«Эффективные» оружейники и штурм гособоронзаказа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Эффективные» оружейники и штурм гособоронзаказа FLB: Проблемы в российском ВПК начались после «материализации» массового десанта «эффективных менеджеров», оценивающих производство исключительно по финансовым отчетам

" Битва за бюджеты Военно-промышленный конфликт. Генералы в погонах против генералов в штатском «В первые за всю нашу историю армейские генералы в ультимативной форме (и публично!) заявили генералам военно-промышленного комплекса: больше не хотим покупать старьё, которое вы нам впариваете. Именно так можно понимать недавние речи начальника Генерального штаба Вооружённых сил России генерала армии Николая Макарова, сообщившего: военное ведомство на пять лет приостанавливает закупку бронетехники для Сухопутных войск, потому что военных перестало устраивать её качество. Но после некоторого замешательства раздался грозный рык курирующего ВПК вице-премьера Рогозина: будете воевать, на чём вам скажут!», - пишет Владимир Воронов в майском номере «Совершенно секретно» . «Мистраль»? – Заверните...» «На деле, неожиданности в «наезде» на ВПК нет, тревожные звоночки для королей оборонки звучали задолго до пикировки начальника Генштаба с Рогозиным. Самым громким сигналом, что не всё ладно в военно-промышленном царстве, стала серия скандально провалившихся испытаний баллистической ракеты морского базирования «Булава» (См. «Совершенно секретно» № 9/2009). Можно представить, сколь плачевна была ситуация с «Булавой», если на невиданную ранее откровенность пробило даже руководителя разработок этого оружия Юрия Соломонова. Суммируя его «показания», несложно было догадаться, что отечественный ВПК, во-первых, уже просто не в состоянии собрать ракету качественно, без брака – культура производства ракетной техники приказала долго жить. И, во-вторых, как оказалось, в России ныне уже невозможно производить ракеты только из отечественных комплектующих! Свою пощёчину получили и российские судостроители. В октябре 2008 года во время посещения в парижском пригороде Ле Бурже 21-го Международного военно-морского салона «Евронаваль-2008» главнокомандующий ВМФ России адмирал Владимир Высоцкий заявил, что российские моряки заинтересованы в прямых закупках «некоторых типов французского оборудования». При этом адмирал проявил явный интерес к универсальным десантным кораблям (вертолётоносцам) типа «Мистраль». Внимательно изучив макет «Мистраля», главком ошарашил французов лобовым вопросом: сколько это стоит? Получив ответ, едва не выдал: «Заверните...». А в августе 2009 года Главный штаб ВМФ РФ признал, что переговоры о покупке у Франции десантного вертолётоносца типа «Мистраль» уже в самом разгаре . Возмущению отечественных судостроителей не было предела. Но, невзирая на это возмущение и истошные попытки апеллировать к Путину, спустя год контракт заключили. А вместо премьера ответ дал министр обороны Анатолий Сердюков: наши судостроители уже не способны проектировать и строить корабли такого класса. Другой вопрос, нужны ли нашему ВМФ такие корабли: генерал-полковник Анатолий Ситнов, бывший с 1994 по 2000 год начальником вооружения ВС РФ, в беседе со мной высказал мнение, что «Мистраль» решили купить чисто по политическим мотивам: это было нечто вроде бонуса Франции – плата за «хорошее поведение» во время нашей войны с Грузией... Вслед грянул и гром космический: хвалёная ГЛОНАСС, российская система глобальной космической навигации, на поверку оказалась едва ли не блефом . Во всяком случае, создать по-настоящему надёжную группировку, оснащённую аппаратами, способными работать действительно долго, пока не удаётся (См. «Совершенно секретно» №№ 10/2010 и 1/2011) В апреле 2010 года увесистую оплеуху ВПК отвесил генерал армии Владимир Поповкин, тогда ещё первый заместитель министра обороны – начальник вооружения . Он заявил, что Министерство обороны России намерено отказаться от закупок вооружений, не соответствующих современным требованиям. В частности, Поповкин сообщил, что военных больше не устраивают танки Т-90, а также бронетранспортёры БТР-80 и боевые машины пехоты БМП-3. Последние Поповкин вообще опустил по полной программе, назвав «гробом», в котором «никто ехать не хочет». После чего генерал прозрачно намекнул, что военные готовы приступить к закупкам за рубежом, если «надо закрыть дыры». Он же сообщил, что Минобороны провело испытание российских беспилотников, потратив на это пять миллиардов рублей, но «эту программу испытаний не выдержал ни один беспилотник». Несколько раньше главком ВВС России Александр Зелин категорично заявил, что отечественные беспилотники не устраивают военных ни по одному пункту, потому покупать их не будут. Синхронно с Поповкиным его шеф, министр обороны Анатолий Сердюков, заявил: его ведомство отныне будет брать броню для автомобилей и лёгкой бронетехники в Германии. «Закупать российскую авто- и бронетехнику в том виде, в котором она есть, мы не будем», – безапелляционно рубанул Сердюков. А в августе 2010 года стало известно, что МО намерено принять на вооружение итальянскую бронемашину IVECO-LMV65, приступив к её лицензионному производству и попутно отказавшись от отечественных «Тигров» . Летом же 2010 года новый сигнал: оказалось, что гособоронзаказ (ГОЗ) 2009 года был выполнен едва ли наполовину. «Оборонщики» стали было что-то лепетать про недофинансирование, но Минобороны резко парировало: ГОЗ-2009 они профинансировали полностью. Это, как ранее уточнял уже Владимир Путин, 970 миллиардов рублей. Значит, получив эти деньги, промышленность оборонный заказ либо не осилила, либо... «попилила»?! Эту тему вскоре прикрыли, и военные временно перестали выяснять отношения с производственниками на публике. Но затем служивых словно прорвало: сор вынесли из избы и его оказалось столько... 15 марта 2011 года главком Сухопутных войск генерал-полковник Александр Постников ошарашил всех жесточайшей критикой ВПК: «Те образцы оружия, которые производит промышленность, в том числе бронетанковое вооружение, артиллерия и стрелковое, по своим параметрам не соответствуют образцам НАТО и даже Китая». В частности, главком Сухопутных войск обрушился на танк Т-90, выказав недовольство его ценой, и назвал его всего лишь «17-й модификацией советского Т-72» (принят на вооружение ещё в 1973 году). Попутно главком отвесил комплимент конкуренту – германскому танку Leopard 2. Можно понять, как было обидно гражданам с «Уралвагонзавода», где выпускают этот Т-90... Тогда же «вдруг» выяснилось, что по вине предприятий ВПК злостно сорван гособоронзаказ 2010 года – его недовыполнили на треть. Вице-премьер Сергей Иванов обрушил свой гнев на Роскосмос: по его словам, из 11 космических аппаратов изготовлено лишь пять, также по вине Роскосмоса не были запущены ещё шесть гражданских спутников . «Я уже не говорю о систематических переносах срока запуска, которые являются следствием неготовности аппаратов», – распекал вице-премьер главу Федерального космического агентства Анатолия Перминова. В апреле 2011 года Перминова уволили, заменив на генерала Поповкина. А в мае 2011 года кара за срыв оборонзаказа постигла целую когорту «эффективных менеджеров» ВПК. В частности, своей должности лишился казавшийся ранее непотопляемым гендиректор «Ижмаша» Владимир Гродецкий. Тогда же уволили руководителя ФГУП «НПП ВНИИЭМ» Аркадия Хохловича. Своей должности затем лишился и гендиректор «Севмаша» Николай Калистратов: ему поставили в вину срыв работ по вводу в строй атомных подводных ракетоносцев проекта 955, тех самых, которые должны нести «Булаву» . В июле 2011 года руководитель работ над «Булавой» Юрий Соломонов ошарашил всех новостью: уже сорван и гособоронзаказ 2011 года – на тот момент производители стратегического ядерного вооружения не получили ни одного контракта. Хотя ранее министр обороны сообщал, что ГОЗ-2011 предусматривает поставку 36 стратегических баллистических и 20 стратегических крылатых ракет. Тем временем битва гигантов шла по нарастающей, в неё включился и сам министр обороны: выступая в Госдуме, Анатолий Сердюков сообщил, что его ведомство в ближайшее время вообще не будет закупать танки – они «не соответствуют» требованиям военных. В сентябре 2011 года начальник Генерального штаба Вооружённых сил РФ – первый заместитель министра обороны Макаров поведал, что МО отказывается от закупок автоматов Калашникова . Он же, выступая в ноябре 2011 года в Общественной палате, инициировал очередной виток скандала: заявил, что ряд образцов российских вооружений и военной техники по своим тактико-техническим характеристикам уступает наиболее удачным зарубежным аналогам. В частности, прошёлся по системе залпового огня «Смерч», вновь «опустил» танк Т-90, сравнив его с израильским Merkava Mk.4. Ещё начальник Генштаба посетовал, что российские космические аппараты оптико-электронной разведки способны находиться на орбите 3–5 лет, в то время как иностранные «живут» в три-четыре раза дольше – 15 лет. И на десерт выдал: наша техника «не вполне способна» обеспечить высокую защиту военнослужащих на поле боя... У российских военных имеются и другие претензии к отечественным промышленникам. Выступая в середине февраля 2012 года на слушаниях в Совете Федерации, первый заместитель министра обороны Александр Сухоруков сообщил, что на протяжении последних лет отмечается стабильное и серьёзное снижение качества продукции российского ВПК. В 2010 году по сравнению с 2009 годом количество рекламаций выросло на 20%, а в 2011 году подскочило ещё больше... Бердан, Максим и Наган Но возмущению генералов ВПК всё равно нет предела: как же, Россия впервые приступила к закупкам оружия за рубежом! Начнём с того, что вовсе не впервые. Не особо закапываясь в глубь веков, напомню, что в Российской империи импорт вооружений, а затем и их лицензионное производство, были делом обычным . Например, в конце XIX – начале XX века значительная часть русской артиллерии была иностранной разработки. В частности, по лицензии немецкой фирмы «Крупп» выпускались 42-линейная (107-мм) полевая пушка и 87-мм полевая лёгкая пушка (обе образца 1877 года). Была целая серия орудий французской разработки: 47-мм пушка Гочкиса, 152-мм осадная пушка фирмы «Шнейдер», российские военные корабли оснащались пушками Канэ калибра 152-мм и 75-мм. На вооружении состояла 76-мм горная пушка греческого полковника Данглиза... По лицензии выпускались и целые линейки стрелкового оружия: австрийская винтовка Крнка, которую затем сменила американская винтовка Бердана. Знаменитый пулемёт Максим, состоявший на вооружении русской, а затем и советской армии с 1899 года, выпускавшийся аж до 1945 года, как известно, разработал американец Хайрем Максим, а поставляла его первоначально в Россию британская фирма «Виккерс, сыновья и Максим лимитед» . Револьверы в императорской армии также были лицензионными – сначала американский 4,2-линейный Смит-Вессона, затем его сменил револьвер бельгийского оружейника Леона Нагана. Ряд кораблей императорского флота также был иностранных проектов и зарубежной постройки. На базе проекта британского крейсера «Тэлбот» была построена серия крейсеров типа «Диана», в том числе и «Аврора». Ряд российских крейсеров был построен за границей: в США – «Варяг», «Прут»; во Франции – «Адмирал Корнилов», «Светлана»; в Дании – «Боярин»; в Германии – «Богатырь», «Новик», «Аскольд», вспомогательный крейсер «Урал»; в Англии – «Рюрик» (на замену «Рюрику», погибшему в 1904 году), в Канаде – подводные лодки американского проекта Holland 602... Огромное количество самого разнообразного иностранного вооружения Россия получила во время Первой мировой войны, в том числе боевые отравляющие вещества. Закупками иностранного вооружения баловался и товарищ Сталин. Так, для нужд чекистов в Германии (как Веймарской, так и нацистской) активно закупались пистолеты и боеприпасы к ним . В 1930 году Москва заключила договор о лицензионном производстве ряда артиллерийских систем с немецкой фирмой «Рейнметалл». А в 1940–1941 годах нацистская Германия поставила Советскому Союзу недостроенный крейсер «Лютцов» и в придачу всякого вооружения – 88-мм пушки для подводных лодок, 211-мм полевые гаубицы и 105-мм зенитные пушки, противотанковые орудия, противолодочные бомбомёты, морские мины, авиабомбы, массу военных приборов. Также у немцев купили танк Т-III и ряд самолётов: два бомбардировщика «Дорнье-215», пять истребителей «Мессершмитт-109Е», пять тяжёлых истребителей «Мессершмитт-110», два бомбардировщика «Юнкерс-88», пять истребителей «Хейнкель-100», учебно-тренировочные «Бюккер-131» и «Бюккер-133»... В 1937 году в США была куплена летающая лодка (гидросамолет) PBY фирмы «Консолидейтед» (более известна как «Каталина»), потом наладили и её лицензионное производство. В США был приобретён и самолёт DC-3, на базе которого тут же развернули лицензионное производство – сначала ПС-84, затем оснащённого уже советскими моторами знаменитого Ли-2. Ещё раньше в США купили танк «Кристи» – на его базе было развёрнуто производство танков серии БТ. В 1930 году в Великобритании было куплено несколько лёгких танков Vickers Mk.E и лицензия на их производство: эти «Виккерсы» у нас получили обозначение В-26, а когда танк поставили на поток – маркировку Т-26. Ещё в 1930-е годы успели договориться с Чехословакией о лицензионном производстве горной пушки фирмы «Шкода»… А потом, как известно, был ленд-лиз, в рамках которого Красная Армия полностью пересела на американские грузовики (их было поставлено свыше 375 тысяч), джипы и вездеходы (более 51 тысячи), мотоциклы, трактора-тягачи. Не забудем и про поставку из США и Великобритании свыше 22 тысяч самолётов, более 12 тысяч танков, кораблей, взрывчатки, пороха... После Второй мировой войны была пауза: закупок и лицензионного производства как бы не было, зато наиболее удачные образцы иностранных вооружений в Советском Союзе копировали довольно активно. А после краха СССР всё тихо вернулось на круги своя. В частности, силовые ведомства спокойно стали закупать на Западе снайперское оружие, а танкостроители стали оснащать наши танки французскими тепловизорами, поскольку с разработками в этой сфере дела у нас обстоят, увы, совсем плохо – в России просто нет технологий производства неохлаждаемых микроболометрических матриц... Так что по части закупок иностранного вооружения опыт у нас огромный. Езда «на броне» Однако «оборонщики» кознями военных возмущены до предела: «броня крепка и танки наши быстры» – их даже в Индии заказывают, ваши хвалёные «Леопарды» ужасно дороги, «Меркавы» – танки «региональные», да и вообще они в Ливане «горели как спички». А что генералам на БТРах нужен выход с кормы, так это вообще блажь... Не будучи танкистом, трудно влезать в этот спор славян. Но рискну заметить, что по части практического применения танков военные всё же компетентней даже самых крутых танкостроителей. Им, надо полагать, всё же виднее, как лучше десантироваться из БТРов под огнём. Отмечу лишь, что производитель, упрямо твердя про преимущества привычной и удобной (для него!) конструкции, упирает на то, что если выбираться из БТР через корму, то, мол, на горной дороге всех перестреляют, как куропаток. Видимо, сами конструкторы созданные ими машины под огнем никогда не покидали! Известно, что БМП-3/БМД-4 почти не способны защитить экипаж и десант даже от пуль, а уж при подрыве на мине (и попадании чего-нибудь кумулятивного) у людей там шансы на выживание и вовсе ниже символических. И, к позору конструкторов и производителей отечественной бронетехники, наши военные ездят только на броне – так безопасней. На первой чеченской кампании и на второй сам тоже ездил только на броне, как и все. А вот во время своих военных командировок за границу, ни разу не видел, чтобы израильские военные или солдаты НАТО в Косово передвигались на броне – только внутри бронемашин! Потому, когда наши военные высказывают производителю претензии по поводу слабой живучести российской бронетехники под огнём и слабой защиты её экипажей, я их вполне понимаю. По поводу же якобы целой полусотни израильских «Меркав», «горевших в Ливане как спички», – из какого пальца радетели отечественного военпрома высосали эту фантастику?! Из профессионально сделанных разборов ливанской операции 2006 года несложно узнать, что подорвалось на фугасах и было поражено огнём ПТУР 13 танков, из них шесть – новые Mk.4. Но безвозвратно потеряно из этих 13 было всего пять танков, из них лишь один – Mk.4. Впрочем, горящих «Меркав» я не видел, зато нашей подбитой бронетехники насмотрелся вдосталь – на улицах Грозного в январе 1995 года. И летом того же года – когда в Ханкале мне показали поле, сплошь уставленное подбитыми танками, бронетранспортерами, БМП, – ужасающая картина... Впрочем, военные дипломатично сейчас утверждают, что закупки новой техники не актуальны потому, что некуда девать горы выпущенной ранее. По одним оценкам, только у Сухопутных войск сейчас числится на балансе порядка 12 тысяч танков, по другим – 20 тысяч, ещё около 14 тысяч БМП и 10 тысяч БТРов, а также почти пять тысяч иных бронеавтомобилей! И потому, говорят военные, оптимальней модернизировать эту технику: по своим боевым и эксплуатационным качествам модернизированный танк Т-72 не очень кардинально отличается от Т-90, зато модернизация обходится в три раза дешевле покупки нового танка. Наверное, именно этот аргумент – финансовый – больше всего и выводит танкостроителей из себя? Кто быстрее – «Рысь» или «Тигр» Похоже, именно финансовый аспект был подоплёкой и для шумихи вокруг истории с интересом МО РФ к итальянскому броневику IVECO-LMV65 . Министру обороны Сердюкову машина глянулась. Поначалу планировали заказать свыше 1000 этих бронемашин в Италии. Затем концепция поменялась: решили выпускать эту машину, получившую обозначение «Рысь», по лицензии в России. 1775 лицензионных «Рысей» должны быть произведены на предприятиях «КАМАЗа». Одновременно Минобороны отказалось от закупок бронированных внедорожников «Тигр», выпускаемых в Арзамасе группой «ГАЗ». Средняя цена «Тигра» 120 тысяч долларов – значит, не получив этот заказ, арзамасцы лишаются порядка 213 миллионов долларов?! Не возмутительно ли? Опять же, зависимость от стран НАТО: броня немецкая, двигатель американский, что-то там ещё голландское, итальянское... Попробуем разобраться. Можно даже в прямом смысле разобрать внедорожник «Тигр»: двигатель, американский – турбодизель Cummins B205 бразильского, если верить справочникам, производства. Импортная коробка передач, даже шины были импортные – Michelin X, да и вообще доля импортных комплектующих в «Тигре» велика. Но если двигатель и коробка передач импортные, какая же это «русская» машина?! Создавался «Тигр» по заказу Министерства обороны Объединённых Арабских Эмиратов, отказавшегося затем от контракта на поставки. И тогда «ГАЗ» предложил его нашим военным . Так что в плане «русскости» обе машины практически идентичны: и концепция не наша, и основные комплектующие импортные, наша – сборка. Проходимость «Тигра», утверждают, выше, чем у конкурента. И ниже стоимость. Но на этом, похоже, его преимущества исчерпываются. Во время командировок на Кавказ не раз и не два «перетёр» с военными тему «война и отечественная техника». Как-то пообщался с теми, кто успел пересесть на «Тигра», проштудировал массу справочной литературы, побродил по автофорумам. И рискну привести мнение одного эксперта-автомобилиста: сверхпроходимость по бездорожью важна, но не критична, в бою гораздо важнее выживаемость экипажа. А здесь IVECO-LMV65, безусловно, превосходит «Тигр»: у «итальянца» не просто выше класс броневой защиты, но ещё и высокий уровень противоминной стойкости . По подрыв-тестам в своём классе «итальянцу» равных нет – его конструкция позволяет экипажу уцелеть при подрыве на мине. И не только на испытательных полигонах: бронемашины IVECO уже прошли обкатку на войне в Афганистане, не раз попадая под огонь и подрываясь на минах. И их экипажи уцелели! А вот «Тигр», увы, совершенно не рассчитан на защиту экипажа от подрыва: его броня держит лишь 5,45-мм автоматную пулю, а противоминная защита там и вовсе не прорабатывалась изначально . Потенциал же для модернизации у «Тигра» фактически отсутствует: хотя его масса и больше, чем у конкурента (7,6 тонн против 6,5 тонн у «итальянца»), грузоподъёмность в два с лишним раза ниже. И усилить его бронирование уже невозможно – не хватит мощности двигателя и ходовой части. Собственно, это и есть основная претензия военных. Были и другие: не прикрыт бронёй двигатель, нет никакой защиты для пулемётчика – турель смонтирована так, что вести огонь можно, лишь высунувшись из люка по пояс. В общем, это машина скорее не для военных, а для полицейских операций. Одна из её версий так и называется: «Каратель»... «Меня поражает ответ российских производителей, – возмущаются на одном из военных форумов. – За чей счёт они собираются развивать свои технологии?.. За счёт жизней солдат, которым объяснят, что машина с плохой бронёй была закуплена для помощи нашему автопрому?! ». А «если кому-то будет стыдно, что российским солдатам и офицерам жизнь спасёт иностранная техника, то для таких «патриотов» подходит лишь УАЗ-469... без тента и дедовская «трёхлинейка» – своё, родное, а главное, патриотизм соблюдён...». «Эффективные менеджеры» ВПК Плачевное состояние нашего ВПК – тема далеко не новая. Какое десятилетие её перемывают – второе, третье? Из года в год одно и то же: износ станков, технологическое отставание – лет на 30, старение кадров, низкие зарплаты, выдача под видом новейшей продукции наработок ещё советского времени... Проблему же качества управления предприятий ВПК и управленцев как-то не особо афишируют. Но ведь каков поп, таков и приход: очень и очень многих менеджеров ВПК заботят вопросы вовсе не престижа и качества их продукции . В декабре 2010 года заместитель генерального директора корпорации «Ростехнологии» Игорь Завьялов в интервью «Независимой газете» поведал, что обнаружили в ходе инвентаризации предприятий ВПК: «Некомпетентность зачастую шла рука об руку с нечистоплотностью, а в некоторых случаях и с криминалом... Оборудование, так необходимое для производства новейших видов вооружения, закупалось по завышенным в несколько раз ценам. ...Вскрылись факты создания схем по реализации продукции и поставкам сырья через компании, аффилированные с менеджментом предприятий. Разумеется, конечной целью подобных «наработок» была вовсе не оптимизация поставок или логистики, а личное обогащение отдельных управленцев. ...Ряд руководителей... под сурдинку выводили недвижимое имущество из федеральной собственности» . Завьялов привёл и конкретные примеры: «Детальный анализ деятельности предыдущего руководства ФГУП «ГНПП «Базальт» показал не только его неспособность эффективно решать производственные задачи, но и вскрыл сомнительные схемы привлечения посредников с неоднозначной репутацией для реализации экспортных контрактов». И кто же эти руководители? ФГУП «Государственное научно-производственное предприятие «Базальт» специализируется на создании и выпуске гранатомётов, авиабомб, артиллерийских боеприпасов. Основные подразделения находятся в Москве и Туле. С 2009 года гендиректором ФГУП является Александр Рыбас, выпускник Тульского высшего артиллерийского инженерного училища, долгое время прослуживший в армии. Затем несколько лет он работал в системе экспорта оружия, три года был помощником премьера Касьянова, два – премьера Фрадкова . Как менеджер он появился в «оборонке» лишь осенью 2006 года, причём пришёл со скандалом: его поставили во главе тульского КБ приборостроения (КБП) взамен Аркадия Шипунова, легендарного конструктора и разработчика целого ряда систем автоматического стрелкового вооружения. И для Рыбаса КБП, похоже, стал лишь площадкой подскока: задержавшись там на пару лет, рванул ввысь. Почему его поставили во главе «Базальта», загадка: к возглавлявшему предприятие восемь лет Владимиру Коренькову никаких претензий не было – ни по поводу качества продукции, ни по финансовым вопросам . При нём выпуск изделий вырос в шесть раз, экспорт – втрое, а средняя зарплата на производстве – в 4 раза. К тому же Кореньков, проработавший на «Базальте» 24 года, считается основателем современной инновационной школы математического моделирования оружия и боеприпасов. Однако же в апреле 2009 года заместитель министра промышленности и торговли Андрей Дементьев подписал приказ о прекращении трудовых отношений с Кореньковым... Сам уволенный в интервью намекнул, что причину надо искать в желании некоторых порулить богатыми денежными потоками и прибрать к рукам территорию «Базальта» в Москве... Есть ещё подразделение «Базальта» в Туле: там руководящая чехарда ещё хлеще: всего за один 2010 год там сменилось три руководителя. До 2010 года во главе предприятия был Владимир Соловьёв, проработавший на «Базальте» почти 30 лет. Когда его сняли, взамен поставили некоего Альберта Уколова, бывшего главу администрации Тулы . Образование Альберт Уколов получил в том же Тульском артиллерийском училище, по выпуску из которого в армии прослужил недолго – три года. Затем, как значится в его биографии, восемь лет «занимал руководящие посты в крупных коммерческих организациях». Три года возглавлял ООО «Тульский таможенный терминал», потом решением Тульской городской Думы Уколов был назначен сити-менеджером – главой администрации города. Но в августе 2009 года Уколов со скандалом был вынужден покинуть пост: чрезмерная активность городских властей по приватизации городской собственности вызвала интерес «компетентных органов». Однако через несколько месяцев Уколов вдруг выходит на сцену в качестве директора оружейного предприятия. Но спустя ровно неделю после назначения его в тульский «Базальт» в отношении Уколова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) . Основанием для возбуждения уголовного дела стали результаты проверки информации, поступившей из УФСБ России по Тульской области. По версии следствия, будучи сити-менеджером, Уколов издал ряд постановлений, повлекших незаконную приватизацию ряда муниципальных предприятий Тулы. Чем и нанёс урон бюджету города, по версии следствия, на 285 миллионов рублей. Позже к этому делу добавилась ещё одна статья УК: во время обыска в доме Уколова нашли 308 патронов к пистолету Макарова. Из «Базальта» Уколова быстро убрали, поставив вместо него Алексея Кораблёва – бывшего вице-губернатора Тульской области . Кораблёв – выпускник всё той же тульской «артухи», артиллерийского училища, полковник запаса, до своего назначения в «Базальт» не имевший никакого отношения ни к разработкам и производству вооружений, ни к менеджменту в этой сфере. Сейчас Кораблёв в качестве свидетеля проходит по уголовному делу бывшего губернатора Тульской области Вячеслава Дудки и ходит на допросы (экс-губернатор – тоже выпускник тульского артучилища – обвиняется в покушении на получение взятки, сидит под домашним арестом, да ещё исключён из «Единой России» за «дискредитацию партии в глазах общественности») . Всё это чудесно, только до оружия ли при таких раскладах собственно «базальтовцам»? Потёмкинские деревни «Ижмаша» Три года назад я делал материал о проблемах концерна ОАО «НПО «Ижмаш», выпускающего, как известно, автоматы Калашникова («Совершенно секретно», 2009, № 4). Написал про не особо высокое качество продукции, устаревшее оборудование, крайне низкую производительность труда, постоянные задержки зарплат – и без того низких. Писал о том, как оружейное производство лихорадит, уходят люди, как сооружают «потёмкинские деревни» для приезжающих на завод высоких гостей – президента, председателя правительства, министра обороны. Писал, что завод в долгах и вообще уже на грани банкротства – не в последнюю очередь (а может, и в первую!) благодаря гендиректору, Владимиру Гродецкому. Зато вокруг «Ижмаша» процветала куча «дочек», очень напоминающих фирмы-однодневки. Активы же «Ижмаша» выводились в оффшоры . Реакция на статью была возмущённая: у ижевских оружейников всё шоколадно, руководство – чудесное, зарплаты прекрасные, автоматы – лучшие в мире. И вообще, руки прочь от «Ижмаша»! А в декабре 2010 года уже упомянутый выше заместитель гендиректора «Ростехнологий» Игорь Завьялов поведал: «Проверка другого «флагмана» российской оборонки – группы предприятий «Ижмаш» – выявила, что, безграмотно управляя вверенным хозяйством, генеральный директор довёл до предбанкротного состояния не только головной завод, но и ряд предприятий группы «Ижмаш». Стали известны и вопиющие факты незаконного заключения сделок по отчуждению целых сегментов бизнеса и приобретению долгов компании, сформировавшихся в результате вывода имущества. В результате «Ижмашу» был нанесён существенный экономический ущерб. ...Фактически к моменту вступления корпорации в права собственника Ижевский машиностроительный завод вывел все производственные активы, многотысячный коллектив, госзаказ в десятки «дочек» и «внучек» и обременил их многомиллиардной задолженностью. ...Следующим шагом может стать признание его банкротом с последующей ликвидацией, в результате чего Россия может потерять не только ведущего разработчика и производителя стрелкового оружия, но и получить ещё одно Пикалёво, только гораздо больших масштабов» . Нынешний руководитель «Ижмаша», Максим Кузюк, говорил, что в группу предприятий «Ижмаш» входило «около сотни юридических лиц, часть из которых уже находилась в стадии банкротства и ликвидации». Кузюк признал, что «на предприятии были многомесячные задержки выплат заработной платы, изношенные производственные фонды», но, несмотря на это, высший менеджмент получал огромные деньги . В мае 2011 года Гродецкого наконец убрали, а в июле того же года стало известно, что «Ижмаш» задолжал кредиторам и партнёрам свыше 19 миллиардов рублей. В рамках возбуждённых исполнительных производств были арестованы счета большинства компаний группы! Стоит ли удивляться, что когда первого заместителя министра обороны Сухорукова спросили, почему министерство не покупает у «Ижмаша» автоматы, тот иронично ответил: «А у какого «Ижмаша»? У того, у которого нет лицензии, или у того, который под внешним управлением и поэтому не может быть поставщиком?» Руководство «Ижмаша» возмущалось этой репликой, пока 6 апреля 2012 года Арбитражный суд Удмуртии не признал «Ижмаш»... банкротом! Ныне во главе «Ижмаша» Максим Кузюк. Биографическая справка сообщает: после окончания в 1998 году МФТИ он трудился на руководящих постах в компании, занимавшейся «импортом, дистрибуцией и ритейлом дорогой электроники». И даже лично вывел «на российский рынок бренды класса «люкс», но затем «в поисках профессионального роста» перешёл в компанию, занимавшуюся проектом прокладки трубопроводов на Сахалине. Но трубами Сахалина занимался недолго – ушёл в Boston Consulting Group. Оттуда и был востребован в Ижевск. Насколько хорошо Кузюк разбирается в оружейном деле, судить сложно, но биографическая справка подчёркивает, что новый гендиректор «предпочитает активный отдых: виндсёрфинг, велосипед, горные лыжи», очень «гордится спортивными достижениями старшего сына в горных лыжах». А ещё у него хобби – «чтение книг на французском языке». В оружейных же форумах можно прочесть, что конструкторам на «Ижмаше» понизили зарплаты – некоторые уже получают по пять тысяч рублей. Да и вообще конструкторский состав планируют сократить на 60%. Ещё пишут, что Кузюк привёл с собой много туляков, что в Ижевске однозначно восприняли как пощёчину тамошней оружейной школе... Танкисты и велосипедисты Танковым «Уралвагонзаводом» с 1997 по 2009 год руководил Николай Малых. Мнения о нём полярные: одни считают типичным «красным директором», другие – чуть ли не спасителем завода. Но уж непрофессионалом его точно назвать нельзя. На этом производстве он начинал в 1966 году слесарем-инструментальщиком и, получив образование в Уральском политехническом институте, постепенно поднялся до замдиректора механосборочного производства. Потом ушёл в «Тагилснаб», вернувшись на «Уралвагонзавод» в 1997 году уже руководителем. Надо полагать, в танкостроении и управлении производством он разбирался: в своё время немало говорили, как он сумел буквально из пропасти поднять почти развалившийся завод, наладить производство танка Т-90, заключить выгодные контракты с Индией. В 2009 году Малых вынужден был уйти, по одной из версий, из-за провала амбициозного проекта, связанного с предприятием «Уралвагонагро». По иной версии, Малых пришелся не ко двору, когда настала эпоха «эффективных менеджеров», познавших оружейное производство исключительно по финансовой отчётности . Видимо, поэтому на официальном сайте «Уралвагонзавода» о Малых теперь нет даже упоминания, словно и не было такого директора! Может, его вычистили «из истории» потому, что на его фоне биографические справки «эффективных менеджеров» как-то не смотрятся. Судите сами. Случайно или нет, но проблемы с военными у танкостроителей косяком пошли после материализации в Нижнем Тагиле десанта специалистов по финансам и менеджменту, прежде лицезревших танки, видимо, лишь на парадах и телеэкранах . По крайней мере такой вывод можно сделать из официальной биографии Олега Сиенко, нынешнего гендиректора «Уралвагонзавода». Итак, образование «высшее профессиональное» – таковым у танкостроителей новой формации считается Оренбургский межрегиональный институт менеджмента! Но и этот диплом руководитель «Уралвагонзавода» обрёл довольно поздно, в 31 год, будучи уже директором пары нефтяных компаний – «Мост-Ойл» и «Мега-Ойл». Без отрыва от директорства было получено и образование в Российском госуниверситете нефти и газа имени Губкина – по специальности «экономика и управление на предприятии». Начинался же тернистый путь к танкам в… Иркутском горкоме ВЛКСМ. После краха комсомола, если верить официальной справке, экс-инструктор занимал «руководящие должности в крупнейших нефтегазовых компаниях». Из годовых отчётов ОАО «НПК «Уралвагонзавод» можно выудить более подробную информацию. В частности, там сообщается, что после горкома Сиенко подался в председатели некоего кооператива «Круиз», потом стал гендиректором «Круиза», переоформленного уже в «культурно-производственное объединение». Три года трудился замгендиректора «Малтитранс», десять месяцев – гендиректором «Мега-Ойл», полгода – советником генерального директора «Агрохим-Бизнес», два года – председателем совета директоров «Газкоммерц», следующие три года провёл в правлении «Нефтегазовой компании «ИТЕРА», затем на пару лет вновь вернулся в «Газкоммерц» – председателем совета директоров, разумеется. И с апреля 2009 года на «Уралвагонзаводе» . Интересный путь. Но это не всё: в качестве чуть ли не основного достоинства Сиенко отмечено, что он «со школьных лет профессионально занимался велоспортом, мастер спорта международного класса. Итогом достижения высоких результатов в велоспорте стало избрание Олега Сиенко в 2008 году президентом Федерации велосипедного спорта России» . Такой вот крутой маршрут: комсомол – кооператив – газ. Ни дня на производстве, зато с велосипеда – на танк. Под стать гендиректору и председатель совета директоров «Уралвагонзавода»: с конца 2011 года это кресло занимает Евгений Школов, бывший заместитель министра внутренних дел . Биография этого товарища – сплошная гостайна, засекречены едва ли не все основные вехи его жизни. Известно лишь, что в 1977 году будущий «танкист» закончил Ивановский энергетический институт (какой факультет, какая специальность – об этом ни слова) и затем «работал на промышленных предприятиях Ивановской области, проходил действительную военную службу». 15 лет проходил, но где и кем – снова тайна, похоже, что лубянская. Не случайно сразу после этой секретной службы фигурант возглавил отдел внешнеэкономических связей администрации города Иваново . Далее всё гладко: директор-координатор областного Союза промышленников и предпринимателей, главный федеральный инспектор аппарата полпреда президента в ЦФО по Ивановской области, помощник руководителя администрации президента, попутно – ещё и член совета директоров ОАО «АК «Транснефть» и ОАО «Аэрофлот», вице-президент ОАО «АК «Транснефть». В ноябре 2006 года Школов уже начальник Департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД, год спустя – заместитель министра внутренних дел, обладающий, как писали в его биографии, «достаточным опытом, как экономист и предприниматель» . Опыт оказался специфичным: опекаемый им ДЭБ МВД тогда по уши погряз в коррупционных скандалах и в 2011 году был «переформатирован» . Руководство ДЭБа полетело «на выход с вещами» едва ли не в полном составе, кто-то и вовсе попал в розыск. Летом 2011 года сняли и Школова: как сообщали СМИ, якобы в связи с причастностью к рейдерской атаке на химкорпорацию «Тольяттиазот» . Теперь Школов уже «танкист»... До ракетчиков ещё не добрались Стоит ли удивляться плачевной ситуации в ВПК, зная биографии его основных топ-менеджеров? Похоже, для нашей «оборонки» всё ещё актуальны слова из басни Крылова: «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник...» Впрочем, иногда делаешь открытия и совсем иного плана. Скажем, есть ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», занимающаяся разработкой и производством управляемого вооружения для авиации и военно-морского флота . Насколько известно, у военных к оружию этой фирмы и его качеству претензий нет, гневных филиппик по адресу корпорации они не отпускают. И в скандалах фирма не замечена. На корпоративном сайте посмотрел вакансии и был приятно удивлён: в сравнении с другими предприятиями ВПК начальные зарплаты выглядят очень даже ничего. Фрезеровщику и токарю-универсалу 5-го–6-го разрядов предлагают от 30 тысяч рублей в месяц, инструментальщику 6-го разряда – от 25 тысяч, слесарю-ремонтнику 6-го разряда – от 20 тысяч... И стало любопытно: что же это за менеджеры в «Тактическом ракетном вооружении»? Гендиректор – Борис Обносов . Но ошибётся тот, кто подумает, что по образованию он какой-нибудь юрист или корпоративный управленец, а его профессиональный опыт заключён в перемещениях, например, из кабинета в горкоме ВЛКСМ в кресло члена правления концерна чего-то-там-нефте-газо-банковско-денежного. Глава корпорации «Тактическое ракетное вооружение» с отличием закончил один из лучших технических вузов страны, Московский авиационный институт (МАИ), по специальности – инженер-механик. После аспирантуры 15 лет трудился в том же МАИ на кафедре технологии производства летательных аппаратов. Одновременно, без отрыва от работы, отучился на инженерном потоке механико-математического факультета МГУ. Проще говоря, в таких «летательных аппаратах», как управляемое ракетное вооружение, этот товарищ разбирается, мягко говоря, предметно . Потом была временная смена специализации: работа в Представительстве РФ при ООН, в МИДе и несколько лет работы во ФГУП «Российские технологии», компании «Промэкспорт – оборонные технологии», «Промэкспорт» и «Рособоронэкспорт». В последней он дорос до руководителя Департамента оборонных технологий и космоса. Какое-то время поработал и.о. гендиректора ФГУП «ГНПЦ «Звезда-Стрела» – головной организации по созданию и производству тактических крылатых ракет многоцелевого назначения для фронтовой авиации, кораблей и наземных установок . Такой послужной список невольно вызывает уважение, а вопросы, типа «а что, собственно, делает этот человек тут и откуда он взялся», как-то и не возникают. И команда у него вроде бы под стать: главный конструктор – тоже выпускник МАИ, поработавший затем в весьма уважаемом у «оборонщиков» заведении – НПО имени С.А. Лавочкина. Потом была работа на других военных производствах, в «Промэкспорте» и «Рособоронэкспорте». Главный инженер – выпускник МВТУ имени Баумана, долго работал в «королёвской» РКК «Энергия», занимался проектами в области космического ракетостроения... Ещё один похожий пример – коломенское ФГУП «Конструкторское бюро машиностроения» (КБМ). Продукция КБМ – комплексы активной защиты и ракетные (высокоточные оперативно-тактические, управляемые противотанковые и переносные зенитные). С 2009 года возглавляет КБМ Валерий Кашин, он же там и генеральный конструктор . Что там значится в его биографической справке? – В 1971 году с отличием окончил МВТУ имени Баумана по специальности «производство летательных аппаратов». Аспирантура, затем – КБМ, где он бессменно работает с 1974 года... – Тут тоже не возникает никаких вопросов. И почему-то совсем не удивляет, что качество оружия КБМ нареканий у «потребителя» не вызывает». Выходит, вполне можно быть эффективным менеджером и без чекистского или комсомольского прошлого, без навыков торговли мебелью, заграничным ширпотребом и энергоносителями – имея «всего лишь» профильное образование. И опыт работы по специальности. Выдавая при этом достойную продукцию . Но, похоже, в нашем нынешнем ВПК подобное – уже исключение из правил...», - пишет Владимир Воронов в свежем номере «Совершенно секретно» . Владимир Воронов «Совершенно секретно», № 5/276, май 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации