Азербайджанская мафия на московских рынках

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::20.07.2005, Фото: ИТАР-ТАСС

Разборки в укропном месте

На столичных рынках идет конкретный базар

Дмитрий Кафтанов

Converted 19325.jpg Шинкуя укроп или кинзу в салат, москвичи и представить себе не могут, что за этот пучок зелени, возможно, кого-то убили. А тем временем тысячи людей кормятся вокруг неброского с виду бизнеса, где все, как положено в мафии: разборки, наезды, стрельба. Торговлю зеленью в Москве традиционно держат азербайджанские преступные группировки. Но сейчас стали роптать даже сами азербайджанцы — торговцы, которых бандиты заставляют поднимать цены...

Корреспондент “МК” всего за сутки сделал то, что “не под силу” милиции и властям. Проследил всю цепочку от грядки до прилавка и выяснил, почему килограмм банальной петрушки в столице дороже киви и манго.

19.30. Бауманский рынок. В это время здесь начинает функционировать ночной оптовый базар, где розничные торговцы закупают товар. Иду между рядами. Справа и слева — зеленый ковер из укропа, кинзы, петрушки и еще бог знает чего. Из легковых пикапов выгружают траву пучками, из фур дальнобойщиков — коробками. Прицениваюсь, почем укропчик. 70 рублей за кило (как потом оказалось, цену с меня, “залетного”, заломили чуть не вдвое). Чужака здесь видно издалека — почти все продавцы и покупатели здесь с юга или с востока. Совершив круг, возвращаюсь к воротам, где ко мне шепотом обращается мужчина:

— Слушай, уважаемый, будь другом, купи мне зелени килограммов 30. Я скажу, к кому подойти, ты только за ворота тележку вывези. А я тебе сто рублей дам...

— Вы чего шепчете-то? Гашишем, что ли, торгуете?

— Зачем гашиш? Петрушка, кинза. Просто я с другого рынка. Наши бандиты со здешними враждуют, а мы крайние. Нам здесь товар не дают. Если застукают, отберут и товар, и деньги.

В разговоре с торговцем начинают выясняться подробности. По его словам, некоторое время назад теневые хозяева с Бауманского взяли под крыло еще и рынок на юге Москвы — в Бирюлеве (прилегающий к Покровской базе мелкооптовый рынок). Но после грандиозной драки с поножовщиной их оттуда выгнали. И теперь торговцы с Покровского не могут закупать товар оптом здесь — только у себя на овощной базе. А ее владельцы воспользовались моментом и установили монополию: продают “подопечным” торговцам зелень по завышенной цене. “Кураторы” же с Бауманского рынка не отпускают товар людям с “Покровки”. Но здесь зелень значительно дешевле, вот торговцы и пытаются всеми способами обходить “мафиозные” запреты. Получается плохо: “своих” здесь знают в лицо, а чужаков на выстрел не подпускают.

Я не помог бедолаге закупить траву. Но он, узнав, что я журналист, отойдя метров на сто, дал наводку: “Езжай на “Покровку”, все сам увидишь...”

Утро следующего дня, 4.55. Улица Подольских курсантов. У въезда на мелкооптовый рынок — очередь из авто. Ворота открываются, вместе со всеми въезжаю внутрь на редакционной машине. Хмурые заспанные мелкооптовики со всей Москвы выбирают зелень. Хмуриться есть от чего: товар им предлагают не первой свежести и задорого. А я хожу вдоль контейнеров, забитых травой, и излагаю свою легенду: мол, друг из Калуги попросил помочь. У него плантация зелени, ищет рынки сбыта в Москве. Все тайны раскрывают в первом же контейнере:

— Ай, извини, дорогой! Тут только свои торгуют. Не ходи здесь...

Но я продолжаю ходить. В третьем или четвертом месте жажда наживы побеждает страх: продавец воровато оглядывается и спрашивает, почем товар. Тихо говорю цену.

— Ты мой телефон запиши, — отвечает оптовик, — только никому не говори, что мне продаешь. Иначе плохо и мне будет, и тебе.

Иду дальше. И нарываюсь на одного из тех, кто держит здесь всю торговлю. Коренастый южанин, традиционно спросив про цену, сурово приказывает:

— Значит, так, мужик. Привози. Но только сюда, и только ко мне. Больше никому не отдавай — здесь у нас монополия, я узнаю все, хуже будет. Когда привезешь?

Такой же разговор состоялся на соседней базе, откуда мелкооптовый рынок снабжается товаром. Здесь я тоже договорился о поставках в пользу местных “кураторов”. И везде мне, как пароль, повторяли одно и то же слово: “монополия”. А заодно я выяснил график поставок зелени в столицу.

С октября по июль укроп и петрушку к нам завозят из Узбекистана и Грузии, а тархун, кинзу, шпинат, щавель и зеленый лук — из Азербайджана. С мая по сентябрь зеленым луком Москву снабжает Подмосковье. А остальной подмосковной зеленью торгуют с июля по по сентябрь. Узнал я и расклад цен со всеми накрутками. Непосредственно на плантациях (Московская, Тульская, Калужская области...) зелень покупают в среднем по 25 рублей за кило. Вокруг Бауманского рынка оптом она продается для “своих” уже по 40—45 рублей. Но “война” между двумя азербайджанскими группировками привела к тому, что на московских прилавках цена возрастает втрое.

— Эх, нам бы накинуть на эти 40 еще рублей 20 — и все довольны, — пожаловался один из розничных торговцев. — Но “бауманские” дают товар только своим, а нам здесь, на “Покровке”, навязывают по 100—120 рублей за кг. Мы цену в розницу поднимаем, а вслед за нами и те, кто затаривается на Бауманском — продавать дешевле дураков нет, цены везде держат одни и те же.

Вывод: если бы не эта чисто криминальная монополия, покупали бы москвичи зелень круглый год по пятерке-десятке за пучок. А так — килограмм торговцы вынуждены дробить в розницу на 40—45 пучков вместо “положенных” 35. В разговорах один на один рядовые торгаши жалуются, что дорогой товар уходит плохо:

— Скажем, петрушку собрали, привезли, ее надо продать в тот же день, иначе до утра испортится. Завяло 50% — в ноль вышел. Продал 70% — остался с прибылью. Но даже если зелень в холодильнике держать, за несколько часов вянет 10—15%. Так что встаем мы в 4 утра и ложимся в 12 ночи. Говорят: мол, кавказцы с рынков жируют. А мы в месяц чистыми делаем всего баксов 500—600...

Но — против мафии не попрешь. Торговцы рассказывают настоящие ужасы:

— У них (людей, “крышующих” “зеленый” бизнес. — Авт.) есть такая “мягкая комната”. Если кто провинился (снизил цену, закупил товар не у того), человека заталкивают туда и бьют человек двадцать. В милицию же никто жаловаться не пойдет. А после этого провинившийся из Москвы немедленно уезжает. Кроме того, есть жесткая система штрафов. Скажем, поймали продавца с товаром, взятым напрямую у крестьян, а не у монополии, — он должен заплатить неустойку 1000 рублей за килограмм...

Торговля зеленью в Москве — настолько лакомый кусок, что разборки в стиле начала 90-х случаются регулярно. Весной “покровские” торговцы поехали на Бауманский за товаром, но попали в плен, где провели 8 часов. У них отобрали около тонны зелени и больше полутораста тысяч рублей. А 23 июня убили некоего Джафара — водителя главаря “покровских” (по совместительству казначея). В него всадили 11 пуль, а контрольный выстрел сделали в рот. И все это происходит даже несмотря на то, что рыночный бизнес в столице поделен давным-давно. Вот имена “кураторов” некоторых из них. Даниловский рынок, по словам торговцев, держит некто Джалиль, Бауманский — Икбал. А в прошлую пятницу был убит Ханлар — “куратор” Покровской базы вместе с телохранителем. И торговцы уверены: это далеко не последняя смерть на “укропно-петрушечном поле”.

Милиция и контролеры всех мастей молча взирают на происходящее. Вряд ли безвозмездно. А монополия распространяется не только на зелень, но и на все, что лежит на овощных прилавках, вплоть до грибов. Гремят выстрелы, льется кровь, летят в космос цены, а в пустоту — слова о цивилизованной торговле из уст столичных чиновников.