Адамову грозит 60 лет тюрьмы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Обвинения, предъявленные бывшему главе Минатома, касаются его доминистерской жизни

1115791999-0.jpg О том, что рано или поздно у господина Адамова могут возникнуть проблемы с законом, было ясно еще в конце 90-х. Возглавляемую им отрасль буквально трясло от скандалов. Сначала со сверхсекретного комбината «Маяк» какие-то жулики утащили трехтонную бетонную плиту, потом активисты «Гринпис» спокойно забрались на крышу ядерного хранилища в Красноярске, а сотрудники ФСБ на ту же крышу сумели заложить муляж бомбы. Попутно в совершенно закрытых ядерных институтах вдруг стали обнаруживаться то линия по производству пиратских компакт-дисков, то склад турецкого ширпотреба.

Интересно, что происходило это в то время, когда американцы давали Минатому сотни миллионов долларов на усиление охраны российских ядерных объектов, и, по бумагам, деньги эти министр Адамов успешно осваивал. «Практически все, о чем говорилось в обвинительном заключении, которое было оглашено судом штатом Пенсильвания, было отражено в справке Государственной думы 2001 года, — говорит директор ФСБ России в 1996 — 1998 гг., председатель Комитета Госдумы РФ по делам ветеранов Николай Ковалев. — И что американцы делали все это время, мне, честно говоря, совсем непонятно».

2001 год. Евгений Адамов «продавливает» через Госдуму закон о ввозе в Россию иностранных ядерных отходов, обещая бюджету фантастические прибыли. Однако первый же контракт, подписанный на основании нового закона, показывает, что денег в страну никто, видимо, перечислять и не собирался. Все обязательства по оплате за ввезенные отходы повисали на заведомо несуществующей офшорной фирме в княжестве Лихтенштейн. Контракт со скандалом отменяют. Дума начинает выяснять: да что же это за человек такой, этот ядерный министр? Тогда же в отчете думского Комитета по коррупции впервые всплывает и американская тема – оказывается, у Адамова в Штатах — большой бизнес. «Основные материалы были получены именно из спецслужб России, — продолжает Николай Ковалев. — Но предъявить обвинение Адамову невозможно без доказательственной базы, которая находится в США. Только с помощью правоохранительной системы США можно было доказать его вину. А американцы не хотели сотрудничества и пошли по совсем другому пути».

Как бы то ни было, а президент тогда быстро перевел Адамова в разряд безработных, и дальше уже дело было за прокуратурой, но там что-то не задалось. «Я никак не могу понять, почему все так возбудились по этому поводу. Вот передо мной лежит информация: «Генпрокуротура допросила сегодня…» Вранье это все! Меня никто не допрашивал», – заявляет сам Евгений Адамов.

С прокурорским заключением о том, что нарушений не выявлено, и со своими любимыми отговорками про «вранье, клевету и чушь собачью» отставной министр тогда тихо сошел на нет. Вновь появился он лишь теперь, в Швейцарии. Оказывается, его дочь — давно уже швейцарская гражданка, у нее там — собственные особняк и счет, на который господин Адамов когда-то перевел 200 тысяч долларов. Теперь же, когда по запросу американцев счет арестовали, он приехал разбираться. «В назначенное время мы с отцом пришли в суд. Судья, который вызвал его для объяснений, сказал, что беседа будет с глазу на глаз, и попросил меня выйти. А где-то через 4 часа ко мне подошли и сказали, что моему папе придется задержаться», — рассказывает дочь Евгения Адамова Ирина.

Сейчас арестованный сидит в бернской тюрьме, и Штаты добиваются его выдачи. Интересно, что все обвинения, предъявленные Адамову, касаются его еще доминистерской жизни. Тогда, в середине 90-х, он, будучи директором крупнейшего ядерного института НИКИЭТ имени Доллежаля, впервые получил западное финансирование и тут же совместно с неким украинским эмигрантом Марком Каушанским открыл в Штатах ряд весьма подозрительных фирм. Несложно представить, что местные спецслужбы узнали об этом в первый же день. И вот теперь в разгар очень непростых переговоров о допуске американских инспекторов на российские ядерные объекты та давнишняя тема вдруг всплывает. «Адамов с Каушанским зарегистрировали в Пенсильвании фирмы «Омеко-лимитед» и «Энергопул», потом еще один «Энергопул» они открыли и в штате Делавер, — сообщила прокурор Пенсильвании Мэри Бет Бьюкенен. — С 93-го по 98-й годы из фонда ядерной безопасности МАГАТЭ они скачали в эти фирмы порядка 15 миллионов долларов, минимум 9 из которых — украли. Похищенное они переводили на свои счета в Швейцарии, Франции и Монако, а также использовали для кредитования под высокий процент института НИКИЭТ имени Доллежаля».

Как проводились эти кредиты, можно прочитать в обвинительном заключении: американская фирма Адамова перечисляет российскому институту 2 миллиона 300 тысяч долларов. То есть формально — все хорошо, деньги в Россию приходят, но уже через несколько месяцев они возвращаются обратно, причем с процентами в полтора миллиона долларов. Для маскировки в платежках указывается, будто это проплата американской стороне за «компьютерное обеспечение и организацию деловых путешествий» [...]

[...] Как бы то ни было, а перспективы у бывшего атомного министра не радужные. Швейцария полна решимости его выдать, а американцы — посадить. Даже предположительно известно куда — в пенсильванскую тюрьму, где сидел небезызвестный Япончик. Объявлен и срок: Адамову грозит до 60 лет заключения.

В Москве у Евгения Олеговича осталась жена, еще одна дочь, а также роскошная квартира в высотке на Площади восстания, дача в престижном поселке Малаховка и некие банковские счета. Станут ли американцы добиваться их ареста или ограничатся швейцарскими деньгами, пока неизвестно.

Борис Соболев

Оригинал материала

«Вести недели»