«Третий Рим»: между Стамбулом и Ватиканом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Третий Рим»: между Стамбулом и Ватиканом Московский патриарх ставит перед собой сверхамбициозные цели

"Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, президент России Дмитрий Медведев и патриарх Константинопольский Варфоломей. Фот Московский патриархат вступает в борьбу за почетное звание «Третьего Рима» – столицу всего христианского мира. Об этом красноречиво свидетельствует ряд межцерковных и политических инициатив, с которыми выступил энергичный и весьма амбициозный патриарх Кирилл в начале этого необыкновенно жаркого лета. С одной стороны, Русская православная церковь (РПЦ) «консолидирует» под своими хоругвями все православные силы – поместные церкви. С другой – пытается потеснить влиятельную Римскую католическую церковь (РКЦ), которая, как указывает глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев), «сегодня уже не в состоянии в одиночку справиться с поставленной папой Бенедиктом XVI задачей евангелизации Европы». Причем оба стратегических межконфессиональных проекта сопровождаются усилением политического влияния патриарха во властной элите России. Сила в нравах Недавно митрополит Иларион официально поздравил с назначением католического епископа Курта Коха – нового главу Папского совета по содействию христианскому единству. Папский прелат хорошо знаком «министру иностранных дел» РПЦ, который шесть последних лет занимал кафедру епископа Венского и Австрийского. Информационные агентства интерпретировали это поздравление как «расширение сотрудничества с Ватиканом». Однако сообщения о «сближении» православных и католиков нельзя воспринимать буквально. Ждать триумфального исторического прорыва в отношениях между РПЦ и Ватиканом пока не приходится. Хотя вопрос о возможной встрече Московского патриарха и Римского Папы, по словам митрополита Илариона, стал уже «ритуальным» для любой пресс-конференции с участием высших иерархов. Православные и католики по-прежнему остаются друг для друга схизматиками (раскольниками), объединение которых возможно лишь ценой утраты своего конфессионального «Я». Диалог с Ватиканом преследует, как правило, политические цели, далекие от «примирения» церквей. Например, контакты с созданным в 1960 г. Папским советом по содействию христианскому единству использовались для решения внешнеполитических задач советского руководства. Тогда, ровно пятьдесят лет назад, отношения с католическим советом налаживал митрополит Никодим (Ротов) (1929–1978), наставник и патрон молодого и способного монаха Кирилла – будущего патриарха. Сегодня это дело продолжает уже ученик патриарха – митрополит Иларион. Такая преемственность, конечно, не распространяется на характер былых отношений церкви и государственной власти. Теперь приоритеты «внешней политики» РПЦ определяет патриарх, пользуясь опытом и связями предшественников. Московский патриархат, претендуя на место «Третьего Рима», предлагает взамен «нравственную поддержку» католикам, обескровленным противоборством всевластию либерализма и политкорректности, царящими в западном обществе. Митрополит Иларион дипломатично указывает на то, что «проблемы, разделяющие сегодня православных и католиков, лежат в области церковного устройства и богословия, но в сфере нравственных ценностей у нас почти идентичная позиция». Вселенский размах Стратегия Московского патриархата в восточном направлении вообще имеет буквально вселенский размах. В ближайшие годы предлагается провести уже Всеправославный собор – своего рода очередной Вселенский собор, последний из которых – Седьмой – прошел в 787 году, более 1200 лет назад! Патриарх Константинопольский Варфоломей, посещая в мае Россию, заявил, что итоги этого исторического мероприятия «будут иметь величайшее значение для всего православного мира». По сообщению ОВЦС, «собор должен будет разрешить вопросы, накопившиеся со времени последнего, седьмого, Вселенского собора и требующие общецерковного решения». Обретение такого союзника, как патриарх Варфоломей, – это блестящее достижение церковной дипломатии патриарха Кирилла. На сегодня в мире существуют пятнадцать поместных (автокефальных, или самостоятельных) православных церквей, которые подчас находятся в сложных отношениях. Константинопольский патриархат является древнейшем и потому обладает так называемым первенством чести по отношению к младшим собратьям («первый среди равных»), а его патриарх именуется «Вселенским и Нового Рима». «Первенство чести» не означает «первенство власти», то есть дает Константинопольскому патриарху исключительно моральные привилегии. К тому же резиденция патриарха «Вселенского и Нового Рима» находится в одном из районов Стамбула вот уже более пяти столетий. Разумеется, ни один из независимых патриархатов никогда не признает власти, исходящей из исламской страны. Но значение его все же велико. В 1998 г. США приняли закон о защите Константинопольского патриархата. С этого времени патриарх из Стамбула не раз выступал в качестве защитника «свободы и демократии», которые устанавливались силами США и НАТО в православных странах. К примеру, патриарх Варфоломей активно поддержал националистические круги Украины и Грузии. В частности, открыто выступил как сторонник произошедших в этих странах «цветных» революций. Перемены Но что-то меняется. Неожиданно патриарх Варфоломей с треском обрушил комбинацию бывшего президента Украины Виктора Ющенко, возжелавшего переподчинить своих православных Стамбулу. Конфуз для Ющенко приключился необычайный. «Патриарх Кирилл предложил патриарху Варфоломею новый формат отношений», – так объяснил секрет блестящего дипломатического успеха митрополит Иларион на встрече с сотрудниками российского МИДа. В чем заключается этот формат, пояснено не было, но можно предположить, что патриарху Варфоломею было предложено номинальное «первенство» на предстоящем «вселенском соборе» в обмен на признание им Москвы «Третьим Римом», то есть столицей христианского мира. Неспроста патриарх Константинопольский, будучи недавно в Москве, рассыпался в любезностях как перед президентом Дм. Медведевым, так и перед премьером В. Путиным. Очевидно, патриарх Кирилл дал ему возможность собственными глазами убедиться в том, что российские лидеры – в отличие от «политкорректных» западных руководителей – готовы демонстрировать свою приверженность христианским ценностям. Объединенные усилия РПЦ и власти произвели впечатляющий эффект. Таким образом, пророчество старца Филофея, сделанное им пятьсот лет назад и ставшее идеей фикс русского мессианизма, нашло своих архитекторов и прорабов? Вот оно. «Москва – Третий Рим, а четвертому не бывать!» "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации