Абсурдные решения Госкомрыболовства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Абсурдные решения Госкомрыболовства Бывший первый зам.министра рыбного хозяйства СССР :«С 1991 года по настоящее время правительство восемь раз меняло структуру управления рыболовством. За последние 15 лет на главном посту в отрасли сменилось 10 руководителей». О судьбе рыбной отрасли в стране

" БЬЮТ ПО ДЕЛУ, УЧАТ НЕ ПО УМУ В мае и июне Европу охватила целая череда многочисленных акций протеста, забастовок и митингов, которые перерастали порой в уличные столкновения, настоящие бунты. Причина – социальные и экономические проблемы, вызванные подорожанием топлива. Одними из главных зачинщиков протестов были рыбаки и работники рыбной отрасли. По ним нынешний кризис ударил особенно сильно. Как говорили протестующие, работать им становится просто невыгодно: с таким трудом добытая продукция не окупает себя, не рентабельными становятся суда. И это в странах Западной Европы, где государство принимает определенные меры для поддержки рыбаков. А как же обстоят дела в этой отрасли в нашей стране и чего могут ожидать в сложившейся ситуации рыбаки российские? Об этом идет речь в статье В.ЛУШНИКОВА, бывшего первого заместителя министра рыбного хозяйства СССР. ПРОШЛО немало лет после того, как Ельцин, вопреки воле советского народа, подписал Беловежское соглашение, разрушил страну и расстрелял из танков Советскую власть. Сегодня можно подвести некоторые итоги «демократического» развития России за период ельцинско-путинского правления. Экономика в упадке. Разрушены промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение, образование, армия и наука. Все это результат неправильной, ошибочной, непродуманной социально-экономической политики государства. Особенно наглядно это подтверждает рыбохозяйственная политика правительства. Создается впечатление, что власть делает все для того, чтобы окончательно разрушить и ликвидировать рыбную отрасль. Судите сами. При Советской власти рыбное хозяйство среди немногих отраслей страны занимало первое место в мире. Добыча рыбы обеспечивала производство и потребление почти на уровне медицинской нормы. Советский Союз был великой рыболовной державой. Правительство хорошо знало, что рыболовство является самой эффективной отраслью пищевой индустрии. Вложенные в рыбное хозяйство средства начинали окупаться немедленно. При этом при производстве 1 тонны рыбы требуются капитальные вложения в 5 раз меньше, чем при производстве 1 тонны мяса. Не случайно А.Н.Косыгин, руководивший в свое время Советом Министров СССР, уделял огромное внимание развитию рыболовства. Рыба была самым доступным и дешевым продуктом питания. Импорт рыбы в Советский Союз был не нужен, поскольку Минрыбхоз СССР добывал почти 12 млн. тонн в год, обеспечивая в полном объеме потребности населения отечественной рыбопродукцией. Это был вклад рыбаков в продовольственную безопасность страны. Но для нынешней власти все советское, даже если оно самое передовое, не годится. Первый удар по рыбакам власть нанесла, приняв решение о ликвидации Министерства рыбного хозяйства. Мне пришлось долго и упорно убеждать Е.Т.Гайдара в целесообразности сохранения министерской структуры управления рыбным хозяйством. Но убедить его было невозможно. Единственный аргумент Гайдара звучал так: «Правительство должно умещаться за одним столом, места для министра рыбного хозяйства там нет». Вместо министерства был создан Комитет по рыболовству при Минсельхозе России. На предложение возглавить этот комитет я ответил отказом, т.к. в силу своих убеждений не мог и не хотел работать в одной команде с Ельциным, Гайдаром, Чубайсом и прочими бурбулисами, разрушившими нашу страну. После создания комитета началась активная фаза ликвидации рыбной промышленности. Последовали указания о срочной приватизации и установлен срок ее завершения – 1 октября 1992 года. Не желая участвовать в этом процессе, я вынужден был покинуть свою должность. Приватизация была задумана и осуществлена не по экономической целесообразности, а по политическому заказу. Рыбному хозяйству был нанесен такой удар, от которого восстановиться в прежних объемах при существующем режиме невозможно. Разрушена и ликвидирована большая часть береговых предприятий, нанесен непоправимый урон флоту рыбной промышленности. За период с 1991 года по настоящее время правительство восемь раз меняло структуру управления рыболовством , создавая то Комитет, то Госкомитет, то Агентство, то опять возвращаясь к старой структуре Госкомитета по рыболовству. При этом несколько раз то подчиняли рыбаков Минсельхозу РФ, то выделяли их из подчинения Минсельхоза. А последняя структура рыбного хозяйства, принятая правительством, вообще разделила отрасль на две части. Одна часть подчинена Минсельхозу, другая Госкомрыболовству. (Пока писалась эта статья, грянула очередная реорганизация Госкомрыболовства.) В результате за последние 15 лет на главном посту в отрасли сменилось 10 руководителей . Все это негативно сказалось на кадрах. Многие опытные и действительно профессионально подготовленные специалисты вынуждены были перейти на работу в другие организации. Из штаба, определяющего рыбохозяйственную политику России, Госкомитет по рыболовству превратился в еще одну бюрократическую инстанцию, тормозящую развитие отрасли. Главное заключается в том, что Госкомрыболовство ни за что не отвечает. Ни за своевременное оформление разрешений на промысел, ни за простой промысловых судов, ни за подрыв рыбных запасов, ни тем более за развитие рыбного хозяйства в целом. Руководители многих рыболовных компаний стремятся обходиться без Госкомрыболовства. СЛОЖИЛАСЬ парадоксальная ситуация, когда специалисты компаний по своей профессиональной подготовке стоят значительно выше, чем те, кто работает в штабе отрасли. Единственное, что вынуждает компании обращаться в Госкомитет, – это выделяемые квоты. Но правильно ли, что в условиях рыночной экономики квотами на добычу занимается государство? Ведь именно функция распределения квот на вылов рыбы и морепродуктов, как показала практика, является основной коррупционной составляющей деятельности Госкомрыболовства. Считаю, было бы правильным передать функции по распределению квот самим рыбакам. Думаю, что рыбаки в состоянии честно и справедливо решить эту проблему. И второе, если правительство действительно думает о возрождении рыбного хозяйства, то выделение квот на вылов рыбы и морепродуктов должно быть бесплатным. Кроме того, рыболовные компании должны на несколько лет быть полностью или частично освобождены от налогообложения. И наконец, государство должно обеспечить выделение соответствующих средств и беспроцентных кредитов для строительства рыбопромыслового флота. Платная система выделения квот породила порочную практику продажи и перепродажи квот компаниями, находящимися ближе к руководству. Собственно говоря, это решение о квотах было принято по предложению Госкомрыболовства. В начале 90-х годов правительство не могло обеспечить финансирование Госкомрыболовства в полном объеме. Выделяемых средств не хватало на оплату загранкомандировок и зарплату чиновников комитета. Тогда и была предложена платная система выделения сырьевых ресурсов рыбакам. Спасая чиновников, нанесли тяжелый удар по рыбакам. Правительство России впервые в мировой практике обязало рыбаков оплачивать сырьевые ресурсы – этакий налог «за аренду моря». Изменились и задачи, которые правительство ставило перед рыбаками. Вместо обеспечения населения России дешевой и качественной рыбопродукцией перед рыбаками поставили задачу по обеспечению максимального поступления денежных средств в бюджеты различных уровней. После перечисления налогов и оплаты за сырьевые ресурсы у большинства компаний средств не только на развитие, но и на текущие расходы не остается. А разве можно считать оправданным решение правительства о передаче функций охраны рыбных запасов пограничникам? Сегодня все убедились в ошибочности этого решения, о чем свидетельствуют не только резко выросшие масштабы браконьерства, но и подрыв запасов многих видов рыб и морепродуктов, как во внутренних водоемах, так и в 200-мильной экономической зоне. Иначе и быть не могло. Дело в том, что при Советской власти Минрыбхоз СССР, сосредоточив в своих руках научные исследования, добычу и регулирование промысла, охрану и воспроизводство рыбных запасов, нес ответственность за состояние сырьевых ресурсов. Сегодня, передав пограничникам функции охраны рыбных запасов, правительство создало систему всеобщей безответственности за состояние сырьевых ресурсов. Ни Госкомрыболовство, ни Минсельхоз, ни Минприроды, ни пограничники, ни другие многочисленные контролирующие органы не несут никакой ответственности за состояние рыбных запасов. Подорвали, скажем, запасы осетровых в Волго-Каспийском бассейне – и правительство вынуждено ввести запрет на промысел. А кто же виноват в подрыве этого уникального реликтового вида рыб Каспия, где обитало 98% мировых запасов этого вида? Никакая из вышеназванных организаций ответственности не несет. Меры, принятые правительством, радикальные, но они никакого влияния на восстановление осетровых оказать не могут. Если Россия прекратила промысел осетровых, а другие страны Каспийского бассейна (Иран, Азербайджан, Туркмения и Казах¬стан) будут продолжать их добычу, то о каком восстановлении популяции осетровых можно говорить? Рыбаки этих стран скажут россиянам только спасибо. Еще один аспект этой проблемы. После объявления пресловутого запрета меньше осетровой продукции на рынках и в магазинах не стало. Так что «спасибо» правительству говорят не только рыбаки других государств, но и наши российские браконьеры. Правительство решило всю конфискованную браконьерскую осетровую и другую (всего 35 видов) продукцию уничтожать во избежание злоупотреблений со стороны местных чиновников. Право же, абсурдное решение. В десятки раз увеличились цены на эту продукцию. Стоимость одного килограмма белужьей икры в Москве в гастрономе №1 составляет 240000 рублей. В условиях дефицита продовольствия уничтожать высококачественную деликатесную продукцию недопустимо и аморально. Вся остальная рыбная браконьерская продукция передается в Российский фонд федерального имущества для реализации. Почему одна конфискованная браконьерская продукция должна уничтожаться, а другая продаваться? Восстановление рыбных запасов Волго-Каспия должно идти не по пути запрета промысла, а по пути обеспечения нормальных рыбохозяйственных пропусков воды через плотину Волгоградской ГЭС, строительства новых рыбоводных заводов, нерестово-выростных хозяйств, каналов-рыбоходов, улучшения условий нереста рыбы и ужесточения борьбы с браконьерством, как это было раньше. То, что произошло с осетровыми, может произойти с минтаем, сельдью, треской – с любым другим традиционным объектом промысла. Все потому, что пограничники взялись не за свою работу. Им бы границу охранять, а не нормами выхода икры минтая заниматься. То, что произошло на Дальнем Востоке в ходе последней минтаевой путины, иначе как заказным, преднамеренным вредительством не назовешь. Без предъявления каких-либо обвинений задерживались суда, штрафовались и снимались с промысла. И это в условиях путины, когда для рыбаков важен не то что день, а каждый час промыслового времени. Рыбаки понесли огромные потери, а Госкомрыболовству, пограничникам России, правительству будто дела нет до этого. А проблема заключается в разногласиях между рыбаками и пограничниками относительно процента выхода икры минтая. Знают ли пограничники, как это влияет на воспроизводство и состояние запасов минтая? Думаю, что нет. В отличие от сегодняшней ситуации Минрыбхоз СССР не только выполнял функции контроля, но и отвечал (министр лично) за состояние биоресурсов. ЕЩЕ БОЛЕЕ серьезный удар по рыбным запасам России был нанесен решением правительства о прекращении экспедиционного промысла в зонах многих иностранных государств. Присутствие нашего флота в иностранных зонах было важно, потому что позволяло нам обеспечивать поставку в страну почти 6 млн тонн высококачественной рыбы, сохраняя при этом собственные биоресурсы. Правительство вывело наш флот из большинства иностранных зон, увеличив тем самым нагрузку на собственные биоресурсы. Сегодня вернуть наш флот на тех же условиях будет чрезвычайно трудно, а по некоторым акваториям невозможно. В стране нет никакой рыбохозяйственной политики, нет перспектив на возрождение рыбной отрасли. Рыболовство России теряет одну позицию за другой. Некогда самая передовая в мире рыбохозяйственная наука постепенно сокращает исследования из-за отсутствия поддержки со стороны правительства. Прекращены космические и авиационные исследования сырьевых ресурсов Мирового океана. Сокращен до минимума научно-исследовательский флот, ликвидирована пром¬разведка. Не ведутся научные работы во многих перспективных районах промысла. Наряду с материальными у рыбаков немало и моральных проблем. В последние 17 лет создавался совершенно неверный образ рыбаков как сборища браконьеров и контрабандистов, только и думающих о личном обогащении. Между тем среди настоящих рыбаков богатых людей нет. Нет олигархов и миллиардеров. Это профессия мужественных, смелых и отважных людей, истинных тружеников моря, способных работать и выживать при самых мощных ударах стихии. Если бы некоторые чиновники высокого ранга хоть раз побывали бы в Беринговом море в шторм при температуре минус 15–20 градусов да пришлось бы им обкалывать лед на палубе, чтобы спасти судно, они никогда бы не относились к рыбакам с пренебрежением. Профессия рыбака всегда сопряжена с огромным риском. Поэтому вопросы безопасности мореплавания должны обеспечиваться даже вопреки экономической выгоде. К сожалению, в последнее время ради заработка, ради прибыли рыбаки вынуждены с риском для жизни работать на судах, которые, скорее, подходят под определение «плавучий металлолом». Положение рыбаков постоянно ухудшается в результате безумного роста цен на топливо. Если и дальше будет продолжаться подорожание топлива, то рыбакам будет невыгодно не только работать в отдаленных районах Мирового океана, но и в прибрежных водах. Российские рыбаки – люди мудрые и терпеливые. Но всякому терпению приходит конец. Рыбаки хорошо знают, как отстаивают свои права их коллеги в странах Евросоюза, когда в ответ на повышение цен на топливо рыбопромысловые суда перекрывают выходы из морских портов, парализуя работу всего флота, как устраивают забастовки, прекращая поставки рыбы в торговую сеть… И надо сказать, это происходит в странах, где рыбакам выделяют многомиллионные дотации в порядке компенсации ущерба от повышения цен на топливо. В нашей стране о дотациях государства рыбаки могут только мечтать. В дефиците рыбной продукции, ограниченном ее ассортименте обычно винят рыбаков. Но это несправедливо. Формированию негативного образа рыбака способствовали сами чиновники, которые вылили немало грязи на советскую рыбную промышленность. Говорили о том, что создание крупнотоннажного флота и освоение отдаленных районах Мирового океана ошибочно. России не нужны плавбазы, плавзаводы и супертраулеры. И вообще, надо заниматься не океаническим рыболовством, а развивать прудовое хозяйство. При этом предлагалось не строить пруды, а зарыблять овраги, которых, мол, в России достаточно. Конечно, для специалистов все это является бредом, но так или иначе сказывается на имидже нашей профессии. В настоящее время правительство и президент стали чаще вспоминать о рыбной промышленности. Так, на одном из заседаний правительства В.Зубков возмущался безумным количеством инстанций, проверяющих рыбопромысловый флот. На каждое судно, заходящее в порт, приходится более 20 проверяющих. Поэтому рыбаки перешли на обслуживание своих судов в портах других государств и не заходят в российские порты. Правительство рассчитывает, что после упрощения процедуры захода российских судов в наши порты судовладельцы откажутся от услуг иностранных портов и весь флот будет направляться в Россию. Наивные расчеты. Шестнадцать лет правительство отучало рыбаков заходить в наши порты. За эти годы судовладельцы установили тесные связи с иностранными кредиторами, судоремонтными и агентирующими компаниями. Они хорошо изучили конъюнктуру цен на судоремонт и агентское обслуживание флота. Поэтому, чтобы судовладельцы направляли свой флот в российские порты, необходимо решить много более серьезных и трудных задач. Прежде всего, судовладельцам должно быть экономически выгодно проходить обслуживание в портах России. Для этого качество обслуживания в России должно быть выше, а кредитные ставки ниже, чем в иностранных портах. Возможно, так оно и будет, но когда? Вызывают недоумение некоторые нововведения, которые стремится внедрить в практику работы отрасли Госкомрыболовство. Среди них – решение об обязательном прохождении всей выловленной рыбы через российскую таможенную зону. Эти предложения ударят в первую очередь по рыбакам. Сегодня рыбное хозяйство – самая незащищенная отрасль экономики. Интересы рыбаков не отстаивают ни Госкомрыболовство, ни профсоюзы, ни законодательная и исполнительная власть. Вот почему рыбакам следует рассчитывать только на себя, на единство рыбаков всех бассейнов страны. Только сообща можно отстаивать и защищать интересы рыбной промышленности в условиях сегодняшнего бандитского рынка."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации