«Трейдерская покупка» Сергея Чемезова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Трейдерская покупка» Сергея Чемезова Как стало известно «Ведомостям», супруга гендиректора «Ростехнологий» Сергея Чемезова Екатерина Игнатова — совладелец нефтегазового холдинга «Итера». Чемезов говорит, что это для него сюрприз: он думал, доля в «Итере» продана

" Екатерина Игнатова — совладелица «Итеры», рассказали «Ведомостям» несколько акционеров и бывших сотрудников этой компании. Принадлежащая Игнатовой белизская фирма Elsamex Enterprises Ltd в середине 2006 г. купила 0,1% Itera Group (материнская компания холдинга). Потом она заключила еще несколько сделок, приобретя у «Тройки диалог» в сумме 5%. К сентябрю 2009 г. Elsamex владела 5,1% акций Itera. А к июлю 2010 г. продала 4% другому офшору — Symius Global Corp. Основатель «Итеры» Игорь Макаров утверждает, что Symius — его компания: «Я сейчас у многих акционеров покупаю акции, аккумулировал уже 64%». Цены сделок никто из их участников не раскрывает. В 2006 г. Макаров заключил сделку с Sun Group, в ходе которой 26% «Итеры» было оценено примерно в $450 млн. Исходя из этой суммы 5,1% можно оценить в $90 млн. «Идея купить акции “Итеры” [в 2006 г.] принадлежала “Тройке диалог”, — рассказал “Ведомостям” Чемезов. — Как хорошо известно, деньги должны работать. Еще в 2004 г. наша семья — я, моя жена и мой сын заключили соглашение с “Тройкой диалог”, вложили туда деньги для управления ими. И я никогда этого не скрывал. “Тройка” вкладывает наши деньги в различные проекты». «Честно говоря, — продолжает Чемезов, — до недавнего времени я думал, что Elsamex все продала, а после запроса вашей газеты я проверил, позвонил в “Тройку диалог”, и действительно оказалось, что 1,1% еще остался. Но мы от него тоже планируем избавиться». По словам Чемезова, приобретение доли в «Итере» никогда не рассматривалось как стратегический проект: бумаги покупались недорого, а к моменту продажи на них появился повышенный спрос — это была «трейдерская, а не стратегическая покупка». «В 2006 г. “Итера” готовилась к IPO и предполагала часть акций продать стратегическому инвестору, для этих целей мы наняли “Тройку диалог”, — вспоминает Макаров. — Мы решили, что “Тройка” купит небольшой пакет в “Итере”, а потом его разместит. Я продал “Тройке” тогда 5,1% из своего пакета. Но из-за сложных отношений с “Газпромом” стратегического инвестора найти не удалось, и “Тройка” решила сама, по своему усмотрению, реализовать эти акции. Она продала их Elsamex». Совладелец «Тройки диалог» Рубен Варданян называет покупку акций «Итеры» «портфельной инвестицией»: «Мы покупали разные активы, в том числе и для Elsamex. Я хорошо знаю Игоря [Макарова]. Появилась возможность купить акции «Итеры» без всякого риска, и мы это сделали«. «Итера» была основана Макаровым 19 лет назад. В конце 1990-х и начале 2000-х, пока «Газпромом» руководил Рем Вяхирев, компания была вторым после «Газпрома» продавцом и производителем газа в России и СНГ. «Газпром» уступил «Итере» ряд добывающих активов и сделал эксклюзивным поставщиком среднеазиатского газа на Украину. Но после прихода Владимира Путина в Кремль, а Алексея Миллера в «Газпром» «Итера» начала сдавать позиции. Макаров отверг предложение новых руководителей монополии продать контрольный пакет «Итеры». И ей пришлось вернуть «Газпрому» почти все добывающие активы, а право поставлять среднеазиатский газ на Украину досталось другим трейдерам. Макаров пытался укрепить позиции: в 2001-2003 гг. вел переговоры об объединении активов с группой ЕСН Григория Березкина, затем — с «Новатэком», после рассматривал возможность IPO на западных биржах. В итоге в 2006 г. ему удалось продать 26% «Итеры» индийской Sun Group (недавно Макаров выкупил у Sun долю в компании). «В начале 2000-х, после ухода Вяхирева, Макаров и начал искать поддержку у Чемезова, — вспоминает один из акционеров «Итеры». — Сначала в одну из компаний «Итеры» устроился сын Чемезова Станислав (см. врез), потом компания жены Чемезова стала акционером «Итеры». «У меня давние хорошие личные отношения с Макаровым, — рассказывает Чемезов. — Мы познакомились с ним у Вяхирева в 1998-1999 гг. Это было в Туркмении. Туда Путин поехал с визитом. Мы с Вяхиревым были в делегации. Я на тот момент был директором “Промэкспорта”, занимавшегося поставками вооружения. Вечером Вяхирев пригласил меня на ужин, и там был Макаров». Так все и было, подтверждает Макаров: «Мы с ним сразу подружились. Я к нему отношусь с большим уважением». Чемезов отрицает, что оказывал Макарову покровительство. «В то время я не мог поддержать Макарова, — подчеркивает он. — Я газом тогда не занимался. Я был директором “Промэкспорта”. Да и в тот период, когда Станислав устраивался на работу в “Итеру”, у Макарова все было в порядке, активы не отбирали. Никаким образом на процесс я повлиять не мог. У нас с Макаровым были и остаются дружеские отношения». «Екатерина Игнатова ни в каких органах управления в “Итере” не участвовала, в советы директоров не входила, не получала деньги, подарки, недвижимость — я бы знал, — настаивает Чемезов. — По крайней мере после того, как мы зарегистрировали с ней брак в октябре 2004 г.». «Все, что касается моих личных средств, денег моей жены и моего несовершеннолетнего ребенка, все есть в декларации, опубликованной на сайте «Ростехнологий», — напоминает он. В качестве директора «Ростехнологий» Чемезов подавал декларацию один раз — за 2009 г. Его официальный годовой доход составил более 34,5 млн руб., доход Игнатовой — 427,5 млн руб."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации