«Я не добиваюсь, чтобы Голикову сняли»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Я не добиваюсь, чтобы Голикову сняли»

"Леонид Рошаль, профессор, директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии РАМН, 13 апреля обвинил чиновников ведомства министра Татьяны Голиковой в коррупции и некомпетентности. Профессор Рошаль согласился ответить на вопросы медицинского обозревателя GZT.RU Ирины Власовой. — Леонид Михайлович, что все-таки Вас подвигло к выступлению 13 апреля на медицинском форуме? Присутствие на нем Владимира Путина? - Мой доклад 13 апреля на форуме и для меня самого был неожиданностью, как и сама спешная организация этого форума. За две недели собрали 1000 человек, на удивление хорошо сработали организаторы. За несколько дней до форума мне позвонили из аппарата правительства РФ с предложением выступить, причем сказали, что для меня «регламента не будет». И передали, что мое выступление— это пожелание премьер-министра Путина. Уже в день форума я увидел, что первым будет выступать сам Владимир Путин, за ним министр Татьяна Голикова, потом я. Большого труда подготовиться для меня такое предложение не составило, поскольку ничего особенно нового, по сравнению с тем, что я говорю в последние годы, я и не собирался докладывать, ну, может быть два–три факта добавил. — А больше Вы с Владимиром Путиным не виделись и он вам после доклада не звонил? - После доклада на форуме никаких контактов с ним у меня не было, а до форума, примерно за месяц, я у Путина был. Давно хотел этой встречи, но не получалось года три. Говорили мы долго, я рассказал о своем видении проблем в здравоохранении. Может быть, тогда у премьер-министра и появилось желание, чтобы я выступил при всех. — Как отреагировал департамент здравоохранения Москвы, коллеги по НИИ на Ваш, так скажем, скандальный доклад? - Вы же, наверное, видели, как встречали доклад в зале? Сколько раз прерывали меня аплодисментами. Департамент нормально отреагировал. В интернете размещены уже, наверное, тысячи писем в поддержку, и только два в поддержку Минздравсоцразвития. Причем одно из них от руководителя комиссии по здравоохранению Общественной палаты России Евгения Ачкасова, что меня очень удивило, ведь оно противоречит всему, что делала до этого времени Общественная палата. Я и до сих пор получаю электронные письма и SMS-сообщения в поддержку своего выступления. — Но, согласитесь, Вы подставили под возможный гнев Минздравсоцразвития свой НИИ… - Я уже два года живу под этим гневом и жутким давлением ведомства на СМИ, чтобы убрали Рошаля отовсюду: с экранов телевидения и страниц газет, чтобы не писали обо мне. Ведь центральные федеральные каналы о моем докладе промолчали… Но ничего, живем и работаем. Два года у меня не было контактов с министерством. Но мы жили и развивались. Создали Национальную медицинскую палату, в которую вошло большинство медицинских профессиональных ассоциаций, ассоциация врачей частной практики, ассоциация ведомственной медицины. Мы идем к саморегулированию полномочий, нет такой второй силы в профессиональном сообществе. И вне зависимости от личных взаимоотношений с Минздравсоцразвитием мы будем двигаться вперед, хотя я осознаю, что делать это в таких условиях труднее. А ведь в этой нашей работе в первую очередь должно быть заинтересовано ведомство Татьяны Голиковой! — Леонид Михайлович, скажите прямо, чего Вы добиваетесь? Чтобы сняли министра Голикову? - Я не добиваюсь, чтобы Голикову сняли. Я добиваюсь хорошего здравоохранения, чтобы любой человек, придя в поликлинику или попав в стационар, получил то, что должен получить. Меня нынешнее состояние здравоохранения бесит. У нас только 30% населения довольны здравоохранением, а в Германии, Англии, Франции— 80%, я хочу, чтобы и у нас так было. — После Вашего доклада появились в высказываниях разных людей идеи о том, что Вас могли использовать в возможной предвыборной кампании Владимира Путина. Что Вы думаете по этому поводу? - Я думаю, что Рошаля использовать для пиара невозможно. Рошаль говорит то, что думает. Никогда я не говорил по чьей-то просьбе «скажи то-то и то-то». Я— не член никакой партии, ни разу в жизни не прочел с трибуны чужого текста. Недавно заседала Госдума, и в мою защиту высказались представители партии Жириновского, причем в это время шел прямой телевизионный эфир. Он заявил, что это их идеи я озвучил. Тогда я встал и сказал, что не хотел бы, чтобы меня использовали в качестве разменной монеты, потому что и коммунисты о многом говорили из того, на что я обратил внимание медицинского сообщества и руководства страны, и «Яблоко», и «Справедливая Россия», и здравомыслящая часть «Единой России». Так что проблемы здравоохранения касаются всего народа, а не партии. — Судя по происшествию у стен Вашего НИИ в прошедший четверг, теперь вас периодически будут «подставлять» под неприятности. Можете пояснить, что произошло? - Действительно к воротам детской клиники подъехал автомобиль, в котором находилась женщина, которой якобы требовалась неотложная медицинская помощь. Сотрудники моментально приготовили шоковую палату, вызвали нейрохирурга. Затем женщина неожиданно отказалась от медицинской помощи и сообщила, что это был розыгрыш. Я не могу догадываться, кто это сделал, но я спокойно к этому отношусь: ну проверили и проверили. Думаю, что это была попытка провокации против Рошаля, поскольку в другие клиники никто с таким спектаклем не приезжал. — Будете держать ухо востро? - А чего держать-то? Я живу по совести, никого не боюсь. — Вы упрекнули министерство в некомпетентности и непрофессионализме, в отсутствии в руководстве министерства профессиональных организаторов здравоохранения. А что, разве когда ведомством руководили врачи— Евгений Чазов, Юрий Шевченко, Владимир Стародубов или Андрей Воробьев, здравоохранению и населению было лучше? - Как можно сравнивать? При них здравоохранение абсолютно недофинансировалось. Фактически ничего нельзя было сделать. Сегодня мы живем лучше, чем 20 лет назад, это надо признать. 1990-е годы были ужасным провалом. И на этом фоне министр Зурабов говорил Владимиру Путину, что «здравоохранению деньги не нужны». Родился Национальный проект «Здоровье». Мы твердо выступили за увеличение доли ВВП на здравоохранение с 3,2 до 6%. Только-только начали выбираться из этой ямы. А потом грянул кризис. Говорили, что социальную сферу не тронут, но тронули. Ведь 460 млрд рублей на здравоохранение сейчас изысканные не вдруг появились. И я же не говорю, что правительство России и Минздрав ничего не делают. И больницы новые открываются, и оборудование поставляется, но качество медпомощи какое? Недофинансирование все равно примерно в два раза от потребности. В целом нынешнее состояние здравоохранения позорно для России. Что касается законодательства, то при всех, кого вы назвали: Чазове, Шевченко, Стародубове, Воробьеве, непродуманных законов не было. В декабре 2008 года Общественная палата пригласила на обсуждение стратегии развития здравоохранения всю общественность: страховые компании, фонды, врачей, представителей Академии медицинских наук, Госдумы, Счетной палаты, всех бывших министров здравоохранения. Мы предложили создать несколько групп— предложили Высшей школе экономики, страховым компаниям, институтам, занимающимся организацией здравоохранения, написать свое видение концепции. Минздрав создал группы по кадрам, по науке, по гарантиям оказания медицинской помощи. В этой последней группе и я месяц работал, готовя раздел по госгарантиям, кстати, вместе с Владимиром Зелинским, главой департамента развития медицинского страхования Минздравсоцразвития, а в правительство РФ был отправлен принципиально другой текст! Решения принимаются втихую. — А последний внесенный в Госдуму законопроект «Об охране здоровья граждан» Вас устроил? - Многое не устраивает. В частности это еще один шаг назад по отношению к общественным организациям. В старом законе механизма участия общественных профессиональных организаций не было прописано, были общие слова «могут участвовать», «могут контролировать…». В новом законопроекте о таких организациях вообще осталось две–три строчки. А как же нам строить гражданское общество? *— Вы в докладе на форуме сказали о срочности повышения стипендии ординаторам и интернам, что еще вы считаете самым срочным в здравоохранении? * - Лекарства для детей, школьное питание. И абсолютно срочно нужна государственная кадровая программа по здравоохранению. В ней должны быть оговорены вопросы оплаты труда, жилье, отказ от требования обязательного обучения раз в пять лет и переход к системе постоянного и беспрерывного постдипломного образования врачей с очной и заочной формой обучения и контроля. И нужно срочно возвращаться к распределению выпускников медвузов, обучавшихся за государственный счет. — На днях замминистра Вероника Скворцова на конференции по медобразованию сказала о том, что будет расширен целевой набор студентов в медвузы практически до 50%, и вот как раз им и придется ехать по распределению в регионы, которые их прислали в вуз, доплачивали стипендии, обеспечивали практику и будущий социальный пакет. - Всякие прожекты— это хорошо, но пока эта система заработает, пройдет еще шесть лет с момента поступления новых абитуриентов. А как здравоохранению прожить без кадров эти шесть лет? — Вы выступаете вообще против экономических понятий в здравоохранении, таких как рентабельность, экономическая целесообразность? - Для здравоохранения эти понятия ужасны. Нет ничего дороже здоровья. Вот расскажу притчу про ценность здоровья, ее рассказывал мне профессор Рыжих, проктолог, когда еще можно было заниматься частной практикой. Пришел к нему мучающийся больной. После операции спрашивает профессора: «Сколько я вам должен?» А доктор говорит: «Половину из того, что вы хотели заплатить мне до операции». Понимаете, если заболел человек в том месте, где стоит в деревне всего один дом, он все равно должен быть уверен, что врачи ему помогут. Конечно, глупо в таком месте строить больницу. Но любой человек должен знать, куда и к кому ему ехать, если нужно, на чем ехать, когда доберется к нему фельдшер или врач. Так я думаю про рентабельность. Вот было в Новосибирском Академгородке детское отделение в больнице. Закрыли. Когда мама погибшего ребенка в 2010 году шум подняла— открыли. Спрашивается, а зачем закрывали? * — При этом вы в своем докладе ничего не сказали о том, что все руководство страны и ведомств пользуется ЦРБ со спецснабжением, другими спецбольницами и спецсанаториями…* — 20% населения могут себе позволить частную медицину, лечение за границей, а 80% не могут. Ельцин, когда стал президентом России стал ездить на трамвае…затем все вернулось на круги своя. К тому, что было при ЦК КПСС. Форма жизни меняется, а суть человеческая остается… — Тем не менее Вы говорили в докладе о коррупции в здравоохранении, «распиле» выделяемых уже немалых ресурсов. Как вы полагаете, история с коррупционными закупками томографов выявила многочисленные завышения и откаты на региональном уровне. Что, Генпрокуратуре на федеральном уровне искать нечего? — Я думаю, Генпрокуратуре есть что искать и на федеральном уровне. — В ответном письме— жалобе на вас Владимиру Путину Минздравсоцразвития после Вашего доклада 13 апреля написало, что вы саботируете деятельность этого ведомства. Вы не исполняете их приказы? - Письмо без комментариев. — Леонид Михайлович, пройдет год, население примет судьбоносное решение. Выберет парламент и президента, возможно, сменят команду управленцев. Придут к Рошалю и скажут: «Вот вам министерское кресло, попробуйте порулить сами». Что Рошаль ответит? - Рошаль, конечно, поблагодарит и ответит, что готов помогать всем, чем сможет, но от кресла министра, несмотря на высокую зарплату, откажется. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации