Адвокат Мусаев вызвал улыбку обвинения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Адвокат Мусаев вызвал улыбку обвинения FLB: Защите Темерханова не удалось отвести из списка доказательств протокол осмотра полусгоревшей машины киллера

"«Во вторник в Мосгорсуде продолжился процесс по делу об убийстве полковника Юрия Буданова, бывшего командира 160-го гвардейского танкового полка, осужденного впоследствии за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Буданова убили через полтора года после освобождения, 10 июня 2011 года, во дворе дома на Комсомольском проспекте. На скамье подсудимых предполагаемый киллер Юсуп-Хаджи Темерханов, - сообщила Газета.Ру. Прежде чем выслушать свидетелей, судья Андрей Коротков предложил защите и обвинению представить свои ходатайства в отсутствии коллегии присяжных. Прокурор Мария Семененко среди прочего попросила суд изучить протокол осмотра автомобиля злоумышленников. С ходатайством категорически не согласился адвокат Темерханова Мурад Мусаев. В ответ на заявление Семененко он заявил рукописное ходатайство с требованием отказать в изучении протокола и исключить его из списка доказательств. Мусаев утверждает, что во время осмотра автомобиля на месте было куда больше людей, чем занесено в протокол: японскую иномарку осматривала следователь главного управления СКР по Москве Валерия Сотникова, чьей фамилии не оказалось в протоколе . Документ подписан единственным следователем — коллегой Сотниковой Шемеляковским. «После того как Сотникова взяла дело в производство, с ним начались странные метаморфозы — в частности, с экспертизами предметов, изъятых в автомобиле. Проводилась дактилоскопия предмета — на нем не обнаруживалось отпечатков. Затем проводилась повторная экспертиза — и отпечатки пальцев неожиданно находились» , — пояснял Мусаев. По его словам, если Сотникова участвовала в осмотре, ее фамилия должна была присутствовать в протоколе, если нет, то протокол осмотра с ее участием следует признать незаконным. «Я сам видел, как она подходит к Шемеляковскому и что-то ему говорит, а он записывает» , — продолжал Мусаев. Мария Семененко опротестовала ходатайство: по ее мнению, никаких доказательств того, что протокол должен быть признан незаконным, Мусаев не предъявил. Андрей Коротков также посчитал доводы Мусаев несостоятельными. «В ходатайстве отказать, а протокол признать достаточным доказательством, который подлежит изучению коллегией присяжных» , — заключил он. Адвокат не унимался. В качестве подтверждения своих слов помимо ссылок на Уголовно-процессуальный кодекс Мусаев предложил судье «обозреть» видеозапись осмотра автомобиля, которую он нашел на своем мобильном телефоне во время спора с прокурором и судьей. Семененко снова выразила протест. «В очередной раз доказательства не представлены» , — заключила она. «Постановляю: отказать в ходатайстве и в обозрении видеозаписи. Ее источник неизвестен» , — отметил судья, выходя из себя. «Я ссылаюсь на уголовно-процессуальный закон и соответствующие статьи» , — продолжал парировать Мусаев, закидывая оппонентов очередными ссылками на УПК. «Суд просто закрывает глаза на очевидные вещи! Я прошу хотя бы обозреть видеозапись, то есть изучить мое ходатайство по существу — если не с мобильного телефона, то с любого компьютера, который удовлетворит суд. Запись сделана средством массовой информации Lifenews» , — настаивал защитник. Спор вокруг ходатайств шел по кругу: Семененко опротестовывала, Мусаев заявлял по новой. В какой-то момент прокурор повернулась к Мусаеву и, улыбнувшись, напомнила защитнику, что Сотниковой нет в протоколе, а значит, давала понять обвинитель, на месте следователя тоже не было, - передает издание Газета.Ру. «Ваша улыбка прекрасна, но это недостаточный контраргумент» , — ответил на довод прокурора Мусаев. Спор завершил судья, который окончательно отказал Мусаеву и пригласил в зал коллегию присяжных. Сразу после того, как присяжные заняли места, в зал зашел первый свидетель — владелец Mitsubishi Lancer Александр Мельников. Автомобиль этой марки правоохранители обнаружили после покушения. Предполагаемый убийца — Юсуп-Хаджи Темерханов — якобы пытался сжечь машину, но у него это не получилось. У найденного автомобиля были те же номера кузова, что у машины Мельникова. Мельников рассказал, что сразу после убийства Буданова ему позвонили из милиции: в это время он был на работе . «Меня спросили, не угонял ли кто-то мою машину или не крал ли номера. Я ответил, что нет, но они пригласили меня домой для того, чтобы разобраться в ситуации» , — отметил Мельников. Его машину действительно не угоняли: она по-прежнему стояла у подъезда, где Мельников ее, по его словам, ежедневно парковал. «Вы когда-нибудь убивали людей или сжигали машины?» — неожиданно спросил Мусаев, вызвав смех в зале. «Вопрос снят!» — тут же отреагировал судья. После Мельникова перед коллегией выступали предприниматель Константин Савотин и его друг, бывший сотрудник ГИБДД Сергей Морозов, - сообщает Газета.Ру. Летом 2011 года к Савотину, как выяснилось из его рассказа, обратился некий Борис Кузнецов. Зная, что у Савотина есть знакомые в правоохранительных органах, Кузнецов попросил «по старой дружбе» пробить информацию о серебристых Mitsubishi Lancer производства 2010 года . «Я обратился к своему товарищу Сергею Морозову — мы соседи по стоянке. Он мне на бумаге предоставил две карточки на два автомобиля — там были фамилии Мельникова и Романова» , — рассказывал Савотин. «Я не отказал Савотину, поскольку мы давно знакомы» , — объяснялся перед прокурором Морозов. Семененко показала Морозову карточки на японские иномарки, имеющиеся в деле, — он подтвердил, что именно их он и передал Савотину. Темерханов наблюдал за допросом свидетелей спокойно и вопросов никому не задавал. Между допросами свидетелей Семененко огласила протокол осмотра Mitsubishi Lancer, обнаруженного недалеко от места преступления. В автомобиле нашли среди прочего пистолет с глушителем, бутылку с керосином, синюю куртку, футляр от очков Ray Ban, пакеты из магазинов «Спортмастер» и «Азбука вкуса», несколько глазированных и творожных сырков, хлеб, воду, винегрет, две пачки сигарет — Parlament и Richmond, упаковку из под обезболивающих таблеток Nurofen (без содержимого), сканворд «Путевой» и газету «Коммерсантъ» . Продолжить изучение материалов дела судья решил 5 декабря». Как на днях сообщал специальный корреспондент Агентства федеральных расследований FLB.ru Дмитрий Флорин, «3 декабря в Мосгорсуде сегодня состоялось первое судебное заседание по делу об убийстве экс-полковника Вооруженных сил Юрия Буданова. Заседание должно было начаться в 11 часов, однако из-за усиления мер безопасности, процесс был перенесен в другой кабинет и задержался почти на полчаса. Пришедших на процесс журналистов долго не пускали в зал, лишь спустя некоторое время бойцы спецназа УИН начали запускать в зал по одному человеку, четко поясняя схему прохода по залу (нельзя было проходить возле стеклянной камеры с подсудимым, садиться на строго отведенные места). Съемка внутри зала была запрещена, подсудимого Темерханова вводили в зал через отдельный вход, в связи с чем ни конвоирование его в зал, ни вывод из зала журналистам увидеть так и не удалось. При этом журналисты отметили, что именно в этом зале, буквально при переходе через порог, переставал работать Интернет по wi-fi, что делало невозможным выход в сеть и оперативную передачу данных с процесса. Помимо этого именно в судебном зале также очень плохо работала сотовая связь. У корреспондента FLB.ru и находящихся рядом с ним журналистов телефоны показывали отсутствие сети. Сегодня состоялось первое судебное заседание по существу, еще до прихода присяжных, судья предложил сторонам процесса выступить с ходатайствами. Адвокат Темерханова (всего в процессе его защищает пятеро юристов), Мурад Мусаев, заявил ходатайство об удалении из зала сотрудника оперативного подразделения полиции, принимавшего участие в досудебных следственных действиях . «Он пришел сюда в своем синем гражданском костюме, зашел в зал по служебному удостоверению, но он же принимал участие в производстве дела. Сегодня понедельник, сотрудник полиции должен находиться на работе, значит он здесь на работе? Мы против такого оперативного сопровождения. Я не знаю его фамилию, но я видел его на следственых действиях» - заявил председательствующему судье Мурад Мусаев. Гособвинитель Мария Семененко (она же вела дело по убийству фаната Спартака Егора Свиридова) заявила судье, что процесс открытый и она не видит причин для удаления оперативника из зала, однако судья принял ходатайство Мусаева и полицейский был вынужден покинуть зал . Следующим ходатайством защиты было требование исключить из материалов дела сведения, которые, по версии защиты, были добыты с нарушением ряда процессуальных норм , что по закону должно перевести их в разряд недопустимых. В частности, речь шла о следственных действиях и обыске у обвиняемого в отсутствии защитника . По словам Мусаева, из-за этого Темерханов не смог реализовать свои законные права на защиту. Также защитник Темерханова заявил, что произведенные во время обысков (с целью обнаружить орудие убийства) допросы его подзащитного, задержанного и доставленного к себе домой в наручниках, были внесены в уголовное дело, что является незаконным, в связи с тем, что на тот момент Темерханов не имел адвоката и не был предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний . Гособвинитель высказал мнение по этому ходатайству, заявив, что в настоящее время оно является преждевременным, коллегия присяжных лишь только начинает вход в процесс и на данном этапе принятие этого ходатайства невозможно. Судья также вынес вердикт о преждевремнности ходатайства, отклонив его. В ответ на это адвокат Мусаев сделал заявление о недовольстве действиями председательствующего судьи. Следующим ходатайством защиты Темерханова было аналогичное признание недопустимости протокола об изучении некоторых образцов улик, приобщенных к делу в ходе следствия . По словам Мусаева, при этой процедуре был допущен ряд нарушений, начиная с отсутствия фамилий понятых, заканчивая отсутствием маркировки образцов. Однако судья также поддержал мнение гособвинения о преждевременности ходатайства, отклонив его на данном этапе дела. Мурад Мусаев вновь сделал заявление о недовольстве действиями председательствующего судьи. В 12 часов дня в зал заседаний 308, в котором шел процесс, зашли присяжные. Из 21-го присяжного (12 основных, остальные запасные) было 9 женщин, все - славянской внешности. После того, как присяжные заняли свои места (один человек, присяжный № 9, из основного состава не смог принимать участие в процессе и был заменен присяжным № 13 из запасного состава), гособвинитель Мария Семененко зачитала обвинительное заключение. Согласно ему, подсудимый совершил убийство по мотиву ненависти и вражды в отношении социальной группы . Мотивом преступления она назвала то, в ночь с 12 на 13 февраля 2000 года в Чечне трое военнослужащих, привлеченные для проведения контртеррористической операции, в ходе возникшего на бытовой почве конфликта убили отца Темерханова и подожгли его кафе и автомобиль. Участники преступления до сих пор не установлены. «Темерханов испытывал чувство ненависти и вражды ко всем военнослужащим, исполнившим свой долг и принявшим участие в контртеррористической операции, принял решение совершить убийство. Его выбор пал на Буданова, чье имя получило широкий общественный резонанс, и который являлся наиболее ярким представителем той социальной группы, к которой он испытывал ненависть» , – сообщил гособвинитель. Защитник Мурад Мусаев в своем слове назвал слова обвинителя надуманными . «Отца Темирханова убили в 2000 году, по словам обвинителя он стал готовить преступление по мотивам ненависти, в 2004 году получил новый паспорт на фамилию Сулейманова и лишь в 2011 году убил Буданова. Если бы Темерханов хотел отомстить за отца, за эти 11 лет он легко бы смог найти другой объект для мести, так как недостатка в сотрудниках Минобороны и МВД, принимавших участие в контртеррористической операции в Чечне, в России нет. Слова гособвинителя призваны вызвать ненависть к Темерханову со стороны военнослужащих. Надеюсь, что присяжные будут судить человека, а не некий образ, созданный обвинением» - заявил на суде Мусаев. По его словам, вся правда обвинения, что Буданов был убит, но не в том, что это совершил Темерханов . И если присяжные осудят Темерханова, они накажут невиновного человека. В 12: 30 обвинение долго и подробно зачитывало протокол осмотра места происшествия и заключение судмедэкспертизы, сделанное по факту осмотра трупа Юрия Буданова. После выступления гособвинителя защитник Мурад Мусаев обратился к судье, отметив, что гособвинитель не озвучил часть протокола осмотра места происшествия (места, где был обнаружен труп Буданова), исключив оттуда факт обнаружения у Буданова обручального кольца, однако судья проигнорировал замечание защитника Темерханова, сочтя его несущественным. В 13: 30 в зал слушаний был приглашен сын погибшего, Валерий Буданов. В качестве свидетеля он пояснил, что ему известно об обстоятельствах дня убийства. Отвечая на вопросы Мурада Мусаева, Валерий Буданов сообщил, что за некотрое время до убийства, его отец попросил быть особо осторожным, однако, чем были вызваны эти слова, экс-полковник не сообщил . После выступления Буданова, защитник Темерханова обратился к судье, заявив о ряде несоответствий в показаниях свидетеля. Судья попросил присяжных удалиться в совещательную комнату. После ухода присяжных, Мурад Мусаев сообщил, что сейчас Валерий Буданов заявил о том, что ему неизвестно, получал ли кто из его родных или знакомых после убийтсва его отца sms-сообщения с текстом политического плана, в то время как ранее Буданов рассказывал следователю о том, что после убийства его отца он получил сообщение от одного из знакомых: «Путин с Будановым облажался. Скоро ему за это голову свернут, вместе с Кадыровым. Приносим соболезнования» . Валерий Буданов ответил, что с момента гибели его отца прошло полтора года и он не помнит своих первоначальных показаний, однако если он так говорил раньше, значит, так и было . Судья не нашел поводов озвучивания этого факта перед присяжными, вопрос был снят. После этого судья предложил адвокатам Темерханова продолжить задавать вопросы Валерию Буданову. После попытки задать очередной вопрос, остановленной судьей, возникла словесная перепалка между судьей и Мурадом Мусаевым относительно норм русского языка. Судья наставил на том, чтобы защита Темерханова: «задавала вопросы по существу, не вкладывая туда свой ответ» . Мусаев заявил новое недовольство действиями судьи, сообщив, что это не ответы в вопросах, а лишь сложносочиненные предложения с деепричастным оборотом и: «Кажется мы с вами работаем по разным Уголовно-процессуальным кодексам» , обвинив судью в нарушении законности процедур. На что судья ответил, что «у него много времени и он сможет объяснять защите нормы русского языка» , на что, в свою очередь, защитник Темерханова заявил, что: «у вас много времени, но не вы платите за этот процесс» . Судья еще раз завил: «исходя из норм русского языка, защитник неправильно формулирует вопросы, сформулируйте вопрос без ответов и отсылок к истории» . Адвокат Мурад Мусаев вновь выразил недовольство действиями судьи, в этот раз из-за отклонения заявленных ходатайств об отклонении ряда доказательств из уголовного дела, признав их недопустимыми и добытими с нарушениями законодательства. «То что вы делаете, не соответствует закону», - заявил судье Мурад Мусаев. После этого вновь возникла словесная перепалка между ним и судьей, а судья предложил обжаловать его действия в вышестоящих инстанциях. На этом первый день слушаний по делу об убийстве Юрия Буданова был завершен. Следующее заседание назначено на 4 декабря. Прокомментировать первый день заседания корреспонленту FLB.ru представители гособвинения отказались, связаться с представителями защиты Темерханова также не оказалось возможным»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации