Агенты вливания

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  PR-заказами властей "прикормлены" 90% СМИ Казахстана

Оригинал этого материала

© "Новая Газета Казахстан", 21.01.2015, Иллюстрации: via "Новая Газета Казахстан"

Агенты вливания Вячеслав Половинко

На обслуживание своих интересов в СМИ посредством госзаказа казахстанская власть тратит десятки миллиардов тенге в год. [...]

В стране выросло поколение журналистов, готовых писать «на заказ». Эта ситуация подкреплена цифрами: одновременно с докладом «Кто стоит за Казнетом?» общественный фонд «Правовой медиа-центр» опубликовал данные о суммах, которые ведущие СМИ Казахстана (без учёта регионов) получили в 2013 году как госзаказ. Только общенациональным телеканалам, газетам и блог-платформам перечислено почти 27 млрд тенге за материалы, рекламирующие благие намерения власти по всестороннему улучшению жизни в стране. В 2014 году сумма выросла минимум до 40 млрд тенге (почему более подробных данных ещё нет — читайте дальше). И хотя из-за кризиса в этом году суммы наверняка будут существенно сокращены, главного власть своими бесконечными вливаниями денег уже добилась: казахстанские журналисты привыкли к госзаказу, и он им начал нравиться.

Bc4801a0e0397c6a808ac7d8bb6e98fa.jpeg
Спасительные лоты?

26,7 млрд тенге, которые власть отправила на формирование лояльности к себе в СМИ в 2013 году, распределились очень неравномерно. Больше 25 млрд тенге оказались распределены между двумя главными телеканалами страны — «Казахстаном» и «Хабаром». Идущая третьей в списке газета «Егемен Казахстан» в 2013 году официально получила «жалкие» 380 млн тенге. В списке также оказались почти все крупнейшие газеты страны — «Мегаполис», «Экспресс-К», «Литер», «Время», «Новое поколение», «Курсив» и другие. Интересно, но в списке также присутствуют сайт фоторепортажей voxpopuli.kz и блог-платформа yvision.kz, и это говорит о том, что власть продвигает свои интересы и среди молодёжной аудитории. Отметим также, что nomad.su и другие ресурсы, упомянутые в докладе «Кто стоит за Казнетом?», отсутствуют.

Как заявили сами эксперты фонда, суммы на деле куда большие, так как многие техзадания даются вне официального госзаказа, и деньги, соответственно, проводятся по другим документам или вовсе серыми схемами. «Собрать такие данные довольно сложно», — признались в фонде.

C21b2aa6f07703dc5a60d4b96ca7e73e.jpeg

Однако то, что скрывают «большие» СМИ, легко раскрывают их региональные собратья. В начале мая прошлого года вице-президент актюбинского медиа-холдинга «РИКА» Геннадий Орлов в интервью корреспондентам «Уральской недели» откровенничал: «У нас в этом году одиннадцать лотов. В основном это лоты по госполитике: межнациональное согласие, межконфессиональное согласие, воспитание патриотизма, послание президента, социально-экономическое развитие региона и другое». При этом Орлов совершенно не понимал, как от наличия госзаказа в газете может пострадать, например, объективность написанного: «Мы стараемся преподносить информацию объективно: как есть, так и выдаём. Берётся точка зрения государственных служащих, берётся мнение… ну, не народа, конечно, но трудовых коллективов, предприятий. Работаем мы хорошо, никаких претензий к нам нет». Сколько денег было выделено на 11 лотов — неизвестно (Орлов добавил, что доходы от госзаказа — «мизерные»). Но актюбинской газете «Диапазон» удалось найти «концы» 225 млн тенге, потраченных из областного бюджета на госпропаганду в 2012 году. Медиа-холдингу «РИКА», у которого есть «Первый независимый телеканал города Актобе», с барского плеча досталось 18,035 млн тенге (больше — только у откровенно провластных СМИ).

«Диапазон» уточнила, что в реальности сумма может быть куда больше, сославшись, как и специалисты «Правового медиа-центра», на сложность добычи информации. Но можно предполагать, что в других регионах суммы сопоставимые — плюс-минус 50 миллионов. К примеру, в соседнем с Актобе Уральске в 2014 году на госзаказ управлением внутренней политики области было выделено 184,5 млн тенге, 4,5 млн получил формально независимый телеканал «ТДК-42», который принадлежит руководителю местной ячейки партии «Ак жол» Серику Мергалиеву. В интервью журналистам Мергалиев не стал скрывать наличие госзаказа и заявил, что «во многих моментах мы согласны с управлением (внутренней политики). К примеру, мы также считаем, что государственный язык необходимо учить, и говорим, чтобы люди приобщались к нему». К тому же, добавил Мергалиев, он бы отказался от госзаказа, но где тогда брать деньги на развитие? «Фонд заработной платы составляет у нас шесть с лишним миллионов тенге, а ещё есть техническое обслуживание и многое другое. Медиа-рынок в нашем регионе поставлен так, что он не позволит возмещать эту плату с лихвой. Поэтому полностью содержать канал без госзаказа — слишком дорогое удовольствие», — заключил владелец «ТДК-42».

Не все заказы одинаково зловредны

«Отучать журналистов от госзаказа не нужно, — уверена главный редактор актюбинской газеты «Актобе-Таймс» Ольга Цыганова (в 2012 году получено 9,4 млн тенге госзаказа. — Авт.) . — В этом нет ничего предосудительного. Если у нас рыночные отношения, то этот заработок ничем не хуже, чем деньги за рекламу тех же автомобилей. Это надо понимать и не рисовать чертей там, где их нет». Цыганова уверена, что госзаказ может быть полезен для читателей, ведь «как любой рекламодатель хочет показать свои товары и услуги с лучшей стороны, так и госчиновники имеют право, чтобы их работа пиарилась и основные моменты доносились до населения». И более того, на качестве остальных материалов — в частности, на их критичности к власти — госзаказ никак не сказывается. А что до моральных категорий, то, по мнению Ольги Цыгановой, талантливый журналист талантлив во всём. «Если ты универсальный журналист, то уметь писать тебе необходимо обо всем. Главное — собрать материал. А про что ты пишешь — нет разницы. И заказы акимата не предполагают каких-то каверзных журналистских расследований. Как правило, это репортажи с места событий. Власти не работают в горячих точках и не занимаются гангстерскими разборками, поэтому нет ничего такого на организованных управлением культуры праздниках или Центром занятости ярмарках вакансий, о чем было бы трудно писать или соблюдать какие-то мифические ограничения», — резюмирует главный редактор.

Противоположный лагерь — ярых противников госзаказа или, по крайней мере, тех, кто воротит от него нос, — настаивает на том, что журналисты, пишущие на заказ, — проблема для СМИ. «Это проблема. И серьезная. Именно потому, что коммерческий подход к нашей профессии приобретает все более масштабный характер, — уверена учредитель медиа-группы «Республика» Ирина Петрушова. — В нашей среде стало принято рассуждать примерно так: «Когда я пишу на заказ, я зарабатываю деньги, поэтому сделаю так, как хочет заказчик, а вот когда буду писать для души, тогда уже скажу свое мнение». [...]

"СМИ просто превращаются в ручных послушных котят"

Директор «Правового медиа-центра» Диана Окремова — о том, как современные журналисты сами себя топят в госзаказе.

— Ваш центр в конце 2014 года опубликовал данные по госзаказу в СМИ за 2013 год. Откуда взялся такой временной люфт? Информация долго достаётся или долго обрабатывается?

— К сожалению, информацию, связанную с тратой бюджетных денег на проведение государственной информационной политики, собрать очень сложно. Дело в том, что весь госзаказ распределяется двумя способами — по государственной нужде (прямым финансированием из Министерства финансов) и через тендеры. В первом случае официальную информацию найти практически невозможно, мы собираем ее буквально по крупицам из разных источников. Так финансируются «Хабар», «Казахстан» и другие. Что касается тендеров, здесь ситуация более оптимистичная. Мы делаем запросы во все министерства и акиматы, однако многие присылают отсылки на сайт goszakup.gov.kz, без указания четких ссылок. Приходится звонить, угрожать, уговаривать, объяснять, что информация открытая, что это деньги налогоплательщиков, и т.д. В общем, процесс очень долгий и проблематичный.

— Есть что-то в нынешнем докладе, что вас удивило больше всего? Существенно ли различаются цифры по сравнению с 2012 годом?

— Суммы значительно выросли, при этом сократились тематические линии. То есть денег больше, но их траты сложнее контролировать и отслеживать. Если в 2012 году общий бюджет госзаказа в Министерстве культуры и информации составлял примерно 25 млрд тенге, то в 2014-м — 40 млрд. Плюс областные и городские акиматы (тоже дают бюджет). Например, акимат Астаны в 2012 году выделил СМИ почти 122 млн тенге, а в 2014 году — уже 830 млн.

Увеличена стоимость минуты для производства документальных фильмов с 50 до 180 тыс. тенге. Стало больше лотов, направленных на интернет-издания. Все больший упор делается на производство собственного контента и сериальной продукции телеканалов.

— Можно ли говорить о том, что какая-то тема для власти важнее, поэтому денег на нее выделяется больше?

— В основном деньги идут на опубликование официальных документов, постановлений и «информационное сопровождение государственной политики». Последняя формулировка весьма размыта и невнятна и превращается, по сути, в выражение лояльного отношения к власти, создание хвалебных од чиновникам. СМИ просто закрывают глаза на проблемы госорганов и превращаются в ручных послушных котят.

252a4995113dbc069b391134fe5c2d46.jpeg

Много средств уходит на освещение деятельности госорганов всех уровней, повышение имиджа правоохранительных органов. Материалы, повышающие имидж, — это вообще наша странная фишка. Странная потому, что никто не отслеживает их эффективность. Получается, деньги уходят в черную дыру: ежегодно СМИ выдают кучу писанины про то, как прекрасна Астана (лот «информационно-пропагандистская работа по укреплению позитивного имиджа Астаны»), но насколько это повышает ее реальный имидж — никто не мониторит. Другие малопонятные и слабо поддающиеся логике формулировки лотов — это, например, «укрепление социального оптимизма казахстанцев» или «повышение гражданской идентичности казахстанцев».

— Бытует мнение, что 90% СМИ в стране, в том числе формально нейтральных, «сидят» на госзаказе. Насколько близка к истине эта цифра?

— Это действительно так. Я бы сказала, что больше 90%. Практически все республиканские издания имеют кусок этого «пирога», различаются куски лишь величиной. Из областных можно по пальцам перечислить тех, кто принципиально отказался от госзаказа, их около десятка.

— Некоторые региональные редакторы, с которыми я разговаривал, считают, что госзаказ — это та же реклама, реклама власти. И раз это реклама — нет ничего страшного в её появлении на страницах газет, журналов или на телеэкране. Вас в этой точке зрения что-нибудь смущает?

— Не то что смущает, а возмущает! Любая реклама должна быть в честном, конкурентном пространстве. Это нормальный бизнес. Плюс измеритель рекламы — ее эффективность: продажи, просмотры и т. д. А когда государство практически покупает СМИ, это уже не бизнес, а инструмент пропаганды. Поэтому ставить в один ряд рекламу и госзаказ, по меньшей мере, смешно. Очень уж неравные условия. И чем ежегодно вливать миллионы в одни и те же издания, лучше развивать отрасль, предлагая всем игрокам равные условия, предоставляя преференции и льготы, стимулируя открытие новых СМИ. Как утверждают чиновники, главная цель госзаказа — это качественный развивающийся конкурентоспособный медиа-рынок. В реальности же госзаказ медленно, но верно этот рынок уничтожает.

— А ещё говорят, что если в газете есть госзаказ, это не значит, что она не может критиковать власть. Просто у неё на полосах есть плюрализм мнений. На одной странице — одно, на другой — другое. Что вы об этом думаете?

— В реальности это встречается редко. Как правило, госзаказные газеты будут поднимать безопасные темы и никогда не пойдут принципиально против. Если у издания госзаказ занимает 10% от общих доходов, редакционная политика будет более устойчивой по отношению к чиновничьим рекомендациям. Если же вы зависимы от бюджета на 90%, как вы сможете игнорировать «пожелания» спонсора? Особенно тяжело районным изданиям, у которых представители акимата буквально проверяют все материалы перед выходом.

— Сейчас наступает кризисное время. Могут ли суммы, выделяемые властью, уменьшиться?

— Парадоксально, но нет. Наше государство готово экономить на пенсиях, социальном обеспечении — на чем угодно, но суммы на госзаказ растут из года в год. Это еще раз подтверждает, что для нас важнее создание иллюзии, имиджа, впечатления, чем реальные дела и их результаты.

— Ещё есть мнение о том, что госзаказ помогает редакциям выжить: оплатить услуги корреспондентов, купить технику. Получается, в госзаказе есть добро?

— Если говорить о телеканалах — то да. Также госзаказ может быть полезен для прессы на государственном языке, языках меньшинств, выходящих в отдаленных регионах детских, культурных изданий. То есть тех, кто не может прожить за счет рекламы и подписки. Но форма должна быть иная, как в европейских странах, например. Там существуют фонды поддержки прессы, где финансы распределяются независимым жюри, при этом исключается их вмешательство в редакционную политику.

— Выросло целое поколение журналистов, для кого понятие «госзаказ» считается частью повседневной работы и непротивоестественно. Можно ли каким-нибудь образом изменить сознание этих журналистов?

— Я думаю, только шоковым методом. Бросить в свободную конкурентную среду, где каждый вынужден бороться за читателей, зрителей, рекламодателей. Это жестко, но действенно. И это сразу покажет, у кого есть реальная аудитория, обозначит честные рейтинги и популярность.

— Вы верите, что госзаказ когда-нибудь исчезнет в принципе? Когда и при каких условиях это может произойти?

— Что исчезнет — не уверена. Но надеюсь, что когда наше государство перестанет создавать ложные имиджи и упорно их поддер-живать, хотя бы изменится форма госзаказа: сократятся лоты PR-типа и появится адекватная система оценки его эффективности.

 


Ссылки

Источник публикации