Адвокат Мусаев почувствовал себя немного прокурором. Буданов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"10 января в Московском городском суде продолжились прерванные в конце прошлого года судебные слушания по делу об убийстве Буданова.

Началось заседание с того, что уже в третий раз вызванный по ходатайству стороны защиты на процесс засекреченный свидетель обвинения под псевдонимом «Алан» вновь не явился в суд по необъяснимым причинам.

Адвокат подсудимого Мурад Мусаев заявил, что вызывают подозрения факты, содержащиеся в материалах дела (об этом FLB.ru сообщал ранее), указывающие на то, что [../info/53419.html Темерханов был похищен людьми, назвавшимися представителями секретного спецподразделения «Белая стрела»] еще 19 августа 2011 года, свидетель «Алан» дал показания 25 августа, а задержан Темерханов был только 26 августа.

Мусаев также заявил, что удивлен тем, что гособвинитель не хотел ранее приглашать «Алана» на допрос в судебное следствие.

При этом Мусаев ходатайствовал перед судом о раскрытии личности «Алана» для того, чтобы принять самостоятельные меры к его розыску и обеспечить явку в суд:

- Это никак не угрожает ему, если он вообще существует. Непонятно почему засекречено столько свидетелей? Например, кассиры с магазинов - их же фамилии есть на представленных чеках. Видимо это секретность сделана для того, чтобы создать атмосферу зловещести в деле. Хотя на самом деле ситуация похожа на старый анекдот про неуловимого Джонни. Он неуловим потому что никому не нужен. Раскройте имя свидетеля и мы будем принимать самостоятельные меры к тому, чтобы он явился в суд и был допрошен, - заявил Мурад Мусаев судье.

Гособвинитель Мария Семененко заявила, что неявка свидетеля это не повод для его рассекречивания.

«Это не дает оснований для его рассекречивания. Раз были основания согласно УПК для засекречевания, значит так надо», - заявила Семененко.

На это Мурад Мусаев заявил, что: «никто до сих пор, ни суд, никто не видел постановления о его засекречивании. Оно запечатано в конверте, который еще никто не вскрывал».

По его словам иными способами, кроме рассекречивания, они не могут обеспечить явку «Алана». И сторона защиты подсудимого больше не будет ходатайствовать о его вызове в суд, так как это не приносит результатов, необходимо огласить данные этого свидетеля.

«Я ходатайствовал о вызове 6 свидетелей убийства Буданова. Суд сказал - явку вам надо вы и обеспечивайте. Смогли с горем пополам одного только найти. Аж в Волгоградской области. Что делать тогда?» - обратился к судье Мусаев.

Судья отклонил ходатайство о рассекречивании свидетеля «Алан», заявив, что суд будет и дальше: «стараться обеспечить его явку, используя другие инструменты».

На что Мусаев ответил, что он как раз и предлагает такой инструмент - рассекречивание.

Мусаев: Вызовите его повесткой!

Судья: Если он так не приходил, почему вы думаете, что он придет по повестке?

Мусаев: Он минимум два раза уже не являлся, уже есть основания для его принудительного привода!

Судья: Не было повестки, нет оснований для привода.

После отклонения ходатайства о рассекречивании свидетеля «Алана» адвокат подсудимого Мурад Мусаев ходатайствовал о допросе в суде свидетеля Руслана Фаталиева, просмотре записей камер наблюдения со здания, в котором работал Юрий Буданов и осмотре телефонных аппаратов Буданова, так как, по его словам: «протокол осмотра телефонов есть, а сведений о входящих и исходящих вызовах нет».

Прокурор: Мы не возражаем.

Мусаев: Нам странно, что мы делаем работу за гособвинение. Мы уже чувствует себя немного прокурорами. Почему гособвинение не предоставило к осмотру записи камер наблюдения с места работы и места убийства Буданова? Более того, телефоны, например нашего подзащитного, были оформлены не на фамилию Сулейманов, а присланная сотовой компанией распечатка звонков имела файлы exel с названиями «Сулейманов 1» и «Сулейманов 2».

В 12 часов судья постановил допросить свидетеля Фаталиева, после чего присутствующим в зале пришлось переместиться из зала 306 в зал 232, приспособленный для работы присяжных.

Началась вторая часть процесса в 12:37. Отметим, что 10 января на процессе присутствовало множество представителей СМИ, однако в зал, по команде судебных приставов, запустили только первых стоящих у дверей 14 человек.

Причем в зал из 14 человек успели зайти только 9 журналистов. Помимо них в зал успел зайти бывший советник президента Ингушетии, адвокат Муса Плиев, 3 оперативных сотрудника в гражданском и оператор пресс-службы Мосгорсуда.

Причем оператор, положив на свое место ноутбук, ушел к видеокамере, установленной в зале, чтобы производить запись, в то время как в коридоре так и остались журналисты (и оперативники), которые тоже хотели присутствовать на процессе.

Стоит также отметить, что впервые за два месяца процесса его не охраняли бойцы спецназа УИН. Службу несли только полицейские конвойной службы и судебные приставы.

В 12: 41 в зал зашли присяжные. Начался допрос свидетеля со стороны защиты подсудимого, Руслана Фаталиева.

Фаталиев, дагестанец по национальности, проживает в Волгоградской области. Занимается ремонтом квартир. В день убийства Юрия Буданова, 11 июня 2011 года он работал на отделке подвального помещения нотариальной конторы, в которую Буданов приехал для оформления доверенности на вывоз детей заграницу.

Фаталиев заявил, что ранее никогда не был знаком ни с Будановым, ни с Темерхановым.

«В тот день ближе к обеду мы взяли пятилитровые канистры чтобы набрать питьевой воды. Слышу - хлопки на улице, когда зашли набрать воду. Вышел на улицу - смотрю, человек убегает, садится в машину и уезжает в арку. Выскочили женщины, бабка орала: «Скорая, милиция!» Они и приехали минут через 15, скорая и полиция».

Мусаев: Вы успели разглядеть этого человека?

Фаталиев: Он был в футболке, спортивном трико, в бейсболке с полосками, как фирма Адидас. Он сел за руль. Ростом был он как я, примерно 178 см (стоит отметить, что рост подсудимого Темерханова около 200 см.) Волосы светлые, ближе к рыжему. Была сильно одета кепка, но волосы торчали. Через лобовое стекло только видно его потом было, оно не было тонировано.

Все длилось около минуты. Когда шел в нотариальную контору, не обращал внимания, была ли там уже эта машина. Мы в нотариальной конторе делали ремонт.

Мусаев: Подзащитный, встаньте (обращается к Темерханову, находящемуся под охраной в стеклянной камере в зале суда). Похож ли (обращается к Фаталиеву)?
Фаталиев: Тот был светлый, спортивного телосложения и меньше ростом, даже меньше меня. Тот был не такой. Я сам дагестанец, тот тоже был кавказской национальности, но был светлый. И ростом меньше.

Прокурор: В каком часу вы пришли в тот день на работу?

Фаталиев: Мы всегда приходим рано. Часов в 8-9 утра. Мицубиси Лансер тот я видел только когда он же уезжал с места. В начале двенадцатого мы решили обедать, пошли за водой для обеда. Потом эти хлопки, я выбежал на улицу когда они еще продолжались. Там недалеко сидели на детской аллее двое мужчин и бабушка недалеко прогуливалась с внуком, она закричала. Когда стрелявший сел в машину, видел, что больше в машине никого не было. Но он был небольшого роста - Лансер невысокая машина, он почти как она по высоте был. Брови не видел - кепка была на глазах. Но волосы точно были рыжие. Я издалка могу определить, я в родился, а тот был чеченец.

Между нами метров 15 было. И глаза у него были светлые. Номер машины тогда еще помнил, сейчас уже не помню. Волосы торчали из под кепки - около 2 см. длиной.

После допроса Фаталиева гособвинитель ходатайствовала о зачитывании перед присяжными ранних показаний Фаталиева в полном объеме. Сторона подсудимого поддержала ходатайство.

Гособвинитель Мария Семененко начала зачитывать протокол допроса Фаталиева от 11 июня 2011 года, составленного в день убийства Буданова:

«Набираю воду, набрал пятилитровый бутыль, поставил, слышу хлопки, вышел на улицу, человек делает последний раз хлопки и садится в машину, задний ход и потом пошел вперед в арку», - зачитала начало первых показаний гособвинитель.

Второй протокол допроса Фаталиева датирован 17 августа 2011 года. В данных 10 января в суде и данных при составлении протоколов в 2011 году показаниях гособвинитель обнаружила ряд несоответствий.

Например, ранее Фаталиев говорил, что не смог бы опознать стрелявшего, не запомнил его, также не запомнил в чем был тот одет, так как все произошло «очень быстро», в то время как 10 января он четко заявил в суде, взлянув на обвиняемого, что стрелял точно не Темерханов.

Такое разногласие Фаталиев объяснил, что его слова следователь понял неправильно. Он, по его словам, имел в виду всего лишь, что не смог бы составить фоторобот убийцы.

Также в ранних показаниях Фаталиев утверждал, что не дожидался приезда Скорой и полиции, хотя 10 января он заявил, что видел, как они приехали.

Во втором протоколе допроса, от 17 августа 2011 года, Фаталиев заявлял, что:

«Лежащий на асфальте мужчина был одет в рубашку, похожую по цвету на милицейскую, сначала даже подумал, что убили сотрудника. Он еще дышал. Стрелявший вышел из машины...»

Прокурор акцентировала внимание суда на том, что сейчас Фаталиев заявил, что был во время первых выстрелов в здании, а ране сообщал, что видел, как убийца вышел из машины.

Зачитывание этой части протокола вызвало бурное обсуждение не только сторон обвинения и защиты подсудимого, но и присяжных. Несоответствие показаний Мусаев объяснил тем, что это явная опечатка в протоколе и имелось в виду, что Фаталиев говорил о том, что стрелявший «вышел из-за машины».

Поднявшееся в судебном зале волнение пришлось пресекать судье. При этом председательствующий даже смог расслышать слова находящейся в самом дальнем от него углу зала присяжной номер 10: «Ну конечно!» (поддерживая слова Мусаева об опечатке).

Подсудимый Темерханов, встав с места, стал громко говорить, что протоколы составляются неграмотно, что «все знают, как они их составляют, говорят одно, а пишут другое».

Судья сделал замечание подсудимому, сказав, что тому еще не давали слова, на что подсудимый крикнул: «Вы на всех орете!»

Судье пришлось сделать официальное замечание подсудимому о недопустимости такого поведения на процессе и предупредить что в следующий раз его удалят из зала.

Также судья потребовал признаться, кто из присяжных произнес фразу: «Ну конечно».

Прсяжная номер 10, женщина лет 60 встала и сообщила, что это сказала она. Судья достаточно строгим тоном громким голосом заявил ей, что присяжные не имеют права называть в зале оценочные суждения, все это должно быть в совещательной комнате:

«Вы здесь не имеете права ни судить о чем либо вслух, ни оценивать что-либо! Делаю вам предупреждение о недопустимости такого поведения. Вы можете оценивать, но не давать оценку. В следующий раз вы будете отчислены из присяжных».

Мурад Мусаев обратился к судье с критикой: «Вы рушите все доказательства, даже своих коллег. А гособвинитель у вас выходит неприкосновенная! Прошу обратить внимание на поведение гособвинителя! Им не нравится, что мы нашли свидетеля убийства, которого они почему-то не вызывали! Прошу обратить внимание суда на происходящее! Это профанация (кивок в сторону прокурора), то что здесь сейчас происходит! А вы судья - явно пристрастны!»

Судья сделал перерыв в слушании.

В 13: 15 по ходатайству Мусаева в процессе им были зачитаны распечатки прослушек телефонных переговоров периода от 8 до 13 мая 2011 года между людьми, якобы продавшими Темерханову Мицубиси Лансер серо-серебристого цвета, с перебитыми номерами.

Зачитывание переговоров заняло около часа, было видно, что присяжные явно не совсем понимают, о чем идет речь.

После этого в заседании был снова назначен перерыв.

Очередная часть слушаний 10 января началась в 16: 05.

Были показаны видеозаписи камер наружного наблюдения с высотки на Баррикадной, находящейся по адресу Кудринская площадь, дом 11, где находился офис Юрия Буданова, работавшего до дня смерти в организации по контролю за эксплуатацией высотных зданий Москвы.

В течение почти двух часов присутствующие в зале смотрели черно-белые записи наружных камер. Вдалеке от дома, на проезжей части действительно, в разное время и в разные дни, проезжал Мицубиси Лансер такой же, 10-й, модели. Однако определить его госномера, равно как и понять - была ли это одна и та же машина, было невозможно.

При просмотре записи, корреспонденту FLB. ru также не удалось понять, та же самая машина, или разные, видны на видеозаписи. Черное-белое изображение, разное освещение разных периодов дня и погоды, не позволяют это установить.

Окончание просмотра видеозаписей произошло лишь около 18 часов. По мнению присутствующих, надежды некоторых из участников процесса на то, что судебное заседание скоро завершится, либо уже на днях перейдет в стадию прений, беспочвенны.

Динамика процесса, скорее, говорит об обратном. При этом из собственных источников в суде корреспонденту FLB.ru удалось узнать, что обе стороны процесса достаточно основательно готовятся к стадии дополнений, последней стадии перед переходом в прения и вынесении решения суда.

«Специфика суда присяжных такова, что стороны готовят «самое вкусное» на десерт. То есть - на дополнения и прения», - сообщил FLB.ru собственный источник в судебном процессе.

По мнению некоторых из представителей сторон, не исключено, что процесс может затянуться минимум до середины весны.

Дмитрий Флорин, спец.корр. Агентства федеральных расследований FLB.ru

Читайте также на эту тему: [../info/53452.html «Торопиться уже некуда»]."