Адвокатская тайна по сходной цене

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Век", origindate::25.09.2011, Фото: via specletter.com

Адвокатская тайна по сходной цене

Пострадавших предпринимателей сделал обвиняемыми их адвокат Олег Губинский и "хозяин дела" Андрей Силецкий

Дмитрий Наумов

Compromat.Ru

Олег Губинский

Плохо, когда на успешный бизнес наезжают рейдеры. Плохо, что законы до сих пор оставляют им немало возможностей. Очень плохо, когда милиция не защищает, когда следствие не видит очевидного. Еще хуже, если создается впечатление, что органы действуют в интересах одной, причем понятно какой стороны. Но хуже всего, когда твой адвокат, который знает решительно все и о бизнесе, и о тебе самом, переходит на сторону рейдеров. Жертвами именно такого уникального в своей пагубности стечения обстоятельств стали московские предприниматели Илья Дыскин, Владислав Кольцов и Игорь Богусевич. Сначала они лишились своего крупного актива — здания в центре столицы, а потом еще и оказались обвиняемыми по уголовному делу, которое расследовало, как они пытались похитить это самое здание. А ведь еще в 2004 году Дыскин, Кольцов и Богусевич абсолютно законно приобрели контрольный пакет акций компании, которой принадлежало здание и стали его полноправными владельцами.

С 2003 года по 2006 год адвокат Губинский оказывал юридическую помощь Илье Дыскину, Владиславу Кольцову и Игорю Богусевичу, а также подконтрольным ЗАО «Ведомство» юридическим лицам (ЗАО «На Ильинке», ООО «Лубянка-Девелопмент», ЗАО «Девелопмент-Центр» и пр. (см. «Рейдеры. Как это делается. Захватчики добрались до Старой площади.»). Губинский курировал работу юридического отдела ЗАО «Ведомство», одновременно заключив с Богусевичем cоглашения об оказании юридической помощи и защиты — причем не только как с генеральным директором ЗАО «На Ильинке», но и как с физическим лицом. Адвокат пользовался безграничным доверием Дыскина, Кольцова и Богусевича и знал коммерческие тайны как их лично, так и ЗАО «Ведомство», а также подконтрольных им и этому ЗАО юридических лиц. Не будет преувеличением сказать, что адвокат знал все. А в июне этого года профессиональное сообщество адвокатов потряс грандиозный скандал. Выяснилось, что член Адвокатской палаты Московской области Олег Губинский умышленно и последовательно подставлял своих клиентов.

За действия, несовместимые со статусом адвоката и позорящие адвокатуру, и в первую очередь за нарушение адвокатской тайны 22 июня 2011 года Совет Адвокатской Палаты Московской области лишил его статуса адвоката. Но это решение профессионального сообщества стало лишь эпизодом в сложной последовательности событий, во многом типичных для последних лет — с налаженным бизнесом и активно ищущими, где что плохо лежит, рейдерами. Хотя есть в этой истории и своя неповторимость: адвокат-перевертыш и производящее стойкое впечатление ангажированного следствие «украшают» далеко не каждую попытку рейдерского захвата. Тем более — настолько открытую и вполне успешную.

Схема

Губинский должен был защищать интересы своих доверителей, в том числе как бенефициаров ООО «Лубянка-Девелопмент», которому принадлежало расположенное на Старой площади, напротив Администрации президента, по адресу Маросейка, 2/15 престижное здание общей площадью более 11 тыс. кв. м. В советские времена здесь размещался комбинат питания ЦК КПСС. Но несколько лет назад бизнесмены поняли, что на их активы претендует группа рейдеров. Они поручили Губинскому принять юридические меры по защите их собственности.

Губинский лично разрабатывал схему и вел защиту актива. Он предложил акционерам Дыскину и Кольцову оформить сделки по передаче здания и акций ЗАО «На Ильинке» на других лиц, уверяя, что так активы можно будет вывести из-под удара рейдеров. Акционеры согласились и одобрили действия адвоката, полностью ему доверяя.

Однако дальше начался настоящий цирк. Получив нужные ему документы, адвокат убедил бизнесменов передать акции на хранение в некий депозитарий — опять же, в качестве меры по «защите» ценных бумаг от рейдеров. На свою беду бизнесмены согласились, не подозревая, что депозитарий полностью подконтролен той самой группе рейдеров, и уже тем более не допуская, что к ним переметнулся алчный адвокат.

До 2006 года действия Губинского выглядели правдоподобно. Но нападки рейдеров «выдавили» Дыскина из России, и Губинский, решив, что дальше маскироваться нет смысла, открыто перешел на сторону своих новых хозяев. Впрочем, до этого он успел поучаствовать в одной интересной операции — признании недействительным дополнительного выпуска акций ЗАО «На Ильинке».

Акции

Фактически уставный капитал ЗАО «На Ильинке» состоит из 1600 обыкновенных именных акций первого выпуска. Второй выпуск — 18400 акций 22 ноября 2005 года — суд признал недействительным, причем его заседание проходило при участии самого Губинского. Однако эмитент ЗАО «На Ильинке» — ЗАО «Каскад» — до сегодняшнего дня указывает, что у него в уставном капитале в общей сложности находится 20000 акций (с учетом двух выпусков). Для чего это делается? Для сокрытия преступных действий Губинского и его новых хозяев-рейдеров.

В 2005 году при неизвестных обстоятельствах 849 акций ЗАО «На Ильинке» первого выпуска выбыли из собственности Кольцова в собственность Губинского, о чем Кольцов узнал лишь недавно. А в октябре 2006 года 299 акций ЗАО «На Ильинке» первого выпуска выбыли из собственности Богусевича по кабальной сделке под угрозой уголовного преследования.

Между тем Губинский уже после судебного решения оформил в свою собственность и акции первого выпуска, выбывшие из собственности Кольцова, и акции второго, признанного недействительным выпуска. А затем одним махом продал все ценные бумаги — и настоящие, и липовые — одному из участников рейдерского захвата Хромовских.

Так с помощью адвоката Губинского Хромовских увеличил свой пакет за счет незаконно присвоенных и недействительных акций. В судебном заседании арбитражного суда в 2008 году он ссылался на то, что ему принадлежит пакет из 89% от Уставного капитала ЗАО «На Ильинке» в количестве 17960 штук. Другими словами, он оспорил сделку пакетом акций, которые суд в ноябре 2005 года признал недействительным, и акциями, которых собственников лишили незаконным путем.

Так настоящие рейдеры, на основании недействительного пакета акций (по сути — фальсифицированных доказательств) организовали в столичном арбитражном суде решение, которое придало законность их действиям.

Органы

Затем адвокат и рейдеры приступили к последнему этапу операции по присвоению чужого имущества. Понимая, что законные владельцы здания будут за него бороться, они пошли самым простым и эффективным путем — инициировали против тех уголовное дело.

Практика показывает: когда в основе конфликта лежит хозяйственный спор, добиться возбуждения дела несложно. «Кто первый принес заявление — тот и потерпевший», — шутят по этому поводу в следственных органах. Ясное дело, что в большинстве подобных случаев такая «понятливость» следователей имеет под собой вполне осязаемую материальную основу — ведь на кону стоят многие и многие миллионы.

По пути инициации против своих жертв уголовного дела и пошел изворотливый юрист Губинский. Впрочем, с самого начала у него не заладилось. По первому уголовному делу, где он выступил свидетелем обвинения против своего бывшего клиента Богусевича, Раменский городской суд Московской области признал показания адвоката неубедительными.

Тогда Губинский помог рейдерам Андрею Силецкому (кстати, зятю всемогущего Пал Палыча Бородина) и Хромовских инициировать уголовное преследование, накатав заявление, что он сам и один из членов группировки рейдеров Хромовских как акционеры пострадали от действий Кольцова и Богусевича, которые якобы покушались когда-то в 2005 году на хищение здания на Старой площади, которое на самом деле уже давно похитили сами Силецкий, Хромовских и примкнувший к ним Губинский.

И такого заявления оказалось достаточно, чтобы возбудить уголовное дело. Причем к делу в качестве свидетеля обвинения был привлечен сам Губинский, что явно выходило за рамки Уголовно-процессуального Кодекса РФ.

С самого начала у следствия накопилось достаточно доказательств лживости измышлений Губинского и того, что со стороны адвоката и его сообщников на здание была проведена самая настоящая рейдерская атака. Например, в деле имелись фонограмма записи разговора Силецкого с акционером ЗАО «На Ильинке» Дыскиным от октября 2005 года, в процессе которых Силецкий открыто заявил о своем намерении завладеть спорным зданием.

Следователь

Дело развивалось, и 28 декабря 2010 года старший следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД России Андрей Михайлович Белоусов вынес постановления о привлечении В.В. Кольцова и И.С. Богусевича в качестве обвиняемых по уголовному делу № 117032 (возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, расследуется Следственным департаментом МВД России).

Одним из главных свидетелей обвинения и здесь был адвокат Олег Губинский. Хотя именно в это время и именно по расследуемым действиям он оказывал юридические услуги Илье Дыскину, Игорю Богусевичу и Владиславу Кольцову. А закон прямо и недвусмысленно запрещает допрашивать адвоката в качестве свидетеля, когда речь идет об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием им юридической помощи.

Впрочем, самого Губинского это нимало не смущало — показывая против своих бывших доверителей, он руководствовался личным корыстным интересом. А тот был очень весом…

Адвокат

Кодекс профессиональной этики устанавливает: злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. А доверие к адвокату невозможно без уверенности в том, что он сохранит в тайне все, что узнает от своего клиента. Профессиональная тайна — безусловный приоритет деятельности адвоката. Срок ее хранения не ограничен во времени, и никто не может освободить адвоката от этого обязательства кроме его доверителя.

Все это прекрасно знал и Олег Губинский. Однако он сам освободил себя от обязанности хранить в тайне полученную от доверителей информацию и, владея оригиналами документов и доверенностями, в конце 2006 года вступил в преступный сговор с оппонентам своих доверителей Андреем Силецким и Андреем Хромовских, передав им информацию и документы. А заодно согласился открыто действовать против своих бывших клиентов.

Губинский увлекся настолько, что даже выступил свидетелем обвинения по уголовному делу в Раменском городском суде Московской области. В своих показаниях он называл Игоря Богусевича рейдером и обвинял его в незаконных и преступных действиях, якобы совершенных тогда, когда он был его доверителем и оказывал ему правовую помощь.

То, что Совет Адвокатской Палаты Московской области принял решение о прекращении статуса адвоката Олега Губинского — событие беспрецедентное. Однако его действия настолько шли вразрез с самими основами адвокатской профессии, что у профессионального сообщества просто не оставалось другого выхода, даже несмотря на то, что мало где любят выносить сор из избы, а юристы не так уже и часто решаются «сдавать» своих коллег (а тем более — «сажать»).

Неустановленные

Следователь Белоусов прекрасно знает об этом решении. Также он знаком и с решением Арбитражного суда Москвы от 22 ноября 2005 года, которым установлена недействительность дополнительного выпуска 18400 акций, с использованием которых Губинский и Хромовских попытались доказать законность своих притязаний на чужое имущество. Однако господину Белоусову доказательства защиты не понадобились — под предлогом выделения дела в отдельное производство все материалы, опровергающие доводы обвинения, он из уголовного дела удалил. А в основу расследования положил лишь показания адвоката Губинского, данные в нарушение российского законодательства и прежде всего закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В материалах расследования то и дело мелькают формулировки типа «в неустановленном месте», «при неустановленных обстоятельствах». Показательно, что у следователя Белоусова не хватило времени не только на то, чтобы разобраться в «неустановленных» обстоятельствах. Видимо, ему было недосуг разобраться и в многочисленных ходатайствах защиты (а их было более 70!), направленных на изобличение Губинского и рейдеров не только в захвате здания, но и в фальсификации документов и лжесвидетельстве. Мало того, «ненужные» ему листы из ходатайств он просто-напросто вырвал и вернул защите. Остается только догадываться, какой именно является мотивация следователя, настолько откровенно попирающего нормы УПК.