«Черная среда» российской космической навигации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Черная среда» российской космической навигации Проект «Национальная космическая навигационная система ГЛОНАСС потерпел сокрушительное поражение. Системные ошибки Перминова и Урличича

"Как-то само собой возникло ясное понимание: проект «Национальная космическая навигационная система ГЛОНАСС», о котором Российский НИИ космического приборостроения постоянно говорил народу и правительству, потерпел сокрушительное поражение. ГЛОНАСС, зачисленный в короткий ряд приоритетных национальных инновационных проектов, был призван не только внести весомую лепту в национальную безопасность, но и практически в предрешенной конкурентной борьбе потеснить нынешнего «монополиста» космической навигации — американскую систему GPS. Помимо политического и технологического удара по конкуренту это якобы гарантировало России свой — и не малый — кусок пирога от глобального навигационного рынка, масштабами которого чиновники от космоса просто завораживали воображение простых налогоплательщиков, и, думается, не только их. Еще бы: за пять лет, с 2005 по 2010 год, объем этого сегмента с уже и так весомых $20 млрд должен был вырасти более чем втрое и достигнуть уровня $70 млрд. И казалось, вот оно: наконец и для космоса настает время не только брать из бюджета, но и возвращать в бюджет. Принимай, родина, наш «космический урожай»! И весь прошлый год для системы ГЛОНАСС, закрепившейся в фокусе внимания руководства страны, складывался как никогда удачно. По крайней мере, для стороннего взгляда. Во-первых, на реализацию одноименной федеральной целевой программы, принятой еще в 2001 году, но откорректированной в сторону существенного увеличения в 2006 году, было выделено почти 10 млрд бюджетных рублей. (Заметим, первоначально, в 2001 году, близкую по объемам сумму планировалось потратить из бюджета за весь 10-летний срок выполнения программы.) Во-вторых, на орбиту было отправлено 6 новых спутников серии «Глонасс-М», обладающих, как было объявлено, существенно улучшенными характеристиками — надежностью, точностью и т.д. В-третьих, в декабре, как неоднократно и публично было обещано президенту, на полках российских магазинов появились первые навигационные приемники отечественной сборки. (Правда, стоили они немало. Только отпускная цена предприятия составила более 15 тыс. рублей, но еще больше смущало то, что российских приборов, по-видимому, было выпущено так мало, что никому, даже журналистам, не удалось их не только приобрести и протестировать, но и увидеть. Однако в Роскосмосе бодро заверили: к лету 2008 года ситуация обязательно исправится — потребителям, желающим приобрести именно отечественную аппаратуру, надо лишь чуть-чуть подождать.) Об этих и иных успехах под новогодние объективы телекамер докладывали президенту и руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов, и генеральный конструктор системы Юрий Урличич (генеральный директор и генеральный конструктор РНИИ КП)... Удар, еще удар Удар случился в среду 23 января 2008 года, он надолго запомнится тем россиянам, которые продолжают хранить все прощающую верность отечественной космонавтике, где мы, несмотря на все и даже вопреки всему, должны оставаться «впереди планеты всей». Что же произошло? А произошло то, что в этот день, по сути, рухнула рекламная пирамида под названием «Национальная космическая навигационная система ГЛОНАСС». Пирамида, которую на протяжении двух лет выстраивали (надували?) чиновники Роскосмоса совместно с руководителями тех космических предприятий, что принимают участие в проекте, в первую очередь головной организации, отвечающей за комплексное развитие и эксплуатацию ГЛОНАСС, — московского РНИИ КП (космического приборостроения). В этот день на ежегодной коллегии Роскосмоса первый вице-премьер Сергей Иванов, курирующий и этот космический проект, и всю отечественную космическую отрасль, не только впервые подверг публичной критике ход выполнения программы ГЛОНАСС, но и обрисовал ее нынешнее состояние в самых мрачных тонах. Приведем только то, что попало в открытую прессу (даже не хочется думать о том, что в прессу не попало), — судите сами. Мощности предприятий—изготовителей спутников недостаточны. Российские спутники по таким важнейшим характеристикам, как надежность и точность навигационного определения, намного уступают американским конкурентам. Состав орбитальной группировки ГЛОНАСС до сих пор не обеспечивает 100-процентной доступности и непрерывности навигационного определения на всей территории России. (Для этого в системе необходимо иметь не менее 18 работающих спутников — именно эта целевая установка была определена на конец 2007 года, но по состоянию на середину февраля спутников на орбитах оказалось только 16, остальные вышли из строя. Напомним, «полный состав» ГЛОНАСС, обеспечивающий тот самый важнейший — и для гражданских потребителей, и тем более для российских военных пользователей — фактор глобальности, и вовсе насчитывает 24 аппарата.) На российском рынке так и не появилась в свободной продаже конкурентоспособная отечественная навигационная аппаратура. Не создана необходимая инфраструктура для массового коммерческого использования ГЛОНАСС и т.д. В общем, чего не хватишься, того и нет! И так клубящийся вокруг ГЛОНАСС и все скрывающий пиаровский туман усилиями первого вице-премьера рассеян: но что же в графе «выводы»? Да пока, собственно, ничего. Факты всеобъемлющего провала программы широкой общественности предъявлены, а вот их причины российским гражданам остались неизвестны — хотя именно они, граждане, и есть, по сути, инвесторы ГЛОНАСС. Оргвыводов в отношении непосредственных руководителей программы, в частности персонально ответственных за ее реализацию — руководителя Роскосмоса Анатолия Перминова и генерального конструктора системы Юрия Урличича, тоже не последовало . Нам крови не надо, но хотя бы в качестве воспитательной меры и острастки другим, также желающим активно «перемалывать» масштабное бюджетное финансирование в «приоритетные инновационные проекты»… Более того, поразительно быстро оправившись от начальственного разноса, руководство Роскосмоса перевело стрелки ответственности от себя — «вниз», на подведомственные предприятия. Именно им в «строгой форме» было приказано до апреля подготовить «планы исправления недостатков». Усилить и углубить! Два месяца прошло, на дворе апрель, и поэтому мы обращаемся к этой теме сейчас. Правда, и заранее было ясно, что ничего существенного нельзя исправить за эти два месяца, и, главное, как это проверить — в проекте, который выполняется уже более четверти века (первый спутник по программе был запущен в далеком 1982 году): ни спутники наши за это время не стали надежнее и точнее, ни качественного и конкурентоспособного отечественного навигационного оборудования в продаже не появилось. Однако в Роскосмосе безусловно знают, в каком главном направлении необходимо корректировать программу. Здесь как раз все предсказуемо и с бюрократической точки зрения очевидно: для решения проблем государству (то есть всем нам) следует наращивать бюджетные вливания в ГЛОНАСС! И это притом, что и запланированные объемы впечатляют: 2008 год — 10,3 млрд рублей, 2009 год — 10,7 млрд рублей, 2010 год — 6,3 млрд рублей. Первое обоснование роста бюджета программы от Роскосмоса универсально: апелляция к объективным трудностям отечественной космической отрасли. А они, безусловно, есть, как не быть, после почти 20-кратного снижения космического госзаказа в 1990-е годы. Второе прозвучало впервые: якобы теперь, для некой «гарантии», система ГЛОНАСС должна содержать не «теоретически» достаточных 24 спутника — такого состояния запланировано достичь к концу 2009 года, — а 30 аппаратов. Почему именно 30, а не любое другое количество, большее прежних 24, бог весть. Но, быть может, ларчик открывается просто? Так, в системе GPS сейчас 30 спутников. И в европейской Galileo запланировано 30 аппаратов: 27 основных и 3 резервных. Тогда чем российская ГЛОНАСС хуже? Правда, очевиден и прямой финансовый расчет. Если предложение Роскосмоса будет принято, то процесс развертывания ГЛОНАСС до 30 спутников растянется еще минимум на два-три года. А вместе с ним отодвинется «вправо» и срок окончания бюджетного «золотого дождя»: запланированный начиная с 2010 года спад финансирования объясняется именно завершением создания системы, включающей 24 аппарата. Заметим, часть отечественных экспертов и журналистов, радеющих за судьбу российского космоса, происшедшее 23 января даже порадовало: наконец-то «прекратится размазывание ассигнований на космическую деятельность по марсианским и лунным прожектам, и средства вложат в неотложно необходимые прикладные программы, в частности в ГЛОНАСС» и т.д. Думается, солидаризуются они и с предложениями Роскосмоса об увеличении финансирования программы ГЛОНАСС. Так, значит, причины неудач скрыты именно в недостатке финансирования и того же внимания «свыше»? И следовательно, рецепт успеха прост: еще больше финансирования и еще больше внимания? Однако представляется, что в нынешних условиях увеличение бюджетного финансирования программы ГЛОНАСС лишено смысла и даже контрпродуктивно, ибо это не решит, а, скорее, усугубит (законсервирует) высвеченные первым вице-премьером Сергеем Ивановым негативные тенденции и тем самым не упростит, а затруднит создание в России современной и эффективной навигационной инфраструктуры. Как ее космического сегмента — собственно системы навигационных спутников, так и наземного — потребительского. А подобная инфраструктура России — и здесь нет никаких сомнений — необходима. Не вдаваясь в подробности, можно лишь констатировать: в информационном мире навигационная система становится неотъемлемым элементом суверенитета страны (навигационной частью суверенитета), одним из атрибутов ее политической и военной субъектности. Системные ошибки Любому, кто в своей практике сталкивался с решением сложных и комплексных проблем (а программа ГЛОНАСС, безусловно, из их числа), известно, что для достижения успеха необходимо выполнить несколько обязательных условий. Первое — поставить амбициозные цели. Это выполнено: амбициозная цель поставлена — создание (вторыми в мире!) навигационной космической системы. Второе — обеспечить ресурсами процесс решения. И это выполнено: очень и очень значительные (по российским меркам) бюджетные ресурсы выделены. Третье — создать адекватную стоящим задачам систему эффективных механизмов их решения. А вот здесь-то и загогулина. Укажем лишь на три, но ключевые системные ошибки в имеющихся механизмах (институтах) управления программы ГЛОНАСС. Во-первых, тот самый, оцениваемый уже в несколько десятков миллиардов долларов мировой навигационный рынок, фантастическими миражами которого многих ввели в искушение, на самом деле к собственнику космической навигационной системы не имеет никакого отношения. Это именно так, поскольку рынка спутникового навигационного сигнала — единственного «продукта» космической системы — на практике не существует: сигнал всегда и для всех бесплатен. А те самые рыночные миллиарды объединяют в себе продажи навигационной аппаратуры и услуг навигационных сервисов. Для их функционирования необходима хотя бы одна работающая космическая навигационная система, все остальное (количество таких систем и их национальная принадлежность — американская, российская или китайская) для развития мирового навигационного рынка значимой роли не играет. Посему уже с середины 1990-х, с момента начала работы первой такой системы, американской GPS, и не дожидаясь появления российской системы ГЛОНАСС, любой, включая российские частные и государственные компании, мог заниматься как производством навигационной аппаратуры, так и развитием навигационных сервисов. Да так, собственно, и произошло. Например, сегодня основные производители массовой навигационной аппаратуры находятся вовсе не в США, а в Юго-Восточной Азии (кто бы сомневался). Навигационные же сервисы получили широкое распространение не только на территории США, но и в Японии, Западной Европе и т.д. Более того, поскольку оба этих рыночных сегмента завязаны, с одной стороны, на массового потребителя, а с другой — на информационные технологии и микроэлектронику, то им априори свойственна как быстрая и постоянная изменчивость, так и жесточайшая конкуренция. Практика показывает: работать в таком темпе и с такими рисками в состоянии только наиболее быстрые частные компании. Именно благодаря их частной инициативе навигационные рынки в изобилии заполнены разнообразными навигационными сервисами и аппаратурой, удовлетворяющими любым потребностям и любым кошелькам. Начиная со стоящих тысячи долларов мультимедийных автомобильных платформ от компаний Apple и Siemens, способных скачивать медийный контент и новые карты непосредственно из Интернета, и кончая навигационными чипами размером с копеечную монету и стоимостью менее $50, которые могут быть встроены в любые носимые устройства — мобильные телефоны, видео- и фотокамеры и т.д. Особый путь Роскосмоса Роскосмос и здесь решил пойти своим, особым путем и, не имея ни опыта разработки массовой электроники, ни опыта ее маркетингового продвижения, собственноручно взялся за производство навигационной аппаратуры и за создание навигационных сервисов, оттеснив частный российский и нероссийский бизнес. Что подвигло Роскосмос к такому неадекватному ситуации решению? Очевидно, слепая вера в получение доступа к этим рыночным миллиардам, хотя это уже и не так важно. Предопределенный «результат» был достигнут — конкурентоспособной отечественной аппаратуры нет, навигационных сервисов нет. Помимо прочего игнорирование инновационного и рыночного потенциала частного бизнеса означает прямые потери для российского бюджета: ведь когда в 2001 году программа ГЛОНАСС только была принята, планировалось, что почти 50% средств будет привлечено из внебюджетных источников. Сейчас об этом никто и не вспоминает — бюджет-то у России большой и профицитный. Во-вторых, если истоки проблем отечественных навигационных аппаратуры и сервисов для массового потребителя прояснены, то почему «провалы» и в космическом сегменте ГЛОНАСС? В частности, не достигнуты целевые установки по численности орбитальной группировки, надежности аппаратов, точности спутникового сигнала и т.д. Ведь это уже непосредственно в сфере компетентности отечественной космической промышленности и в зоне ответственности Роскосмоса. А может быть, здесь дело в том, что на сегодня единственным инструментом государственного управления космической отраслью является вложение бюджетных средств в космические программы? Все же остальные инструменты — анализ альтернатив, обоснование целей, расстановка приоритетов, выбор исполнителей работ, распределение объемов финансирования, контроль за исполнением и оценка полученных результатов — отданы на откуп самой отрасли, точнее, руководству Роскосмоса. А что неизбежно происходит с предприятием, отраслью, программой в отсутствие внешнего, стратегического управления и обратной связи, каждый знает из личного опыта. Что делать? Очевидно, что в такой ситуации простым увеличением бюджетных вливаний в отечественную космонавтику проблемы, в том числе проблемы ГЛОНАСС, не решить, а негативные тенденции не преодолеть. Но очевидны и первоочередные направления изменений — это внедрение механизмов стратегического управления, хорошо известных и отработанных в бизнес-практике. И на самом первом среди первых месте должно быть обоснование и принятие Стратегии развития отечественной космонавтики как инструмента долгосрочного целеполагания (именно внешнего, а не внутриотраслевого) и планирования как основополагающего документа, обязательного для исполнения всеми: и чиновниками, и руководителями предприятий. В-третьих, если в создании любой последующей национальной навигационной системы, после того как уже создана первая — GPS, нет ни грана экономической целесообразности и рыночной потребительской необходимости, а есть исключительно вопросы национальной безопасности и национального суверенитета, то это самым кардинальным образом меняет порядок приоритетов, на которые должны ориентироваться и инвесторы, и создатели ГЛОНАСС. (Думается, именно это, а не финансовые проблемы, и является камнем преткновения при создании европейской системы Galileo, начало работы которой уже отложено с 2008 на 2013 год. И именно это позволяет со 100-процентной уверенностью ожидать появления подобной системы у Китая, и в максимально сжатые сроки!) Но тогда во главу угла следует ставить не экономические или технические факторы (те же потребительские ценности), а в первую очередь надежность (устойчивость) функционирования системы, в том числе и главным образом в условиях «негативного» внешнего воздействия на спутники, в нее входящие. А о том, что возможность такого «воздействия» ответственные политические лидеры более не могут не учитывать, свидетельствуют и прошлогоднее испытание Китаем своей «противоспутниковой» системы, и сегодняшние действия США по «минимизации возможного ущерба от падения на землю аварийного американского военного спутника посредством задействования средств национальной ПРО». В этой ситуации очевидно, что принятие основополагающих решений (включая технические) относительно национальной навигационной системы должно происходить на том уровне ответственности и компетентности, который много выше и шире, чем уровень ныне ответственных за реализацию программы Роскосмоса и тем более РНИИ КП. А принимая во внимание, что срок работы на орбите российских навигационных спутников нового поколения «Глонасс-К» (должны пойти в серию с 2010 года) планируется довести до 10 лет, ясно, что если приоритеты не изменить самым срочным порядком, то та ненормальная и, по сути, не отвечающая национальным интересам ситуация автоматически пролонгируется почти до 2020 года! Таким образом, резюмируя, можно утверждать: адекватно (а не шапкозакидательски) понимаемые национальные интересы требуют не бездумной бюджетной накачки программы ГЛОНАСС или других российских космических проектов, а первоочередного принятия стратегических управленческих решений по созданию действительно эффективных механизмов управления и конкретной навигационной программой, и отечественной космической отраслью в целом. И лишь потом можно подумать и о росте финансирования."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации