Автомафия в погонах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::26.04.2004

Автомафия в погонах

Александр Игорев

Converted 16622.jpg

Салман Рзаев (слева) и Виталий Ивашко

В Мосгорсуде подходит к концу закрытый процесс по делу следователя прокуратуры Юго-Восточного округа столицы Салмана Рзаева. Из обвинительного заключения следует, что он использовал свою должность и предоставленные ему полномочия "для личного обогащения": по распоряжениям Рзаева дорогие иномарки, угнанные в Западной Европе, объявлялись в розыск и изымались милицией у их владельцев, после чего тем приходилось платить крупные взятки, чтобы вернуть свою собственность. Впрочем, по данным следствия, Рзаев был лишь звеном в разветвленной и тщательно продуманной схеме поставок в Москву престижных автомобилей, угнанных в Западной Европе. В раскрытую оперативниками МВД РФ преступную сеть входили около десятка криминальных группировок, сотрудники правоохранительных органов и спецслужб. По самым скромным подсчетам, доход автомобильной мафии измерялся десятками миллионов долларов.

Угон под заказ

Начало крупнейшему расследованию махинаций на подпольном московском авторынке было положено почти одновременно сразу в двух странах. В ноябре 2001 года оперативники ГУБОП МВД через свои источники получили информацию о том, что на севере Москвы действует группировка, специализирующаяся на поставках из Европы дорогих иномарок по явно заниженным ценам. Сыщики занялись разработкой этих сведений. Через некоторое время в МВД РФ обратились коллеги из криминальной полиции Германии (BKA). Они сообщили, что в последние месяцы на германские автозаводы стали поступать многочисленные заявки на изготовление дубликатов ключей для выпущенных на этих предприятиях дорогих моделей машин. Подавляющее большинство заказов приходило из России. Многие автомобили, для которых требовались копии ключей, в Германии числились в розыске.

Оперативники BKA и ГУБОП договорились о сотрудничестве. По предложению российских сыщиков немецкие полицейские объявили в международный розыск Интерпола все дорогие автомобили, пропавшие как в Германии, так и в Бельгии, Чехии, Польше и некоторых других западноевропейских странах. В ГУБОП эти машины поставили на контроль. Одновременно милиционеры продолжали отрабатывать канал поставок иномарок в Северном округе столицы. Вскоре сыщики установили, что поставщики обосновались на территории одного из вузов. Они арендовали там участок, на котором оборудовали автосервис и мойку. Здесь и осуществлялось большинство сделок по продаже дорогих иномарок.

Руководил бизнесом некий Михаил Шерстобитов (фамилия изменена), сейчас находящийся под подпиской о невыезде. Схема поставок выглядела так. Помощники Михаила регулярно выезжали на авторынки и заводили дружбу с местными торговцами зарубежными автомобилями. Затем с помощью новых знакомых они распространяли среди покупателей информацию о том, что могут достать одно-двухгодовалую престижную иномарку (более старыми машинами Михаил не занимался) по цене гораздо ниже рыночной. Низкую стоимость поставщики объясняли тем, что в Европе работают напрямую с автовладельцами и не пользуются услугами посредников. Иногда установленная группировкой цена машины была ниже рыночной на 10-15 тысяч долларов. Кроме того, торговцы привлекали желающих купить иномарку тем, что гарантировали растаможку автомобиля и постановку его на учет.

При такой рекламе у Михаила не было отбоя от клиентов. Заказы, как правило, поступали на Mercedes, BMW, Audi и джипы разных марок.

Получив несколько заказов, лидер группы созванивался со своим диспетчером, обосновавшимся в ближнем зарубежье. Тот являлся связующим звеном между московскими продавцами машин и действовавшими в Западной Европе группировками угонщиков. Диспетчер принимал заказы (срок исполнения обычно не превышал двух месяцев), а также предлагал уже имеющиеся у угонщиков иномарки. Если покупателей на эти "внеплановые" автомашины не находилось сразу, их выставляли на продажу на московских и подмосковных авторынках.

Проследив судьбу нескольких угнанных в Москву автомобилей, оперативники ГУБОП и ВКА выявили ряд случаев, когда в аферах были задействованы сами немцы - владельцы машин. Договорившись с угонщиками и получив небольшое денежное вознаграждение, они отдавали комплект ключей и документы на свои машины. После того как иномарка оказывалась в Москве, бумаги возвращались владельцу. Тот выжидал некоторое время (обычно от двух недель до двух месяцев), заявлял об угоне и получал полную страховку.

Впрочем, имели место и эпизоды, когда "пострадавшие" сами перегоняли свои машины в Россию или ближнее зарубежье и там передавали угонщикам с рук на руки. На основании этих фактов в европейских странах уже возбуждено несколько уголовных дел по статье «страховое мошенничество».

"Он стал владельцем груды железа"

Как только иномарка прибывала в Москву, продавцы оформляли на нее все необходимые документы. Делалось это просто. Один из членов группировки установил на своем компьютере программу распечатки ПТС, выданных на таможне. В нее вводились данные покупателя, а затем "ксерокопия документа" выводилась на принтер (эти липовые ксерокопии ПТС подшивались в документацию ГИБДД). Использовались преступниками и настоящие таможенные бланки, номера которых начинались с кода ТК 810… и ТК 871… Предполагая, что они были похищены на таможне, сотрудники МВД направили в ГТК запрос о происхождении бланков с этими сериями номеров. В ответ им сообщили, что такие ПТС некоторое время назад действительно пропали, однако при каких обстоятельствах это произошло, установить так и не удалось.

С уже готовыми ПТС или их копиями члены группировки обращались к знакомым сотрудникам ГИБДД в Северо-Восточном округе Москвы. Там иномарка ставилась на учет. Растаможка и регистрация обходились новому автовладельцу в 5 тысяч долларов.

Через некоторое время после этого у хозяина иномарки возникали проблемы. Дело в том, что в большинстве случаев при «постановке на учет» в регистрационных документах не ставилась обязательная отметка «розыск Интерпола», означающая, что машина проверяется на угон в других странах (как правило, такая проверка длится полгода). Рано или поздно на отсутствие отметки при обычной проверке документов на дороге обращали внимание сотрудники ГИБДД. Машина задерживалась. Автовладелец обращался к Михаилу. Тот обещал уладить проблему за 1-2 тысячи долларов. И действительно, после уплаты этой суммы нужная отметка в документах проставлялась.

Однако на этом злоключения обладателя иномарки не заканчивались. Через некоторое время во время очередной проверки автомашины на трассе ее вновь задерживали. На этот раз хозяину сообщали, что автомобиль объявлен в розыск следователем прокуратуры Юго-Восточного округа Москвы Салманом Рзаевым. Иномарку эвакуировали на штрафную стоянку на улице Крылатские Холмы или в Институтском проезде. Владелец машины вновь обращался к Шерстобитову. Тот обещал разобраться и спустя некоторое время подтверждал, что машина в Европе действительно числилась в угоне, однако ему об этом известно не было. Тем не менее за дополнительную плату торговец брался решить проблему и со следователем Рзаевым. Цена услуги колебалась от 3 до 8 тысяч долларов в зависимости от модели иномарки и платежеспособности клиента. В обмен на деньги автовладельцу выдавали подписанную Рзаевым так называемую сохранную расписку, в которой сообщалось, что "автомашина выдана на сохранение с правом управления до решения суда". Надо ли говорить, что никакого суда на самом деле не планировалось.

В результате многие иномарки в конце концов обходились их российским владельцам не дешевле, а значительно дороже рыночной цены. Например, один из москвичей, который проходит по уголовному делу в качестве потерпевшего, приобрел у Михаила Mercedes за 25 тысяч долларов при реальной стоимости 38 тысяч. Пять тысяч долларов он заплатил за растаможку и учет. Две тысячи ушли на проставление отметки «розыск Интерпола». Еще восемь - на оплату «услуг» следователя Рзаева. В итоге иномарка обошлась покупателю в 40 тысяч долларов. Более того, в ходе расследования регистрационные документы на машину были аннулированы, поскольку она числится в угоне и настоящей растаможки не проходила. "Фактически он стал хозяином груды железа, - пояснил ГАЗЕТЕ один из участвовавших в расследовании оперативников. - Насколько нам известно, некоторые пострадавшие отдают машины под разборку на запчасти, другие пытаются всеми правдами и неправдами растаможить автомобили".

Есть, впрочем, еще один способ оставить иномарку у себя - попытаться напрямую договориться с европейскими фирмами-страховщиками. Если такая компания уже возместила убытки владельцу похищенной иномарки, то она не слишком заинтересована в возвращении подержанной машины из России и может согласиться на снятие машины с розыска за некую компромиссную сумму. Правда, в таком случае иномарка становится для ее владельца уже поистине золотой.

Оборотистые милиционеры

В 2002 году к расследованию подключились сотрудники Главного управления собственной безопасности (ГУСБ) МВД. Основанием стали результаты беспрецедентной по масштабам и результатам операции по выявлению коррупции в рядах сотрудников столичной автоинспекции. Только за один день по фактам всевозможных нарушений было возбуждено около четырехсот уголовных дел. Во время операции сотрудники ГУСБ обратили внимание, что львиная доля дорогих иномарок зарегистрирована на северо-востоке столицы. Сыщики также выяснили, что за 3,5-5 тыс. долларов в СВАО можно поставить на учет любую иномарку, даже угнанную и нерастаможенную. Расследование, в котором ГУБОП и ГУСБ стали действовать совместно, заняло немало времени. В результате оперативникам удалось проследить всю схему махинаций с похищенными в Европе иномарками.

Как оказалось, группировок, подобных той, что продавала машины в Северном административном округе, по Москве действовало около десятка. Поначалу все они были самостоятельными, однако со временем замкнулись на одного человека - некоего Константина (сейчас он находится в розыске, поэтому фамилия не разглашается). Именно он обеспечивал связь торговцев с правоохранительными органами. На Константина работали девять помощников. Пятеро занимались поиском и сбором всевозможных паспортов, данные которых можно было использовать в поддельных и настоящих ПТС. Особую ценность представляли документы с пропиской в Северо-Восточном округе Москвы. За использование "втемную" каждого такого паспорта их владельцам, не объясняя, зачем понадобился документ, платили примерно по 1 тыс. рублей. До 500 рублей получал сам владелец, остальное в качестве гонорара оставлял себе подручный Константина. Чаще всего с просьбой "дать на время" документы обращались к малоимущим, пенсионерам и алкоголикам. Во время расследования сыщики сталкивались со случаями, когда на паспорт одной старушки регистрировали по два-три джипа или "Мерседеса", стоимость каждого из которых превышала 50 тыс. долларов. Более того, однажды машина была зарегистрирована на имя человека, умершего за несколько месяцев до оформления ПТС. Автомобиль оформляли на подставное лицо и от уже его имени "перепродавали" заказчику. Иногда злоумышленники прибегали к нехитрому трюку. От имени «владельца» оформлялось заявление об утрате паспорта технического средства, и вместо поддельной ксерокопии он получал в ГИБДД чистый ПТС.

Еще один подручный Константина следил за всей документацией. Остальные выполняли роль курьеров, доставляя по нужным адресам документы на машины и деньги.

Похищенные иномарки в подавляющем большинстве оформлялись через 6-е отделение МРЭО Северо-Восточного округа. По словам оперативников, сотрудники этого подразделения поставили регистрацию иномарок на поток. Всего через их руки прошло около 6 тыс. машин. На сегодня оперативники установили около тысячи случаев незаконной регистрации, но уверены, что этим дело не ограничится. По приблизительным подсчетам, общий ущерб от махинаций с иномарками может составлять около 100 млн. долларов.

Вряд ли злоумышленники смогли бы работать так долго и фактически безнаказанно, если бы не Виталий Ивашко. До 1994 года он служил офицером-артиллеристом в Западной группе войск (ЗГВ) в Германии и, по некоторым данным, уже тогда занимался перегонкой иномарок из Европы в Россию. Когда части ЗГВ перебрасывались из Германии в РФ, на новое место службы Ивашко не явился и через некоторое время был объявлен в розыск как дезертир. Это однако не помешало ему обосноваться в Москве и завести полезные знакомства, в том числе с начальником 6-го отделения МРЭО СВАО Александром Филатовым, одним из сотрудников столичного УФСБ, следователем прокуратуры Юго-Восточного округа Салманом Рзаевым, а также лидером ОПГ Константином. Впоследствии благодаря тому же Ивашко все они познакомились между собой, и махинации с иномарками по схеме, до сих пор использовавшейся только в Северном округе, стали проводиться в общегородском масштабе.

После того как оперативники ГУСБ обратили пристальное внимание на МРЭО, сотрудники 6-го отделения забеспокоились, как бы проверка копий ПТС не выявила незаконные регистрации. Чтобы этого не произошло, Ивашко уговорил друга-чекиста забрать на хранение из МРЭО тома с документацией - якобы в рамках одного из розыскных дел, которое вел Рзаев. Таким образом липовые документы фактически оказались под защитой спецслужб. Оборотистый офицер и его друг из ФСБ попались только после того, как решили припугнуть одного из конкурентов Ивашко по автобизнесу, отобрав у него под надуманным предлогом личный автомобиль. Тот обратился в милицию. Было возбуждено уголовное дело, Ивашко арестовали, а с чекиста взяли подписку о невыезде (вскоре дело будет передано в суд). Из кабинета сотрудника ФСБ изъяли документацию МРЭО. Содержащиеся в ней данные очень помогли сыщикам.

"Прошу учесть, в моем головном мозге живет болезнь"

Салман Рзаев был задержан с поличным в конце 2002 года. Как рассказал один из участвовавших в расследовании оперативников, Рзаева подвело то, что помимо участия в общей схеме махинаций с иномарками он решил заняться этим сверхприбыльным бизнесом самостоятельно. «В их среде подрабатывать на себя лично называется "крысить". Участие в махинациях преступной группы, по нашим данным, приносило следователю с каждой машины всего несколько сотен долларов. Поэтому он и решил поработать лично для себя. Если бы не это, он вряд ли бы попался - отследить цепочку, по которой он получал деньги, было крайне трудно", - рассказал один из сотрудников МВД. По данным следствия, действовать самостоятельно Салман Рзаев начал летом 2002 года, когда занимался делом о контрабандном ввозе в Россию трех иномарок - Mercedes E240, Mercedes S600 и BMW X5. Как следует из материалов дела, в рамках расследования он объявил в розыск более 1200 престижных иномарок, причем во многих случаях для этого не было никаких оснований. Затем за выкуп (от 4 тыс. долларов) машина возвращалась владельцу. Сейчас дело бывшего следователя находится в суде. Всего в обвинительном заключении содержится 9 эпизодов получения взяток и 41 эпизод превышения служебных полномочий (ст. 290 ч. 4 и ст. 286 ч. 1 УК РФ). Как стало известно ГАЗЕТЕ, на днях Салман Рзаев прошел психиатрическую экспертизу - председательствующий на процессе судья решил, что обвиняемый ведет себя неадекватно. Впрочем, как утверждают оперативники, участвовавшие в аресте Рзаева, следователь с самого начала избрал такую тактику. Например, когда суд определял Рзаеву меру пресечения, тот заявил: «Ваша честь, прошу учесть, в моем головном мозге живет болезнь». «Как же вы столько лет следователем проработали?» - не поверил тогда судья.

Впрочем, психиатрическая экспертиза признала Рзаева вменяемым и процесс был возобновлен. В начале мая суд планирует приступить к прениям сторон.

Передышка

В январе 2004 года были задержаны экс-начальник 6-го отделения МРЭО Северо-Восточного округа Александр Филатов (ныне пенсионер) и его прежние подчиненные по отделению - инспектор по правонарушениям в сфере экологии УВД СВАО Вячеслав Клешков, инспектор по лицензионно-разрешительной работе ОВД "Отрадное" Виктор Леошко, а также совладелица магазина "Автозапчасти" на Алтуфьевском шоссе Любовь Спиридонова. Им предъявили обвинение в превышении служебных полномочий. После этого система махинаций с иномарками в Москве распалась. Ряд ее участников находятся под следствием, некоторые избежавшие ответственности автоинспекторы предпочли сменить место службы. Руководитель преступной группы Константин предположительно скрывается за рубежом и находится в розыске. "Если раньше случалось, что на учет за день ставилось 50 похищенных или нерастаможенных иномарок, то теперь это единичные случаи. Нам удалось вернуть ситуацию на шесть или семь лет назад. Тогда в Москве действовали небольшие, разрозненные группы, которые пользовались локальными знакомствами в ГИБДД. Похожая ситуация и сейчас. Только вряд ли кто-то возьмется сказать, как долго она сохранится", - отметил один из участников операции МВД.

Кстати, как отмечают оперативники, ситуацию можно было бы держать под контролем и в дальнейшем. Для этого нужно совсем немного - чтобы МВД и ГТК договорились о единой базе данных на автомобили, ввозимые из-за границы. Тогда выявлять контрабандные (в том числе и угнанные) иномарки станет намного легче. Однако пока по каким-то причинам этот вопрос остается нерешенным.