно сказать, что это основные проблемы ныне действующей коалиции под руководством Биньямина Нетаньяху. Как говориться несмотря ни на что корабль плывет, оркестр играет на палубе. Как долго он еще будет плыть, не знает никто, даже его капитан, потому что «айсберги» в политическом море ближнего востока, встречаются значительно чаще, чем на пути «Титаника». Так что пойти на дно сегодняшняя «непотопляемая» коалиции, может значительно быстрее, чем «непотопляемый» Титаник. Вот только когда это произойдет, не знает никто. Юрий Бочаров, политолог, Израиль, специально для Агентства федеральных расследований FLB.ru "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации