Адольф Шаевич: "Да, я сотрудничал с КГБ"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Адольф Шаевич: "Да, я сотрудничал с КГБ"

"Основная масса евреев сохранила советское халявное мышление: дают - бери"

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::22.07.2002, Адольф Шаевич: "У раввинов не принято уходить, пока есть здоровье и силы"

Converted 13380.jpg

Адольф Шаевич

В России - два главных раввина, и конфликт между ними не утихает. Президент отдал предпочтение главе хасидской общины раввину Берлу Лазару, интервью с которым "ГАЗЕТА" уже печатала. Адольф Шаевич, глава ортодоксального и самого массового направления в иудаизме, в интервью специальному корреспонденту "ГАЗЕТЫ" Надежде Кеворковой подчеркнул, что предпочтения власти не связаны с религией: "Не думаю, что у президента есть возможность заниматься такими тонкостями - в какую синагогу идти, в какую - нет".

- Адольф Соломонович, у вас никогда не было проблем с вашим именем?
- Я родился в 1937 году в Хабаровске, папа был из Белоруссии, мама - из Смоленска. В западных областях это имя было распространено, и оно не вызывало тогда такого отторжения. В детстве меня звали Адиком, так что меня не очень мучил этот вопрос. Когда получал паспорт, думал поменять, но требовалось такое количество справок, что махнул рукой.

- Есть ли среди раввинов иерархия? Что такое вообще "главный раввин"?
- Корабль причаливает к необитаемому острову, там живет один еврей. Водит по острову, показывает: вот есть тут две синагоги. "Зачем тебе две синагоги, ты же один!" - "В эту синагогу я хожу, а в эту - никогда!" Для религиозного человека есть религиозные авторитеты. Тот же любавический раввин Шнеерсон (основатель хасидизма. - "ГАЗЕТА") - действительно великий человек, несмотря на то что основная масса евреев в мире к этому движению не примыкает. Авторитетных раввинов в мире полтора-два десятка. Но основным авторитетом является Тора. А понятие "главности" - условное. Оставаясь главным раввином, я никем не командую, для меня все остаются коллегами, которых я должен представлять перед светской властью. Но это не значит, что я являюсь религиозным авторитетом.

В Израиле есть два главных раввина - для ашкеназийских и сефардских евреев. Во Франции, Англии главные раввины есть, в США - нет. Все раввины живут на деньги общины.

- Вы собираетесь на пенсию, как сказал "ГАЗЕТЕ" глава хасидской общины раввин Берл Лазар?
- Я уже пять лет пенсионер. Но у раввинов не принято уходить, пока есть здоровье и силы. Они хотят, чтобы я ушел, а уж если бы умер, наверное, вообще были бы довольны. Хотят, чтобы все было под ними и они были бы тут единственными хозяевами. И в этом - единственная причина наших разногласий и, соответственно, нежелание идти на какие-то контакты. Такого нет ни в одной стране мира - их никто не признает, ни на какой "верх" их не пускают, они совершенно автономны. Они, грубо говоря, секта, называйте их "машихисты", как угодно. Среди них есть совершенно нормальные люди, я со многими знаком. Ну сделали они себе из умершего раввина "бога", "мессию" - и Лазар в том числе. Это сейчас он стал открещиваться и хабатником себя не называет, поскольку получил звание Главного раввина России Федерации еврейских общин. Но это все - хабат. Дело совсем в другом. За годы советской власти евреи настолько ушли от еврейства, что будь еще десяток организаций, как мы или они, всем бы хватило работы. Можно было бы поделить сферы влияния - работать и работать! Сейчас в России - миллион евреев, как мы думаем, из них тысяч 200 с еврейством хоть как-то связаны. Остальные - как были в стороне, так и остались. А тут речь идет не о работе, а о генеральских погонах и белом коне...

- Почему Путин вывел вас из состава президентского религиозного совета и на ваше место поставил Берла Лазара?
- Это к религии никакого отношения не имеет, это политика, экономика. Моих страданий тут нет, повода для переживаний - тоже.

- Почему Путин пришел не в вашу старейшую в Москве синагогу, а в хасидскую?
- Не знаю, наверное, советники посоветовали. Не думаю, что у президента есть возможность заниматься такими тонкостями - в какую синагогу идти, в какую - нет. Есть люди, лоббирующие интересы. Какая, скажите мне, необходимость человеку, плохо говорящему по-русски, давать российское гражданство в течение двух недель? 31 мая у него гражданства не было, а 13 июня - уже было. Никому не интересно знать, почему Берл Лазар стал Главным раввином России в тот день, когда арестовали Гусинского. У них шла конференция, в повестке дня никаких выборов главных раввинов не было. Кто-то приехал из Кремля, вызвали Лазара и через десять минут объявили, что сейчас будут проходить выборы главного раввина России. И вот два десятка раввинов, из которых 18 - не граждане России, его выбрали. И это тоже никого не удивило! Выборы были в два часа дня, а в шесть арестовали Гусинского. Я ничего не потерял оттого, что меня перестали звать в Кремль. Меня евреи как уважали, так и уважают. Я никого не продал, не поднимался на чьих-то костях - ни в те годы, когда это было частым явлением, ни сейчас. Я знаю, что в любой стране есть один или два человека, которые могут сказать: вот мне раввин Шаевич помог. Таких немного, но есть. Поэтому я с чистой совестью здесь сижу. Я не ангел, я далек от человеческого идеала, но все, что мне дала Тора, пытаюсь воплощать в жизнь. Я ничего от званий и сидения в президиуме не получил - ни дачи, ни шикарной машины. Если бы не Гусинский, так и жил бы в развалюхе... Миллионы заслуженнейших людей никогда в Кремле не были. А сидеть там с людьми, которые сегодня великие, а завтра - никто...

- Это решение связано с ожиданием власти, что "влиятельные люди" поспособствуют отмене поправки Джексона-Веника?
- Я писал прошение на следующий день, после того как поправка была принята - два десятка лет тому назад! Нас пригласили в Совет по делам религий и настоятельно попросили "выразить глубокое возмущение" этим несправедливым актом. Если бы нашему президенту понадобились действенные раввины, которые могли бы повлиять на президента США или на сенат, то я бы мог познакомить нашего президента с пятью-десятью раввинами, которые действительно что-то могут сделать реально. Никакой Лазар, никакие хасиды ничего сделать не могут. А потом сама поправка - это спекуляции. Ее нужно было отменить с приходом Горбачева, когда эмиграции никто уже не препятствовал. Значит, причина в другом: не хотите окорочка покупать - будет вам давление. Не думаю, что раввины вообще должны этим заниматься. Неужели вы допускаете, что самый наиглавнейший раввин может сделать то, что не может сдвинуть президент России?

- Почему вы не приехали на Конгресс русскоязычных евреев, который организовывал Берл Лазар?
- Знаете, еврейских организаций множество, а толку от них никакого. Понадобилось какому-то олигарху звание - дал деньги на очередной конгресс. Но почему-то никого не избрали. Зачем этот конгресс нужен? Писали, что для помощи в адаптации уехавшим евреям. Но почему я должен посылать деньги тому, кто уехал в Австралию или Германию? Обычному простому еврею такие мероприятия ничего не дают, а мне надоело быть свадебным генералом на бессмысленных собраниях.

- В чем причина такого взлета Берла Лазара?
- За Берлом Лазаром стоит мощное финансовое обеспечение, денег немерено, не то что у нас. Они потихонечку перекупали разные общины по всей стране. Наши евреи из глубинки в жизни не встречали раввина, а тут - еврей в черной шляпе, с бородой. Он им говорит: "Я раввин!". Находит старого еврея: "Сколько пенсия? Сто рублей? Вот тебе еще сто, будешь у меня председателем общины, найди десяток старых евреев, каждому к пенсии буду приплачивать". Все, зарегистрировали общину. Старики понятия не имеют, что есть какие-то хасиды, какие-то реформисты. Есть раввин - и хорошо. Ну висит у него портрет любавического реббе - значит, уважаемый человек. Появляются школы, в субботу стол накрыт - можно бесплатно покушать. Проблема у тебя - раввин еще 50 рублей даст. Основная масса сохранила советское халявное мышление: дают - бери. Реформистов у нас вообще раньше не было - все мировое наследие на нас свалилось внезапно. В Москве, где синагог много, люди от нас получили - идут к Лазару, от Лазара - на Бронную, потом в Перово и так далее. И везде что-то берут! В семинарах Джойнт (благотворительная организация. - "ГАЗЕТА"), в семинарах Сохнута, в конференции ФЕОР или КЕРООР или РЕК - все одни и те же люди, которые перетекают из одного места в другое. А принцип - где дают, туда и нужно прислониться. Все очень и очень просто.

- А зачем это нужно самим еврейским организациям?
- Под это они получают деньги. Провели в городишке праздник, сфотографировали танцующих детей и с этим в Америку - какая у нас религиозная жизнь, а средств не хватает. Собирают - и живут. Детей у раввина много в семье, и в отпуск нужно съездить. Приезжает Лазар и говорит: "У меня в России 150 общин, а вы не хотите нам помочь? Стыдно!" А почему не помочь, если у человека 150 общин?

- Берл Лазар очень активный раввин - зажигал ханукальную свечу на Манежной площади...
- Америка шла к этому 150 лет, а мы хотим за десятилетие - зачем? Это ведь только вызывает неприязнь и вопросы. Это - показуха и больше ничего, причем вредная показуха. Ловят в аэропортах людей и заставляют свечку зажечь в ханукальном подсвечнике. Выходит человек с чемоданами, к нему подходят хабатники: так, вы похожи на еврея. Да, еврей. Свечку зажигали? Какую? Пойдем, зажжем свечку, сегодня Ханука... В чем тут польза для души? Какая польза для души, оттого что священник освящает автобазу? Люди должны сами хотеть свою жизнь восстановить, свою веру, свою общину, а не только жить на пожертвования со всего мира. Стать нахлебником - и все? Если самим людям ничего не нужно, то значит, и душа их ничего не хочет. Община должна быть нужна людям, а не раввину, который в ней заинтересован. Еврей и не вспомнит до следующего праздника, что он еврей, если кто-то на улице не напомнит или на стенке не напишет.

- В каких отношениях вы сейчас с Сохнутом, работники которого всех евреев агитировали отсюда уезжать?
- Они многим помогли уехать цивилизованно в свое время. Человек хочет уехать - ради бога, но ходить, уговаривать, агитировать, говорить, что вы должны уехать, как многие израильские высокопоставленные деятели, приезжающие сюда, делают... "Что вы тут сидите, ваш дом - Израиль..." Мы наконец нашли общий язык и стали работать на российскую общину. Сегодня у них изменились приоритеты. Они нам помогают в образовании, участвуют в совместных программах. Надо, чтобы у человека были осознанные причины для отъезда. Многие уезжали, потому что их просто житейские обстоятельства подталкивали. Я езжу по России, и у меня такое ощущение, что большинство евреев хотят и будут жить в России.

Я бываю в Израиле у своих друзей. Их не дозовешься в субботу пойти в синагогу: "Да ты что, у нас один единственный выходной!" Дети их уже, может быть, будут жить по-другому. А вот эти, наши бывшие советские, везде одинаковые. Получили от синагоги что надо - и все, до свидания.

- Какое у вас ощущение - сейчас антисемитизм нарастает? Вот по всей стране плакаты взрываются...
- Я на себе испытал антисемитизм государственный. Сегодня его нет. Какие-то отдельные люди наверху остались, но политики такой направленности больше нет. А бытовой антисемитизм распространен на разных уровнях - от изданий до партий. В Санкт-Петербурге железная дорога прошла через еврейское кладбище - и никакой реакции. Ни одного человека не посадили за антисемитские высказывания, действия, никого никогда не находят...

- Русские, немецкие, воинские кладбища тоже сносят - может, это что другое?
- Это отношение к своей истории. Если человек крушит могилы, он способен на все. Было в Москве возможно, чтобы толпы после футбольного матча громили город? Чтобы на рынках избивали и крушили? Официальные лица говорят, что никаких скинхедов нет, что ничто никем не организовано.

- Как действия болельщиков связаны с антисемитизмом?
- Мне рассказывали, что они орали "Бей жидов!" - так что связаны...

- В Европе в результате опросов выяснили, что каждый третий европеец и каждый пятый англичанин - антисемит, в том числе из-за несогласия с действиями Израиля. Почему при этом именно Россия стойко ассоциируется с антисемитизмом?
- В Европе поднимается волна возмущения против действий израильской армии, чуть что - льют крокодиловы слезы из-за убитых палестинцев. Дали же им место для государства - вот и строили бы себе. Но никто не задумывается о корнях проблемы.

- А что такое антисемитизм? Арабы - тоже ведь семиты. - Но не называют же Израиль антисемитским государством только из-за того, что они вводят войска в Вифлеем.
- Арабы - наши двоюродные братья. Когда невинных палестинцев убивают, мне тоже обидно. Антисемитизм - это внутренняя потребность найти виноватого. Винить другого в своих бедах легче, чем винить себя самого за глупость, - наверное, это самое простое объяснение. Приходит шахтер с тяжелой смены, денег ему не платят, а в телевизоре - Чубайс и Березовский что-то делят. Если бы ему за его работу нормально платили, то ему разборки на экране не казались бы причиной его бед. Наш человек живет с ощущением, что ему все должны; они и в синагогу, и в мечеть, и в церковь идут с призывом: вы должны мне помочь!

- А как вам кажется, антикавказские и антиисламские настроения "как бы" разрешены, поощряются?
- Что-то есть в исламе такое, что вызывает опасения: заявление, что все должны жить так, как считает исламский мир. С нашими мусульманскими братьями вроде бы никаких противоречий у нас нет. Они уважают наши законы, мы уважаем их законы. Любая религия, да и любой нормальный человек - против наркотиков, порнографии, проституции, алкоголизма. Есть масса людей неверующих, не знающих никаких догматов и поклоняющихся только деньгам. Мне кажется, что есть мир верующих людей и остальных. И верующих по-настоящему очень немного. Истово молится, делает поклоны напоказ, но не всегда имеет в душе и сердце понимание того, что человек - создание Божие. Должно быть понимание, что мы живем в одном мире и должны испытывать боязнь перед Богом. В России масса людей никогда об этом не задумывается. Я пришел в религию в 35 лет с устоявшимися представлениями. Я пережил настоящую ломку - никому не пожелаю испытать такого мучительного пути к истине. А вот эти мои "друзья" родились в религиозных семьях...

- Вы кого имеете в виду?
- Приезжих раввинов, хасидов. Они все знали с детства. Но я испытал громадное разочарование от близкого узнавания их способа действовать. Все продать, разломать, предать - ради чего? Чтобы называться главным раввином России? Они кушают кошер, соблюдают субботу, отпускают бороду, ходят, сверкая глазами, все напоказ, чтобы другие видели. А когда не видят, сделают так, что становится ясно - Бога они не боятся. Это не вера. Вся история - это противостояние человека Богу. Человек всегда слаб, я встречал много порядочных людей, но человек всегда ищет пути отступления для себя. Религия давала человеку возможность нормально себя чувствовать в этом мире, пройти достойно жизненный путь от рождения до смерти, подготовить себя к старости и смерти. Почему сейчас люди только к старости начинают задумываться? Потому что в детстве и юности они были заняты другим, их душой никто не занимался, как не занимаются и сейчас. Догматы - да, а душа сама по себе. Можно спрятаться от жены, от соседей, но Бога не обманешь. Верующий не будет совершать подлостей, хотя слабость он может допустить. Человек всегда пытался доказать Богу свою правоту, но прав всегда Бог.

- Вас, как и многих лидеров конфессий, начавших служение при советской власти, упрекают в том, что вы сотрудничали с КГБ, писали доносы, были угодны власти. Как с этим быть?
- Я тридцать лет в синагоге. Естественно, я очень тесно соприкасался с сотрудниками КГБ. Совет по делам религий наполовину из них состоял, и все это знали. Мы с ними работали, сотрудничали, куда было деваться?

- В чем это сотрудничество с КГБ заключалось?
- К нам приходили из Совета по делам религий, из райисполкома. Представляется: "Иван Иваныч" - все ясно, объяснений не требовалось. Спрашивает, кто ходит, что говорят, что делают? Обычно приглашали меня к себе, а перед праздниками сами являлись. "Говорят, там у тебя отказник работает?" - "Да, взяли уборщиком". - "Завтра чтобы не было". Ясно, что кто-то доложил им. Недели не проходило, чтобы после моей субботней проповеди не приглашали в совет. "Что ты там разводишь сионистскую пропаганду?" Положено увязывать главу Торы с сегодняшним днем - и я это делал. Я себя никогда диссидентом не чувствовал, антисоветских речей не произносил, но мне доносы показывали, с подписями прихожан. Так что в моей биографии доносы были, но не я их писал. Мы ездили с делегациями по миру. Руководителем делегации был, допустим, митрополит Филарет или Ювеналий. Собирались и вместе писали отчет для совета - с кем встречались, о чем нас спрашивали, что отвечали. Я бы очень хотел, чтобы эти отчеты прочитали и опубликовали. Меня спрашивали, почему сидит Щаранский, что с Сахаровым, почему евреев не выпускают, почему корейский самолет сбили. За все это мы были ответственными! Нас с митрополитом Ювеналием однажды чуть не побили украинцы-униаты за то, что их братьев здесь преследовали власти. Я прихожу в аэропорт с чемоданом, в котором молитвенник и Пятикнижие для заключенного Щаранского. Там стоит американец, который ко мне идет и говорит: "Пойдите к Брежневу и скажите...".

- Вы лично знали тех, кто доносил?
- У нас здесь был человек, который делал обрезание, очень многие мусульмане приходили ко мне и просили, чтобы я с ним договорился. Им же положено обрезание в 13 лет - намного сложнее, чем младенцу. Нам это тоже запрещали делать, и в синагоге тем более. Но все становилось известным. А когда узнавали, что он ходил по домам к мусульманам, - так неприятности были большие. На квартире, в присутствии самых испытанных людей - но все равно становилось известно. Этого человека третировали, нас вызывали, прорабатывали... Вот кто доносил - как разобраться? Сейчас ему за 80, живет в Нью-Йорке.

- Многие считают, что само ваше назначение раввином в синагогу было обеспечено вашим сотрудничеством с органами, это так?
- Пик отъезда был в 1972 году. Я приехал из Биробиджана - мы там ничего не знали, вообще ни-че-го! На 60 тысяч населения евреев было тысяч 12. Остальные после войны разъехались, из тех, кого не посадили. Я увидел, что каждую субботу перед синагогой стоит по 2 тысячи человек - настоящий клуб. В синагогу они не заходили, их интересовало, кто письмо получил, кому отказали, что в еврейском мире происходит, женились, разводились, квартиру сдать-снять, гешефты разные... Я испытал шок. Я, инженер-механик по строительно-дорожным машинам, приехал, чтобы поступить на работу по специальности. Но никто меня не брал, многие даже не стеснялись: ты, мол, еврей, евреи уезжают, зачем нам неприятности... Если ты хотел сделать хоть какую-то карьеру, нужно было отказаться от корней, поменять фамилию, если бы дешево можно было еще и физиономию поменять... К нам кто только не приходит сейчас, вплоть до китайцев, приносят паспорта, метрики родителей, где написано, что они рождены евреями.

Меня привели в синагогу случайные люди. Начал учиться. Подвернулся американский раввин, у него были связи с венгерскими раввинами и с нашим послом в США Дубининым. И нас послали учиться в Будапешт. Старые раввины умирали, школ не было. Семь лет учился - все мои коллеги бросили. В 1983 году я оказался единственным дипломированным раввином в СССР.

- Вы тоскуете по тем "ясным" временам?
- В первые годы свободы я себя даже чувствовал потерянным. Никакого интереса к нам больше не было со стороны надзирающих, как только развалился Союз. Мы жили под тяжестью такого наблюдения, что гвоздь в стену нельзя было без разрешения вбить, покупку на 15 рублей надо было согласовать. Опека была плотной и постоянной, хотя в самой религии никто не разбирался - специалистов там не было. Поэтому основная тяжесть ложилась на председателя общины - именно он имел дело с деньгами, и его назначали. На моей памяти их сменилось человек восемь. Перед моим приходом председателем был 80-летний старик, а до него - полковник КГБ, пенсионер. Хотя и почистили органы от евреев, но кадры у них находились. По праздникам в синагогу набивалось много народу. Посадочных мест 1100, стояли в проходах, в обморок падали от духоты, толчеи, приходилось "Скорую" вызывать. А осведомители всегда были: если студенты, молодые люди, работники закрытых "ящиков" приходили, на них шел донос, их вызывали по месту работы. Не было ни одного праздника, чтобы я не ездил по отделениям милиции забирать "нарушителей общественного порядка" - ребята танцевали возле синагоги, их забирали. Сейчас все изменилось, да и люди тоже. Раньше в основном ходили старики, которые всю жизнь были в синагоге, с детства. Особенно много из Прибалтики, эти люди еще застали еврейские школы, имели почти раввинские знания, разбирались в тонкостях. Но раввинов не было. Мой первый учитель раввин Лев Гурвич получил диплом в 1917 году и ни дня раввином не работал. Началась революция, он поступил в университет, получил инженерную специальность и до пенсии работал в авиации. А уже на пенсии его пригласили работать в синагогу. Мне вообще с учителями очень повезло.

- Что вам ваши учителя передали?
- Я на всю жизнь запомнил наставление: если хочешь, чтобы тебя уважали и любили, никогда не соприкасайся с деньгами. Но и тут мне повезло: как говорила моя мама, у меня с детства отсутствовали два важнейших еврейских качества - музыкальность и экономические способности. Так что деньги меня никогда не интересовали, я ими никогда не занимался, за исключением совсем уже аварийных ситуаций. Деньги намывают столько грязи на людей! Не отмоешься никогда. Сами же прихожане писали такие письма на председателей общины - и в ЦК, и в политбюро, и в райком, и в КГБ, и в ОБХСС... Требовали вплоть до расстрела, подписывали десятки человек. Каждый год, когда начинался сезон мацы - синагогальная пекарня выпекала около 150 тонн мацы для всего Союза, синагога за счет мацы и существовала, - начинался поток доносов.

- Быть раввином - это безбедная жизнь?
- Человек слаб. Сюда ведь с радостями не идут. Сюда идут только с горем, несчастьем, бедами. И письма полны тем же самым. Все это надо пропустить через себя. Можно зачерстветь, можно стать косным. А можно не терять человеческого участия. Приходит бабушка - и всегда знает, что ее выслушают и помогут. Если человек пришел сюда в слезах и ушел отсюда в слезах - значит, я не раввин. Помочь практически мы очень мало чем можем. Хорошо, когда это денежный вопрос - это еще в наших силах. Если бы у меня было в пятьдесят раз больше - все равно нашлось бы, кому раздать. Каждый день что-то случается невероятное. Обокрали, потеряли деньги, попали в безвыходное положение... Ни разу не было случая, чтобы кто-нибудь прислал деньги назад - клянутся детьми, родителями, - но слаба человеческая натура...

- Зачем вы создавали ваше объединение еврейских общин?
- Еврей воспитан так, что, если у него возникает какая-то проблема, он идет в синагогу - он не идет в РЕК, ЖЭК, Сохнут, куда-либо еще. Еврей знает, что здесь его выслушают и помогут. У нас 2 тысячи людей на учете - старых, больных, одиноких, помогаем тем, кому надо, лекарствами, питанием. Государство пусть помогает молодым - реализовать себя, а религиозные организации должны взять на себя опеку старых и немощных. С чего, собственно, начался Российский еврейский конгресс? Лежат у меня на столе телеграммы от "Водоканала", "Теплосети", "Мосэнерго" - не заплатите, отключим. Пошел я с этими телеграммами к Березовскому, к Смоленскому. Кто-то говорит: что ты ко мне явился, я вообще не еврей!

- Кто это был?
- Смоленский. Другой говорит: "Иди в бухгалтерию, оплатят, но больше не приходи". А Гусинский сказал: "Ну, так и будешь ходить с телеграммами? Давай что-нибудь сделаем! Сколько у нас богатых евреев - мы можем помочь синагоге выжить!" И начали работать. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Наехал тогда на него Барсуков, Гусинский уехал в Америку, Англию, посмотрел, как у евреев устроена помощь, вернулся, сам позвонил и сказал: все, создаем РЕК! Мне нравились его позиция и подход. Он собирал людей и говорил: "Ребята, я знаю, у нас противоречия по бизнесу, наши разногласия остаются за порогом, и у нас есть одно объединяющее нас дело - помочь российской еврейской общине. Мы можем?" Многие согласились, начали работать.

- Сейчас вы поддерживаете контакты с Гусинским?
- Позвонил Гусинскому, когда у него мама умерла. А так ведь у нас сотрудничество было только на религиозной основе, по общине. Мы не были близки, и в его дела я не посвящен. Я старался лишними просьбами его не напрягать. Хотя десятки людей приходили: сведи меня с Гусинским, тут у меня проект, синагогу завалю зелеными, когда все получится... Но я по этим поводам не звонил. Мы ни политических проблем, ни личных, ни деловых не обсуждали. А для общины он был всегда открыт. Жаль, что все так получилось.

- Березовский сначала поддержал РЕК?
- Нет, Борис Абрамович целый год помогал нашему хору Миши Турецкого. А потом перестал и все контакты прекратил.

- Потому что крестился или решил поддерживать Берла Лазара?
- Я не знаю, с ним об этом не говорил. Но в принципе, если еврей крестится, это большой грех. Все равно для всех остальных он остается евреем, что бы он там ни делал...

- Можно пояснить, для ортодоксального иудея хасиды - секта?
- Однажды это уже было, 2 тысячи лет назад, когда одного еврея сделали Богом. Вот и они хотят подменить.

- Иначе говоря, для иудея христиане - тоже секта?
- У нас есть очень большие расхождения в религиозной концепции. Но, естественно, со многими пасторами Русской православной церкви я дружен уже много лет. Можно до бесконечности спорить и доказывать свою правоту, мы сошлись на том, что не трогаем религиозные концепции. Я уважаю их веру, они мою - и все. И в отношении мусульман могу сказать то же самое.

- Много ли людей, которые хотят принять иудаизм?
- Очень много.

- Это связано с легким способом эмигрировать?
- Нет, это не принимается, как и желание жениться на еврейке ради отъезда. Только движение души и потребность жить по закону Моисея - единственная возможность стать евреем. Такие люди были и в истории, например рабби Акива в Палестине.

- В Израиле есть проблема неевреев?
- Это проблема любой маленькой нации. На 5 млн человек - 1 млн. арабов и 1 млн приехавших из России, из которых четверть - неевреи. Концепция страны разрешает тому, кто имел дедушку-еврея, приехать и поселиться. С другой стороны, с такими людьми приезжают родственники, которые никакого отношения к еврейству не имеют. В Израиле браки - только религиозные, разрешение на них дает раввинский суд. Нет ЗАГСов. Если еврей хочет жениться на нееврейке, такой брак заключен не будет, дети будут считаться незаконнорожденными. Для христиан и мусульман оформление брака через их учреждения, для нежелающих заключать религиозный союз есть возможность оформить гражданский брак на Кипре. Но для государства только брак, заключенный в синагоге, считается действительным. Начинаются проблемы: какой национальности дети, какое у них будущее.

- А в связи с обострением ситуации много народу возвращается?
- Есть такие. В России многие работают, имея израильский паспорт, канадский, американский. Семьи у них там, а сами работают здесь. Это нормально.