Абрамович прощается, но не уходит

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Абрамович прощается, но не уходит. Что общего у Иванова с Богдановым

Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::08.05.2006

8 ½ самураев. О чем молчат российские миллиардеры

Милана Давыдова, Николай Макеев

Кристально честный бизнесмен, характер стойкий, нордический, к врагам демократии в России беспощаден, не привлекался, в связях порочащих не замечен. Любой из крупных магнатов будет с пеной у рта доказывать, что соответствует большинству, если не всем этим характеристикам. Как часто они лукавят, попытался выяснить «Ко», развенчав мифы о восьми наиболее влиятельных и одиозных российских предпринимателях.

У российских бизнесменов давно существует своя правда, которая зависит от объективных или необъективных причин. Когда в 2003 году крупнейшая на тот момент нефтяная компания ЮКОС объявила о поглощении «Сибнефти», один из чиновников так охарактеризовал эту сделку: «Да они за один стол обедать не сядут, ничего у них не получится». Ему никто не поверил. Страна успешно пережила августовский дефолт 1998 года, нефть дорожала день ото дня, Стабилизационный фонд исправно пополнялся миллиардами долларов экспортной выручки. «Мы станем четвертыми в мировом рейтинге нефтяных компаний», – мечтал тогда еще глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. «Создание новой компании приведет к масштабным проектам и укрепит позиции нефтяной отрасли России на международных рынках», – вторил ему ближайший соратник Романа Абрамовича президент «Сибнефти» Евгений Швидлер.

Несмотря на уверенность обоих нефтяников, фраза чиновника оказалась пророческой. Прошло всего полгода. Ходорковский попал за решетку, созданная им империя рушилась на глазах, и Абрамович начал поиск нового покупателя на свой бизнес. Хотя обещания оказались не выполнены по объективным причинам, этот пример скорее подтверждает правило. Доверять мифам, которые пытаются создать вокруг себя бизнесмены, не стоит. На поверку они зачастую оказываются иллюзиями.

Абрамович прощается, но не уходит

Converted 21414.jpg

Миф: Роман Абрамович распродал все россий­ские активы инамерен свернуть бизнес внашей стране
Реальность:
Абрамович приценивается кряду медийных и металлургических компаний России

Самый популярный на Западе и, пожалуй, самый одиозный в России бизнесмен Роман Абрамович всегда вызывал массу кривотолков и поводов для критики. Успев побыть крупным акционером целого ряда отечественных компаний из самых разных секторов экономики – нефтяного, алюминиевого, золотодобывающего, пищевого и транспортного, он продал все свои активы. На счету бизнесмена продажа 37,5% «Руспромавто», 26% «Аэрофлота», 50% «Русского алюминия», 92% «Сибнефти» (учитывая 20%, которые были проданы ЮКОСу во время неудавшегося объединения компаний). Все эти сделки принесли Абрамовичу и его партнерам около $20 млрд. Не успев даже отметить своего 40-летия (юбилей должен состояться в октябре нынешнего года), бизнесмен был готов уйти на покой, но «вертикаль власти», адептом которой он является, не отпустила лояльного олигарха. Полпред президента в Дальневосточном ФО Константин Пуликовский предложил чукотскому губернатору провести в Анадыре еще пять лет, и тот согласился.

Административная работа, которой так тяготился Абрамович (в 2003 году, отвечая на вопрос ВВС «Тяжело вам заниматься Чукоткой?», он заявил: «Не хочу, но занимаюсь»), вынуждает его тратить заработанные миллиарды в самой России. Слухи о покупке «начальником Чукотки» российских активов появляются с завидной регулярностью. Так, в прошлом году спортивный медиа-рынок был потрясен новостью о возможной покупке Абрамовичем издательского дома «Спорт-Экспресс». Нынешней весной дело дошло и до деловых изданий – отказ Бориса Березовского от ИК «Коммерсант» заинтересовал чукотского лидера, и он, по неофициальной информации, включился в переговоры об этой сделке. Но развлечений у олигарха и без собственной газеты или журнала вполне хватает – траты на любимую Chelsea в несколько раз превышают годовые бюджеты некоторых российских регионов. Абрамович готов снова вернуться в металлургию – он сделал предложение совладельцам «Евразхолдинга» о выкупе их бизнеса. За пять лет, которые чукотскому губернатору еще придется просидеть в своем кресле, он может подобрать и другие объекты для инвестирования – например, выделяемые из РАО «ЕЭС» генерирующие компании. Впрочем, изречение «прощается, но не уходит» нельзя применить к Абрамовичу. Он уйдет из бизнеса, когда его об этом попросят.

Несвободный FREEdman

Converted 21415.jpg

Миф: Михаил Фридман застраховался от прес­синга государства, продав половину своего нефтяного бизнеса британской ВР
Реальность:
Фридман проходит по делу онеза­конной покупке дачи «Сосновка-3»

Кто главные враги бизнесмена – конкуренты, меняющаяся конъюнктура рынка, рэкетиры, мошенники или корпоративные захватчики? На самом деле, хотя об этом редко говорят публично, самые серьезные препятствия, возникающие у предпринимателей, связаны с чиновниками. Будь ты миллиардером или владельцем коммерческой палатки. Это всегда понимал глава наблюдательного совета «Альфы-групп» и крупный совладелец корпорации Михаил Фридман. Выпускник столичного Института стали и сплавов, с отличием окончивший факультет цветных и редкоземельных металлов, он смог стать крупным игроком отечественного нефтяного, финансового, потребительского и телекоммуникационного рынка.

Мало того, он сумел осуществить голубую мечту любого российского магната – первым, пусть и частично, продать свой актив крупному западному инвестору. В 2003 году акционеры «Тюменской нефтяной компании» продали половину своего бизнеса британской ВР. Сумма сделки составила $6 – 7 млрд. Эксперты рассыпались в положительных откликах о новой фирме, однако не могли понять, почему Фридман и его партнеры отказались от половины перспективного бизнеса, если через год-два при росте цен на нефть он мог бы принести более существенную выручку. Ответ банален. Сделка позволила Фридману снизить политические риски как для компании, так и для себя лично. Казалось, он не прогадал. Спустя лишь год после объединения ТНК с ВР российскую компанию обвинили в традиционном для отечественного рынка прегрешении – сокрытии налогов. Страховка в виде иностранного акционера помогла. Претензии снизили в несколько раз, и ТНК-ВР выплатила лишь около $250 млн из $1 млрд налоговой недоимки. Избежать неприятностей с налоговиками Фридман смог и в телекоммуникационном бизнесе. Так, «Вымпелком» в ноябре 2004 года получил предварительные претензии Федеральной налоговой службы на 4,4 млрд руб. Спустя месяц сумма была снижена на порядок – до 490 млн руб.

Однако полностью обезопасить себя от наезда властей бизнесмен не смог. Сегодня Фридман является одним из ответчиков по делу о незаконном приобретении дачного комплекса «Сосновка-3», расположенного по соседству с дачей бывшего премьера Михаила Касьянова. Арбитражный суд уже постановил вернуть эту дачу государству. Неожиданно ополчился на Фридмана и британский парламент. «Экологической катастрофой» назвал Самотлор (основное месторождение ТНК) представитель фракции «новых зеленых» Гай Тейлор. Его реакция на посещение Тюменской области была близка к шоковой: «Мы в Великобритании себе и представить такого не могли». Вскоре Фридману придется лететь в Англию на слушания по этому вопросу.

Хотя ни дача в Сосновке стоимостью в несколько миллионов долларов, ни чистоплюи-британцы не смертельны для Фридмана, «тревожный звоночек» может стать ему поводом для размышления: не лучше ли было сменить гражданство, как это сделали в свое время его коллеги по цеху Евгений Швидлер и экс-глава ТНК и ЮКОСа Семен Кукес?

Что общего у Иванова с Богдановым

Converted 21416.jpg

Миф: Владимир Богданов через «дочки» владеет контрольным пакетом «Сургутнефтегаза»
Реальность:
Богданов может потерять контроль над компанией после своей отставки

В рейтинге Forbes глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов занимает нескромное 17-е место с капиталом в $4,1 млрд. При этом встретить его на светских тусовках, посиделках олигархов, экономических форумах – большая удача. Говорят, что в Москву он выезжает из Сургута крайне редко и только для того, чтобы проинформировать президента о новых достижениях сургутской компании. В отличие от Фридмана Богданов имеет репутацию защитника живой природы и быта коренных народов Севера. В общем, живет по принципу: чем меньше о тебе знают, тем меньше проблем. Ведь в этом он не раз убеждался на собственном опыте. Например, пять лет назад «Сургут» прокачивал нефть по внутреннему тарифу для переработки на свой же Киришский НПЗ. Однако, как выяснилось позднее, «черное золото» шло, минуя переработку, прямиком на экспорт. С трудом, но скандал, зашедший уже в судебную стадию, компании удалось замять. С тех пор Богданов старается не нарушать закона, больше других нефтяников платит налогов. У него полностью отсутствуют геополитические амбиции. Всю прибыль от продажи нефти бизнесмен складывает на счета компании. По оценке аналитиков, он накопил уже порядка $13 млрд.

Хотя Богданов числится в миллиардерах, официально ему принадлежит меньше одного процента акций компании. Контрольный пакет концерна распылен между дочерними структурами «Сургута». Кто их реальный владелец, история умалчивает. Известно лишь, что до последнего времени большую часть экспорта компании контролировал независимый трейдер «Кинэкс», основным владельцем которого является Геннадий Тимченко. Именно его в 2004 году экс-кандидат в президенты Иван Рыбкин назвал «менеджером личного состояния Владимира Путина». Не исключено, что он является и крупным акционером «Сургута». Ведь как объяснить, что нефть доставалась «Кинэксу» по удивительно низким ценам – $5 за баррель. В результате за четыре года трейдер заработал более $1млрд. Говорят, что через структуры Тимченко идет экспорт и других ведущих российских компаний.

Вообще, интерес чиновников высокого ранга к «Сургутнефтегазу» сильно заметен. Так, в конце марта к Богданову на неформальную личную встречу съездил министр обороны Сергей Иванов. Министр пообещал обеспечить предприятию защиту от возможного поглощения со стороны других игроков и создать условия для стабильной самостоятельной работы.

Вегетарианец Федун

Converted 21417.jpg

Миф: Леонид Федун утверждает, что ему не принадлежит контрольный пакет футбольного клуба «Спартак»
Реальность:
менеджеры иигроки «Спартака» прямо называют Федуна основным владельцем клуба

Еще одним ярым футбольным болельщиком из крупных российских бизнесменов является вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун. Правда, скандировать «кричалки» за один клуб вместе с Абрамовичем ему не суждено, пожалуй, никогда. Даже национальные корни киевлянина Федуна не помешали ему поставить во главу стола – а точнее, футбольного поля – московский «Спартак». ЛУКОЙЛ уже давно является спонсором «народной команды». В 2004 году, когда многократный чемпион СССР и России переживал не лучшие времена, руководство и тренерский штаб клуба подвергались жесткой критике, а сам «Спартак» проигрывал матч за матчем, Федун решил поддержать своего любимца. Вице-президент нефтяной компании вошел в директорский корпус «народной команды». Он даже пообещал вывести «Спартак» на биржу, проведя IPO футбольного клуба. «Мы выпустим акции «Спартака» в открытую продажу на ММВБ, а сам клуб будет иметь реальную стоимость как Roma или Manchester United», – говорил тогда Федун.

В отличие от Абрамовича, который не скрывает, что владеет Chelsea, Федун не любит говорить о том, кто два года назад купил «Спартак» у бывшего собственника клуба Андрея Червиченко. Единственное, в чем признался бизнесмен, это в личной покупке 20% акций команды. В противовес ему игроки и менеджеры «Спартака», который уже не один десяток лет в народе называют «мясом», в один голос утверждают о 90% акций клуба, закрепленных за нефтяником. Недавний демарш капитана «Спартака» Дмитрия Аленичева – еще одно подтверждение этому факту. Лидер команды, единственный российский футболист – победитель Лиги чемпионов и обладатель Кубка УЕФА, в апреле через спортивную прессу обрушился с критикой на тренера команды Александра Старкова. Публичность, по словам самого же Аленичева, была необходима для того, чтобы Федун, как основной акционер «Спартака», узнал о непрофессионализме и небрежности руководителей команды.

Впрочем, жаждущим узнать, кому принадлежит «народная команда» страны, терпеть осталось недолго. Федун обещал провести IPO «Спартака» не позднее 2007 года. При размещении акций команды на бирже вице-президент ЛУКОЙЛа будет вынужден раскрыть карты.

Заяц в лисьей шкуре

Converted 21418.jpg

Миф: Владимир Лисин не раз заявлял об экспансии НЛМК на зарубежный рынок
Реальность:
до сих пор НЛМК не приобрел ни одного иностранного актива

Лавры владельца крупнейшего в мире сталелитейного конгломерата Mittal Steel Лакшми Миттала не дают покоя главе совета директоров и основному акционеру Новолипецкого меткомбината Владимиру Лисину. В 2003 году Mittal Steel выкупила за $519 млн комбинат Polskie Huty Stali, занимавший 70% польского рынка сталепроката. Два года назад индийская компания приобрела американскую International Steel Group и превратилась в ведущего поставщика стали для американского автопрома. Через год Mittal Steel стала владельцем «Криворожстали». Теперь главная цель британского бизнесмена индийского происхождения – слияние Mittal Steel со своим ближайшим конкурентом – транснациональным холдингом Arcelor (объединяет ведущие металлургические производства Франции, Люксембурга, Бельгии и Испании). По неофициальной информации, Миттал уже пообещала представить французскому правительству план объединения компаний.

По тому же пути собирался пойти и Лисин. Об амбициозных планах покорения зарубежных рынков его компания заявляла неоднократно. Хотя до реального приобретения иностранного актива дело пока не дошло. А попыток было несколько. Сначала ресурсную базу НЛМК должна была пополнить «Криворожсталь». В последний момент Лисин отказался от участия в конкурсе. «Криворожсталь» досталась Mittal Steel, отдавшей за нее $4,8 млрд. Говорят, что Лисин попросту не потянул по деньгам. Он готов был выложить за актив лишь $3 млрд.

За полгода до этого НЛМК боролся за контроль над крупнейшей сталелитейной компанией Турции – холдингом Erdemir. Турецкий рынок оказался также не по зубам российскому бизнесмену. Пакет акций Erdemir достался местной компании – пенсионному фонду OYAK, предложившему за меткомбинат $2,77 млрд. Лисин посчитал, что это слишком дорого.

Зарубежная экспансия других российских металлургов была не в пример успешнее. В 2004 году «Северсталь» стала владельцем американской Rouge Industries, а годом спустя – итальянской Lucchini. «Евразхолдинг» приобрел чешскую Vitкovice Steel и итальянскую Palini e Bertoli. Алишер Усманов, контролирующий «Газметалл», в 2003-м выкупил 13,4% акций англо-голландского сталелитейного концерна Corus. Продав эти акции через два года, бизнесмен заработал $300 млн чистой прибыли.

Впрочем, владелец НЛМК не теряет надежды потеснить своих конкурентов, и в частности Mittal Steel, с мирового металлургического рынка. Как и Миттал, Лисин нацелился на Arcelor. В апреле этого года, по словам чиновников из Евросоюза, российский бизнесмен встретился с министром экономики Люксембурга Жанно Креке и рассказал ему о планах приобретения 15 – 20% акций европейского концерна. Ответ на предложение НЛМК Евросоюз обещает дать в мае. Продажа Arcelor не по душе европейским чиновникам. Премьер-министр Люксембурга (эта страна – самый крупный акционер концерна – 5,62%) Жан-Клод Юнкер пообещал, что его правительство никогда не расстанется с акциями Arcelor. В случае отказа Лисин может начать скупку бумаг европейской компании на рынке (в свободном обращении находится 81,5% акций). Но тогда ему опять придется тягаться с Mittal Steel. Миттал уже заявила, что готова потратить на покупку Arcelor до $23 млрд. Таких денег у Лисина нет. Вместе с этим борьба или же видимость борьбы может оказать Лисину хорошую услугу. Дабы избавиться от назойливого российского бизнесмена, Миттал, может, и сама предложит ему выкупить НЛМК.

Друзья поневоле

Converted 21419.jpg

Миф: Анатолий Чубайс – заклятый враг Юрия Лужкова
Реальность:
глава РАО «ЕЭС» и столичный мэр пошли на мировую

Нет повести печальнее на свете, чем повесть… о взаимоотношениях Анатолия Чубайса и Юрия Лужкова. О неприязни друг к другу главного энергетика страны и столичного градоначальника слагаются легенды. Конфликт между ними начался в 1994 году, когда Чубайс только готовился к приватизации – для одних самой болезненной, для других – самой прибыльной государственной реформы конца прошлого столетия. Чубайс, занимавший тогда должность первого вице-премьера, собирался выставить на залоговые аукционы все принадлежащие России активы. Лужков предлагал отдать часть имущества муниципальным властям, а все остальное продать. Но не сразу, а постепенно, причем в индивидуальном порядке.

Год спустя Чубайс и Лужков нашли новый предмет для противостояния. Будущий глава РАО «ЕЭС» обвинил столичные власти в преференциях импортерам продуктов. Чубайс утверждал, что мэрия намеренно закупает продовольствие за рубежом, не пуская в Москву собственных производителей – аграриев из европейской части России. Столица назвала Чубайса «дезинформатором» и заявила, что он не разбирается в экономике. Нельзя утверждать, что за двенадцатилетнюю историю скандальных отношений двух российских чиновников они не делали шагов в сторону примирения. Однако все эти попытки обычно заканчивались новыми ссорами и публичными обвинениями. Так, знаменитый пакт «Чубайса – Лужкова» – соглашения о реформировании «Мосэнерго», ставшего сенсацией для отечественного рынка, предполагал создание на базе крупнейшей в стране генерирующей компании целого ряда самостоятельных предприятий: сбытового, энергетического, транспортного. Завершить все процедуры реформы «Мосэнерго» мэрия и РАО «ЕЭС» планировали до конца этого года. Заключению «мировой» между Лужковым и Чубайсом помешала авария на подстанции «Чагино» в мае прошлого года, когда несколько районов столицы и Подмосковья на сутки погрузились во тьму. Энергетический коллапс предоставил Лужкову хорошую возможность для обвинения Чубайса во всех смертных грехах. «Я несколько лет говорил о неквалифицированном управлении в «Мосэнерго». Теперь мы хватаем производные от этого бездействия», – заявил столичный градоначальник. В итоге Чубайс лишился одного из своих старых соратников – глава «Мосэнерго» Аркадий Евстафьев был отправлен в отставку, а позднее его обвинили в сокрытии налогов столичной энергокомпании.

Ударившие в начале года морозы накалили отношения двух оппонентов до предела. Сидящий «на рубильнике» Чубайс пригрозил отключить электро- и теплоэнергию второстепенным московским предприятиям, если столбик градусника упадет ниже –25 ◦С и продержится на этой отметке трое суток. Лужков заявление главы энергохолдинга назвал «дикостью» и «демобилизующим, опасным и абсолютно неприемлемым для тех, кто отвечает за энергоснабжение».

Тем не менее в начале весны «заклятые друзья» решили снова «раскурить трубку мира». Появившиеся вместе на закладке первого камня нового энергоблока столичной ТЭЦ-21 Лужков и Чубайс, хотя и несколько натянуто улыбаясь, но все же подали друг другу руки. «Вспомните кота Леопольда, который всем говорил: «Давайте жить дружно». Я хочу его перефразировать и сказать: «Давайте работать дружно», – утверждал тогда мэр, а главный энергетик, не добавив ни слова, подписался под этим заявлением.

Честный «самаритянин» Михельсон

Converted 21420.jpg

Миф: Леонид Михельсон утверждал, что не продаст свою газовую компанию «Новатэк»
Реальность:
Михельсон провел IPO «Новатэка», разместив более 17% акций компании

Хотя председатель правления и основной владелец крупнейшей отечественной независимой газовой компании «Новатэк» Леонид Михельсон родился в Каспийске, своей настоящей родиной он считает Самарскую землю. Во всяком случае, именно в этом он не раз убеждал местных чиновников и работников дочерних предприятий «Новатэка», расположенных в данном регионе. Впрочем, теплый прием Михельсона ждет и на Севере, в Ямало-Ненецком АО, где находятся основные добывающие мощности его компании. Здесь главу «Новатэка» знают давно и очень хорошо. Будущий миллиардер приехал сюда в 1977 году на строительство легендарного газопровода «Уренгой – Челябинск». Какому краю отдать свое сердце – не единственный вопрос, который мучает Михельсона. Бизнесмен, разменявший в прошлом году шестой десяток, до сих пор не может выбрать, какая из двух профессий – строителя или газовика – ему ближе. По образованию, полученному в Куйбышеве, Михельсон – инженер-строитель. Да и первой статусной должностью, которую ему удалось получить в середине 1980-х, было кресло главного инженера треста «Рязаньтрубопроводстрой». Через два года Михельсон возглавил строительный трест, но уже не в Рязани, а в Куйбышеве. В начале 1990-х трест первым из предприятий Самары был акционирован и переименован в фирму «Нова». Позднее Михельсон обзавелся собственными газовыми предприятиями, в связи с чем ему пришлось перепрофилироваться.

Газовый бизнес также оказался по вкусу главе «Новатэка». Его компании с 2004 года удается сохранять лидирующую позицию среди «младших братьев» «Газпрома» – независимых производителей «голубого топлива». Успех не вскружил голову Михельсону, он оставался преданным выбранному делу и утверждал, что не продаст свою компанию. «Я никогда не расстанусь со своими людьми. Они для меня – самое важное», – заявлял он. Тем не менее уже в сентябре 2004-го «Новатэк» объявил о продаже блокирующего пакета своих акций французской Total. Эта сделка так и не была завершена – российские чиновники не позволили французам купить акции «Новатэка», что не помешало Михельсону и его партнерам спустя еще год продать часть акций газовой компании, разместив их на фондовой бирже. Впрочем, бизнесмен и сейчас остается крупнейшим совладельцем «Новатэка» – ему принадлежит около 30% акций холдинга.

Удачно жениться

Converted 21421.jpg

Миф: Валерий Окулов утверждает,что сам сделал головокружительную карьеру
Реальность:
Окулов – зять Бориса Ельцина, его продвижение по должностной лестнице началось после переезда в Москву будущего президента России

Работа, выбранная главой «Аэрофлота» Валерием Окуловым, является для него семейной профессией. С бескрайним небесным простором и самолетами была связана жизнь его отца – Михаила Окулова. Да и сам генеральный директор авиакомпании с детства грезил о небе. Все мальчишки его поколения, а в апреле Окулову исполнилось 56 лет, мечтали стать космонавтами или летчиками-испытателями. Глава «Аэрофлота» реализовал свою мечту – он окончил ленинградскую Академию гражданской авиации и стал инженером-штурманом.

Высшее образование стало объектом для шуток над Окуловым. «Штурман не может профессионально управлять крупнейшей в России авиакомпанией», – говорят о нем на авиационных тусовках. Тем не менее вот уже восемь лет Окулов возглавляет крупнейшую авиакомпанию, своего рода монополиста на российском рынке авиаперевозок с годовой выручкой, превышающей $2 млрд. Вообще, Валерий не любит публичность: его имени нет в списках самых богатых людей России, он не фигурирует в громких скандалах, не вмешивается в большую политику. На его лице всегда маска – как правило, минорная – или дежурная улыбка. О нем можно говорить строчками из анкеты для выезжающих за рубеж: «не был, не состоял, не участвовал». В одном интервью Окулов признался, что его «первым табу является максимальное дистанцирование от политики, может быть, даже чрезмерное». При этом он подчеркивает, что сам добился успеха на выбранном поприще.

Между тем именно семья распахнула для него двери в большой бизнес. Окулов – зять Бориса Ельцина. Свою карьеру он начал, летая штурманом сначала на Ан-24, потом на грузовых Ан-12, позднее на пассажирском Ту-154. Но после того как Борис Ельцин в апреле 1985 года переехал из Свердловска в Москву, Валерий Окулов получил место ведущего штурмана-наставника в центральном управлении «Аэрофлота». Спустя 11 лет он стал первым замом гендиректора, а в феврале 1997-го – главой «Аэрофлота». Хотя Окулов утверждает, что семейные узы накладывают дополнительную ответственность, он – зять первого российского президента. И этим все сказано.