«Это чушь собачья»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Это чушь собачья» Виктор Геращенко оценил обвинения на процессе по делу Михаила Ходорковского

"В Хамовническом райсуде Москвы, где проходит процесс по делу экс-главы нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского и бывшего председателя МФО «Менатеп» Платона Лебедева, обвиняемых в хищении нефти на сумму почти 900 млрд руб., вчера выступил очередной свидетель защиты -- Виктор Геращенко. Экс-глава Центробанка (ЦБ) РФ летом 2004 года был назначен председателем совета директоров ЮКОСа вместо арестованного годом ранее г-на Ходорковского и занимал этот пост на протяжении трех лет. Вчера на суде г-н Геращенко подробно рассказал о своей деятельности на посту председателя совета директоров компании и отметил, что ничего не знает о краже нефти у ЮКОСа. Свидетель защиты назвал несостоятельными обвинения не только предъявленные предпринимателям в ходе данного процесса, но и по первому делу в отношении г-на Ходорковского, по которому в 2005 году он приговорен к восьми годам лишения свободы. «Это чушь собачья!» -- заявил г-н Геращенко. Допрос экс-председателя ЦБ состоялся вопреки желанию прокуроров, которые старались его предотвратить. «Пусть адвокаты объяснят, зачем нужен здесь этот свидетель? Что он собирается рассказать? Это совершенно необоснованное ходатайство, немотивированное, противоречит духу закона, -- заявил свой протест гособвинитель Валерий Лахтин. -- Или мы будем тянуть судебное заседание годами?» Но судья Виктор Данилкин был иного мнения, и свидетеля пригласили на трибуну. Г-н Геращенко рассказал, что предложение войти в совет директоров компании ему поступило в феврале 2004 года от менеджмента ЮКОСа, который рассчитывал, что при помощи своего влияния он сможет уладить непростую ситуацию, в которой оказался холдинг. «Мне говорили, что нужен человек, компетентно разбирающийся в проблемах, стоящих перед компанией, в проблемах с обвинениями, которые сделаны в адрес компании по неправильной уплате налогов. Я согласился и 24 июня 2004 года был избран председателем совета директоров ЮКОСа. И работал в этом качестве до начала июля 2007 года», -- сообщил свидетель. Он также сообщил, что познакомился с г-ном Ходорковским в 1990 году «в связи с созданием банка «Менатеп», но общался с предпринимателем довольно редко. «Я в силу своей должности пытался не очень активно общаться с председателями быстро растущих коммерческих банков», -- пояснял свидетель, возглавлявший в начале 90-х ЦБ РФ. Г-н Геращенко заявил, что ему никогда не приходилось слышать в компании что-либо о существенной недостаче нефти, добытой «дочками» ЮКОСа с 1998 по 2003 год (период, в который согласно обвинению происходило хищение нефти). «Таких разговоров не было. Мне никто об этом не сообщал, -- сказал он. -- Все в какой-то степени ждали, когда у меня возникнет возможность контакта с руководителями страны. Что я и пытался сделать, позвонив 25 июня 2004 года в приемную Путина. Мне сказали, что этими вопросами занимается сейчас Медведев. Я две недели звонил в приемную Медведева. Говорили, что ему доложили, что сейчас он занят. В конце концов со мной в июле 2004 года встречался Шувалов, который был тогда заместителем главы администрации (президента. -- Ред.)». Свидетель признал, что его влияния в итоге оказалось недостаточно для улучшения положения ЮКОСа. «Менеджмент компании не ставил передо мной задачу, чтобы я был палочкой-выручалочкой, -- заявил он. -- Но считалось, что в качестве председателя совета директоров мне легче будет говорить с властными структурами о путях разрешения этого конфликта. Но этого, к сожалению, не состоялось, поскольку я был уже далек от людей во власти, хотя они и предлагали мне баллотироваться кандидатом в президенты в 2004 году. Это была не моя инициатива. Им нужна была конкурентная среда». Адвокат Вадим Клювгант спросил у г-на Геращенко, не поступала ли информация о пропаже нефти от компаний, которые покупали активы ЮКОСа. «Нет, я никогда об этом не слышал», -- ответил свидетель. После этого защитник поинтересовался, известны ли свидетелю приобретатели добывающих активов ЮКОСа. «Первый приобретатель активов ЮКОСа -- «Байкалфинансгрупп», это, по-моему, всемирная история, когда они выступили покупателем, перебили цену «Газпрома». Естественно, не имея денег завершить сделку, продали купленный актив «Роснефти». Явная инсценировка, на наш взгляд, -- заявил он. -- А в основном все активы ЮКОСа были куплены «Роснефтью» или ее филиальными компаниями». Свидетель отметил, что после покупки активов ЮКОСа от «Роснефти» также никаких заявлений о недостачи нефти не было. Экс-глава ЦБ высказал мнение, что на компанию PricewaterhouseCoopers, которая была аудитором ЮКОСа и его дочерних компаний, оказывалось давление. Из показаний свидетеля следовало, что аудиторская компания была вынуждена отозвать свои заключения по отчетностям ЮКОСа, рискуя в противном случае потерять лицензию на дальнейшую работу в России. «И они эту операцию провели, получили продление лицензии, являются аудиторами «Газпрома», Центробанка и т.д. Понятно, что на них оказывалось давление. Это был дополнительный фактор для доказательства, что то действие, которое велось против ЮКОСа, и этот второй процесс, который ведется против Ходорковского и Лебедева, имеет веские основания», -- заявил г-н Геращенко. Защита поинтересовалась у свидетеля, известно ли ему, в чем суть обвинений, предъявленных Ходорковскому и Лебедеву. «Да чушь это собачья! -- ответил он. -- Это неправомерное обвинение, что нефть крали. Потому что тогда бы ЮКОС не считался первой добывающей, перерабатывающей и сбытовой компанией в стране, обогнав ЛУКОЙЛ. Иначе бы Exxon не предлагал заплатить за 45% акций ЮКОСа 40 млрд долл., а уж они изучали все до конца, что в компании делается. Другая крупная американская компания была готова в 2003 году платить 45% ЮКОСа за 25 млрд долл., хотя в то время капитализация ЮКОСа была 38--39 млрд. Американцы просто так такие деньги платить не будут». Свои вопросы свидетелю задали вчера и представители гособвинения. Прокурора Валерия Лахтина заинтересовало в частности, сколько получал г-н Геращенко на посту председателя совета директоров ЮКОСа. «Все члены совета директоров получали 90 тыс. долл. в год плюс председателю совета директоров и председателям комитетов доплачивались еще 10 тыс. долл.», -- ответил свидетель, добавив, что на этот пост его предложил назначить член совета директоров компании Жак Костюшко-Моризе. Часть вопросов гособвинителей не относилась к компетенции г-на Геращенко, и потому осталась без ответа, другие вызывали резкое недовольство со стороны подсудимых и их защитников. «Ваша честь! У меня убедительная просьба, -- обратился к судье г-н Ходорковский. -- Я три вопроса пропустил, содержащие клевету в отношении меня. Я прошу такие вопросы снимать. Первая клевета была, что у ЮКОСа на счетах офшорной компании «Бриттани» находилось 7 млрд долл. Клевета. И гособвинитель не смог сослаться на материалы дела. Второе. Что банк «Менатеп» во время банкротства вывел хорошие активы в одну сторону, а плохие -- в другую, и в результате этого банк обанкротился. Это клевета. Такого обвинения мне не предъявлено, и с какой стати об этом говорит гособвинитель, непонятно. Третье. Он заявил, что какие-то акционеры с дочерних добывающих компаний предъявляли ко мне, к ЮКОСу претензии, что мы продавали их нефть. Он задает этот вопрос человеку, который был председателем совета директоров с 2004 года. Клевета, что в дочерних добывающих предприятиях ЮКОСа в 2004-м и даже в 2003-м годах были какие-то еще акционеры, кроме компании ЮКОС. Зачем мне эту клевету про себя выслушивать?» После того как допрос г-на Геращенко завершился, он высказал свое мнение о процессе журналистам. «Ясно, что все это дело заказное. Процесс тоже проходит не в лучших традициях правосудия, -- заявил он. -- Я не думаю, что адвокаты, несмотря на все их умение и компетентность, смогут отбиться. Вся надежда на международные суды, когда скажут, что вообще вся эта ситуация и банкротство ЮКОСа были сделаны со сплошными правонарушениями». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации