«Это жуткая, непонятная трагедия»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Это жуткая, непонятная трагедия» Вчера в центре Москвы был расстрелян Шабтай фон Калманович — разведчик, меценат и бизнесмен. Он был незаурядной личностью, обладал редким по нынешним временам качеством — верностью друзьям и погиб, как считают его знакомые, из-за своего бизнеса, частью которого, как выяснили «Ведомости», были поставки в Россию крупных партий лекарств

"В январе 2008 г., спустя несколько дней после ареста основателя «Арбат престижа» Владимира Некрасова и бизнесмена Семена Могилевича, владелец швейцарской компании Temtrade Янез Меркун написал «Ведомостям», что в 2001-2002 гг. в ходе переговоров с Некрасовым тот дважды представлял ему в качестве хозяина «Арбат престижа» бизнесмена Шабтая фон Калмановича. Так мы познакомились с Калмановичем. Он пригласил нас к себе в офис. Многоэтажное здание в районе «Баррикадной», в холле и коридорах первого этажа — картины соцреализма. «Они мне очень нравятся», — сказал Калманович, проводя нас в свой кабинет. Помимо картин в его офисе целая коллекция предметов иудейского культа и склад красного кошерного вина и мацы, которыми он угощал своих гостей. Он сказал нам, что с Некрасовым его связывают лишь дружба и интерес к коллекционированию русского фарфора. А бизнес у него совсем другой — спорт, строительство, фармацевтика: «Вот, например, построил этот дом: на первом этаже — мой офис, выше — моя квартира, там живу с женой и двумя маленькими близнецами-сыновьями. Очень удобно». На просьбу дать интервью Калманович заулыбался: «Вот закончу сделку по продаже баскетбольного клуба и сяду за мемуары; одного интервью, чтобы рассказать о моей жизни, не хватит. Только пока еще рано, мораторий не вышел». Разведчик Калманович родился в 1948 г. в Каунасе. Получил высшее инженерное образование и в 1971 г. с родителями эмигрировал в Израиль. Там он учился в Иерусалимском университете. В 1980-х гг., рассказал Калманович, он стал одним из самых богатых людей из русской диаспоры в Израиле — занимался строительными работами в ЮАР, Бопутатсване и др. Но его основная деятельность заключалась в другом — работе на советскую разведку. Познакомившись с Бени Маршаком, отвечавшим за абсорбцию евреев из СССР, Калманович внедрился в элиту правившей в то время Рабочей партии Израиля. Из исследования ФБР США от августа 1996 г. следует, что именно Калманович помог Могилевичу, занимавшемуся в 1980-х гг. «организацией еврейской эмиграции из России», сделать израильский паспорт. Сам Калманович это в разговоре с «Ведомостями» опровергал: я просто не мог бы этого сделать физически, тогда я уже сидел в израильской тюрьме. В 1988 г. Калманович получил девять лет за разведывательную работу на СССР против Израиля. По словам ветерана советских спецслужб, пожелавшего остаться неизвестным, в приговоре речь шла не о добывании политических сведений, а о промышленном шпионаже на коммерческой основе: Калманович добывал передовые образцы в области биотехнологий и электронных военных систем управления, в которых нуждалась советская промышленность. Сам Калманович рассказывал «Ведомостям», что его сдал один из его коллег — советский разведчик, попросивший убежища в Израиле. «Несколько лет я просидел в одиночке в полной темноте, — вспоминал он. — Начинал медленно сходить с ума. С тех пор я не могу заснуть самостоятельно без снотворного». В 1993 г. Калманович был досрочно освобожден и приехал в Россию. Продюсер и друг Вернувшись в Россию, Калманович занялся продюсерским бизнесом, и еще с тех времен у него осталось много друзей среди артистов. Владимир Винокур сказал «Ведомостям»: «Все родственники Шабтая в шоке, в слезах, только что разговаривал с его дочерью, все в жутком состоянии. Он был прекрасный семьянин, обожал своих детей, родителей, его отец умер меньше года назад, и он очень переживал по этому поводу. У него было много друзей, он ко всем был очень внимательный, всегда дарил подарки, цветы на праздники. Веселый, трогательный человек. Это жуткая, непонятная трагедия». «Шабтай — незаурядная личность, меценат, у него был благотворительный фонд, он поддерживал спорт — не только свои команды, но и олимпийцев: по синхронному плаванию и проч., — говорит Лев Лещенко. — Он не занимался политикой, но всегда был очень информирован. Светлый человек, к Новому году всегда друзьям дарил подарки и цветы. В каких-то моментах он мог быть принципиальным, конфликтным — например, что касалось спорта. У него был сильный характер. Друзья всегда обращались к нему, и он помогал, если нужны были какие-то лекарства, всех устраивал в больницы на лечение». Другой его знакомый рассказывает, что Калманович был потрясающим рассказчиком — очень много знал, был очень начитан. На вечеринках он увлеченно рассказывал, мог долго интересно говорить, а потом выпивал несколько таблеток и тут же засыпал. Яков Голдовский, проживающий сейчас в Вене, давно знаком с Калмановичем: «Мне позвонила мама, рассказала о случившемся, это ужасная трагедия. Шабтай был очень хороший, порядочный человек, близкий, хороший друг, готовый всегда прийти на помощь, помочь всем, чем только может, очень внимательный к своим друзьям». Спорт и бизнес Основной версией преступления является заказное убийство в связи с коммерческой деятельностью погибшего, заявил начальник СУ СКП по Москве Анатолий Багмет. Один из авторитетных предпринимателей согласен, что убийство Калмановича связано с бизнесом. О его бизнесе известно не много. По данным предпринимателя, знакомого с Калмановичем, у того около года назад случился крупный корпоративный конфликт с его партнером по фармацевтическому бизнесу: «Они занимались поставками в Россию больших партий лекарств, инсулина и т. д., у них был большой лекарственный бизнес. Этот партнер, как рассказывал Шабтай, обманул его, но чем у них дело кончилось, я не знаю». «Шабтай фон Калманович был типичным бизнесменом 1990-х гг., — вспоминает глава издательства “Детектив пресс” Валерий Стрелецкий, руководивший в середине 1990-х отделом по борьбе с коррупцией в правительстве службы безопасности президента. — Он начинал фармацевтический бизнес совместно с [Иосифом] Кобзоном, но потом они разошлись». В 1993-1994 гг. вместе с Кобзоном Калманович организовал несколько акционерных обществ с названием «Лиат-Натали» (по именам детей): «Лиат-Натали — фармацевтика», «Лиат-Натали — строительство», «Лиат-Натали — энтертейнмент» и др. Учредителем всех фирм выступила лихтенштейнская компания Rosides Establishment. «Я пересекался с Калмановичем летом 1996 г., когда исполнял обязанности президента Национального фонда спорта (НФС), — вспоминает Стрелецкий. — Он тогда вместе с экс-президентом НФС Борисом Федоровым руководил проектом строительства рыночного комплекса “Тишинка”. В этот проект была вложена колоссальная по тем временам сумма бюджетных денег. Это были деньги, которые НФС получал от беспошлинной торговли спиртным и табачными изделиями». Построив «Тишинку», Калманович продал ее. По оперативным данным милиционеров, на момент покушения Калманович был директором Дорогомиловского рынка. Другим бизнесом Калмановича был спорт. До последнего времени он был президентом женского баскетбольного клуба «Спартак» и генеральным менеджером женской баскетбольной сборной России. «Калманович — известная фигура, поэтому его убийство вызвало такой резонанс, — сказал бизнесмен, знакомый с ним. — На самом деле убийств в последнее время происходит очень много: кризис, и у многих сдают нервы для решения вопросов мирным путем». Семья «Я влюблен в женский баскетбол, — говорил Калманович “Ведомостям”. — Вот и моя третья жена [Анна Архипова] — баскетболистка». Он признавался, что всегда был любителем женского пола, но остепенился после того, как женился в третий раз. От первых двух жен у него по дочке."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации