Аднан Музыкаев не возвращает банку $1,3 млн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Аднан Музыкаев не возвращает банку $1,3 млн

Депутату, обедневшему после побега его друга афериста Гительсона, грозит выселение со 2-й Тверской-Ямской в Бирюлево

Оригинал этого материала
© Известия.Ру, origindate::06.12.2011, Банк Москвы взыскивает с депутата Аднана Музыкаева $1,3 млн, Фото: "ИТАР-ТАСС"

Юлия Полякова

Compromat.Ru

Аднан Музыкаев

У Аднана Музыкаева, по его словам, повторно избранного в Госдуму, — радостное событие омрачено судебным преследованием. Правда, к выборам оно прямого отношения не имеет. Банк Москвы обратился с иском к депутату в суд, пытаясь вернуть задолженность по кредиту в размере $1,3 млн. По сведениям пресс-службы Банка Москвы, заемщик не вносит платежи с начала 2010 года. Поскольку в досудебном порядке получить деньги не удалось, кредитная организация решила расторгнуть договор и обратить взыскание на заложенную квартиру в центре российской столицы.

— Музыкаев попросил о реструктуризации. Банк пошел ему навстречу. Но это не помогло, — сообщили представители Банка Москвы.

Как рассказал «Известиям» сам Аднан Музыкаев, кредит на $1,3 млн он взял в опорном столичном банке в 2006 году на 15 лет.

— Квартира площадью больше 200 кв. м на 2-й Тверской-Ямской, где я живу 20 лет, в то время стоила очень дорого — $6–8 млн. А мне не хватало средств на покупку земельного участка в Малоярославецком районе Калужской области. Я в свое время плотно работал со столичным правительством, поэтому обратился к Андрею Бородину (в те годы возглавлял Банк Москвы, а сейчас находится в международном розыске. — «Известия»). Его банк дал мне необходимый кредит под залог моей квартиры, — рассказывает депутат.

Нужно отметить, что Аднан Музыкаев — известный функционер. В 1996–1998 годах он был советником секретаря Совета безопасности, членом комиссии Совета безопасности по проблемам Чеченской Республики, в 2000–2001 годах — первым заместителем губернатора Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, в 2003–2004 годах — членом Совета Федерации. Сейчас помимо защиты интересов избирателей в Госдуме он является президентом Национального фонда развития бадминтона.

— Я не последний человек в этой стране, — подчеркивает Музыкаев и винит в том, что не может расплатиться с налоговой службой и банком, своего бывшего друга, экс-банкира, основателя рухнувшего банка ВЕФК Александра Гительсона (он сейчас находится в международном розыске).

— В 2007 году в связи с избранием в Госдуму мне стало нельзя заниматься бизнесом. Я продал партнерам свою долю в проекте, выручив 500 млн рублей. Когда деньги поступили на мой счет, я их, как и положено депутату, задекларировал. Но вскоре наступил кризис, и человек, с которым я дружил 20 лет, Александр Гительсон, попросил у меня эти средства взаймы на три дня. Он пожаловался, что у его банка возникли проблемы с выплатой пенсий и «дыры» надо срочно залатать. Как я мог не помочь?

ВЕФК был агентом более миллиона пенсионеров в Ленинградской области. В августе прошлого года Следственное управление СКР РФ по Санкт-Петербургу вынесло постановление о привлечении Гительсона к уголовной ответственности по делу о мошенничестве с бюджетными средствами — в деле фигурирует сумма в 1,8 млрд рублей.

— Но прошло три дня, три месяца... Гительсон долг не отдавал. А я-то задекларировал эти средства! В итоге меня оштрафовали на 70 млн рублей (по словам депутата, сейчас эту сумму по исполнительному листу пытается получить налоговая) за неуплату налогов. Теперь на меня начал давить и Банк Москвы. Это несправедливо! — возмущается Музыкаев. — Я эти деньги «живьем» даже не видел, что подтверждено решением суда по уголовному делу.

Депутат имеет в виду расследование, которое он инициировал в 2009 году в отношении Гительсона. В апреле этого года Мещанский суд Москвы признал экс-банкира виновным в мошенничестве и приговорил его к пяти годам заключения в колонии общего режима. Следствие пришло к выводу, основатель ВЕФК присвоил 495 млн рублей Музыкаева (5 млн экс-банкир вернул).

Правда, защитники беглого банкира с этим не согласны.

— В банке ВЕФК действительно образовалась «дыра» (с июля по октябрь 2008 года), но Гительсон ее закрыл за счет личных денежных средств. На самом деле никакого договора займа между Музыкаевым и Гительсоном не существовало, — говорит адвокат Гительсона Оксана Михалкина. — Зато Музыкаев и его супруга пользовались в финансовых структурах Гительсона неограниченной кредитной линией, но деньги не возвращали. В итоге образовался долг в 995 тыс. евро.

Поскольку Гительсон до сих пор скрывается, шансы депутата вернуть долг и благодаря этому расплатиться по своим обязательствам минимальны. Любое движение в сторону России — и беглец, говорят адвокаты, тем самым проявится и окажется-таки в тюрьме.

— Квартира на 2-й Тверской-Ямской — единственное имущество, которым я владею. Если банк у меня ее отберет, что мне остается? Бандитом стать, на улицу выйти? — переживает Музыкаев. — Банк не имеет права так жестко поступать. С недавнего времени я стал выплачивать ему по 20 тыс. рублей. Последний платеж поступил неделю назад. Где справедливость?

Спор обещает быть непростым для обеих сторон. Согласно практике, в случае невыплаты по кредиту суд, как правило, становится на сторону банка. Но по закону лишать человека единственного жилья нельзя. Судя по декларации депутата за 2010 год, кроме указанной квартиры, находящейся в долевой собственности с супругой, больше недвижимости у него нет.

Как объяснил управляющий партнер адвокатской конторы «Раппопорт и партнеры» Александр Раппопорт, если жилье для должника является единственным пригодным для постоянного проживания, суд не может изъять его в пользу кредитора. Исключение составляют случаи, когда недвижимость приобреталась по ипотеке. Но в Банке Москвы подтвердили, что договор с Музыкаевым — кредит на личные нужды под залог квартиры, не связанный с ее приобретением.

— В таком случае банку остается только доказать, что у семьи Музыкаевых (соответчиком депутата выступает его жена. — «Известия») помимо заложенной недвижимости есть и другое жилье, — заключил Александр Раппопорт.

А заместитель гендиректора по коллекторской деятельности консалтинговой компании Contrust Андрей Волохов полагает, что у кредитора есть-таки вариант решить проблему.

— Банк может попробовать купить должнику квартиру, скажем, в Бирюлево и по решению суда переселить его туда, — советует Андрей Волохов. — А предмет залога, расположенный в центре Москвы, реализовать, получив компенсацию своих издержек.

Музыкаеву явно не хочется оказаться на окраине города. Он заверил «Известия», что пройдет через все возможные инстанции, но отстоит свою позицию.