Абрамович не любит короткие юбки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Абрамович не любит короткие юбки Роман с журналисткой Субботиной

Оригинал этого материала

© "ЭГ", 26.11.2014, Абрамович — романтичный любовник, Фото: Matchpoint, via "ЭГ", Bokovfactory, via "КП"

Михаил Панюков

748264f4fb451dee0129897744aa6f01.jpeg
Роман Абрамович

Журналистка Анна Субботина известна как бывшая ведущая светской хроники в газете «Коммерсантъ» и телеведущая. Ее карьеру прервал декретный отпуск: сейчас Анна воспитывает полуторагодовалого сына и счастлива в браке. «Экспресс газета» писала об этой яркой молодой женщине еще семь лет назад, когда нам стало известно о ее близких отношениях с самым богатым на тот момент российским олигархом Романом Абрамовичем . Сама Аня никогда впрямую не подтверждала эту связь, но, возможно, настал момент истины. Она [#ankor1 написала книгу] , где проливает свет не только на эти отношения, но и на другие факты из жизни очень известных людей.

286647ec61e96893cdb660e5cd26f0ad.jpeg
Анна Субботина

— Анна, как называется книжка?

— Очень незатейливо — «Анины рассказы». Это женский роман. Но, видимо, потому, что в детстве я очень увлекалась Стругацкими, он получился с элементами мистики, которой в моей жизни действительно было очень много.

— Есть ли в вашем романе отображение реальных событий?

— Разумеется. Я вообще очень переживала, что книга получилась более автобиографичной, чем я планировала, но в ней есть место и для фантазии, ведь с литературным произведением всегда так.

— Ходили стойкие слухи, что у вас были романтические отношения с Романом Абрамовичем. Но вы ни разу не подтвердили это публично. Теперь можете?

— Да, могу. Читатели увидят мое отношение к этой истории. А вообще эта книга родилась, поскольку за свою жизнь мне посчастливилось встречаться со многими незаурядными людьми.

— Почему в книге Абрамович у вас выведен под псевдонимом — Романович? Да и остальные персонажи тоже, включая вас?

— Это все-таки художественное произведение, хоть и основанное на реальных событиях. Часть фактов, которые я излагаю от лица своей героини, — информация от других журналистов. Было бы некрасиво приписывать их себе. К тому же я послушалась совета опытного юриста, которому показала рукопись. На какую только ерунду не подают в суд рассерженные знаменитости!

— И признаем: в художественном произведении есть место вымыслу. Про то, например, что роман с Абрамовичем был вам предсказан?

— Представьте себе, это чистая правда. Подруги довольно часто меня таскали к различным шарлатанам-предсказателям. Однажды один из этих персонажей предрек мне отношения с олигархом, которые закончатся, потому что я «сама все испорчу». Забавно, что даже карта из колоды была внешне похожа на Абрамовича. Вскоре я с ним действительно познакомилась на приеме у общих знакомых.

— Поговорим не про литературного персонажа Романовича, а реального — Абрамовича, который считается самым закрытым российским олигархом.

— Меня его закрытость, кстати, не удивляет. Он очень живой человек. Хотя в это, наверное, трудно поверить. Все его эмоции видны на лице, что не самое удобное качество для бизнесмена такого уровня. Не исключаю, что именно поэтому он ограничивает круг общения. Боится потерять контроль. Наверное, по той же причине я ни разу не видела, чтобы он прикасался к спиртному. А когда употребляла сама, он всегда давал понять, что ему это не нравится.

— Светские сплетники подчеркивают, что с вами Роман Аркадьевич встречался, когда еще был женат, но при этом уже имел отношения с

Дашей Жуковой . Чем же вы его так зацепили?

— Могу только предполагать. Вы знаете, он очень сентиментальный человек. И ему особенно симпатичны девушки, которых можно за что-нибудь пожалеть. Мне рассказывали историю, как одна совершенно незнакомая ему до этого девица поведала на борту самолета о своей личной трагедии. Абрамович приказал развернуть самолет и, едва приземлившись, купил ей квартиру.

Со мной была похожая история. За год до знакомства с Романом я пережила очень тяжелый развод. Мой муж, от которого я ушла, топ-менеджер нефтяной компании, сделал все, чтобы жизнь медом не казалась. На нервной почве я тяжело заболела и год провалялась в больнице. Эта история произвела на Абрамовича сильное впечатление. К тому же я была в него влюблена, что он наверняка чувствовал.

— А Дашу Жукову Абрамович тоже пожалел?

— Я думаю, да. Она ведь очень тяжело расставалась с Маратом Сафиным, со слезами и прочими прелестями. Не понимаю, почему Роман с Дашей до сих пор не женаты... Впрочем, ходят слухи, что у него закрутилась интрижка с балериной Дианой Вишневой, он постоянно посещает мероприятия с ее участием. Но, повторяю, это всего лишь слухи, которые мне доносят по старой памяти.

82c001e6e488569b2be640f5e314d8f2.jpeg
Диана Вишнева и Роман Абрамович

["КП", 25.11.2014, "Роман Абрамович бросил Дарью Жукову" (оригинал удален): Разлучницей Романа с Дарьей стала прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева, с которой Роман Аркадьевич сошелся где-то год назад — когда посетил закрытый ужин, посвященный первому Международному фестивалю современной хореографии Вишневой. На мероприятие он пришел без Дарьи. А в апреле этого года разнеслись слухи, что Абрамович взял на себя спонсорство одного из проектов Дианы Вишневой.

Очевидно, что наличие двух общих детей с Дарьей не удержит Романа Аркадьевича от перемены участи (ведь не удержали же его пятеро детей с Ириной Маландиной).

Любопытно, что избранница Абрамовича тоже не совсем свободна: год назад артистка балета вышла замуж за продюсера Константина Селиневича, с которым до этого долго встречалась. — Врезка К.Ру]

944ee4d326147f3710eda3a3faa46636.jpeg
Роман Абрамович и Дарья Жукова

— А что раздражает Абрамовича, кроме выпивших женщин?

— Как ни странно, короткие юбки и шорты на девушках. Для меня это было не очень хорошо. Журналист Александр Хинштейн написал в своей книге «Олигархи с большой дороги», что у меня ноги длиннее, чем у Жуковой. Так что сами понимаете... Как известно, Абрамович принципиально не общается с журналистами. Кстати, он мне рассказывал, что в те времена после каждой тусовки с его участием звонила

Божена Рынска и требовала денег. Но он ни разу не заплатил.

— Сколько денег носит с собой Абрамович?

— Нисколько. Он вообще за себя не платит, это делают помощники. В книгу вошел эпизод, когда он даже мороженое не сразу смог мне купить.

— Я, разумеется, не собираюсь спрашивать о всяких интимных параметрах Романа Аркадьевича...

— А хоть бы и спросили! Меня всегда забавляют дамочки, которые рассуждают о подобных вещах. В Интернете одно время болтался пошлый коллаж с моей фотографией. Я сижу где-то в очень неудачном ракурсе, а рядом мужик спрашивает: «Так Абрамович обрезан или нет?» Ну, извините, граждане, не обратила я внимания! Знаете, в какой-то момент ко мне обратились репортеры из скандально известного английского таблоида «News of the World». Они мне предложили 50 тысяч фунтов за интервью про Абрамовича. И об этом стало известно его пресс-службе. Ко мне пришли люди и стали отговаривать. Так, по-дружески. Я сказала: «Хорошо, только уберите, пожалуйста, как-нибудь эту пошлую фотку из Интернета». Они, конечно, согласились — наши интересы в этом вопросе совпадали. С тех пор я ее не видела.

— И все же, если можно, поведайте: Абрамович — страстный любовник?

— А «страстный» — это как?

— Напор, темперамент, мебель трещит, посуда бьется, одежда рвется, объятия на полу...

— Нет, это, пожалуй, не про него. Я бы даже назвала его романтичным. Во время близости он действует очень мягко, обходительно, без грубости и напора. Вообще главный талант Абрамовича, с моей женской точки зрения, — это то, что он блестяще умеет создать зону комфорта вокруг человека, в котором заинтересован в данный момент. И касается это не только постели.

— Так почему же вы с ним расстались?

— Наверное, потому, что мы очень разные. Инициатива исходила от него. Как человек очень осторожный, он, вероятно, понимал, во что может вылиться роман с журналисткой. Ведь когда у нас завязались отношения, Абрамович не знал о моей профессии. Думал, что модель: я действительно в ранней юности снималась для гламурных журналов. Может, Даша Жукова успешно пошла в атаку. В общем, сейчас трудно судить об этом... Я однажды с ним виделась уже после нашего расставания. Это было на мероприятии у Керимова в снесенном ныне концертном зале «Россия». Абрамович сильно хромал — повредил колено во время игры с приятелями в футбол. К нему выстроилась огромная очередь, но он как-то сразу выхватил меня из толпы: «Ты хотела поговорить?» Я обратилась к нему с очень наивным предложением, чтобы он стал моим ньюсмейкером, «сливая» какую-то эксклюзивную информацию. Он дал понять, что принял к сведению. Больше я его не видела.

— Как думаете, ему понравится книжка?

— Честно говоря, не думаю. Но она его точно не оскорбит.

Оригинал этого материала

© "ЭГ", 27.11.2014

Как развести на секс Романа Абрамовича Любовница олигарха о том, как он изменял Даше Жуковой

[...] Предлагаем вашему вниманию отрывки из книги «Анины рассказы», которые «Экспресс газета» публикует впервые.

— Зря развелась, ты потом наверняка пожалеешь. Поедем, развеешься с нами на Сардинии на майские, — напротив меня за столиком кафе «Бисквит» сидит единственный знакомый мне почти с детства миллиардер, олигарх по-нашему. Владелец «Российского стандарта» Марат Италко не был женат никогда и, по утверждению близких друзей, никогда этого не сделает. Ведь теперь он счастливый отец троих детей от разных «подружек».

На Сардинию мы, как приличные, вылетали из терминала D Шереметьево-3. Вылет задерживался из-за новой пассии Марата, очередной «Мисс Россия», которая перепутала аэропорты и теперь стремилась к нам через весь город. «Как ты думаешь, может, это повод? Ну, поставить точку...» — вполголоса допрашивал Марат друга детства и младшего партнера Игоря. Тот пожимал плечами. В этот раз Марат свою красавицу не бросил. Это произошло годом позже, хотя к моей истории это не имеет никакого отношения.

На Сардинии нас встретили черные «мерседесы» и первым делом отвезли на коктейль в дом Марата , который он купил у премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. К ночи мы попали в свои номера в одном из самых фешенебельных отелей курорта, CaladiVolpe. Таким образом, в гостях у Марата оказались главред «Invogue» Елена Валецкая , топ-модель Дарья Портянова с мужем Джеррардом Вордманом, а также дюжина светских львиц.

Пара «золушки» из Нижнего Новгорода Дарьи Портяновой и настоящего английского лорда Джеррарда Вордмана всегда вызывала мое любопытство. Я никак не могла понять, что же у них общего. Один маститый итальянский фотограф рассказывал, что Джеррард является еще и директором Дарьи-модели и вроде даже подворовывает кровно заработанные ей миллионы. Трудно сказать, правда ли это. Но когда мы вместе отдыхали на пляже, мы с Еленой Валецкой и другими девушками скинулись, чтобы купить Дарье шелковое пляжное платье, синее, под ее глаза. Их дюжинами, всего по 20 евро, носили черные продавцы. Купили его мы, потому что Джеррард Вордман прямо в нашем присутствии отказал жене в этой покупке. Что выглядело, по меньшей мере, странно: в день каждый из нас съедал и выпивал, наверное, евро на пятьсот минимум. Правда, за все платил Марат...

Зато во время приема пищи Джеррард и Дарья смотрелись как одна семья, поскольку оба просто обожали русскую водку. Джеррард пьянел быстро. Дарья нисколько не отставала от мужа по количеству выпитого, но переносила действие алкоголя куда более стойко. Я смотрела на то, как хрупкая топ-модель с круглым детским личиком опрокидывает стопку за стопкой, как на диковинный цирковой аттракцион. Это зрелище немного напоминало мне фокус, который я часто просила в детстве продемонстрировать своего отца: он мог запросто съесть луковицу, как простое яблоко.

Я очнулась у себя дома, на диване. За окном садилось солнце, и нежный розоватый свет освещал комнату. Резкий телефонный звонок прервал идиллию.

— Это Марьяна Михайловна? Какие у вас планы на майские праздники? Аарон Романович хотел бы пригласить вас присоединиться к нему в Португалии. Вылет из терминала Шереметьево-2 через неделю, 30 апреля в 9.30 утра, билет возьмете в аэропорту, по прилете вас встретят, номер вам заказан. Марьяна Михайловна! Вас плохо слышно! Вы согласны?

Вот так бабка! Аарон Романович стоил пятнадцать миллиардов грина и числился первым в списке русского журнала «Forbes». Вечер переставал быть томным:

— Согласна, согласна. — Что бы с собой такое взять и, главное, что ж я не спросила, насколько едем? Короткие гудки меня отрезвили. Я повесила трубку. И тут же набрала Танькин номер:

— Тань, ну как тебе наша бабка?

— Какая бабка?

— Ну, мы ездили-то только что, к черту на кулички, по Ленинградке?

— Ань, мы уже недели две, как не виделись. Мы же поссорились! Ты что, не помнишь? В любом случае я рада, что ты первая позвонила.

Я оглядываюсь. За моей спиной стоит Аарон в голубой футболке и синих спортивных шортах а-ля семейные трусы. На его руке я замечаю часы Swatch. И ему во всем в этом, правда, хорошо.

— Как спалось? — Он улыбается, его глаза снова светятся участием и добротой. — Я не помешаю?

— Спалось хорошо. Конечно, не помешаешь. — Думаю, что со стороны я выглядела, как самый счастливый человек в этой части Вселенной.

— Мы тут в магазин утром сходили, вот купил себе майку, шорты и газету, — Аарон явно не против передо мной отчитаться.

— Майка хорошо под глаза подходит, — улыбаясь, я берусь за газету. — А что там?

— Ну, я всегда покупаю, когда что-то про мою футбольную команду пишут.

— А что здесь написано?

— Написано, что мы агрессивно вошли на рынок, дорого перекупаем футболистов, не считаемся с футбольным сообществом.

И вот тут меня прорывает. Сказать, что потом я бессчетное количество раз об этом пожалела, не сказать ничего. С другой стороны, я всю жизнь говорю правду тем, кому я нравлюсь, а уж тем более тем, кого люблю.

— Ты знаешь, что я довольно известный журналист? Я пишу в газету «Ъ» светскую хронику.

Мне показалось? Но неожиданно вокруг все потемнело. Солнечный жаркий день вдруг прикрыло огромной холодной тучей. Приветливые голубые глаза напротив тоже потемнели и стали холодными, как лед. Аарон откинулся на спинку стула:

— Жень, иди сюда, быстро!

Полноватый блондин Евгений Катков вырос у нашего столика за секунду.

— Слушаюсь. — Он картинно приставляет к голове руку на манер солдата, отдающего честь.

— Быстро распечатай статьи Марьяны Пименовой и сюда с ними бегом, — голос Аарона стал тихим и давящим. Я еще не понимала, что наделала:

— Бросите в океан?

— Нет, не бросим, разберемся вначале.

— Или устроите групповое изнасилование...

— Размечталась, — Аарон ухмыляется, а уже через секунду в его руках оказываются распечатки моих статей.

— Это моя последняя в «Ъ»: «Самых красивых пересчитали». А это про тебя в «Известиях», где футболисту Шевченко в Милане звезду вручали.

— Это там, где ты написала, что я пялился на моделей с мехового показа? Моя жена еще мне это все вслух зачитывала... Семейный завтрак сразу не задался.

— А меня ты не помнишь, я там была в длинном леопардовом платье, с красными губами?

— Столько людей вокруг все время, я иногда не вижу, — Аарон виновато смотрит мне в глаза, его взгляд чуть смягчается.

— Знаешь, мне кажется, у тебя все же сильнее другие, не журналистские таланты. И мне нравится их развивать...

Как только я открываю дверь в свой номер, раздается телефонный звонок. Я беру трубку:

— Это ты сейчас прошла по коридору, так что я проснулся?

— Да, я.

— Что у тебя на ногах, что ты так шагаешь, словно весишь сто килограммов?

— Я вешу пятьдесят, — терпеливо возражаю я, — я на каблуках просто... Это все, что ты хотел сказать?

— Я сейчас приду, раз ты не даешь мне спать, — резюмирует Аарон, после чего раздаются короткие гудки. Я, пожав плечами, быстро скидываю мокрый холодящий купальник и иду набирать ванну, благо сама чаша ванны небольшая, а значит, совсем скоро я расслаблюсь в теплой воде. В этот момент действительно раздается стук в дверь. Я открываю, прикрывшись полотенцем. Аарон заходит и направляется прямо к моей постели.

— Я соленая после бассейна, пойду приму ванну, ладно?

— Делай, что хочешь, я полежу, посмотрю телевизор. — Аарон щелкает каналы на пульте, пока не находит Discovery. Я ухожу в ванную. Она уже набралась, я пытаюсь максимально растянуться под водой. Минут через десять я, смазавшись средством после загара, в халате и с полотенцем на мокрых волосах подхожу к кровати и устраиваюсь рядом с Аароном.

— Ты мне чуть руку не отдавила, — капризно сообщает он. Я приподнимаюсь, чтобы он мог высвободить свою задавленную конечность. — Просто девушка-слон какая-то! — продолжает он.

— Сам ты слон! — не выдерживаю я. — Разлегся тут один посередине двуспальной кровати, мне вообще некуда лечь. — Аарон, проявив неожиданное послушание, двигается влево, и я ложусь.

— Смотри, сейчас тигры, ну, спаривались, смешно... — примирительно продолжает он, указывая на экран телевизора, там действительно резвятся красивые животные на фоне не менее красивых полей, похоже, где-то в Южной Африке. Для меня его слова становятся приглашением к действию. Повернувшись, я тихонько трусь носом о его шею, он быстро включается в игру. Вскоре я чувствую, как у меня начинают гореть щеки, а за ними загораюсь я вся. Полотенце соскальзывает с волос, а халат оказывается полностью раскрытым.

— На что для тебя похоже занятие любовью? Для меня это как арбуз, сочный, сладкий, прохладный жарким летним днем... — Аарон шепчет эти слова, любуясь кудряшками, в которые уже успели превратиться мои подсохшие волосы.

— Мороженое, — я почти уже не способна говорить.

— Пироженое? — он переспрашивает, улыбаясь, чуть приподнимая меня за подбородок двумя пальцами левой руки. Правая, поглаживая, чуть придерживает меня за талию.

— Нет, мороженое, а не пироженое. Я хочу тебя. — Я просительно заглядываю в его глаза.

— Может, лучше мороженое закажем? — он улыбается и показывает на телефон, который стоит на прикроватной тумбочке.

— Нет, — я отрицательно качаю головой. — Не лучше.

— Хорошо, тогда ты сверху, я какой-то уставший, — замечая мою разочарованную гримаску, он продолжает: — Давай, я помогу, если устанешь. Только договоримся, ты не закрываешь глаза и всегда смотришь в мои. Хорошо? — Я киваю. На этот раз все проходит довольно быстро, минут пятнадцать, может. В конце я теряю его взгляд: он словно на долю секунды проваливается в другое измерение, но тут же снова возвращается.

Я откидываюсь на кровать, думая о том, что никогда раньше не занималась любовью «глаза в глаза» и что, наверное, именно этим вот с этого самого момента и будет для меня отличаться секс от любви. Отправляясь в душ, я захватываю двумя пальцами с тумбочки использованный презерватив и тут же чувствую на себе пристальный взгляд. Аарон смотрит на меня «слезным» взглядом, и я понимаю его без слов. Он просит не использовать содержимое презерватива для зачатия ребенка. У меня в голове проносится нашумевшая история темнокожей официантки Анжелы и немецкого теннисиста Бориса Беккера: «Да я просто выкинуть, честно. Я ничего с ним не буду делать». Он согласно кивает. Я улыбаюсь про себя. Разве я могу вообще так поступить, а особенно с Ним. Как только я вернулась из душа, снова раздался телефонный звонок:

— Аарон у тебя? — спросила трубка мужским голосом и тут же продолжила, словно зная ответ на этот риторический вопрос. — Это Катков, скажи ему, что ансамбль португальской народной песни подъедет к девяти. Концерт будет в нашем ресторане.

— Вот теперь я вижу, что ты настоящий журналист. — Аарон с любопытством рассматривает мою кепочку. На нем защитного цвета широкие капри в стиле милитари с огромным количеством карманов, футболка и сандалии.

— Мне всегда говорили, что я не похожа на журналиста, — возражаю я.

— В кепочке похожа. — Спорить бесполезно к нам уже движется Катков, чтобы привычно поддержать начальника. Однако на этот раз выясняется, что он идет еще и с просьбой:

— Тут девочка одна, которая из Калмыкии. Тоже хочет с нами пойти и очень расстраивалась, что ее обедать не взяли.

Совсем забыла сказать, что на самом деле наша компания гораздо больше, чем пятнадцать человек, просто далеко не всем выпадает честь... Ну вы поняли. Близость к телу — все же близость к телу. А потому ситуация вполне обычная. Аарон реагирует, как настоящий добрый «папа»:

— Скажи ей, что ждем, но пускай собирается быстро. Мы уже все собрались. А то будет догонять...

... Ближе к гостинице он вдруг разоткровенничался:

— Я как-то уволил похожую девушку-китайца из команды своего самолета. Ни за что, просто потому, что внешность непривычная. Для меня даже негритянки понятнее. Вот с тех пор мне как-то перед ними неудобно...

— А ничего, что я за тебя тут две заметки написал и твоей фамилией подписал, чтобы никто не догадался, что ты уезжала?

— Если это проблема, то просто выпиши мне штраф, — почуяв неладное, я решила на подозрительные компромиссы не идти.

— Как скажешь. Кстати, со мной тут разговор был. О тебе. И это хорошо, что со мной. Поговорили бы так с Васей ( Андрей Витальевич Васильев — главред газеты «Ъ») — духу твоего в газете уже бы не было.

— И что же такое тебе рассказали? — Я села напротив Ильи, демонстративно медленно кладя ногу на ногу.

— Ну, сказали, что ты много пьешь, не держишь равновесия и падаешь с лестниц, таким образом дискредитируешь профессию журналиста. И кое-кто не хочет тебя больше видеть на своих светских мероприятиях.

— Вот как, — медленно произнесла я, глядя Илье прямо в глаза. — И кто же это так заботится о моем моральном облике?

— Со мной говорили от имени Романовича, — вдруг как-то весь сник Илья, начав прятать от меня глаза.

— Катков, я надеюсь? — переспросила я, заранее зная ответ на свой вопрос.

— Да, но это между нами. — Илье явно стало не по себе, и он вдруг суетливо начал перебирать бумаги на собственном столе. — Это все, ты можешь идти.

Я проворно встала, но у двери начальник меня еще раз окликнул:

— Романович сейчас встречается с Машей Внуковой , хочет даже развестись и уже купил ей журнал. У них московская презентация на следующей неделе. Мне придется идти вместо тебя.

— Удачи, — равнодушно кинула я, закрывая дверь. Все в «Ъ» знали, что Илья не дурак выпить, после, конечно, главного редактора Васи, с которым они частенько соображали на двоих. И я от всей души желала Илье не сорваться на столь ответственном мероприятии, как презентация журнала любовницы Романовича. Впрочем, в глубине души я понимала, что дело вовсе не в выпивке. Так же как и то, что работать спокойно мне, видимо, уже не дадут.

— Да не расстраивайся ты, — увещевала меня Танька после моих жалоб, озвученных ей по телефону по дороге домой, — квартиру подарил, тебя, слава богу, не убил. Вот и хорошо. А что до разговора с Несгибаемым, то это все от начала до конца идея Каткова. Раз он теперь с другой встречается, то не хочет тебя видеть. Вот он и поручил Каткову что-нибудь про тебя наговорить.

— Но он же пришел в газету и пытается мне карьеру испортить. Зачем? — Я чувствовала, как меня потихоньку начинали душить слезы. — За что он так со мной?

— Да плюнь ты. Не испортил же пока! — Танька отличалась на редкость оптимистичным взглядом на жизнь. — Пойдем сегодня лучше в «Марио», туда свежих мангустинов, говорят, завезли. [...]

 


Ссылки

Источник публикации