Адамов причастен к убийству Рохлина?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бурная коммерческая деятельность экс-министра сопровождалась загадочной гибелью людей, работавших “под крышей” Минатома

1116051386-0.jpg Атомное прошлое экс-министра Адамова обрастает все новыми сенсационными подробностями, которые прежде кем-то упорно замалчивались. Его бурная коммерческая деятельность сопровождалась загадочной гибелью людей, работавших “под крышей” Минатома. Мартиролог выглядит примерно так: Рувим Нуреев, Александр Белосохов, Лев Рохлин, Сергей Моисеев. Все они погибли при весьма странных обстоятельствах. Выжил — после двух покушений! — лишь известный физик-ядерщик, в прошлом директор Института атомных технологий Лев Максимов.

Ученый Максимов открыл и запатентовал ториевый цикл, который мог бы произвести революцию в атомной энергетике, если бы институт Максимова не уничтожили, а самого не стали бы преследовать. Кому-то были совсем не нужны модернизированные атомные станции, способные работать с использованием тория вместо урана. Лев Николаевич так сказал о своем открытии: “Я как будто бы включил яркий свет в той темной комнате, где вор с вором делился добычей…”

По рассказам Максимова, генерал Рохлин сам нашел его. Принес секретные документы по печально известной “урановой сделке” (ему стоило больших трудов заполучить эти бумаги) и признался, что ведет собственное расследование.

Вот что говорит Лев Максимов сегодня:

— Незадолго до своей гибели генерал Рохлин позвонил мне и сказал, что за ним следят и угрожают физической расправой. У генерала были серьезные основания подозревать в угрозах главу Минатома Евгения Адамова, ибо все урановые аферы в то время шли через этого “американского шпиона”. Насколько я знаю, Рохлин пытался выйти на Татьяну Дьяченко — очень просил ее поспособствовать встрече с Ельциным… Позже, поняв, что Борис Николаевич уклоняется от встречи, Рохлин переслал пачку с документами, компрометирующими Адамова, в ФБР.

До генерала Рохлина собственными расследованиями “урановой сделки” занимался Рувим Нуреев, главный инспектор по ядерной и радиационной безопасности Минатома России.

— В июне 1996 г. тело главного инспектора Нуреева нашли на железнодорожных путях, — вспоминает доктор технических наук, депутат Госдумы (1995—2003 гг.) Иван Никитчук. — Смерть представили как самоубийство, но родственники Нуреева отказались в это поверить: у инспектора не было причин, чтобы бросаться под поезд.

Следом за Нуреевым и Рохлиным уходит из жизни первый замминистра Министерства РФ по атомной энергии Александр Белосохов (январь 2000 г.). Белосохов якобы погиб в результате несчастного случая: катался на снегоходе. Уголовное дело по факту покушения на убийство (первоначально присутствовала и такая версия) возбуждать не стали.

Лев Максимов утверждает, что Белосохов был одним из главных ответчиков перед думскими комиссиями по “урановой сделке”. Он был в достаточно близких отношениях с Евгением Адамовым, который сидел тогда в кресле директора НИИ им. Доллежаля, но плотно занимался урановой проблемой. Потом взялись за Максимова. На него напали в июле 1999 г.

— Был поздний час, я вошел в метро, — вспоминает Лев Максимов. — У меня за спиной на эскалаторе оказались несколько крепких молодых парней. Меня ударили по голове и с помощью электрошока попытались “отключить” сердце. Я потерял сознание.

Максимов не погиб чудом: преступники приставили к его телу электроды “неграмотно” с медицинской точки зрения. Однако долгое время потом Лев Николаевич вынужден был скрываться.

Рохлин собрал немало документов, в том числе и на Адамова. Но ни в доме, ни в рабочем кабинете генерала их не нашли. Не исключено, что папку с документами Рохлин отдал на хранение проверенному человеку. Таким человеком мог быть его боевой товарищ генерал-майор Сергей Моисеев (они вместе воевали в Чечне). В сентябре 2003 г. генерал Моисеев погиб — убит женой Ириной Моисеевой во время семейной ссоры. Нечто очень похожее, как мы помним, есть и в деле Тамары Рохлиной, которое все никак не закончится.

Из досье

В 1993 г. в рамках комиссии Черномырдин—Гор было подписано российско-американское соглашение об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия. Американская сторона собиралась использовать его как топливо для электростанций. Уже тогда многие депутаты Госдумы задавались вопросом: а не продешевили ли мы? В ГД была создана специальная комиссия, вывод которой был таким: “Соглашение о поставке урана в Америку составлено в интересах США и наносит урон национальной безопасности России”. Потери для экономики страны были оценены в 8 трлн. долл.

Андрей Яшлавский, Надежда Попова

Оригинал материала

«Московский Комсомолец»