«Я мужиков не буду подставлять»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Я мужиков не буду подставлять» Майор Дымовский: «Я думаю, мне удастся, чтобы к нам начали относиться как к людям, а не как к ментам»

"[1] В.КАРПОВ: 19 часов 3 минуты на часах студии Русской службы новостей. У микрофона Владимир Карпов. И я приветствую в студии РСН Алексея Дымовского, того самого майора из Новороссийска. Здравствуйте, Алексей. А.ДЫМОВСКИЙ: Здравия желаю. В.КАРПОВ: Ну что же, на протяжении всего часа Алексей Дымовский будет в студии РСН. Поэтому он весь ваш. Начну я. Начинаем вот с чего. Алексей, вы сами не пожалели, что вот это видеобращение записали? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. В.КАРПОВ: Ни секунды не было сожаления, что все это закрутилось, завертелось и во что это выливается сейчас? А.ДЫМОВСКИЙ: Единственное, что за супругу опасаюсь. В.КАРПОВ: Супруга ваша там осталась, в Новороссийске? А.ДЫМОВСКИЙ: Да. Она беременная. Я знаю, что ей никто ничего не причинит. Но держится. В.КАРПОВ: Специально для слушателей напоминаю, что нам можно писать смс-сообщения по номеру +7-925-101-107-0. Телефон работает – 788-107-0. Будем чуть позже принимать ваши телефонные звонки. И наш сайт rusnovosti.ru, специальная плашка «задать вопрос в прямой эфир». Сегодня ваши, я не знаю, бывшие, наверное, начальники из УВД Новороссийска давали пресс-конференцию. У себя, там. Это я черпал информацию с официального сайта города Новороссийска. Что там пишут. Ну, например, что Алексей Дымовский из 310 рабочих дней за 2009 год отработал всего 62 дня. Можете парировать. А.ДЫМОВСКИЙ: Я не думаю, что это так. Есть подтверждающие документы, что это не так. Я думаю, меня просто пытаются облить грязью в глазах общественности. В.КАРПОВ: Ссылаются на табель. Это рассказывал и.о.начальника УВД Владимир Гребенюк. А.ДЫМОВСКИЙ: А, если он ссылается на табель, тогда я подниму свои уголовные дела, в которых стоят числа, когда я, будучи на больничном, меня вызывали на работу, я, будучи на больничном, с подсыхающей рукой продолжал расследовать уголовные дела. Числа во всех уголовных делах стоят, их никто не изменит. Это будет уже фальсификация дат. В.КАРПОВ: За десять месяцев 14 выявленных преступлений на троих. Это тоже информация, которую распространял сегодня Гребенюк. А.ДЫМОВСКИЙ: 14 преступлений – это особо тяжкие виды. Это сбыт наркотических средств. Чтобы разработать одно такое преступление, иногда уходит два месяца. В.КАРПОВ: Он ссылается на статистику ваших коллег, которые по два преступления в месяц примерно выявляли. А.ДЫМОВСКИЙ: Может быть, что они по два выявляют. Но виды преступления разные бывают. В.КАРПОВ: Хорошо. Дальше поехали. Из того, что ваши коллеги сегодня говорили. Алексей Дымовский рассказывает о том, что из-за напряженного рабочего графика две жены от него ушли. При этом, опять же, ссылаясь на вашего начальника, рассказываем следующее: одна из жен обращалась к руководству УВД с просьбой найти мужа, который в один прекрасный момент собрал вещи и вылетел из семейного гнезда в неизвестном направлении. А.ДЫМОВСКИЙ: Я не знаю. Я из семейного гнезда не вылетал в неизвестном направлении. Ну, не сошлись характерами, можно так сказать. Друг друга не поняли, соответственно, развелись. Но чтобы меня искало все УВД – абсурд полный. В.КАРПОВ: Вам об этом обращении ничего неизвестно. А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. Я сейчас очень удивлен. В.КАРПОВ: И еще одна информация. Вы говорили о том, что ваш начальник по фамилии Медведев, он уголовник фактически? А.ДЫМОВСКИЙ: Не так, чтобы уж уголовник. Но было возбуждено уголовное дело за оскорбление чести и достоинства, когда он перед всем строем участкового, с нормальным именем, честного участкового, Вотанина Вадима Сергеевича, перед всем строем милиции обозвал вором и крысой. По этому факту он добился, молодец, Вадим, добился возбуждения уголовного дела. Хотя прессинг большой на него оказывали. Ему подвели просто в суде, заставили его написать примирение в мировом суде. В.КАРПОВ: Ваши коллеги из Новороссийска вам звонят? Я просто обратил внимание, что перед эфиром вы практически все время разговаривали по мобильному телефону. А.ДЫМОВСКИЙ: Звонят. Некоторые уже выехали сюда. Кто на машинах, кто самолетом. В.КАРПОВ: Для чего? А.ДЫМОВСКИЙ: Как для чего? Чтобы быть рядом со мной. Они меня поддерживают. В.КАРПОВ: Эти коллеги, которые сейчас выезжают, они продолжают работать в милиции новороссийской? А.ДЫМОВСКИЙ: Некоторые уволены, некоторые продолжают. В.КАРПОВ: Даже те, кто сейчас работает, они готовы, они выехали сюда… А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, те, которые работают, пока еще сомневаются. Но, я думаю, день-два, и много тех, кто меня поддерживает… боятся, их руководство сейчас сильно прессингует. В.КАРПОВ: Вам раздаются по телефону какие-то угрозы или предложения одуматься? А.ДЫМОВСКИЙ: За время буквально три дня, я получил где-то 600 смс. И одно только из них, в которых было написано, что зря ты это затеял, майор, ничего у тебя не получится. Остальные все – держись, удачи, бог с тобой, прорвемся и все такое. Мне очень важны эти смс. Кто меня сейчас слышит – я их все прочитываю и стараюсь отвечать. Для меня они очень важны именно как голос поддержки. Я не очень люблю светиться В.КАРПОВ: Майор Алексей Дымовский в студии Русской службы новостей. И сейчас начинаем ваши вопросы зачитывать. Георгий нам пишет: «Владимир, я не понимаю, почему Дымовский и другие не обращаются в службу собственной безопасности. Я сам работаю в службе собственной безопасности, и такие люди для нас просто находка. Мы ищем таких людей, чтобы они выдавали нам информацию. И их крайне трудно найти. Может быть, Алексею Дымовскому просто захотелось популярности?» А.ДЫМОВСКИЙ: Да нет, какая тут популярность. Не до популярности. Я из простого народа. И как опер не очень люблю популярность. Сколько раз меня приглашали по наркотикам дать какое-нибудь интервью, я всегда отказывался. Это моя работа, и я не очень люблю светиться. Но тут просто уже капитально допекло. Будь что будет, как кривая повезет, туда и вывезет. И обращаться в службу собственной безопасности смысла я не видел. Потому что оттуда спускается депеша на начальника милиции. Начальник милиции начальнику криминальной милиции. Начальник криминальной милиции начальнику уголовного розыска. В итоге с тобой проводят беседу. И все себя дальше прекрасно чувствуют, кроме тебя, когда тебя обливают потом гов..м еще полгода. В.КАРПОВ: С вами такие беседы проводили? У вас была попытка заявить об этом? А.ДЫМОВСКИЙ: Да. В 2006 году, когда я к Путину пытался пробиться на прямой эфир. После этого где-то в феврале сначала меня подготовили к звонку из Москвы, потом, соответственно, мне из Москвы позвонили. И я, честно если, тогда смалодушничал. Ну, тогда еще, наверное, не был готов. Отказался от того, что я задавал Путину вопрос о том, когда закончится ментовский беспредел в Краснодарском крае, именно отношение начальства такое к подчиненным . В.КАРПОВ: Давайте начнем принимать телефонные звонки. 788-107-0. Алло, здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Павел Пятницкий, вчера был у вас в студии. В.КАРПОВ: Да, вот Павел Пятницкий, который не поддерживает Алексея Дымовского. Пожалуйста, Павел. Павел Пятницкий: Алексей, у меня к вам следующие вопросы. Вы вчера, я думаю, не слышали мое выступление. Но я вкратце озвучу основные позиции. Я считаю, вам необходимо было как офицеру, может быть, даже уволиться. Но если не уволиться, то подать заявление в прокуратуру, в ФСБ, в ДСБ и высшему руководству МВД. Сначала попробовать так. В связи с этим у меня к вам три вопроса. Первое, обращались ли вы куда-то с письменными заявлениями до размещения ролика. То есть конкретный вопрос у меня к вам. Второе, откуда у вас деньги, если вы так говорите о материальном положении, на то, чтобы нанять машину с водителем и охранником , о чем вы сообщили журналистам. Третье, вы считаете, это корректно – сотруднику милиции, майору милиции с печаткой такой на полруки, это я о вашем третьем видеоролике говорю, появляться в эфире и через губу разговаривать с какими-то вышестоящими начальниками? Это три конкретных вопроса. И одно пожелание такое. Я не знаю, примет вас представитель президента или не примет. Но то, что вы заявили вчера на пресс-конференции, что у вас есть записи, в том числе составляющие служебную тайну, и вы их передадите только Путину. И коли Путин вас не примет, то тогда вы их передадите журналистам. Это я уже расцениваю как шантаж. Если не примет – тогда я дам служебную тайну. Никогда и ни в каких случаях офицер, будь милиции или вооруженных сил, не имеет права раскрывать. Спасибо. В.КАРПОВ: Спасибо. Павел Пятницкий, член общественного совета при министерстве внутренних дел. Пожалуйста, Алексей, можете отвечать. А.ДЫМОВСКИЙ: Насчет того, что «через губу разговаривал», так все у нас через губы разговаривают. Надо было по одному вам задавать вопросы. Повторите, пожалуйста, первый. В.КАРПОВ: Письменные заявления были или нет. А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. Письменных заявлений не было. Я думаю, все офицеры, да и остальные… все равно решается все на местном уровне. Поэтому смысла мне не было. Я знал, чем это закончится. Меня тихо, потихонечку уберут с работы и потом, куда бы я ни писал, меня никто не услышит. Как полковник Рязанов четыре года уже пишет, и никто его не слышит. Приедет Генпрокуратура, отдохнет немного на море, и уезжает назад с отписками . В.КАРПОВ: Вы в эту схему как раз не верите, о которой говорил Павел. А.ДЫМОВСКИЙ: Да никто в нее не верит. Это надо быть наивным ребенком. Я, дай бог, уже 32 года прожил. В.КАРПОВ: Не верите, но сами не пробовали. А.ДЫМОВСКИЙ: Даже не пытался. Кроме этого звонка, я по звонку это увидел. Как это так – позвонить президенту. Спустилось с администрации президента в МВД, с МВД и так до низу дошло, и дошло до начальника нашей милиции. О чем тут можно говорить тогда. «На сайт дала мне жена три тысячи, а чтобы отсылку сделать «заходите на эту страницу», дал ее брат, он частный предприниматель» В.КАРПОВ: Откуда деньги на машину и охрану? А.ДЫМОВСКИЙ: Денег как таковых, единственное, на сайт дала мне жена три тысячи, чтобы отсылку сделать, дал ее брат, он частный предприниматель. Дал десять тысяч на отсылку… как они называются… весточки, что типа «загляните на этот сайт». В.КАРПОВ: А, для того, чтобы популяризировать это сообщение. А.ДЫМОВСКИЙ: Чтобы его хоть увидели, чтобы его сразу не вырезали хоть оттуда. Я в компьютере только сейчас начинаю разбираться. Просматриваю сайт, но пока некогда, постоянно в движении. В.КАРПОВ: И много вопросов, относительно – на какой машине вы ездите? А.ДЫМОВСКИЙ: На хорошей. 98-го года. В.КАРПОВ: А что за марка? А.ДЫМОВСКИЙ: Личная машина? А, «Тойота-Марино», 1992 года выпуска. В.КАРПОВ: Старенькая, но ездит. А.ДЫМОВСКИЙ: Хорошая машина, уважаю. В.КАРПОВ: Хорошо. Давайте дальше принимать ваши телефонные звонки. 788-107-0. Слушаем внимательно. Алло, здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Анатольевич. Я бы хотел вопрос майору задать. Первый вопрос: когда он говорит, что записывал разговоры своего начальства и сослуживцев, он каким-то образом провоцировал их на определенные разговоры, или это чисто рутинные разговоры, ежедневные разговоры. В.КАРПОВ: Это в курилке беседы или сознательно… РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И второй вопрос: он нигде – ни на пресс-конференции, ни в видеообращении не назвал ни одного имени. Ни коррупционеров, ни преступников и т.д. и т.п. Если он не может до суда называть эти имена, значит, он либо клевещет, и если он не боится, почему на называет? Спасибо большое. В.КАРПОВ: Относительно разговоров по именам. А.ДЫМОВСКИЙ: Это были чисто душевные разговоры. Никакой провокации не было. И разговоры были начальников со мной в таком тоне, как я запустил в аудиоролике. Почти что такой же тон был – с угрозами и тому подобное. В.КАРПОВ: А разговоры задушевные – как это выглядит? Просто на работе беседовали со своими сослуживцами? А.ДЫМОВСКИЙ: Соответственно разговаривал. В.КАРПОВ: Они знали о том, что вы их записываете? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. Но я не буду их… я опубликую то, что я разговаривал с начальниками. Зачем, я мужиков не буду подставлять. Им и так сейчас плохо там . В.КАРПОВ: Они звонят, просят не опубликовывать? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. Я им позвонил, сказал, что их имен там не будет. По крайней мере, сейчас. У них жесткий там прессинг. В.КАРПОВ: Алексей через сайт наш вопрошает: «Поступали ли уже вам предложения от правительства или министра внутренних дел с намерением встречи и обсуждения фактов, изложенных в вашем обращении к Путину и к офицерам?». А.ДЫМОВСКИЙ: Мне сегодня позвонила Татьяна, не помню фамилии, из департамента уголовного розыска. И попросила прокомментировать меня. Я у нее спросил: а вы не считаете, что я прав? Она сказала, что: я не хочу на этот вопрос отвечать. Соответственно, я сказал, что я не хочу с ней разговаривать. В.КАРПОВ: То есть звонок какой-то был из уголовного розыска. А.ДЫМОВСКИЙ: Да. Мне скинули номер телефона, не помню, какая-то газета скинула, и там такая такая-то хочет с вами поговорить. Я думал, может, о чем-то будет разговор. Но если она хорошо себя чувствует, ей прекрасно, классно работается, не так, как нам, то - пожалуйста. В.КАРПОВ: Но вам позвонил человек функции для того, чтобы собрать какие-то комментарии, собрать какую-то фактуру. Вы ее сразу отшили. А.ДЫМОВСКИЙ: Я думаю, еще рано это делать – разговаривать. Не считаю, что пока толк будет от этого. В.КАРПОВ: Относительно имен и фактов. Вы называете две фамилии, в том числе Медведев и еще, напомните, в своем видеобращении… начальник? А.ДЫМОВСКИЙ: Шкидюк, Черноситов. В.КАРПОВ: Да – Медведев. Шкидюк, Черноситов – это три фамилии, которые вы называете. Почему так мало фактуры в ваших видеообращениях? А.ДЫМОВСКИЙ: Если бы я назвал побольше фактов, я знаю, они негласные факты, я не могу некоторые подтвердить. Просто сейчас Медведев, я слышал, подал на меня заявление в прокуратуру за клевету. А если бы я там назвал другие фамилии, все сотрудники знают об этих фактах, но если бы я назвал другие, то на меня было бы уже несколько заявлений в прокуратуру. А так, потом будет разговор, что есть, то так я и скажу. В.КАРПОВ: Но все-таки, чем будете подтверждать свои слова? Только аудиозаписями? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, у меня есть еще действия. Но пока о них еще рано говорить. В.КАРПОВ: Документы есть у вас какие-то конкретные? А.ДЫМОВСКИЙ: Да, есть. В.КАРПОВ: Хорошо. Еще Павел Пятницкий спрашивал, не считаете ли вы шантажом то, что распространять будете эти аудиозаписи, которые содержат служебную тайну, служебную информацию, если вам откажет Путин? А.ДЫМОВСКИЙ: Конечно, извиняюсь за это. Никогда их не покажу журналистам. Он правильно сказал - честь офицера, я давал все-таки присягу. Как это ни странно звучит, присяга – это хорошая штука, если ее воспринимать правильно. Возможно, мне сейчас сообщение пришло из Новороссийска, только что прямо: Черноситов негласно вчера объявил всем ментам отмечать праздник дома. Номер телефона, все стоит. «Я думаю, мне удастся, чтобы к нам начали относиться как к людям, а не как к ментам» . В.КАРПОВ: Кирилл через сайт спрашивает: «Алексей, знакома ли вам история Фрэнка Серпикова? Это нью-йоркский полицейский, который в 1971 году в «Нью-Йорк Таймс» обнародовал данные о коррупции в полиции. После чего была организована комиссия, по результатам которой была проведена реформа. Ему это удалось при минимальной поддержке коллег. Алексей, как вы оцениваете свои силы? Удастся ли повторить его опыт?». А.ДЫМОВСКИЙ: Я первый раз слышу про этого полицейского. Я думаю, мне удастся, чтобы к нам начали относиться как к людям, а не как к ментам. В.КАРПОВ: Но при этом вы сами очень часто говорите – менты, менты, менты. А.ДЫМОВСКИЙ: Я не спорю. Я – мент. В.КАРПОВ: А в чем разница? А.ДЫМОВСКИЙ: Люди? Закон для всех существует. И я, например, давал присягу родине, а не генералам. Товарищи генералы у нас думают, что мы их личные работники. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Зовут меня Михаил, я бывший сотрудник МВД. Я целиком и полностью солидарен с Алексеем. Алексей, держись. Много провокаций придется, много грязи на тебя выльют, но ты прав. А.ДЫМОВСКИЙ: Прорвемся, опера . В.КАРПОВ: Михаил, можно вам вопрос? РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я просто волнуюсь. Ты молодец, Лех. На это надо было решиться. Это тяжело, но ты молодец. В.КАРПОВ: Михаил, а в свое время у вас не возникало мысли нечто подобное совершить? РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Знаете, наверное, все-таки жилка тонковата. Я горжусь Алексеем. А.ДЫМОВСКИЙ: Можно зачитать? Буквально долбят сообщениями, у меня уже более 700 сообщений. И вот только что пришло: «Молодец. У нас такая же беда. Только все боятся рассказать, как ты это сделал. Могут не только уволить, но и дело сшить, наркотики найти или патроны. Такие прецеденты уже были. Держись, братан. Город Калининград». Номер телефона, все. Если созвонюсь с человеком, если он будет согласен, то пускай тоже даст интервью. В.КАРПОВ: Много ли сейчас вы знаете людей, которые готовы выступить с такими же видеообращениями? А.ДЫМОВСКИЙ: Судя по телефону, человек, наверное, 30 уже есть . В.КАРПОВ: Из разных городов? А.ДЫМОВСКИЙ: Омск, Воронеж, Владивосток, Челябинск, Калининград, Краснодар… я уже не могу, затрудняюсь. В.КАРПОВ: Роман из Волгограда спрашивает: «Что вы будете делать, если Путин не будет с вами встречаться? Поручит, например, встречаться Нургалиеву или замнет тему?» А.ДЫМОВСКИЙ: На тот момент и будем решать. Я все-таки надеюсь на встречу с ним. В.КАРПОВ: Вы надеетесь на встречу с Путиным. Там или иначе, это вполне реально, если вам позвонят из приемной Нургалиева и скажут: мы хотим, чтобы Алексей Дымовский приехал на встречу с министром внутренних дел. Что вы ответите? Вы поедете на эту встречу или будете добиваться непосредственно встречи с Путиным? А.ДЫМОВСКИЙ: Я думаю, буду все-таки добиваться. В.КАРПОВ: То есть к Нургалиеву не поедете? А.ДЫМОВСКИЙ: Я уважаю министра, но мое обращение было… В.КАРПОВ: К офицерам тоже. Он тоже вроде как офицер. 788-107-0 – телефон прямого эфира. Ваши вопросы Алексею Дымовскому. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Алексей. Я тезка Алексея Дымовского. Я бы хотел сказать, что я очень горжусь Дымовским, потому что для меня бальзам на душу. Я актер театра и кино Алексей Паламарчук. В свое время я написал также жалобу начальнику ФМС на Кириллина, и он на меня закатал уголовное дело за клевету. Как ему выдали из ФМС жалобу, можно только догадаться. И в качестве примирения заставил меня написать в ФМС России, чтобы прекратили проверку. Вот ответ на предложение Пятницкого, чтобы он обращался туда, туда. Я обращался и к президенту. Все спускали в Западный округ, обращался в УСБ, везде, в прокуратуру, и все по звонку, как говорится, доводили до того, чтобы замяли дело. Я горжусь Алексеем. Держитесь. И не слушайте провокаторов, что вы должны были куда-то еще обращаться. Потому что у нас система такая, что невозможно правды добиться. Потому что рука руку моет. Я с вами, горжусь, Алексей. А.ДЫМОВСКИЙ: Спасибо. Можно зачитать, вот интересное сообщение пришло. В.КАРПОВ: Это все приходит на телефон Алексея Дымовского. Наши смс-сообщения еще будут только зачитываться. А.ДЫМОВСКИЙ: «Дымовский, держись. Я хоть ранее судимый, но я за тебя. Питер». В.КАРПОВ: Ранее судимый тоже за вас. Ну что же, интересно. «Почему Дымовский часть аудио не предоставил на суд общественности?» - пишет Сергей нам. А.ДЫМОВСКИЙ: Там некоторые разговоры секретные. Я подредактирую. Чуть-чуть позже, день-два. Я в этом не соображаю, мне люди помогут, подредактирую и буду предоставлять потихоньку. В.КАРПОВ: День-два. Вы редактировать намерены в Москве? А.ДЫМОВСКИЙ: Я не хочу сейчас на этот вопрос отвечать, вы сами понимаете, что сейчас происходит. В.КАРПОВ: В любом случае, вы сами сказали, что к вам едут сюда. А.ДЫМОВСКИЙ: Не, не везут. Люди мои ничего не повезут. В.КАРПОВ: Люди ничего не повезут. Но они едут сюда. Значит, вы будете здесь. А.ДЫМОВСКИЙ: Ну, да. Буду здесь пока. «В 2006 году я обратился к Путину, не дошло, не получилось с ним. Поэтому повторно к нему и обратился. Я уважаю президента, но по жизни люблю добиваться своих целей» В.КАРПОВ: Будете ждать реакции из правительства, Владимира Путина. А почему, кстати, Путина, а не Медведева? А.ДЫМОВСКИЙ: Потому что в 2006 году обратился к нему, не дошло, не получилось с ним. Я все-таки надеюсь добиться своей цели. Поэтому повторно к нему и обратился. Я уважаю президента, но по жизни люблю добиваться своих целей. В.КАРПОВ: Сколько вы намерены или можете пробыть здесь, в столице? Пока не кончатся деньги, или у вас определенные планы существуют? А.ДЫМОВСКИЙ: В столице у вас второй день. Я не сплю уже, серьезно, сегодня часа три поспал, как бы нервоз постоянный. Деньги, я думаю, не кончатся, потому что я сюда приехал, сейчас спецназ, ГРУ, ветераны, у одного на квартире переночевал, сегодня у другого буду ночевать, тут много. Вот именно по SMS я отвечал и знаете, интуитивно вчера вечером раз, что-то не то почувствовал и уехал с одного места. Приехал, переночевал у пенсионера ГРУ, например. Сегодня переночую у другого пенсионера, ничего страшного. Я тут годами могу жить, чувствую, по приглашениям. В.КАРПОВ: То есть, по сути на харчах у людей, которые с вами единомышленники? А.ДЫМОВСКИЙ: На харчах, да. Я благодарен им за это, честное слово. В.КАРПОВ: В студии Русской службы новостей Владимир Карпов и майор из Новороссийска Алексей Дымовский. Кстати, когда вас уволили? Правда ли, что вас восстанавливают? А.ДЫМОВСКИЙ: Как я слышал, звонили из Новороссийска, да, меня стараются восстановить. Уволили вроде бы на выходные. Точно не могу сказать, я в субботу ночью зашел в управление к себе, где находился Канцев, Калашников. Они, конечно, не ожидали в час ночи меня увидеть, белые лица эти мне тоже было приятно видеть. Я задал Канцеву вопрос: «Александр Борисович, вы меня уволили?» Он сказал: «Я приказа об увольнении не видел». Я говорю: «Спасибо большое. До свидания». В.КАРПОВ: А почему вы ночью приехали в субботу в управление? А.ДЫМОВСКИЙ: Смотрю, свет горит, просто захотелось зайти. В.КАРПОВ: Какие чувства вы сейчас испытываете, если встречаете своего коллегу, милиционера на улицах Новороссийска или встречали? Если вы идете по улице, встречаете милиционера, милиционер переходит от вас на другую сторону или вы переходите на другую сторону улицы? Чувства какие вы испытываете, когда встречаете? Стыдно коллегам в глаза смотреть или нет? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, не стыдно мне. В.КАРПОВ: Вас избегают ваши коллеги или нет? А.ДЫМОВСКИЙ: Я вам объясняю, что прессинг идет этот, по телефону я созваниваюсь со своими близкими, их немало у меня в Новороссийске. В.КАРПОВ: Давайте принимать телефонные звонки. 788-107-0. Слушаем внимательно сейчас. А.ДЫМОВСКИЙ: Можно сообщение, которое пришло? В.КАРПОВ: Да, давайте. А.ДЫМОВСКИЙ: Одну минутку. «Алексей, откройте сайт. Народ тысячи примеров приведет, если они вас задавят, люди еще 100 лет только на кухне у себя будут правду говорить. Удачи, братан». В.КАРПОВ: «Удачи, братан», – это всем вам поступают сообщения сейчас? А.ДЫМОВСКИЙ: Да, да. В.КАРПОВ: Вячеслав из Москвы, который представляет малый бизнес, пишет: «Считаете ли вы, что МВД превратилось во враждебную организацию, угрожающую уничтожению нашей Родины и любые средства борьбы с ней, как с вражеской, приемлемы»? А.ДЫМОВСКИЙ: Родина… Вы знаете, таких, как я, много, настоящих офицеров. Я считаю, процентов 70-80 действительно честных, которые готовы и будут работать за совесть. Многие вернутся, я думаю, скоро работать в милицию, которых съели, вернутся и будут действительно работать за честь . В.КАРПОВ: На чем основывается ваша уверенность, что многие из тех, кого уволили, вернутся сейчас в Министерство внутренних дел? А.ДЫМОВСКИЙ: Просто судя по сообщениям, я знаю это, верю мужикам. В.КАРПОВ: 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор из Москвы. Имел отношение к органам в прошлом. У меня вопрос к нашему гостю, дорогому гостю. Выступил после того, как президент обратился к нам с просьбой: каждому сделать на своем месте то, что он умеет. Вот у меня к вам вопрос: вы после этого начали работу или до? В.КАРПОВ: Вы знакомы с обращением Медведева, Алексей? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. В.КАРПОВ: Нет? Это от сердца шло, Алексей, судя по всему? Спасибо вам за вопрос. То есть здесь Медведев ни при чем, просто Медведев, я специально для Алексея сейчас расскажу, он написал статью «Россия, вперед». И в этой статье он обратился к гражданам, чтобы те как-то посодействовали реформированию Родины или модернизации. А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, я газеты не выписываю. Единственная газета, это милицейская газета, на которую нас каждые полгода заставляют сдавать деньги, куда она девается потом, не знаю, видать, поддерживаем милицейскую газету. В.КАРПОВ: Вы газету получаете, на которую деньги сдаете? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, конечно. Она приходит в УВД и все, и на этом все заканчивается. Кому пачка эта приходит, я не знаю. Ее на входе кладут, кто хочет, тот и смотрит. В итоге она полежит, полежит пачка… В.КАРПОВ: Вам не интересно? А.ДЫМОВСКИЙ: Не знаю, наверное, времени не хватает просто. В.КАРПОВ: Давайте еще примем телефонный звонок. 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Полковник Николай, Вооруженные силы. Я очень внимательно слушаю вас, часто слушаю, вот сейчас Алексея Дымовского, просто восхищен его поступком. Алексей, прошу вас, держитесь, вперед, выкорчевывать эту грязь надо. Вас очень многие поддерживают, понимаете, очень-очень, вся страна. А.ДЫМОВСКИЙ: От души. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алексей, держитесь, не сдайтесь, пожалуйста. Вы как лебедь, вперед и выше, не сломайтесь и не купитесь ни на что. А.ДЫМОВСКИЙ: Дальневосточники не сдаются, насколько я знаю. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот я тоже на Дальнем Востоке служил, я знаю, что это такое. В.КАРПОВ: Спасибо, полковник Николай. Спасибо. Люди через SMS-сообщения интересуются мировоззрениями Алексея Дымовского. Православный вы христианин или нет? А.ДЫМОВСКИЙ: Да. Я крестился в Челябинской области, город Кыштым. В.КАРПОВ: Вы верующий? А.ДЫМОВСКИЙ: Да, верующий. В Демидовском соборе. Мама у меня верующая тоже. Извините, мне жена звонит, можно я отвечу? В.КАРПОВ: Давайте во время рекламы. Пока реклама Алексей Дымовский ответит жене. В.КАРПОВ: Алексей Дымовский в студии Русской службы новостей. Сейчас примем телефонный звонок, судя по коду, откуда-то издалека. 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте… В.КАРПОВ: Подождите, без ругани можно? РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … а не Владимир Павлович. Запомни… Я не мусор, а мент, а вот ты обыкновенный… В.КАРПОВ: Понятно. То есть это отличник МВД сейчас позвонил в эфир и раскритиковал Алексея Дымовского. К сожалению, из-за того, что он использовал инвективную лексику, мы не сможем его спросить о том, почему он так вами недоволен . А.ДЫМОВСКИЙ: Можно я вам отвечу? Дай бог здоровья тебе, отличник МВД, здоровья тебе и твоим близким. В.КАРПОВ: Владимир Павлович. Запомните его, пожалуйста, Алексей. Он позвонил и на вас сильно ругался. Таких SMS много приходит вам? А.ДЫМОВСКИЙ: SMS первое только. Отличник МВД. В.КАРПОВ: Первое, кто вас критикует? А таких звонков не раздается? А.ДЫМОВСКИЙ: Новое SMS: «Алексей, мы с тобой и сейчас тебя слушаем. С тобой обычные тюменцы. Тюмень с тобой». В.КАРПОВ: Слушаем внимательно еще телефонный звонок. Если вы хотите покритиковать Алексея Дымовского, то используйте, пожалуйста, эфирную лексику. 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. В.КАРПОВ: Как вас зовут? РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Кирилл. Я как бы писал даже Алексею на mail, писал я ему и SMS. Я просто сам работал в органах, работал недолго, работал всего полгода. Но ситуация складывалась такая, что я сам работал в уголовном розыске, и после первого месяца работы меня сразу начали оставлять на суточные дежурства, начали с меня, можно сказать, три шкуры сдирать. То есть насколько было невозможно работать, это было просто тяжело, потому что я толком еще не знал той работы, которую я в принципе… В.КАРПОВ: И вы уволились. А.ДЫМОВСКИЙ: Да со мной также было, да и со всеми так было. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я уволился после того, когда я начал понимать, что настолько здесь все это плохо, работают все люди, друг друга подставляют, что если, допустим, когда найдут, грубо говоря, преступника, злодея, на него вешают не просто преступления, а штук 20-30 висяков, и этим повышают раскрываемость . Что только не делается, не представляете. В.КАРПОВ: Как вы полагаете, у Алексея что-то получится действительно сделать вот этим своим поступком? РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я очень верю, что у него что-нибудь получится, я очень верю. Я с удовольствием… Если что-то поменяется, то с удовольствием даже вернулся бы в органы, работал бы, потому что я всегда мечтал носить форму и всегда мечтал работать в органах. В.КАРПОВ: Спасибо большое за ваш телефонный звонок. А.ДЫМОВСКИЙ: Кирилл, это не виноваты те, которые вешают на него, это требование начальства. Это требование, реально, начальства. Поэтому простые люди, простые офицеры, которые действительно честь мундира несут, они не виноваты в этом, это требование полностью от руководства идет. В.КАРПОВ: Интересовались слушатели, я просто не могу сейчас найти конкретно это сообщение, по Интернету задавали вопрос, заранее, еще до эфира, относительного того, брал ли вообще когда-нибудь Алексей Дымовский взятки и участвовал ли в каких-то противозаконных схемах? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. В.КАРПОВ: Нет? То есть вы чисты и не боитесь никаких проверок? А.ДЫМОВСКИЙ: Я боюсь только проверку Богом и все. В.КАРПОВ: 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Сергей. Я горячо поддерживаю Алексея, желаю ему здоровья и успехов. Я человек гражданский, но по долгу работы сталкивался с этими милицейскими упырями в погонах. Вы знаете, весь народ это все прекрасно знает, то, о чем он говорит. И вы сказали, что он был не конкретен, по-моему, он конкретен, как никто другой. Он назвал фамилии, назвал еще что-то, то есть очень конкретный человек. От кого еще мы слышали, чтобы он назвал конкретно фамилию провинившегося в милицейских рядах? Ни от кого, а вот от него услышали. В.КАРПОВ: Слова поддержки. В.КАРПОВ: Спасибо огромное за ваш телефонный звонок. Еще из того, что к нам приходит по SMS, я просто не успеваю за всем отслеживать. А.ДЫМОВСКИЙ: «Алексей, будем все делать, чтобы твое дело не замяли. Питер с тобой». В.КАРПОВ: Тюмень, Питер - это те SMS-сообщения, которые пришли сейчас, за время эфира. 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Алексей, я тоже бывший сотрудник правоохранительных органов. Вы знаете, хотелось бы, конечно, поддержать Алексея, но единственное, лично на мой взгляд, все, что происходит сейчас, будет в лучшем случае показательная порка кого-нибудь его руководства и все. В.КАРПОВ: Здесь отдельный вопрос: чем удовлетворится Алексей сейчас. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, то есть по большому счету, в одном конкретном регионе, в лучшем случае. В.КАРПОВ: Кого-то накажут. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наведут порядок. Да, кого-то накажут, потому что уже резонанс просто большой, это как бы не оставят так, проведут проверку. А дальше… Алексею только чтобы он держался и довел это все до конца. В.КАРПОВ: Если будет действительно проведена показательная порка в Новороссийске, если уволят начальника, вы будете считать, что вы добились своей цели? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. В.КАРПОВ: Чего вы добиваетесь в итоге? А.ДЫМОВСКИЙ: Я хочу добиться именно за всех милиционеров, чтобы у всех было нормально и все хорошо было в жизни. Потому что мы тоже люди, хотим также и с детьми побыть, и получить нормальную зарплату и ездить куда-то в отпуск. В.КАРПОВ: Но это весьма абстрактно. Алексей, вы поймете, что предпринимаются реальные шаги в нужном для вас направлении, в нужном направлении для милиции, когда вы увидите что? Когда уберут министра внутренних дел? Что должно произойти? А.ДЫМОВСКИЙ: Я понял вас. Вот эти требования, цель: повышение зарплаты, отношение именно руководства и выравнивание всех перед законом. Еще одна SMS: «В Курске одна коррупция, в Курске менты с тобой. Нам нужны такие, как ты». Номер телефона есть, пожалуйста. Ни с сайта сбрасывают, ни через Интернет, а именно реальные номера телефонов. В.КАРПОВ: Владимир интересуется: «Что, Алексей, вы делали сегодня в Останкино и с кем общались?» А.ДЫМОВСКИЙ: Я общался сегодня с Еленой, не могу вспомнить фамилию, передача «Человек и закон», давал интервью около часа. В.КАРПОВ: Вы отслеживаете всю информацию, которая публикуется про вас в Интернете, например? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, я не успеваю. В.КАРПОВ: Газеты? А.ДЫМОВСКИЙ: Можно еще одну зачитать? В.КАРПОВ: Давайте. А.ДЫМОВСКИЙ: «УНП при УВД по Смоленской области сфабриковано огромное количество уголовных дел. Дело №20962 в объеме 7 томов, фарбиковали 8». В.КАРПОВ: Это Смоленск пишет. А.ДЫМОВСКИЙ: Продолжение: «Следователи в отношении Герасева, в отношении моей жены Калюжной сфабриковано уголовное дело 22182 в объеме 3 тома». В.КАРПОВ: Алексей, все эти SMS-сообщения мы все равно не прочитаем в эфире Русской службы новостей. Вас не смущает, что все эти люди только сейчас действительно начали что-то писать и только вам? Почему они не заявляют о себе так же, как вы, например? А.ДЫМОВСКИЙ: Знаете, мне сегодня полковник ГРУ, пенсионер, сказал: «Ты знаешь, я тоже хотел сделать, как и ты, но жилка у меня сильно тонкая. Спасибо, что поднял, мне как бальзам на душу». Поэтому как бы нужен был пример. Все равно это должно, я думаю, рано или поздно случиться. В.КАРПОВ: 788-107-0. Здравствуйте. А.ДЫМОВСКИЙ: Здравствуйте. Меня Руслан зовут. Почему, когда во время стрельбы Евсюкова все федеральные, все каналы выдавали в эфир первой новостью, а именно про вас умолчали? Считаете ли вы, что премьер-министр и президент заткнули рты телеканалам? Второе, надеетесь ли вы на то, что массы России выйдут за вас, выйдут, чтобы укрепить в России? Спасибо. В.КАРПОВ: Спасибо. Хотите ли вы революцию, Алексей? А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, нет. Зачем? Революция – это жертвы, это кровь. Я не хочу этого. Это все можно вполне решить за круглым столом. Я думаю, это возможно. Революция – это кровь, страдают чьи-то жизни, кто-то остается без детей, кто-то без родителей. В.КАРПОВ: «Как насчет забастовки, всероссийской забастовки в нарушении закона?» - это пишут нам по SMS-сообщениям. То есть если милиционеры начнут бастовать? А.ДЫМОВСКИЙ: Мы давали присягу, мы бастовать не будем . В.КАРПОВ: Не будете? То есть если коллеги к вам обратятся: давайте, Алексей, вы будете нашим знаменем, мы будем бастовать; вы скажете им: нет. А.ДЫМОВСКИЙ: Нет. Мы будем в рамках закона все делать. В.КАРПОВ: Как в рамках закона? А.ДЫМОВСКИЙ: Как сейчас мы, например, общаемся. В.КАРПОВ: Алексей Дымовский в студии Русской службы новостей. У него уже не хватает памяти в телефоне для того, чтобы принимать SMS-сообщения. Их количество перевалило за тысячу и телефон отказывается дальше работать. Это у Алексея Дымовского, наши все SMS-сообщения принимаются, звонки тоже, 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я подполковник милиции… В.КАРПОВ: Опять, это тот же самый звонок с лексикой весьма не эфирной. 788-107-0. Сейчас примем еще один. Слушаем внимательно вас. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Олег. Я хочу высказать свое восхищение поступком Алексея. Я ему хочу сказать, что он Америку-то не открыл, практически во всех регионах России такой же произвол, такое же хамское отношение к обычным милиционерам, и ненависть к милиционерам такая же. Потому что, кто их заставляет, они порождают все это отношение к ним. Я хочу сказать, что вся система заражена. На мой взгляд, реформа, о которой говорили здесь, она не идет, и виновато высшее руководство МВД и Нургалиев, и его ближайшее окружение должны уйти в отставку, потому что они не состоятельны. Алексей, вам спасибо. Поднимайте эту тему. В.КАРПОВ: Очень коротко. А.ДЫМОВСКИЙ: От души. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Один момент, телевидение наше и пресса, обратите внимание, замалчивают, а это ведь серьезнейшая проблема государства. И вот это очень беспокоит и не нравится, хамское отношение. Держитесь, Алексей, большинство с вами. В.КАРПОВ: Спасибо. А.ДЫМОВСКИЙ: Спасибо большое. В.КАРПОВ: Мы узнаем, какое большинство с Алексеем Дымовским, мы сейчас проголосуем даже по этому поводу. Константин, инвестор из Москвы, задает вопрос: «Вы говорили о том, что в милицию возвращаться не станете. Что планируете делать? Общественной деятельностью заниматься какой-то, бороться с пороками в правоохранительных органах? Чем, вообще, вы планируете кормить семью?» А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, в милицию, как? Возвращаться на должность старшего оперуполномоченного по наркотикам я не собираюсь. Но может мне предложат другую должность? В.КАРПОВ: Службу собственной безопасности вам предложат. А.ДЫМОВСКИЙ: Нет, не хочу службу собственной безопасности. Антикоррупционный отдел и проверки, вот именно поднять все эти факты снизу, которые помогут действительно тем, кто за честь мундира борется, лучше и дальше жить. В.КАРПОВ: А вы представьте такую картину, что вам поверили, поверили Алексею Дымовскому и говорят: Алексей Дымовский, давай, становись министром Внутренних дел. Что вы ответите? А.ДЫМОВСКИЙ: Да нет, я думаю, я еще молодой для министра . В.КАРПОВ: Кому вы доверяете из милиционеров? Рашиду Нургалиеву? А.ДЫМОВСКИЙ: Я доверяю вот этим вот SMS, которые мне приходят по телефону. В.КАРПОВ: Это все пишут четные люди? А.ДЫМОВСКИЙ: Да. В.КАРПОВ: 788-107-0 – телефон прямого эфира. Сейчас слушаем внимательно ваш вопрос. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Не мог к вам прозвониться. Я хочу сказать, что Алексей хочет обратиться к Путину, но я-то считаю, что в первую очередь надо увольнять Путина, потому что он представляет всю эту систему, которая не дает развиваться России. Потому что все его друзья, сослуживцы занимают все ведущие должности, управление, Нургалиев, по-моему, тоже из спецслужб. И вся спецслужба, она на сегодняшний день не дает развиваться, ни экономическому расти. В.КАРПОВ: Но Алексей, обратите внимание, не хочет при этом революции. Спасибо большое. Кто все-таки виноват, Алексей, по-вашему? А.ДЫМОВСКИЙ: Я думаю, рано об этом судить, кто виноват. Это создавалось годами и можно долго дискутировать на эту тему. В.КАРПОВ: Запускаю голосование. 660-06-91 – да, вы верите, что поступок Алексея Дымовского, видеобращение приведет к каким-то серьезным последствиям, для милиции, для Министерства внутренних дел, действительно ее реформирует, милицию нашу. А.ДЫМОВСКИЙ: В лучшую сторону. В.КАРПОВ: В лучшую сторону – 660-06-91. И нет, вы полагаете, что ничего из этого хорошего не выйдет – 660-06-92. Пожалуйста, голосуем. 660-06-91 – если действительно поступок Алексея Дымовского приведет к каким-то позитивным последствиям – 660-06-91. Если вы полагаете, что ничего хорошего не получится, то это 660-06-92. Сейчас продолжается голосование, а мы принимаем ваши телефонные звонки, слушаем внимательно вас. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Карина. Я бы хотела задать непосредственно нашему гостю вопрос. Вы знаете, на мой взгляд, мне кажется,… Я уже так сформулирую мой вопрос: сколько вам заплатили для того, чтобы вы провели такую акцию? В.КАРПОВ: Спасибо, большое, Карина. А.ДЫМОВСКИЙ: Мне? Я вам объяснял уже, мне жена дала 3 тысячи, а ее брат дал мне 10 тысяч, вот и все. Здесь единственное, здесь мне купили одежду, так как я приехал в одной рубашке, тот же ветеран на свои деньги купил мне ботинки зимнюю и куртку. Вот и все, вся моя плата. И кормят меня. В.КАРПОВ: Предложения материальной поддержки поступают? А.ДЫМОВСКИЙ: Поступают, но я думаю, даже заблокировали, у меня до сих пор карта банковская не работает, там ноль на счете, я думаю, что если у нас смогут сделать такую провокацию через Америку или еще откуда-то положат на счет мне деньги и, соответственно… В.КАРПОВ: Обвинят. А.ДЫМОВСКИЙ: Да, обвинят. Поэтому я с этого счета… Пока ничего не надо ложить, что там будет, я все отдам в детские дома. В.КАРПОВ: Михаил спрашивает: «Повторите, пожалуйста, ваш телефон. Нужно ли вам на него скинуть деньги? Как вам можно помочь финансово?» Это к вопросу, который только что обсуждался. А.ДЫМОВСКИЙ: Телефон: 8-918-063-63-63. Денег пока не надо. Вы знаете, мне хватает покушать, тепло одет сейчас. Жена отправила мне теплые вещи из дома, поэтому пока рано об этом судить . В.КАРПОВ: Это был Алексей Дымовский. Времени у нас больше нет. Подвожу итоги голосования. 72,9 процента слушателей Русской службы новостей полагают, что у Алексея Дымовского действительно получится. И 27,1 все-таки не верят в то, что к чему-то позитивному вот эти видеообращения майора из Новороссийска приведут. Это Русская служба новостей. А.ДЫМОВСКИЙ: Спасибо за внимание”. Из досье FLB: Скандальные видеообращения майора и его биография "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации