Адвокат и лицо нашей мафии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::19.02.2000

Адвокат и лицо нашей мафии

Александр Хочинский

Генеральный директор московской юридической фирмы «Александр Добровинский и партнеры» (ранее - “Прайвест”), широко популярный в узких кругах международных и отечественных жуликов “адвокат” Александр Андреевич Добровинский до самого недавнего прошлого работал у известного бизнесмена и промышленника, президента компании “Нордэкс” (Сретенский бульвар, дом 9/2) Григория Лучанского, о котором написано уже немало (одни из очень многих публикаций - в “Совершенно секретно” №3 и №4 за 1996 год). Вернее, он был пригрет под его крылом, занимая офис, расположенный в особняке “Нордэкса” на Сретенке. Кроме того именно по этому адресу он через свою секретаршу Е.М. Мамедову зарегистрировал свою компанию с родственным названием - «Финтрастнорд».

Добровинский до недавних пор снимал квартиру у сокурсника по ВГИКу, сына крупного советского режиссера - Григория Александрова, поскольку все время ожидал момента, когда он сорвет крупный куш, кого-то кинув. Он не покупал для себя своей квартиры. Так проще - взял чемодан и наутек!

Слова Добровинский, сказанные им в различных интервью после аферы с «Роснефтью» о том, что он всегда был небедным человеком являются, как обычно для него, ложью.

Только «пойдя под» Черного и Гелера, он сумел урвать куш и купить себе дорогую квартиру на Старом Арбате и вернуть небольшую часть из своих больших долгов.

Надо заметить, что, въезжая в «именитую» квартиру, наполненную многочисленными коробками, папками, тетрадями, фотографиями - архивом знаменитой супружеской пары (Любовь Орлова и Григорий Александров) – Добровинский не стал церемониться и возиться с бумагами, явно представляющими историческую и культурную ценность, а попросту выкинул весь этот, с его точки зрения, хлам на помойку.

Более ценные вещи, такие, как керамическую скульптуру Нади Леже, ковёр работы Пикассо, картины, мебель - подарки Александрову и Орловой - были благополучно реализованы Сашей.

Задумав осуществление проекта организации юридической фирмы, Добровинский почему-то решил, что это даже проще, чем руководить двумя официантами в ресторанчике “Регаль” на 5 столов.

В работе адвокатом Добровинский увидел для себя две стороны: что-то должно делаться реально, но самое главное - создание более или менее правдоподобных легенд о себе как о новом Струве и Плевако в едином лице.

С первым было тяжеловато, уже понятно - почему.

Поэтому Саша нанял нескольких молодых безамбициозных юристов (официантов), которые и выполняют для него всю черновуху - знакомятся с поставленным вопросом, анализируют его, подготавливают документы и т.д.

Сам же Добровинский выступает с этими подготовленными другими документами и шпаргалками в суде, “торгуя интеллектуальным лицом”, и ...благополучно заваливает одно дело за другим, если, конечно, при помощи старых своих - времен работы у Раппапорта - знакомств не находит выход на людей, могущих решить это дело за ту или иную мзду.

Большую помощь он надеялся получить и через такого знаменитого швейцарского бизнесмена и разведчика, как Борис Бернштейн, который в своё время, как пишет пресса, оплачивал зарубежные визиты и многочисленные покупки руководителей государств СНГ, жён руководителей российских МВД и ФСБ.

Генералы, правда, уже сняты со своих должностей, но многие их бывшие подчиненные, а ныне занимающие достаточно высокое положение в тех же силовых структурах, могут и не отказать в просьбе бывших коллег - что и требуется.

Что касается легенд, то для этого Саша подтянул нескольких журналистов и даже одного известного в кинопублицистике фотографа Миколу Гнатюка, который в свое время снял несколько сот фотографий советских кинозвезд для обложек “Советского экрана”, которые стали прославлять, кто как мог сначала бизнесмена, а теперь адвоката.

Поэтому и появились купленные Добровинским публикации в “Коммерсанте”, “Аргументах”, других журналах, на телевидении.

По радио он рассказывал байки о никогда нигде не проведенных делах, давал юридические консультации, написанные ему нанятыми помощниками (а чтобы было дешевле - часто эти материалы ему готовят студенты юрфака).

Аналогичная, по сути, история и с защитой бывшего замминистра МВЭС А. Догаева.

Задачи у Добровинского было, как всегда две: контролировать ход дела в интересах высокопоставленных коррупционеров и преступников и заработать - погреть руки на чужом горе!

И Добровинский полным ходом организовал для себя “обогрев”, наобещав супруге Догаева с три короба, и содрав с нее немалые деньги, не гнушаясь, при этом, брать и “борзыми щенками” - остатками антиквариата, не изъятыми органами дознания при многочисленных обысках.

Ну, а чтобы хоть какая-то видимость работы в направлении освобождения Догаева была наблюдаема, в “Коммерсанте” Герасимов регулярно публикует “сводки с поля боя”, составленные и любезно предоставленные ему Добровинским.

Правда, если после первой их публикации можно было сделать вывод о том, что дело освобождения господина Догаева - это дело буквально нескольких дней, то в дальнейшем приводимые цитаты руководителя юридической фирмы “Прайвест” Добровинского уже носили более туманный характер.

В конце 1996 года, как сообщила пресса, Догаева все же освободили. До суда. Суда так и не было.

Интересно было бы знать, как Добровинский “влез” в эту ситуацию, к которой не имел, конечно же, никакого отношения? Сколько денег содрал за свои не оказанные эфемерные услуги?

Залог, внесенный АО "Машиноимпорт" за своего бывшего председателя, бывшего заместителя министра внешней экономических связей Андрея Догаева можно считать рекордом реально уплаченных денег. В 1995 году его обвинили в должностном подлоге и пособничестве в контрабанде. АО перечислило на депозитный спецсчет Генпрокуратуры России полтора миллиарда рублей (около $ 270 000). И эта сумма была внесена на счет в течение четырех часов. После чего 4 октября 1996 года г-н Догаев был выпущен из Лефортова.

5 февраля 1997 года услужливый Герасимов публикует обширную информацию об иске руководителя группы “На-На” Бари Алибасова и Лидии Федосеевой-Шукшиной к газете “Мегаполис-зкспресс” и журналистке Алёне Снежинской.

Адвокатами журналистки выступают Александр Островский и Александр Добровинский, что довольно странно только на первый взгляд - что можно им, которые “за бесплатно и какать не сядут”, содрать с бедной “борзописецы”, выгнанной Алибасовым из своих пресс-секретарей за “профнепригодность”!

Оказывается, всё просто до банальности: нет денег - бери щенками. “Щенки” любой газеты - это её возможность публиковать хвалебные статьи, а проще говоря, рекламу, что “Мегаполис-экспресс” и сделал того же 5 февраля.

Начав с повторения лжи о мнимом окончании юридического факультета Гарвардского университета и подперев это ложью о будто бы какой-то адвокатской практике в Люксембурге, Италии и Швейцарии, Добровинский дальше несёт в “Мегаполисе” такое, от чего уши вянут даже у наивного и незамысловатого читателя этой газеты.

Итак, по собственным словам псевдо-адвоката Добровинского., метод работы его корпорацииПрайвест”: ”в первую очередь - это поиск компромата, фактов и фактиков ... отыскивать всевозможные лазейки. ...Грубо говоря, это перевирание фактического материала”.

Звучит как явка с повинной.

А потом этим вот компроматом, как дубиной по голове своего противника - или пощады запросит или пойдёт на невыгодное для себя соглашение.

В этой же статье Добровинский говорит как бы о себе: ”Развивается негативная тенденция - сюда хлынуло много профессионально слабых адвокатов, и они рынок адвокатских услуг ломают. В то же время в Москве есть много толковых юристов, и это приятно. Думаю, будущее за ними”.

Было бы нелепо утверждать обратное!

[page_9471.htm Продолжение материала]