«Фейсбук-революция» Умарали Кувватова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Умарали Кувватов


Лидер, теперь уже запрещенной в Таджикистане, «Группы 24» Умарали Кувватов, спустя 10 дней после несостоявшегося митинга протеста 10 октября, отвечая на вопросы «Радио Озоди» отметил, что объявив о митинге, они желали «изучить состояние таджикского общества». Нужно отметить, что «Группа 24» выбрала достаточно изощренный способ «изучения общественного мнения», благо эксперимент не нанес ощутимого урона «подопытному» обществу.


Кувватов и политические круги


Кувватов, в своём интервью «Радио Озоди», отметил, что «заранее мог представить реакцию властей и спецслужб на призывы о проведении митинга протеста в центре Душанбе, но все же хотел понять, как отреагируют на этот призыв политические круги и население Таджикистана».

Политические круги в Таджикистане отреагировали однозначно – никакая политическая сила внутри страны не поддержит несанкционированный митинг. Так, например, 8 октября в интервью «Азия-Плюс» лидер Компартии Таджикистана Шоди Шабдолов заявил: «Желающие высказать правительству свое недовольство, могут воспользоваться своими конституционными правами – провести санкционированные властями митинги и шествия, безопасность которых будет обеспечена соответствующими структурами».

Не остались в стороне и представители других оппозиционных политических партий. 8 октября политический совет ПИВТ распространил обращение к гражданам Таджикистана с призывом не идти на митинг 10 октября в Душанбе. «Также мы призываем своих членов и сторонников не участвовать в этом незаконном митинге. Участие в незаконных демонстрациях, которые не поддерживают руководство партии и идут вразрез с нашим уставом, может послужить отстранением из рядов нашей партии» - предупреждал политсовет ПИВТ.

Скептически отнеслись к призыву «Группы 24» и в Социал-демократической партии Таджикистана (СДПТ). «Появление «новой» оппозиции за границей – это вымученная идея. Такая оппозиция не может стать политической силой, потому что у нее нет никаких рычагов воздействия на власть. Они не являются участниками избирательного процесса, не являются субъектами участия в осуществлении государственной власти, не имеют реальных структур внутри страны», – заявил лидер СДПТ Рахматилло Зойиров.

Впрочем, ограниченность своих возможностей и сторонников признает и сам Умарали Кувватов. В своем интервью «Радио Озоди» от 20 октября он в частности заявил: «Мы постоянно выступаем по Ю-Тюб, Фейсбуку, примерно 2700 человек присоединились к нам из Таджикистана». И все же 2700 человек, о которых упомянул Кувватов, это лишь количество лиц, присоединившихся к страничке «Группы 24» в Фейсбуке, и далеко не каждый из них является активистом или же сторонником группы.

Вместе с этим, Кувватов еще 13 октября в своем интервью украинскому порталу www.TCH.uaдал характеристику своих сторонников: «За мной стоят только нищие, бедные люди, у которых нет денег для военного перехода».

Учитывая недостаточные возможности Умарали Кувватова и его сторонников, и то, что он осведомлен о своих реальных возможностях, возникает вопрос: почему Кувватов решил именно сейчас «изучить общественное мнение» в Таджикистане?


Кто стоит за Кувватовым?


Многие в Таджикистане расценили неожиданную активность «Группы 24» как необходимость «исполнить чей-то заказ», и стали выдвигать предположения о тех внешних силах, которые могли бы поддержать Умарали Кувватова и его сторонников.

В авангарде подозрений оказалась Россия. Таджикская пресса одна за другой, ссылаясь на доселе неизвестный британский Центр Евразийской стратегической информации (CESI) распространила информацию о том, что за Умарали Кувватовым якобы может стоять Москва. CESIзаявляла о том, что «события, происходящие в Таджикистане в последние дни, являются устрашающей акцией со стороны Кремля, так, как Россия серьезно обеспокоена попытками Рахмона сблизиться с Китаем».

Однако складывается впечатление, что мало кто из представителей таджикской журналистики лично читал «доклад» британской CESI. Во-первых, если бы наши журналисты ознакомились бы с оригиналом статьи на сайте CESI, то, скорее всего они не стали бы этот материал называть «докладом».

Короткая новостная заметка, фактически являющаяся перепечаткой новости взятой из новостной ленты агентства «Азия-плюс», и дополненная всего лишь одним собственным абзацем, который и стал центральным в тексте, вряд ли можно считать аналитическим докладом. И, во-вторых, таджикские журналисты не стали бы выдвигать необоснованные обвинения в адрес Москвы, ссылаясь всего лишь на один абзац из статьи, созданной в 2014 году организации, задачами которой (судя по информации, размещенной на сайте) является «фокусирование на политику российского влияния и военной агрессии в Восточной Европе».

С таким же успехом в тексте CESIможно заменить слово «Кремль» на «Кыргызстан», «Турция», «Испания», «Франция», «Великобритания» или же «США». Может ли то обстоятельство, что Умарали Кувватов проживал определенное время в Киргизии, а в настоящее время проживает в Турции стать поводом для того, чтобы заявить о поддержке Кувватова этими странами? Конечно же, нет.

К сожалению, зачастую безосновательные обвинения отдельных организаций или же отдельных лиц, могут стать причиной негодований на международном уровне, и прибавить работы нашим дипломатам.

В таком же категорическом обвинительном ключе звучит и заявление бывшего полевого командира Объединенной таджикской оппозиции в Раште Мирзохуджы Ахмадова, который комментируя последствия слухов о митинге, сам невольно стал причиной нелепых обвинений: «Эта «Группа 24», центр которой находится в Москве, или во Франции навредила жителям Рашта, из-за слухов о митингах мешок муки подорожал с 140 сомони до 170 сомони». Вот так легко Мирзохуджа Ахмадов смог дать два абсолютно взаимоисключающих адресатов – Россия и Франция.

Но все же думаю лучше всех ответить на вопрос, кто же стоит за «Группой 24» может сам Умарали Кувватов. А он в своем интервью от 12 октября международному информационному агентству «Фергана» хоть и косвенно, но все же ответил на этот вопрос: «Мы не имели финансов - оппозиция не обращалась ни к американцам, ни к европейцам, ни к Турции, ни к правительствам других государств. Мы думали, что наших сил хватит». «Тяжело в учении - легко в бою!», или почему правительство отреагировало на призывы Кувватова

Ряд наблюдателей считают, что заявления лидеров «Группы-24» остались бы и незамеченными многими жителями страны, не будь столь масштабных мероприятий, направленных властями против возможного проведения митинга в столице.

А с другой стороны, активность правительственных структур была признана рядом оппозиционных политиков и наблюдателей внутри страны, как проявление определенной слабости.

Так, например, заместитель председателя Социал-демократической партии Таджикистана Шокирджон Хакимов заявил, что «принятие беспрецедентных мер безопасности в связи с распространенными за пределами республики сообщениями о проведении в Душанбе несанкционированного антиправительственного митинга сыграет на руку распространителям слухов».

А известный в стране юрист и правозащитник - Файзиннисо Вохидова заявила агентству «Озодагон», что «Неизвестно было ли заявление Умарали Кувватова о проведении митинга серьезным, но нашим чиновникам нужно извлекать уроки. Потому что общество развивается, мы не можем стоять на месте, уже народ невозможно пугать событиями 90-х годов. На дворе 21 век, люди думают о полетах на Марс, а таджикский народ возвращается к каменному веку, устанавливая в своих домах буржуйки и сандали. Это просто уму непостижимо!».

Однако все же действия властей очень сложно назвать «страхом» перед оппозиционным митингом. В действиях чувствовалась слаженная работа между различными государственными структурами, зачастую серьезно отличающихся друг от друга по роду деятельности. Так, например, милиция, школы, университеты, или даже интернет-провайдеры и операторы мобильной связи сработали как единое целое.

Так уже вечером 4 октября правоохранительные органы провели учения по разгону демонстрации в центре Душанбе.

5 октября в мечетях вместо традиционной в день Праздника жертвоприношения проповеди о значимости этого дня имам-хатибы говорили об опасностях призывов Умарали Кувватова и его сторонников для нашей страны. В этот же день в стране было заблокировано порядка трехсот Интернет-сайтов. Среди них социальные сети Facebook и «Вконтакте», видео хостинг Youtube.

7 октября Верховный суд принял решение считать «Группу 24» экстремистской, а Генпрокуратура заявила, что с 9 октября членство в «Группе 24» является преступлением.

Вечером 8 октября все основные въезды в Душанбе начали охранять усиленные наряды силовых структур республики. К ним была прикреплена также бронетехника.

Профилактические работы были проведены и среди учащихся. Душанбинских старшеклассников и студентов предупредили не участвовать в митингах, которые могут пройти 10 октября на площади «Дусти».

А вечером 9 октября мобильные операторы отключили смс-сервис.

На самом деле, призывы к митингу со стороны сторонников «Группы 24» в социальных сетях звучали и раньше. И к тому же изначально «Группа 24» призывала провести митинг утром 5 октября, но позже перенесла дату на более поздний срок - 10 октября. Было очевидным, что данная группа не способна мобилизовать массы на митинг, но правительство все же приняло решение отреагировать. И это было преднамеренное решение.

Правительство хотело показать, что оно готово к экстренным ситуациям. И нужно отметить, что она справилась не плохо с «учебной тревогой».


«Информационная война» - бой проигран


Однако все же не все прошло гладко для оперативных служб. Слабым звеном оказалось информационное пространство. Учитывая, что Умарали Кувватов и его сторонники ведут активную работу на информационном поле, правительству пришлось прибегнуть к самому легкому, но все же неправильному пути – отключить страну от интернета. И здесь нельзя не согласиться с мнением руководителя Ассоциации интернет-провайдеров Таджикистана Асомиддина Атоева: «Несомненно, власти должны принимать меры в ответ на провокационные призывы, но в рамках закона.

Ограничение доступа населения к интернет-ресурсам не только не решает вопрос, но и усугубляет проблему информационной безопасности страны». Конечно, технические возможности позволяют правительству оставлять население страны без доступа к источникам информации, но это вредное решение. Правительству уже давно необходимо заботиться о создании альтернативных источников для информирования населения страны. Зачастую правительственная пресса в разы отстает по оперативности передачи информации от своих коллег из частных агентств. Да к тому же сугубо пропагандистская пресса так же не может стать альтернативой либеральной прессе.

В своем интервью DW руководитель Ассоциации интернет-провайдеров страны Асомиддин Атоев отметил, что в восьмимиллионном Таджикистане около 48 процентов жителей являются активными интернет-пользователями. Однако пассивность государственных структур в интернете, даёт возможность представителям оппозиции больше возможности быть услышанным. К примеру, свой аккаунт в видеохостинге Youtube имеет только пресс-служба президента Таджикистана. «В то же время другие государственные органы страны это почему-то не делают. Получается, что сайт заполнен материалами альтернативного содержания, которые выкладывает оппозиция, находящаяся за пределами страны. А что мешает государству отвечать на критику своей информацией и обеспечить граждан доступом к ней?», — задается вопросом Атоев.

Из событий 10 октября можно сделать очевидный вывод – в информационной войне правительство проиграла бой «Группе 24». Возможно, это станет уроком, и в стране все же перестанут перекрывать доступ к интернету, и займутся серьезно развивать информационное пространство.


Конец истории Кувватова?


История Умарали Кувватова, как общественного деятеля началась два года назад, когда он во всеуслышание, опять же используя социальные сети, заявил о своих разногласиях с «членами семьи», и о начале его борьбы против режима Эмомали Рахмона. Организовать «Группу 24» не заняло много времени.

За прошедшие два года были выступления на митингах, десятки встреч в различных странах мира с представителями, как политических кругов, так и общественности этих стран, так же были и месяцы заключения в ОАЭ. После трудных дней в Дубае, Умарали Кувватов вновь дал о себе знать, активизировав работу в информационном поле. Были призывы к митингу и вот теперь Верховный суд Таджикистана признал оппозиционную «Группу-24», организатором которой является гражданин Таджикистана Умарали Кувватов, экстремистской и незаконной.

Сравнивая выступления Умарали Кувватова двухлетней давности, и сегодняшние можно заметить, что лидер «Группы 24» пытается изменить свой электорат. Если в начале своего пути как общественного деятеля он делал упор на социальное неравенство и зачастую выступал с левоцентристскими взглядами, то сегодня его заявления все больше близки к националистическим и религиозно настроенным кругам.

Так, например в одном из своих последних видео-обращений Умарали Кувватов буквально призвал своих сторонников к джихаду. Журналисты агентства «Фергана» выделили две цитаты: «Эмомали Рахмонов… против Аллаха. Я призываю вас к джихаду» (3.16). «Дорогие братья... Мы должны знать, что джихад - единственный путь к освобождению Родины» (6.02).

Конечно, сторонники Кувватова могут возразить, что эти цитаты вырваны из контекста, и высказывания имели другой смысл. Однако все же эти цитаты показательны для того, чтобы проследить эволюцию политических взглядов Кувватова.

Некоторые наблюдатели внутри страны считают, что Кувватов уже сыграл свою роль и теперь возможно уйдет в тень. Но сам Кувватов настроен иначе. В интервью «Радио Озоди» 20 октября он заявил буквально следующее: «Наша работа только началась. Когда мы призвали людей на митинг, мы хотели пощупать общественную почву, узнать отношение людей к этому».

Сегодня очевидно одно – группе, которая признана «экстремисткой», в свете тотальной борьбы с экстремизмом и терроризмом в мире, будет сложно работать не только внутри Таджикистана, но и далеко за его пределами.

Ссылки

Источник публикации