«Три кита»: великое противостояние

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Три кита»: великое противостояние 4 часть. Кто убил Юрия Щекочихина. Отставки Ванина и Заостровцева. Прослушки спецслужб.

"Краткое содержание предыдущих серий: МВД расследует контрабанду, идущую в «Гранд» и «Три кита», таможня пытается вернуть деньги государству. Вдруг в один момент дело у следователя МВД забирают, чуть раньше руководители мебельных центров разрывают соглашение о погашении недоимки... Таможня - Генпрокуратура «Уважаемые журналисты, мы собрали вас, чтобы рассказать сегодня...», - на выступающем - таможенный мундир, за его спиной - логотипы «Интерфакса». Звучит невероятное: «Нами изобличены неплательщики, но нам не дают привлечь их... Более того, Генпрокуратура защищает нарушителей закона», - и - вспышки фотокамер. Это было 15 октября 2001 года. ...В прошлой части мы оставили таможенников за год до этого момента, когда Зуев неожиданно передумал «мириться». Он заплатил два с половиной миллиона долларов таможенных пошлин (идущих в бюджет), 450 тысяч долларов штрафов (идущих ГТК) и остался должен по недоимке еще два с половиной миллиона. Но платить отказался, объяснив, что теперь это таможня ему должна. Она мебель у него изымала? Изымала. На сумму в 6 миллионов. А вернула - на сумму в 2 миллиона 100 тысяч. Где остальное? Стоимость пропавшего больше, чем оставшаяся часть недоимки, поэтому доплачивать он ничего не будет. Таможня, правда, утверждает, что он САМ отказался забирать конфискат со склада - видимо, чтобы было в чем обвинять ГТК. Бывший первый зам. начальника Управления таможенных расследований и дознания ГТК РФ Марат ФАЙЗУЛЛИН: - И Зуев тут же продолжил свою контрабандную деятельность - только сменил названия организаций, транспортные пути... ТАК поступать можно только под серьезным покровительством - на уровне руководства правоохранительных органов. Я объясню: схема Зуева была не просто примитивна, она была вызывающе примитивна... Без, извините, «крышевания» такие схемы не работают. И мы тут уже вскипели... Если у МВД изъяли дело и это ведомство, будем честны, фактически заткнулось, то таможня приняла бой. Война так война! Хроника военных действий: В январе 2001-го - через два месяца после того, как у Зайцева выдрали «трехкитовое» дело! - ГТК возбудил новое дело против «Бастиона» (промежуточного участника контрабандной схемы) и начал проверки в фирмах Зуева. Зуев тут же обратился в Арбитражный суд с требованием вернуть ему два с половиной миллиона и 450 тысяч долларов - недоимку и штрафы... Сентябрь 2001 года - Генпрокуратура возбудила уголовное дело против Волкова и Файзуллина (Волков - начальник таможенной инспекции ГТК). Таможня останавливается? Да ни насколько! Через четыре дня (!) сотрудники ГТК опечатывают склады двух поставщиков ТЦ «Три кита» (по версии таможни, перевалочные базы контрабанды). При этом пытаются вывезти оттуда мебель на сумму в миллион долларов, но юристы «обиженных» компаний добиваются запрета в Мосарбитраже. 11 октября Арбитражный суд удовлетворяет иск Зуева о возврате денег, уплаченных ГТК, но таможенный комитет рапортует, что отдавать ничего не будет: деньги ушли в бюджет РФ... - Пресс-конференция, которая состоялась в те дни, - говорит Файзуллин, - это послание нашим врагам. Они побеждали нас, все уходило в песок... Помимо таможенных преступлений - мы же вскрыли такие нарушения банковской системы! Но переправили информацию в соответствующие ведомства, и реакция - ее даже минимальной назвать нельзя... Мы должны были донести, что мы не сломались, что будем бороться. Конец октября: Центральная оперативная таможня возбуждает очередное дело-клон - Генпрокуратура тут же - 8 ноября! - забирает его и закрывает - 30-го! Январь 2002-го: в прессу выплескивается первая «прослушка»: Зуев едет в автомобиле и истошно кричит в трубку: «Без меня ни шагу! Где съемочная группа? Я вам устрою цирк!!!» Возле бомбоубежища района Солнцево - СОБР и зуевская группа поддержки: пожилые женщины, выкрикивающие: «Отдайте нашу мебель!» Бомбоубежище опечатано. Зуев подходит к собровцу, тыкает в него пальцем и падает, растирая по лицу кровавое пятно; все снимают камеры, «мебельного короля» волокут к машине охранники. В машине снова телефон: «Здорово, терпило!» Зуев: «В травмпункте уже договорились? Какой адрес? Фамилию вы им, надеюсь, не называли заранее?.. Хорошо, скажу, что у меня голова кружится. А куда заявление будем делать? Понял, прямо в Генеральную прокуратуру. Они ждут? Хорошо». Возбужденное против бойца СОБРа дело рассосалось: кровь оказалась бутафорской. Собровец разводил по ТВ руками: «Да если бы я его ударил, он бы не встал»... Одновременно на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу Волкова и Файзуллина в Генпрокуратуру вызывается председатель ГТК Михаил Ванин. На тягчайшее оскорбление (чиновники такого ранга допрашиваются в своих кабинетах) Ванин отреагировал новой пресс-конференцией, обвинив Генпрокуратуру в «пиаровской кампании»... Кликните для увеличения. МВД - Генпрокуратура На фоне широкомасштабного «мочилова» между ведомством Устинова и таможней бои, которые вело МВД, - скорее местного значения. Провели проверку деятельности обвиняемого по уголовной статье следователя Зайцева; по результатам занесли его фото на доску почета... Генпрокуратура, кстати, «зайцевский» фокус пыталась повторить с другим следователем СК - Геннадием Шантиным (дело чиновника Бабича): четыреста томов снова потребовали «щас же». В выходные руководство СК вызвало на работу всех штатных сотрудников следственной части (60 человек), всех прикомандированных следователей (150 человек), каждому раздали по два тома, и эта орава двое суток сидела, сшивала-описывала... Если опись составлена, «потерять» документы, как было с Зайцевым, уже невозможно. Так спасли Шантина. Сначала министр внутренних дел Рушайло, а после Грызлов отправили в адрес Генпрокурора Устинова фактически одно и то же письмо. Текст (если перевести его с канцелярского) - прямая пощечина: «Твои люди взяли у бандитов деньги, чтобы посадить моих людей!». Что вроде должен был ответить Устинов? Огрызнуться: «Докажи попробуй!» - но... на обращение министров Генпрокурору последовала отписка зама Бирюкова: «Обстоятельства дела исследованы всесторонне, полно и объективно. Каких-либо нарушений не допущено». На пощечину - плевок в лицо. В конце 2001-го МВД обратилось в Госдуму, в Комитет по безопасности. Его члены Гуров и Щекочихин развернули «революционную агитацию», писали президенту, 14 февраля 2002 года провели закрытое заседание, посвященное «Трем китам». Ярче всех на нем выступил Ванин: - Василий Васильевич (зам. Генпрокурора Колмогоров. - Авт.) сказал: найти никого не удалось. Но, кроме «Лиги Марс», были таможенники, которые оформляли грузы. Если бы следствие заняло добросовестную позицию, то, наверное, эти сотрудники были бы допрошены. И начали бы рассказывать, кто предъявлял им для оформления грузы, кто платил деньги, чтобы они в четыре раза занижали стоимость и вес... Мы говорим уважаемым коллегам из Генпрокуратуры: вы, возможно, не хотите наказывать тех, кто стоял у организации этой схемы, - накажите наших таможенников. Мы хотим, чтобы это было превентивной мерой для остальных. Что может сказать прокуратура? Она ничего не может сказать, потому что, если прокуратура будет привлекать таможенников, они начнут давать показания. Члены Комитета по безопасности Госдумы Александр Гуров (слева) и Юрий Щекочихин договариваются, как не дать похоронить дело «Три кита»... Позже Щекочихин поплатится за это жизнью. Пришел лесник и всех разогнал - Позорище, - говорит бывший таможенник Марат Файзуллин. - Представители трех силовых ведомств сцепились принародно. В итоге - дискредитировали государственную власть. Что должен был сделать глава государства? Вызвать всех: Устинова, Грызлова, Ванина. Сказать: «Заткнитесь». Волкова и меня, Файзуллина, уволить - раз уж мы стали поводом для войны. А Зуева - посадить. Потому что Зуев одному силовому ведомству «заказал» другое. А это - беспредел... В общем, президент и вмешался. В декабре 2001 года к Путину были вызваны Устинов и Ванин. Результат - возобновление одного из дел и появление «независимого следователя» Лоскутова, который должен был разобраться в ситуации. «Я получаю совершенно разные материалы из Генпрокуратуры и ГТК. И не решил еще, кто прав», - сформулировал президент... По слухам, Путин сказал Лоскутову: «Если тебя убьют, это твой профессиональный риск. Если уволят - возьму на работу». * * * Вспоминая об этих событиях из 2007 года, не становится ли удивительно, что это было возможно? Открытая война ведомств, которые теперь - как пальцы на руке? «Тогда в стране была политика, - ответил на мой вопрос один из собеседников. - Были противоречия: премьер - президент... Силы были, альтернативы. И руководители ведомств были фигуры знаковые. Это сейчас доска ровная, и в Сочах живет государь». Собеседник предпочел не называться. Безвременье И в деле воцарилось молчание - почти на пять лет. «ЧТО он там делает? - ломали голову таможенники и милицейский следователь. - Мы эту схему расследовали за полтора месяца, недоставало нескольких документов!» Вывод напрашивался неутешительный. Именно в это время, солью на раны - стали приходить ответы от спецслужб других стран. Ответы на те письма, которые Файзуллин и Зайцев направляли еще в 2000-м! - По каждой поставке, - объясняет Файзуллин, - должны были быть сделаны международные следственные поручения: чтобы за рубежом документы изъяли и направили нам. Зайцев не успел этого сделать, но мы-то материалы западным спецслужбам предоставляли (предоставляли информацию, как были оформлены мебельные сделки внутри России. - Авт.)! И вот на наших материалах в Италии осуждены двое - за отмывание «грязных» денег, полученных от контрабанды мебели в Россию (знаменитая операция «Паутина». - Авт.). В Германии - осуждены. «Бэнк оф Нью-Йорк» - эпизодом прошло! Как бы отростки наших «Трех китов»... Вдумайтесь: люди просто отработали нашу оперативную информацию - очень результативно! А у нас не судили никого, кроме Зайцева, Волкова и Файзуллина. Немцы конкретно, по словам таможенника, на нас очень обиделись. В чем суть немецкой части схемы? Местные жители, Вольф и Уве Пфайффле, в России были показаны как учредители, инвесторы, и соответственно хозяева «Трех китов» и «Гранда». А германским спецслужбам было известно, что никаких денег у Пфайффле не было и нет; соответственно, чьи они? Насколько они грязные? А у таможенной полиции и раньше была информация, что Пфайффле «светился» в «Бэнк оф Нью-Йорк»... - Они очень рассчитывали на наше полномасштабное расследование. И когда Россия все свернула... Сложно было объяснить, конечно. А когда они выяснили, что меня привлекают к уголовной ответственности, а в Германию ездил именно я... Они сказали: Генпрокуратуре РФ ничего не дадим. Так появилась мутная ситуация 2003-го, когда полицейские документы из Германии (Сергей Зуев оказался «негласным компаньоном», фактически владельцем фирм Пфайффле) были выложены во всех газетах. Но те же газеты писали, что у Лоскутова этих бумаг нет... А дело понемногу затухало. Ушел из ФСБ генерал Заостровцев, человек, назначаемый на роль серого кардинала. Ничто, кроме газетного тявканья (папа генерала работал в «Трех китах»!), его не коснулось. «Ушли» из ГТК Михаила Ванина. Совсем другая история: «В связи с реорганизацией и сокращением штатов». А вся реорганизация-то: был ГТК, стала ФТС - федеральная таможенная служба... Тихо почистила (здесь можем только предполагать, это «подковерная» часть истории) ряды Генпрокуратура. Когда журналисты стали выяснять, какие посты занимают сотрудники, засветившиеся в «трехкитовой» прослушке, оказалось, почти все они уже не работают. Значит, снова о какой-либо правовой оценке речи не идет... В это же безвременье судят и осуждают Зайцева. Судят таможенников. Впрочем, этот эпизод был бы даже веселым... Если бы не закончился убийством. Смерти Судья: - Для дачи показаний вызывается генеральный директор ООО БиСтаХа» (допрашивались все арендаторы ТЦ «Три кита», чтобы понять, подставные это фирмы или нет. - Авт.). Выходит бабулька. Бабулька: - Здравствуйте. Я генеральный директор «БиСтаХа». Судья: - Да-а? Какие ваши должностные обязанности? Бабулька: - Содержать свое рабочее место в порядке. Чтобы на столе всегда чисто было... Судья (подняв брови): - Постойте. Вы - генеральный директор? И учредитель? Она: - И учредитель. Судья: - Расскажите, как вы учреждали свою организацию. Бедная пожилая женщина: - Да вот с девчонками решили, надо фирму организовать. Торговать будем... Девчонки-то? Да продавщицы. Одна Людка, другая... Да не помню я уже! Судья (крепясь): - На каких условиях вы арендовали помещения? Перепуганная бабушка: - Что?! И все директора, говорит Файзуллин, были такие... Главными для процесса стали показания Сергея Переверзева - давнего знакомого Зуева. В третьей части мы рассказывали, как Зуев пытался помириться с ГТК - именно Переверзев привел тогда его партнера в комитет. А теперь Зуев утверждал, что это не он искал мира, это таможня «наехала»... Переверзев рассказал и об этом, и о том, как реально функционировал бизнес конкурента. Что Зуев - никакой не арендодатель, а настоящий импортер, причем один из лучших в России... Файзуллин: - И через две недели Переверзева застрелили. Зуев угрожал ему прямо в суде. Сказал: «Сереженька, ты у меня еще поплачешь кровавыми слезами...» Я когда о случившемся услышал, первое, что подумал: совсем уже «отморозок»! Фильмов про мафию насмотрелся: за то, что рот открыл - убивают... Кто убил Переверзева, до сих пор неизвестно. ...Угрожали и судье таможенников. Неизвестные написали, что, если он не примет верного решения, его сын будет «сидеть на цепи в чеченском подвале». Вам не кажется, что это подтверждает забытую версию с авизо? *** Таможенников оправдали, а через месяц скончался рупор «китовых» борцов - Юрий Щекочихин. Депутат Борис Резник: - Юре многократно угрожали в связи с «Тремя китами». Он добился, чтобы сыну выделили охрану, а себе попросил ПМ. И он выглядел очень смешно: худой... седой... неуклюжий... В куртке старой с оттопыренным карманом, где он хранил этот пистолет. Я говорил ему: «Юра, а ведь ты его вынуть не успеешь...» Он почувствовал недомогание: вроде ангина. Через несколько дней сходила клочьями кожа... Медицина оказалась бессильна. Диагноз - тяжелая аллергическая реакция на неизвестный агент - конечно, не устроил коллег Щекочихина. Год они вели расследование, чтобы доказать: депутата отравили... Расследование закончилось ничем. Если это была «ликвидация», проведена она была успешно. ДОКУМЕНТАЛЬНО «Посадите нас вместе с ними!» «Генпрокурору РФ В. Устинову от офицерского собрания ГТК РФ Заявление ...Мы считаем, что их (Файзуллина и Волкова. - Ред.) действия полностью соответствуют целям и задачам, поставленным перед ГТК... В связи с этим просим предъявить нам аналогичное обвинение. Зам. председателя ГТК Гутин, Зам. председателя ГТК Межаков...». (Всего 51 подпись)."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации