«Я лично никого не интересую»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Я лично никого не интересую» «Главный сообщник» Леонида Невзлина воспользовался трибуной свидетеля и Конституцией

"Осужденный на пожизненное заключение за серию покушений и убийств экс-сотрудник ЮКОСа Алексей Пичугин вчера был допрошен в Мосгорсуде в качестве свидетеля по делу своего бывшего босса, одного из основных акционеров нефтяной компании Леонида Невзлина, которого следствие считает организатором всех этих преступлений. Выступление г-на Пичугина хотя и было эмоциональным, но по существу дела Невзлина он ничего не сказал. В ответ на вопросы прокурора он ссылался на ст. 51 Конституции, дающую право не свидетельствовать против себя. Зато г-н Пичугин воспользовался трибуной свидетеля, чтобы еще раз заявить, что дело в отношении него было сфабриковано и осудили его лишь за то, что он отказался давать показания на Невзлина, Ходорковского и других топ-менеджеров ЮКОСа. Как уже сообщала газета «Время новостей», процесс в Мосгорсуде по делу Леонида Невзлина проходит заочно, в отсутствие самого подсудимого, который давно получил гражданство Израиля и спокойно там живет, а у нас числится в розыске. До сих пор свидетели обвинения давали довольно размытые показания -- большинство Невзлина никогда даже в лицо не видели, Пичугина вспоминали с трудом, а о преступлениях, которые инкриминируют обоим, узнавали из газет. В понедельник в Мосгорсуде начали допрашивать других свидетелей, уже осужденных за организацию и исполнение тех же самых покушений и убийств. В частности, речь идет об убийстве владелицы магазина «Чай» на Покровке Валентины Корнеевой, убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, покушении на главу ЗАО «Роспром» Сергея Колесова, двух покушениях на управляющего «Ист Петролеум Хандельсгез» Евгения Рыбина, покушении на бывшую сотрудницу «Менатепа» Ольгу Костину, убийстве тамбовского предпринимателя Сергея Горина и его супруги. Бывший начальник отдела службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин по этим эпизодам был осужден Мосгорсудом дважды. Первый раз на 20 лет, а второй по совокупности с предыдущим приговором -- на пожизненный срок. Как установил суд, убийства и покушения Пичугин организовывал по указанию Невзлина, а исполнение поручал своему тамбовскому коллеге Сергею Горину и его знакомым из волгоградской преступной группировки. Шесть ее членов также получили различные сроки лишения свободы - от 7,5 до 19 лет. Двое из них -- Геннадий Цигельник и Евгений Решетников -- были допрошены в качестве свидетелей в понедельник. Адвокат Невзлина Дмитрий Харитонов тогда заявил, что оба отказались от данных ими ранее показаний. «Цигельник сказал, что оговорил Невзлина и Пичугина, дав показания о том, что те являются заказчиками преступлений. Он пояснил, что дал показания для того, чтобы получить меньший срок, заявив, что действовал по согласованию со следствием, -- сказал г-н Харитонов. -- Решетников сообщил, что узнал о том, что заказчиком преступлений является Невзлин, от следователей». Но гособвинитель Александр Кубляков в свою очередь вчера заявил, что Цигельник сказал лишь о том, что просто не был лично знаком с Невзлиным и Пичугиным, но в остальном подтвердил свои показания о причастности к инкриминируемым преступлениям. Решетников, по словам г-на Кублякова, об оговоре вообще не заявлял. Алексея Пичугина для допроса в Мосгорсуде привезли из Соль-Илецка Оренбургской области, из колонии для осужденных пожизненно с романтичным названием «Черный дельфин». «Я, Пичугин Алексей Владимирович, заявляю, что никогда не совершал преступлений, в которых меня обвиняют. Я был осужден незаконно, по сфабрикованному делу, -- заявил вчера он. -- Никто никогда не обращался ко мне, включая господина Невзлина, о котором здесь идет речь, с просьбой или указаниями на производство каких-либо противоправных действий». Г-н Пичугин рассказал, что следователи Генпрокуратуры постоянно оказывали на него давление, уговаривали дать показания на Невзлина и Ходорковского, обещая в обмен свободу, а в случае отказа -- пожизненный срок. Первый раз такое предложение, по его словам, поступило от следователя Банникова в апреле 2004 года, когда Пичугин сидел в «Лефортово» и знакомился с материалами своего дела. «Следователь заявил, что знакомиться с этим «мусором» нет никакого резона и я как бывший сотрудник органов должен это понимать (в свое время Пичугин был сотрудником КГБ. -- Ред.). Он сказал, что я лично никого не интересую и дело политическое, интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании. Но я отказался давать на них показания», -- поведал свидетель. Через год, сказал он, Банников и другой следователь по фамилии Бортовой повторили это предложение. «Перед этим была еще одна беседа с начальником управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел господином Лысейко -- в конце марта 2005 года. Господин Лысейко уже требовал от меня дать любую негативную информацию на Невзлина, Ходорковского, Брудно и других руководителей компании. В противном случае он сказал, что меня ждет пожизненное заключение, а в случае согласия меня отправят за границу, под программу защиты свидетелей, -- заявил Пичугин. -- А в июле 2007 года уже в суде ко мне подошел прокурор Камиль Кашаев и сказал, что предложение остается в силе и у меня есть последний шанс. Но я снова от него отказался». Потом он вспомнил, что в июле 2003 года сотрудники ФСБ напоили его кофе, в который подмешали «сыворотку правды»: «После того как я выпил этот кофе, я очнулся через шесть часов. Я ничего не помнил, кроме того, что мне задавали вопросы про Ходорковского, Касьянова, Черномырдина и финансовые потоки между этими лицами и ЮКОСом». Затем Пичугин заявил, что как свидетелю ему «нечего сказать суду», и отказался давать показания, сославшись на ст. 51 Конституции. На все вопросы гособвинителя Кублякова -- о том, какую должность занимал Пичугин в ЮКОСе, знал ли он Невзлина, Горина и других, передавал ли Горину деньги за исполнение поручений Невзлина, что знает о каждом из убийств и их жертвах -- он неизменно отвечал: «51-я статья Конституции». Судья Валерий Новиков попробовал было втолковать осужденному, что тот имеет право не свидетельствовать только против себя, а по существу дела давать показания просто обязан и, отказавшись говорить, может понести за это ответственность, но это не повлияло. «За пять лет я привык к тому, что все, что я скажу, оборачивается против меня», -- сказал г-н Пичугин. Уже после заседания г-н Кубляков сказал, что не удивлен тем, что Пичугин не ответил ни на один из его примерно 50 вопросов. «У него же пожизненный срок, и терять ему нечего, -- сказал обвинитель. -- А насчет того, что на Пичугина якобы оказывалось давление, что можно сказать? Вы вот знаете хотя бы одного обвиняемого, который бы этого не заявлял?» Сегодня в Мосгорсуде, как ожидается, будет допрошен еще один осужденный исполнитель покушений и убийств Михаил Овсянников. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации