Агент всех разведок по имени Майк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Агент всех разведок

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::24.09.01, "Агент по имени Майк. Он же Миша Кемеровский, он же золотой мальчик"

Олег Лурье

Converted 12051.jpg       «Когда появляется финансово-промышленная группа «МИКОМ», которая видит, как живут люди, и которая грабит, пользуясь связями, — это действительно страшно, это и есть коррупция» (Аман Тулеев, губернатор Кемеровской области).
       
       «Мужчина должен иметь серебро в висках, алмазы в глазах и золото в карманах…» (Михаил Живило, гендиректор «МИКОМ»)

Из истории вопроса

Летом прошлого года я опубликовал в «Новой газете» информацию о неудавшейся подготовке покушения на Амана Тулеева, которое, по моей информации, готовил глава компании «МИКОМ» Михаил Живило. И он сразу же после этой публикации ударился в бега.
       Многие мои коллеги улыбались и говорили, что я совершенно точно пускаю в плавание очередную газетную утку. Но время все расставило на свои места. Подготовка к покушению действительно велась, и следствие подтвердило, что заказчиком являлся тот самый господин Живило, а посредниками — братья Тихоновы. Одного из которых, олимпийского чемпиона Александра Тихонова, Михаил Живило знал лично и настолько хорошо, что праздновал в его компании даже свой день рождения. На сегодня следствие уже завершено, но сам обвиняемый скрылся сначала в Европе и после того, как французский суд отказался выдать его российским правоохранительным органам, перебрался в США и стал активно строить образ «узника совести», которого преследуют в России за политические взгляды и борьбу с действующим губернатором.

Некоторые подробности из жизни Миши Кемеровского

Не секрет, что экономические преступления влияют на общий уровень преступности, провоцируя убийства по найму, взрывы, поджоги, другие криминальные действия, связанные с перераспределением собственности, установлением и переделом сфер влияния. Все больше и больше «беловоротничковая» преступность сращивается с откровенно уголовной. Кроме того, используя в корыстных целях правовую систему некоторых стран (к примеру, США и Франции), криминальный бизнес пытается избавляться от добросовестных конкурентов. Характерным примером этого может служить деятельность российского предпринимателя Михаила Живило.

Вступив в бизнес как брокер Российской товарно-сырьевой биржи, выпускник Московского финансового института Михаил Живило с самого начала искал способ быстрого обогащения. Что, безусловно, не осуждается. Но средства были выбраны отнюдь не цивилизованные.

В 1994 году Михаил совершил свое первое преступление — вместе с братом Юрием он путем вымогательства, причем с помощью угроз применения насилия и даже убийства, заставил своего партнера Руслана Шамурина отказаться в свою пользу от доли собственности (50%) в совместно учрежденных офшорных компаниях, а также передать Живило все средства на банковском счете в Лондоне и московскую квартиру. Чтобы их доводы были максимально убедительными, братья Живило привлекли к обработке Шамурина братву, которая даже наведывалась к пострадавшему в Лондон.

Безнаказанность стимулировала Михаила Живило сделать криминальные методы основой своего бизнеса.

Созданная им «Металлургическая инвестиционная компания» («МИКОМ») в середине 90-х именно такими способами, как в случае с Шамуриным, завладела рычагами управления на ряде крупнейших предприятий Кемеровской области, таких, как Новокузнецкий алюминиевый завод, Кузнецкий металлургический комбинат, разрез «Черниговец» и другие.

Массированная скупка акций, позволившая Живило сконцентрировать в своих руках контрольные пакеты этих предприятий, осуществлялась при непосредственном и активном участии лидеров местных организованных преступных группировок. Один из них — новокузнецкий авторитет по кличке Виденя (Олег Виденин). Члены «команды» Видени весьма крутыми методами «убеждали» работников предприятий продавать акции, а неугодных Живило руководителей — снимать свои кандидатуры на выборах членов совета директоров. В дальнейшем те же ОПГ обеспечивали беспрепятственное проведение менеджментом Живило политики ограбления контролируемых предприятий, которые за время нахождения под управлением «МИКОМ» были сознательно доведены до банкротства.

Производства, приобретенные Живило, подвергались систематическому «изыманию финансов» в результате того, что потоки сырья и выпускаемой продукции контролировались офшорными посредническими компаниями. Эти посредники, включая Base Metal Trading и Alucoal (обе компании аффилированы с «МИКОМ»), навязывали производителям цены на сырье и готовую продукцию. В результате российские производители несли все возрастающие убытки, оставались без оборотного капитала и были не в состоянии даже оплатить счета за электроэнергию и другие услуги. В 1998—2000 гг. в отношении живиловских менеджеров, представлявших «МИКОМ» в Кемеровской области, был возбужден ряд уголовных дел по фактам легализации денежных средств, приобретенных незаконным путем (проще говоря, отмывание грязных денег), уклонения от уплаты налогов, невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте, злоупотребления полномочиями и незаконного предпринимательства.

Инициатором борьбы с фирмами, ведущими грязный бизнес и использующими противозаконные методы, выступил после своего избрания губернатором Кемеровской области Аман Тулеев. Столкнувшись с решительным противодействием со стороны новой власти, напуганный возбуждением многочисленных уголовных дел, по каждому из которых следствие рано или поздно должно было выйти на него, Михаил Живило поспешил продать свои активы в Кузбассе.

Вместе с тем менталитет, сформировавшийся у Живило за годы тесного сотрудничества с криминалом, предопределил его дальнейшие шаги. Вполне закономерно, что, считая кемеровского губернатора главным виновником своего вытеснения из региона и потери сверхприбыльного бизнеса, Живило пришел к решению «заказать» физическое устранение Тулеева. Конечно же, и в этом случае Михаил Живило прибег к помощи оргпреступности.

В августе 2000 года УФСБ по Новосибирской области возбудило уголовное дело № 2141 по факту подготовки покушения на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева (ст. 30 и 277 УК РФ). По этому делу Михаил Живило проходит как заказчик преступления.

Паутина

Структура бизнеса М. Живило

В рамках данного журналистского расследования мы впервые публикуем полную схему бизнеса Живило, как легального, так и не очень (см. рисунок). И дабы читателю, неискушенному в финансовых махинациях, все стало понятно, я дам некоторые пояснения к этой схеме, а также приведу ранее неизвестные факты теневой деятельности нашего «героя».

Фирмы Base Metal Trading SA (Швейцария), Base Metal Trading Ltd. (о. Гернси), Alucoal Ltd. (Кипр), которые создавались братьями Михаилом и Юрием Живило как трейдерские компании, занимались поставками сырья и сбытом продукции тех металлургических предприятий, контроль над которыми осуществлялся «МИКОМ». Наряду с Base Metal Trading SA, Base Metal Trading Ltd. и Alucoal Ltd. в России был создан целый конгломерат фирм под общим логотипом БМТ. Главная цель, стоявшая перед этими структурами, — проводка коммерческих сделок, в рамках которых в офшорные зоны выводились прибыли и оборотные средства ряда крупнейших металлургических и угольных предприятий Кузбасса, таких, как Кузнецкий металлургический комбинат (КМК) и Западно-Сибирский меткомбинат («Запсиб»), которые в свое время были переданы под контроль Живило бывшим кемеровским губернатором М. Кислюком. Так, на Кипре была зарегистрирована фирма «БМТ-Карго», московский «двойник» которой — АОЗТ «БМТ-Карго» — является участником целого ряда сомнительных сделок, совершенных Живило, и фигурирует в списке дочерних и зависимых предприятий «МИКОМ». Кроме того, в Москве была зарегистрирована компания «БМТ-Инвест», которую возглавил лично Михаил Живило, а среди ее учредителей значится уже известная нам Base Metal Trading Ltd.

«БМТ-Карго» и «БМТ-Инвест» воспринимались специалистами как российские филиалы офшоров под общим названием Base Metal Trading, осуществлявшие прямые посреднические контакты с металлургическими предприятиями региона в интересах Михаила Живило. При этом финансовые потоки по внутрикорпоративным каналам уходили в офшорные зоны, нанося производственникам колоссальный материальный ущерб.

На каждом из подконтрольных Живило производств действовала примерно одинаковая схема откачки прибылей: сырьевой и товарный потоки переходили в руки офшоров-посредников, которые диктовали производителям закупочные цены на сырье и на конечную продукцию. В результате ранее стабильно работавшие предприятия быстро оставались без оборотных средств, а в балансовых отчетах появлялись одни лишь убытки. Также целенаправленно осуществлялась политика, направленная на лишение заводов основных средств, с тем чтобы в дальнейшем предприятие «посадить на иглу» краткосрочных займов, предоставляемых все теми же контролируемыми Живило компаниями-посредниками.

Так, работая по толлинговой системе, офшоры Михаила Живило не вносили ни налоги, ни таможенные пошлины в федеральный бюджет, а полная непрозрачность толлинговой схемы создавала благоприятные условия для ценовых махинаций, позволяя значительно занижать выплаты в областной и федеральный бюджеты.

Сам же Живило ежемесячно «выкачивал» через офшоры около десяти миллионов долларов, и только за 99-й год «заработал» на этом более ста миллионов долларов, принадлежащих заводам и комбинатам. Основная часть этих средств была незаконно вывезена за рубеж, в первую очередь через офшор Base Metal Trading Ltd., который возглавлял брат Михаила Живило Юрий.

По мнению аудиторов, контракты с компаниями-посредниками Живило были заведомо убыточны для комбината и могли преследовать лишь перераспределение прибыли в пользу иностранных компаний. Из-за этого убытки, к примеру, КМК составили за проверяемый период около 28 млн долларов.

По результатам этой аудиторской проверки в январе 2000 года отделом по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики Кемеровской областной прокуратуры было возбуждено уголовное дело

№ 000373 по ряду статей Уголовного кодекса, таких, как: незаконное предпринимательство, уклонение от таможенных платежей, злоупотребление служебным положением, легализация доходов, нажитых преступным путем, уклонение от уплаты налогов и проч. Также серьезным поводом для возбуждения этого уголовного дела стали показания бывшего компаньона Живило Руслана Шамурина, у которого братья силой отобрали более 10 млн долларов и 50% акций Base Metal Trading Ltd.

Кроме того, Михаил Живило обвинялся в сговоре с рядом руководителей «Токо-банка», в результате которого этот крупный российский банк был целенаправленно доведен до банкротства. Эта процедура началась в связи с исками компании Alcomet Trading Ltd., якобы предоставившей в 1993—1994 годах «Токо-банку» кредиты на общую сумму 210 млн долларов, которые банк не смог или не захотел вернуть. В то время Шамурин был руководителем вышеупомянутой фирмы и засвидетельствовал, что никаких кредитов «Токо-банку» Alcomet Trading Ltd. не предоставляла. При этом все иски и обоснования для банкротства банка были сфальсифицированы Михаилом Живило и его сообщниками, заинтересованными в срочной ликвидации банка.

Правосудие по-французски

Арестовали ударившегося в бега Михаила Живило 22 февраля в Париже. Сам арест скандально известного российского бизнесмена, наделавший много шума в прессе, все же оставил нам больше вопросов, чем ответов. В первую очередь до сих пор непонятно, каким же образом Живило, который к моменту ареста уже полгода числился в картотеке Интерпола на розыск, свободно перемещался по миру — США, Англия, Франция и проч. Почему он «вдруг» был арестован именно в Париже, где доселе проживал в спокойствии и достатке?

Наиболее смешную и нереальную версию выдвинула адвокат Миши Кемеровского Ариэль Гаскон-Реторе, которая обвинила во всех бедах Живило… «неправильную пожарную сигнализацию». Якобы сигнализация сработала в квартире Живило, и туда вместе с пожарными заявились и полицейские. А у Живило «совершенно случайно» не оказалось документов, удостоверяющих его личность, и поэтому, мол, Михаила забрали в участок, где опять-таки совершенно случайно его проверили по картотеке Интерпола и тут же арестовали как международного мошенника. Мадам Гаскон-Реторе постаралась оставить без внимания официальное заявление представителя французских правоохранительных органов, в котором предельно ясно говорилось, что господин Живило был задержан на одной из парижских улиц в результате спецоперации, для проведения которой был задействован даже полицейский спецназ, что само по себе представляет уникальную для Франции ситуацию.

В связи с этим заявлением, кстати, возникает целый ряд вопросов: почему Живило не задержали, к примеру, в сентябре прошлого года в том же Париже, если в отделении полиции аэропорта Орли, куда он прибыл, уже имелась информация Интерпола? Почему, проведя некоторое время в Париже, он спокойно преодолел все пограничные контроли и, переправившись через океан, до конца года жил в Вашингтоне? Но все эти вопросы меркнут перед тем, что произошло в парижском Дворце правосудия 16 мая этого года.

Итак, 16 мая после непродолжительных слушаний французский суд отказал в экстрадиции Михаила Живило в Россию, и беглый бизнесмен был выпущен из тюрьмы. Суд счел, что предоставленные российской стороной документы по этому делу не дают оснований для уголовного преследования и экстрадиции. По сообщению Франс Пресс, французские власти так объяснили свой отказ в экстрадиции Живило. Мол, по французским законам человека, лишь намеревавшегося совершить преступление, нельзя экстрадировать. Тем самым французы признали, что Михаил Живило готовил покушение на Амана Тулеева.

Но само толкование парижской Фемидой этой ситуации выглядит весьма комично. Получается, что «заказ» на губернатора еще не повод для обвинения. Вот если бы Живило лично перегрыз горло Тулееву, и еще желательно в присутствии телекамер, судмедэкспертов и двенадцати присяжных, тогда французы, может быть, и выдали бы его России.

В итоге на свободу вышел человек, в отношении которого у российских правоохранительных органов есть достаточно убедительные в процессуальном плане, а главное — мотивированные подозрения в посягательстве на жизнь весьма влиятельного политического деятеля. Преступления аналогичного характера, случись они во Франции или в США, караются весьма жестоко. Однако французское правосудие создало для российских следователей серьезную помеху в доведении уголовного дела до логического завершения, по существу, пойдя на поводу у международного мошенника Михаила Живило. Тем самым французская Фемида взяла на себя ответственность за укрывательство главного фигуранта этого дела — заказчика особо тяжкого, по мировым меркам, уголовного преступления.

И еще немаловажный факт: нельзя забывать о том, что, кроме попытки покушения на Тулеева, за Живило числится целый букет тягчайших уголовных дел, в том числе и отмывание грязных денег, полученных незаконным путем, а также мошенничество, угрозы, вымогательство, сокрытие налогов и проч.

Такое отношение к гражданам России, представляющим специфический интерес для отечественных правоохранительных органов, становится в последнее время тенденцией, которая для профессионалов-криминалистов труднообъяснима. Действительно, спецслужбы Франции, не говоря уже о самом правосудии, сквозь пальцы смотрят на то, что целый ряд российских коррупционеров и мафиози приобретают виллы на южном берегу Франции и тут же ныряют в них, как в норку, как только в России возникает реальная угроза уголовного преследования.

О непонятной лояльности французского правительства к криминальным деятелям из России говорит и тот факт, что в Париже без всяких проблем проживает бывший лидер люберецкой организованной преступной группировки, вор в законе Леонид Билунов по кличке Макинтош. Эта «светлая личность» подозревается российскими правоохранительными органами в причастности к нескольким заказным убийствам, а также к незаконной перекачке за рубеж активов банка «СБС-Агро». Также, по информации российских спецслужб, предместья Парижа преспокойно обживают еще несколько криминальных авторитетов, разыскиваемых в России за убийства, вымогательства, отмывание денег и финансовые махинации.

Теперь в эту уголовную команду влился еще один опекаемый французским правосудием «политический диссидент» по имени Михаил Живило, более известный под кличкой Миша Кемеровский.

Псевдоним Майк

Но, как оказалось, разыскиваемый российскими спецслужбами Михаил Живило нашел себе приют не только во Франции, но и в Соединенных Штатах Америки. Центральное разведывательное управление США, абсолютно удовлетворенное решением французского суда, встретило Мишу Кемеровского с распростертыми объятиями. Почему же такая любовь? А потому, что Михаил Живило был еще за полгода до парижского ареста завербован ЦРУ и активно работал на американскую разведку. Завербовали Живило тогда, когда американцы обнаружили причастность его фирм к отмыванию денег через «Бэнк оф Нью-Йорк» (связь некоторых компаний с банком показана на предлагаемой нами схеме). По неофициальным данным, сейчас господин Живило проходит в картотеке ЦРУ как информатор под кодовым псевдонимом Майк.

А интерес у американцев к Майку очень простой — именно он, как никто другой, знает всю подноготную российской торговли таким стратегическим сырьем, как различные металлы, и в первую очередь алюминий. Причем наш «герой» отлично разбирается как в официальных делах международной торговли, так и в теневой деятельности алюминиевых и других металлургических королей России. А именно эта отрасль российской промышленности, понятное дело, всегда очень интересовала западные спецслужбы и ЦРУ в первую очередь.

Но, кроме «металлической» информации, американская разведслужба, действуя совместно с Федеральным бюро расследований, получает от Живило-Майка также сведения и другого характера. Они касаются действий на международной арене различных преступных группировок, которыми руководят выходцы из бывшего СССР. В этих вопросах Михаил Живило является для американцев просто кладезем полезной информации, так как обладает обширными связями в криминальном мире. По некоторым сведениям из окружения бывшего главы «МИКОМ», Живило только за последние несколько месяцев встречался с сотрудниками ФБР не менее десяти раз.

Разрабатывая Михаила Живило как источник информации о международной деятельности российского криминала, американские спецслужбы получают необходимую для себя выгоду. Если Майк сообщает факты, которые получают подтверждение, то агенты арестовывают очередного преступника. И конгресс США соглашается выделить финансовые средства ФБР и ЦРУ на борьбу с этой самой русской мафией. То есть Живило-Майк является бесценным кадром для американских спецслужб, и именно поэтому они пытаются слепить из Живило «диссидента от бизнеса» и безвинную жертву политических игр Кремля. Собственно говоря, на их месте так вела бы себя любая спецслужба.

В Кемерове готовился теракт

[...]Как мне сообщили в российских правоохранительных органах, занимающихся расследованием дела о подготовке покушения на Амана Тулеева, одна из схем убийства, которую предложил исполнителям Михаил Живило, была примерно следующей. Специально нанятые лица входят в ближайшее окружение Тулеева и впоследствии организовывают взрыв его самолета, который влечет за собой смерть кемеровского губернатора. А так как Тулеев всегда летает в окружении помощников и охраны, то погибли бы несколько десятков человек, включая и экипаж.[...]