«Я Бадри. Меня весь Кавказ знает… Забирай бабки…»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Я Бадри. Меня весь Кавказ знает… Забирай бабки…» FLB: Бывший журналист ОРТ раскрывает Высокому суду Лондона глаза на Березовского

" Берёза – освободитель «В ходе своих показаний Абрамович заявил, что Березовский был связан с чеченскими боевиками, и он давал деньги олигарху для выкупа людей, взятых в заложники в Чечне. Вызволять их на Кавказ летал Бадри Патаркацишвили. Затем появлялся Березовский в окружении журналистов, и в СМИ проходили «постановочные сюжеты», объявляющие его главным спасителем . «Аргументы недели» направляют в Высокий суд Лондона, в распоряжение судьи Глостер свидетельские показания нашего обозревателя Владимира Леонова. Он работал журналистом ОРТ с момента основания телеканала до 1999 года включительно. По существу использования ОРТ Борисом Березовским для утверждения своего влияния на общество, политические и бизнес-элиты В. Леонов сообщил следующее : «– В конце 1996 года я был назначен заведующим Закавказским бюро Общественного российского телевидения. Бюро ещё фактически не существовало. Мне предстояло увязать в единую структуру корпункты программы «Время» в Азербайджане, Армении и Грузии. Естественно, с «центром управления» в Тбилиси. А в силу того, что все вопросы решались в Москве, много времени приходилось проводить в кабинетах Останкино. На финансах ОРТ тогда сидел ныне покойный мультимиллиардер Бадри Патаркацишвили, соратник Бориса Березовского по бизнесу . К Грузии у Бадри, как и у любого выходца из Тбилиси, было особое отношение. Поэтому там, где корпункту в «обычном» регионе было достаточно составить мало-мальски правдоподобную смету на житьё-бытьё и просто начать работать, вновь испечённый зав. бюро был вынужден по пунктам защищать каждую копейку. Бадри Шалвович, давно проживая в столице России, был уверен, что в Грузии цены бросовые, суетиться не надо, а президент Шеварднадзе для посланника Москвы сам всё сделает, даже дом, если надо, построит. На самом деле помощь Шеварднадзе ограничилась улыбками при представлении . Так что в глазах Патаркацишвили я был надоедливым вымогателем. Как-то, уже после новогодних торжеств, неспешно бреду по останкинскому коридору. Из приёмной директора ДИП ОРТ Ксении Пономарёвой крик: «Володя, зайди к Борисовскому!» Мой друг и начальник Олег Борисовский хитро так на меня глянул и сообщил: «Я тебе деньги нашёл!» Ура, думаю я, вопрос с финансированием бюро наконец решён, но делаю непонимающий вид – мол, какие деньги? И тут облом: «Поедешь руководителем наших телегрупп в Грозный на выборы президента Чечни. Всё равно ты сейчас дурью маешься…» Тогда за пребывание в горячих точках нам платили недурственные суточные – 100 долл. в день . Прилетаем 20 января 1997-го большой командой в Грозный. Монтажёр Володя Поляков, корреспонденты Антон Верницкий и Алишер Ходжаев, кинооператор Георгий Муравьёв, а ещё звукорежиссёр, инженер по оборудованию и спутниковому передатчику. Встречают сначала бородатые боевики с автоматами, изображающие службу авиационной безопасности и пограничников. Затем попадаем в руки местных – кинооператора-корреспондента ОРТ Умара Магомадова и его водителя. Обнимаемся, но я кручу головой по сторонам – не вижу Романа Перевезенцева. Он мой крестник, я его когда-то рекрутировал на ОРТ со Ставропольского телевидения . – Где Рома? – Он со Славой Тибелиусом вчера поехал в Назрань перегонять материал. – Звонили? – Да, но телефон не отвечает. – Заявляли куда-нибудь? МВД, безопасность в курсе? – Зачем, наверно, загуляли, дело молодое , – отвечает Умар. У ребят был сотовый телефон, тогда большая редкость. Тут же связываюсь с редакцией – Перевезенцев репортаж не передавал. И всё закрутилось в бешеном темпе. А мне поручили заниматься поисками и давать информацию в эфир по пропавшим журналистам . Москва помогала, как могла, в основном контактами. Через несколько дней о похищении корреспондентов знала вся Чечня. Стали подбрасывать записки – «Знаем, где и кто, дайте денег». Бизнес на заложниках процветал, и лихие ребята искали способы подзаработать. Деньги можно взять и так, без отдачи «живым товаром». А разные деятели, от генерала Лебедя до Березовского, стали делать попытки набрать на освобождении заложников другой капитал, политический . Надо отметить, в независимой Ичкерии у Бориса Березовского, фактически контролировавшего ОРТ, связи были серьёзные. Нас поселили в избирательном штабе Масхадова, что можно было расценить как признак особого внимания . Это был обычный частный дом на окраине Грозного, весь обложенный минами на растяжках. Внутри сидели до зубов вооружённые молодые ребята – охрана. Кстати, половина из них были студентами российских вузов . Благодаря влиянию БАБа нам даже подбрасывали «с барского плеча» мешки сверхдефицитной в Чечне выпивки, конфискованной на постах шариатской безопасности. Нужна встреча с Мовлади Удуговым – пожалуйста. Почти ежедневные контакты с министром внутренних дел ЧРИ Казбеком Махашевым – не проблема . Розыскники, многие были старой, ещё советской школы, при появлении наводок брали меня с Георгием Муравьёвым в ночные рейды по освобождению заложников. Героический кинооператор, каждый раз мчался на захват впереди спецназа – всё надеялся, что там, в очередном сарае, держат наших. Однажды спас всем жизнь – включил яркий накамерный свет и ослепил боевика, уже рвавшего чеку гранаты. Хваткие спецназовцы (они же дудаевско-масхадовские боевики) успели его зафиксировать и скрутить. Но всё тщетно – в тот раз освободили заложника из. Прошли выборы, отгрохотал салют из всех видов стрелкового оружия в честь Масхадова. Основная телегруппа вернулась в Москву, нас с Муравьёвым оставили – мы в теме, ребят надо выручать. И вот появилась надежда – на мой мобильный телефон, размером с дамский чемоданчик, с ручкой для переноски, позвонил неизвестный . Пошли первые переговоры. Условия – связь именно через этот номер. И чтобы никаких лишних людей. Везите деньги, назначено время конкретных переговоров. Из Москвы в Грозный вылетел самолёт, на борту были Патаркацишвили, Ксения Пономарёва, начальник службы безопасности ОРТ, нынешний депутат Госдумы Андрей Луговой. И, конечно, деньги. Корреспондентскую «Ниву» пропустили на лётное поле, подъехал к трапу. Бадри, с лицом серого цвета, вышел один, без охраны (!) сел в машину, и мы вдвоём, как требовали похитители, поехали в самое безлюдное место аэродрома: «Я посплю, вторые сутки на ногах» . Звонок раздался через полтора часа. Я стал свидетелем самого блестящего «толковища», на которое никакой Берёзовский или Абрамович наверняка не были способны : – Я Бадри. Меня весь Кавказ знает, я слово даю! Деньги у меня с собой. Забирай бабки и отдавай моих ребят . Это было начало. Эх, если бы был диктофон! Но привести этот разговор в газете всё равно невозможно – полный экспрессии виртуозный грузинский и русский мат вкупе с уголовно-деловым жаргоном. От Патаркацишвили, выглядевшего в 41 год на все 60 и всегда пребывающего в образе достопочтенного седовласого господина с тростью, я такого не ожидал. Эффект – на том конце провода в самое ближайшее время пообещали сообщить конкретные условия обмена . И тут на горизонте возникла знакомая фигура начальника чеченского уголовного розыска – он мчался на всех парах к нашей «Ниве»: – Володя, твои москвичи что, с ума сошли?! Прилетели на самолёте с надписью «БАНК РОССИИ»! Мы засекли группы боевиков на КамАЗах, они уже прорываются на аэродром и сейчас будут захватывать самолёт! Пошёл слух, что пенсии сразу за несколько лет привезли. Пусть немедленно отсюда улетают! И ты с ними . Бадри в ситуацию «въехал», упираться не стал. Отвёз его к самолёту, поднялся в салон, попрощался с Ксенией – мне лететь нельзя, я на связи. Самолёт буквально с места начал разбег и ушёл в небо. Начальник УГРО с сожалением посмотрел на меня, потом со вздохом, без всякого желания, сел в «Ниву» и сказал: «Попробуем прорваться». К тому времени на поле уже выскочили грузовики и легковушки с бандитами . Но мы прорвались – попытались, конечно, зажать, блокировать, но я выбрал гонки по пересечённой местности, там «Нива» круче любого «мерседеса». Звонка от похитителей дождался, передал им номер Бадри для переговоров. Дальше снова потянулась тягомотина переговоров, ожиданий и репортёрской работы. Москва даёт команду: «Всё, хорош, возвращайтесь домой, месяц уже по Чечне носитесь. Скоро вас самих в зиндан кто-нибудь посадит» . В подавленном настроении летим в столицу. Дома отмываюсь, пугаю близких до полусмерти страшилками про командировку. Утром с лёгкой головной болью отправляюсь на работу. Кругом нормальные люди, никаких бородачей с автоматами, блокпостов, где 13–14-летние бойцы Ичкерии утыкают стволы тебе в живот, спускают курок (щелчок, патрон в ствол не дослан) и угрожают пристрелить на обратном пути. Не успел зайти на этаж – вызывает Пономарёва : – Полетишь? – Куда?! – Неважно… – Полечу. – Оператор? – Только Муравьёв. Звоню Георгию Дмитриевичу. Он тоже не совсем в форме, выдаёт тираду, но всегда готов! Прошу его купить на всякий случай зубную щётку – вылет через пару часов, за вещами не успеть. Мчимся в правительственный «Внуково-2», там нас быстро проводят в совбезовский Ту-134. Ну, думаю, едем с Борис Абрамычем ребят выкупать. Но нет, на борту только Бадри, его помощник Гоги Джаошвили, Андрей Луговой и полтора десятка крепышей. Оказывается, летим в Ингушетию на аэродром «Слепцовский». Это был единственный случай в жизни, когда удалось почивать на миллионах долларов – пару мешков с ними для удобства подложил себе под ноги и вырубился. Так что точно знаю – заплатили выкуп не миллион, как проскакивало в прессе. Больше . Перед посадкой Бадри вновь показал несвойственную миллиардерам лихость – командир экипажа умолял уйти на запасной аэродром, в «Слепцовском» боковой ветер 22 метра в секунду. Но Патаркацишвили настоял на своём: «Нас там ждут» . Каким-то чудом самолёт боком уцепился за землю. «Крепыши» мгновенно разобрали и рассовали по амуниции стволы, взяли мешки с долларами и во главе с Бадри исчезли в темноте. А спустя несколько часов на борт поднялись худющие и какие-то полувменяемые Роман и Слава . Дальше летели, пили коньяк, попутно записывали на камеру интервью – чудо освобождения свершилось. Приземлились во «Внуково». Не успел самолёт остановиться, подали трап. И по нему в салон бодро взлетел г-н Березовский. Мне шепнули – Бадри в кадре быть не должно, снимайте так, чтобы главным «освободителем» выглядел Борис Абрамыч. Что поделать – надо значит надо! Сделали – он и в Чечню летал, и ребят забирал. Герой! С моих слов записано верно, Владимир Леонов». «Аргументы Недели», 16 ноября 2011"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации