«Тишайший» губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко ушел, но обещал вернуться: «то ли сверхосторожный, то ли сверх нерешительный»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Георгий Полтавченко идет на досрочные выборы. Он руководит Петербургом уже три года, и dp.ru постарался вспомнить, чем прославился губернатор за это время.

Георгий Полтавченко стал губернатором в 2011 году. В августе он был представлен Владимиром Путиным как исполняющий обязанности, в сентябре ЗакС утвердил его в должности. Тогда главы регионов еще утверждались по представлению президента, который выбирал из трех кандидатур, представленных победившей на выборах в региональный парламент партией, то есть в данном случае "Единой Россией". Другими двумя кандидатами были вице-губернатор Михаил Осеевский и спикер ЗакСа, ныне сенатор Вадим Тюльпанов.

Файл:Губернатор - жлоб (20.10.12).mp4

Георгий Полтавченко с ходу продемонстрировал противоположность стилю Валентины Матвиенко. Он гораздо реже "светился" на публике, был куда менее словоохотлив, и в общем, как писал известный петербурговед Лев Лурье, "слился с пейзажем". Первое время он еще вел Twitter, но это закончилось грандиозным фиаско: увидев, как водители, недовольные перекрытием улиц во время проезда кортежа Полтавченко и Дмитрия Медведева, показывали средний палец, градоначальник обозвал их "жлобами". Ответная волна возмущения докатилась до того, что фанаты "Зенита" на стадионе скандировали "Губернатор — жлоб!". Twitter-общение Полтавченко в итоге свернул, пояснив, что и времени нет, и ботов много, и вообще не до того. Самой яркой его чертой стала набожность — глава Петербурга не скрывал частых визитов на Афон, установил в городе традицию крестных ходов по главным улицам и старался привозить для поклонения православные святыни. В Смольном ходили байки о том, что в Великий пост Полтавченко якобы отказывался подписывать документы.

Первое, с чего начал новый градоначальник — с отмены крупных проектов, задуманных правительством Матвиенко. Это "Орловский тоннель" под Невой, легкорельсовый трамвай к "Пулково", зоопарк в Юнтолово и Ново-Адмиралтейский мост. Считалось, что это слишком дорогие проекты, которые бюджет позволить себе не может. Однако недавно Полтавченко вернулся и к идее легкорельса, и к планам прокладки тоннеля.

Затем Георгий Полтавченко решил разобраться с историческим центром — одной из главных причин для критики его предшественницы были постоянные скандалы с разрушением домов. Был наложен мораторий на строительство и снос в центре города, и после скандала со сносом Дома Рогова вопреки воле губернатора больше особо громких инцидентов не было. В первые же дни легислатуры Полтавченко удивил петербуржцев планами по принятию программы сохранения исторического центра аж за триллион рублей (по оценке вице-губернатора Сергея Вязалова — сейчас называется цена уже в 600 млрд), но выбить столько денег из федерального бюджета не получилось, поэтому все ограничилось реконструкцией "Новой Голландии" и "Конюшенной". Однако эти проекты тянутся медленно, только в 2016 году планируется начать переселение жителей, и непонятно, когда закончится обследование домов.

Желание не допустить скандалов в градостроительной сфере привело к почти полной заморозке строительных проектов. Чиновники фактически перестали согласовывать их, затягивая процесс до бесконечности. Строители жаловались, но безрезультатно. В последнее время, впрочем, дело сдвинулось с мертвой точки. Удалось продвинуть и суперпроект стадиона на Крестовском острове, который при Полтавченко полностью лег на плечи бюджета, и на котором в какой-то момент вообще чуть ли не ставили крест.

Три года правления Георгия Полтавченко навсегда запомнят участники дорожностроительной отрасли. Так сильно ее не трясло очень давно. Практически каждый уже проведенный конкурс был подвергнут тщательной проверке, а стремление не допустить ошибок привело к тому, что новые проекты запускались с огромным скрипом. Практически встал процесс дорожного ремонта — почувствовав близость передела рынка, компании одна за другой опротестовывают условия конкурсов. В итоге многомиллиардные контракты не достаются никому.

В отношении бюджетных трат губернатор демонстрировал то ли сверхосторожность, то ли нерешительность. Время от времени чиновники и бизнесмены озвучивали идеи сооружения новых мостов или подземных паркингов в центре, но все это оставалось почти без реакции. В качестве иллюстрации можно привести планы по строительству нового зоопарка или разбирательство с площадкой на Охтинском мысу. Там, где собирались строить "Охта центр", археологи нашли много интересного и стали бороться за создание музея под открытым небом. Полтавченко, хоть и встречался с градозащитниками, никакой позиции не занял, предложив подождать судебных решений. Тяжбы вокруг участка продолжаются уже много лет, и заканчиваться не собираются. Что касается нового зоопарка, то его строительство утопили в бесконечных совещаниях, опросах и подборах площадок — в итоге здесь до сих пор полная неопределенность. Также не вполне понятно, чем закончилось дело с анонсированной сменой градостроительных приоритетов — провозглашался, например, переход на полицентрическую модель развития взамен модели "центр-окраины", составление списка объектов в центре, подлежащих перестройке. Это все тоже продолжает согласовываться или разрабатываться.

В отличие от Валентины Матвиенко, Георгий Полтавченко не демонстрировал тяги к путешествиям, и зарубежные вояжи в поисках инвесторов совершал нечасто. Но в этом году он предпринял поездку в Китай, откуда вернулся с пачкой потенциальных крупных инвестиционных проектов, в том числе технопарка и парка развлечений. Но до реализации пока слишком далеко.

Впрочем, некоторые инициативы удалось довести до конца. Так, был введен запрет на размещение широкоформатной рекламы в центре Петербурга. Правда, этому предшествовал такой же долгий предварительный процесс, в ходе которого концепция размещения рекламы переписывалась несколько раз, а в ГЦРР неоднократно менялись руководители. Комитет по печати так до сих пор и не провел торгов на размещение рекламы — сколько раз сдвигались сроки, и подсчитать трудно. По примеру Матвиенко Смольный решил убрать с улиц мелкорозничные павильоны, но встретив бурное возмущение малого бизнеса, пошел на компромисс. Полтавченко иногда проявлял относительно больше внимания к инициативам оппозиции. Например, не сразу, но согласился запустить ночные поезда метро после кампании демократических депутатов за ночное метро. Выяснилось, что этими рейсами мало кто пользуется, так что взамен организовали ночные автобусные маршруты.

Заслугой он считает развитие медико-фармакологического кластера в ОЭЗ "Нойдорф". "По итогам прошлого года предприятия кластера показали рост индекса производства 130 процентов. Реально запущено 17 проектов на 37 миллиардов", — рассказывал губернатор премьер-министру Дмитрию Медведеву. Медицинское направление намечено как прорывное, начата стройка Центра протонной лучевой терапии в Песочном. Открыто несколько заводов — по производству светодиодных ламп, например, или завод стиральных машин Bosch-Siemens. Но закладывались эти предприятия еще при предыдущей администрации, а вот новых "первых камней" не закладывается. Наоборот, переговоры с концерном Fiat, который вроде бы уже твердо заявлял о производстве в Петербурге, снова затянулись. Отличался от Матвиенко Полтавченко и в кадровой политике. Если нынешний спикер Совфеда следовала принципу "команды", и первый вице-губернатор ушел в отставку (и то — с понижением на главу комитета) только через три года, то Полтавченко за этот срок успел основательно перетряхнуть правительство и комитеты. Вице-губернаторов из его команды ушло четверо, не считая тех, что работали еще со времен Матвиенко, замену при этом зачастую подыскивали по полгода, а отсутствие председателя в комитете в течение почти года считается делом нормальным. Полномочия и кураторство тех или иных сфер порой по несколько раз перебрасывалось между замами Полтавченко. В интервью губернатор пояснял, что "командный принцип" считает неправильным, потому что этот организм "постоянно требует обновлений".

Ссылки