Айгар Борс “гипнотизирует” подпись Худайнатова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"“Судебный спор между латвийским Parex Banka и российскими ЗАО «Североргсинтез» и ООО «НК «Севернефть» не утихает вот уже год. Цена вопроса – 108 млн. долл., которые, по мнению банкиров, задолжали им обе компании. Причем их претензии к «Севернефти» вызывают множество вопросов, - пишет 21 ноября “Независимая газета”.

Требования бывшего Parex Banka, ныне переименованного в Reverta, к ЗАО «Североргсинтез», которому шесть лет назад был выдан кредит, более или менее понятны. Но с невероятным упорством латвийские финансисты пытаются втянуть в процесс и ООО «НК «Севернефть», настаивая на том, что компания являлась поручителем по этому кредиту. Более того, в своем желании вовлечь в судебный спор нефтяную компанию банкиры, кажется, готовы на самые неадекватные меры.

В качестве доказательства банк представил копию договора поручительства, якобы подписанного гендиректором «Севернефти» Жаном Худойнатовым. Примечательно, что оригинал этого документа истцы представили суду лишь после многочисленных требований ответчика в августе 2012 года.

В Арбитражном суде ЯНАО представители «Севернефти» доказали, что Жан Худойнатов не подписывал представленный Parex договор поручительства. В документе банкиров указано, что свой автограф гендиректор нефтяной компании якобы поставил в Риге. Между тем доказано, что господин Худойнатов в Латвии никогда не был, о чем свидетельствуют его загранпаспорт, а также личные письменные пояснения, заверенные нотариусом.

Почерковедческие исследования, проведенные по инициативе ответчика, с отобранием экспериментальных образцов подписи Жана Худойнатова также показали, что подпись на договоре поручительства выполнена не им, а другим лицом.

Более того, ответчик представил в суд доказательства того, что у нефтяной компании не было никаких причин для выдачи подобного документа, так как банк не выдвигал таких требований при кредитовании «Североргсинтеза». Об этом свидетельствуют условия самого кредитного договора и кредитного комитета Parex Banka, изложенные в письмах банка, которые были представлены ответчиком в суд. Кроме того, отсутствует какая-либо переписка, предшествующая заключению договора поручительства, нет и каких-либо предварительных согласований текста договора.

По каким-то причинам латвийский банк не проявил должной осмотрительности – стандартной в банковской практике при заключении аналогичных сделок, и не запросил у «Севернефти» одобрения сделки общим собранием участников. Это при том, что сумма договора поручительства, представленного Parex Banka, составляет более 70% от стоимости активов общества на тот период.

Тем не менее даже после решения Арбитражного суда ЯНАО латвийские банкиры не попытались сохранить лицо и подали апелляционную жалобу. И вот уже почти год, казалось бы, разрешенный вопрос о том, был или не был заключен между Parex и «Севернефтью» договор поручительства, не находит своего разрешения теперь уже в 8-м Арбитражном апелляционном суде (ААС) Омска. Причем суд почему-то неоднократно откладывал рассмотрение этого дела, а затем, заслушав доводы сторон, пришел к выводу, что без судебной почерковедческой экспертизы установить, кто же все-таки подписал договор поручительства, не представляется возможным.

Так, 12 октября определением 8-го ААС Омска была назначена комиссионная судебная почерковедческая экспертиза подписи в спорном документе в ФБУ «Омская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ». Экспертам предоставили пачку документов с подписью господина Худойнатова и представленный банком экземпляр договора поручительства.

Как стало известно, результаты экспертизы уже готовы и были переданы в суд. Эксперты установили, что «подпись исполнена не Худойнатовым Жаном Юрьевичем, а другим лицом с подражанием его подписи». Впрочем, ответчика это не удивило – ведь уже больше года он доказывает в арбитражных судах именно этот факт.

Впрочем, представителей латвийского банка, судя по его репутации, этот факт может не смутить. Ходят слухи, что умение представителей Parex «решать вопросы» с госорганами и некоторыми силовыми структурами РФ, может поспособствовать тому, что 8-й ААС может подвергнуть сомнению и такое доказательство, как судебная экспертиза, им же назначенная.
По сведениям источника, близкого к участникам процесса, это умение банкиров уже было продемонстрировано ранее в судебных заседаниях. Банк имел возможность предоставлять информацию из материалов доследственной проверки, проводившейся правоохранительными органами по заявлению Parex о хищении денежных средств российскими компаниями и об их фиктивном (преднамеренном банкротстве). Многим ли удастся оперативно получить доступ к такого рода материалам?

Кроме того, представители банка неоднократно демонстрировали свое мастерство по получению из госорганов персональных данных физлица. И якобы для того, чтобы получить столь конфиденциальную информацию, им требуется всего лишь направить адвокатский запрос.

Впрочем, вполне вероятно, скоро станет известно, каким образом в распоряжении латвийского банка оказываются разного рода документы. Представителям ответчика стала известна информация о том, что в одном из судебных заседаний истцом были представлены документы, в подлинности которых имеются обоснованные сомнения. Так что НК «Севернефть» намерена обратиться с соответствующим заявлением в правоохранительные органы.

Стиль работы Parex становится вполне понятным, если вспомнить историю самого банка, который, надо сказать, и банком-то уже не является. Теперь это учреждение, как говорилось выше, носит название Reverta. По словам руководителя структуры Кристофера Гвильяма, организацию нужно было избавить от негативного шлейфа, тянущегося за прежним Parex Banka. Только методы их работы остались теми же, но более изощренными.

По мнению многих экспертов, основания для подобного заявления у нового руководителя банка были – это финансовое учреждение давно находится в черных списках во многих странах мира. Так, в 1997 году ЦБ отозвал лицензию у российской «дочки» латвийского банка за «осуществление операций, не предусмотренных лицензией». Банк, как писала газета «Коммерсантъ» (см. номер от origindate::14.12.11), обвиняли в незаконном осуществлении операций с физлицами – в частности, по привлечению вкладов. В 2003 году Регистрационная палата вынесла решение о закрытии представительства группы Parex в Екатеринбурге, так как ФСБ выяснила, что представительство занималось нелегальной банковской деятельностью и вывозом капитала. А с 2003 года Генпрокуратурой России расследовалось дело о хищениях со счета ЦБ Туркмении 41 млн. долл., большая часть которых была переведена в Parex Banka и ряд российских банков. Кроме того, в 2005 году американское представительство Deutsche Bank закрыло, как писала латвийская газета Diena, корреспондентский счет Parex Banka в США из-за того, что Минфин страны подозревал латвийский банк в участии в схемах по отмыванию денег.

Впрочем, смена вывески вряд ли могла повлиять на стиль работы латвийского банка, учитывая, что в Reverta остались лишь проблемные активы, а лицензии бывший банк и вовсе лишился. Кроме того, «выбиванием» долгов в нем занялся экс-глава разведки бюро по защите «Сатверсме» Айгар Борс. Именно он в конце 2010 года «засветился» в связи с делом о рекордной «отмывке» 140 млн. латов лиепайского миллионера Артиса Хартманиса. Теперь человек со столь неоднозначной репутацией отвечает за взыскание «плохих» кредитов, что не всегда происходит законно, пишет портал Pietiek. Как указывают источники издания, поле ответственности Борса – должники-нерезиденты (из России и стран СНГ). Это связано со спецификой его прежней работы, когда он был ответственным за внешнюю разведку, и в первую очередь за все, что связано с Россией.

Агрессивная политика латвийских банкиров стала очевидна и в ходе судебных баталий их с российскими компаниями. Тем более что, по слухам, интересуют истцов не столько деньги, сколько лакомые активы РФ. Последуют ли очередные провокации от представителей Parex Banka, проигравших очередной раунд судебного разбирательства, предоставив поддельную подпись Жана Худойнатова, о чем свидетельствует судебная экспертиза, думается, мы скоро узнаем, на очередном заседании 8-го ААС».

14 марта в публикации “Кто стоит за претензиями Parex banka” Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «в конце недели состоится слушание дела по иску Parex banka против российских компаний «Североргсинтез» в качестве должника и «Севернефти» в качестве поручителя по кредиту, выданному в 2006 году. Сумма иска превышает 100 млн. долл. По мнению председателя коллегии адвокатов Москвы «Ваш юридический поверенный» Константина Трапаидзе, латвийскому банку нужны не деньги, а ценные активы россиян – вероятно, поэтому ранее он не пошел на реструктуризацию кредита.

Напомним, в декабре 2011 года Parex banka подал иск в Рижский международный третейский суд, чтобы взыскать с ЗАО «Североргсинтез» 111,3 млн. долл. задолженности по кредиту, выданному российскому предприятию в 2006 году, когда латвийским банком руководили Валерий Каргин и Виктор Красовицкий.

Кредит был выдан на строительство завода по производству пропан-бутана в Пуровском районе ЯНАО (мощностью 2 млрд. куб. метров газа в год). Теперь латвийские банкиры пытаются доказать, что кредитные деньги «утекли в неизвестном направлении».

Однако предприятие успешно строилось, пока не грянул кризис. В конце 2008 года Parex banka во избежание банкротства был национализирован и не смог завершить финансирование завода. Строительство было фактически заморожено, сложилась парадоксальная ситуация: без согласия банка привлечь необходимые инвестиции было невозможно, сам же Parex был несостоятелен. Тогда же «Североргсинтез» пригласил кредиторов за стол переговоров о реструктуризации задолженности, с отсрочкой платежей на три–пять лет.

Представители Parex banka обещали подумать, однако спустя некоторое время дали «ответ» в виде упомянутого иска. Банк также попросил суд наложить обеспечительные меры на имущество «Североргсинтеза», что стало полнейшей неожиданностью для самого «Североргсинтеза», надеявшегося завершить дело миром.

По мнению источников, близких к ситуации, Parex banka не столько нужен сам возврат долга, сколько ценный актив российской компании. Создается впечатление, что латвийские банкиры рассчитывают «отжать» уникальный завод, реальная стоимость которого в конечном итоге гораздо выше размера взятого у банка кредита. Дело в том, что почти достроенное предприятие занимает выгодное геостратегическое положение в регионе. Находясь в непосредственной близости от неосвоенных газоконденсатных месторождений газа, завод способен перерабатывать сырой газ близлежащих месторождений. Таким образом, он обеспечен сырьевой базой на 35–40 лет.

Более того, кредитор выдвигает претензии и к третьей стороне – компании «Севернефть», которая якобы выступала поручителем по кредиту, выданному Parex «Североргсинтезу». Ранее СМИ писали о том, что на самом деле банк рассчитывает получить главный актив «Севернефти» – лицензию на Западно-Ярояхинский участок в ЯНАО (подтвержденные запасы – 55 млрд. куб. метров газа, годовая добыча – 1,1 млрд. куб. метров газа и 220 000 тонн конденсата). Представители Parex banka даже заявляли, как сообщали СМИ, что, дескать, участок выступал обеспечением по кредиту, который взяла совсем другая компания.

Однако, по словам источников, знакомых с ситуацией, лицензия на месторождение ООО «НК «Севернефть» не является предметом каких-либо залогов или споров, она никогда не была и не могла быть обеспечением по кредиту, так как это невозможно по закону. «Также представители банка почему-то не любят афишировать то, что им были сделаны предложения по реструктуризации задолженности, – пишет газета «Век» (см. номер от origindate::29.02.12). – Любопытно и то, что Parex до сих пор не предоставил никаких доказательств существования «поручительства» со стороны «Севернефти». Тем не менее, теперь суд потребовал от банкиров предъявить оригинал документа к следующему судебному заседанию». Так что 15 марта, вероятно, будут расставлены все точки над «i».

Скорее всего, во взыскании более 100 млн. с должника, а по сути – в получении ценнейших стратегических активов России, заинтересованы не только должностные лица дирекции безопасности Parex, где «выбиванием» долгов занимается скандально известный в Латвии экс-глава разведки Бюро по защите Конституции Айгар Борс, но и некие политические силы. Ведь до сих пор латвийский банк имел репутацию не слишком требовательной к происхождению денег структуры, обслуживающей в первую очередь офшорные потоки капитала российских резидентов.

То, что банк со столь неоднозначной на мировом финансовом рынке репутацией вдруг начал вести агрессивную кампанию против российских должников, по мнению наблюдателей, свидетельствует о появлении в его «команде» влиятельных фигур. По мнению руководителя инвестфонда «Фокус Инвестмент» Владимира Харитонова, «руками Parex banka стратегические активы рассчитывает загрести некая структура, владеющая некоторыми активами в сфере ТЭК в России и имеющая влияние в российских коридорах власти. А латвийский банк, который до сих пор остается лидером и фактически пособником в отмывании денег чиновниками и бизнесменами из России, теперь, похоже, решил выступить еще и фронтменом российских рейдеров», - писала «Независимая газета».

Как сообщало ранее в публикации «Parex banka и интересы «государственных физлиц», «все больше разгорается скандал вокруг попыток латвийского Parex banka взыскать задолженность с российской компании «Севернефть». СМИ обнаружили бенефициаров «Севернефти» в государственных «Роснефти» и Газпроме. А сама «Севернефть» успела самоликвидироваться и продать свои активы «Еврохиму» Андрея Мельниченко (много интересного о его деятельности Агентство федеральных расследований FLB недавно рассказало в публикации «Олигархи «делают ручкой»).

«С конца 2011 г. латвийский Parex banka пытается через суд взыскать со структур «Севернефти» Жана Худойнатова, брата президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, $111,3 млн долга. Но латвийский госбанк был не единственным кредитором российской компании. В 2007 г. кредитную линию «Севернефти» открыл немецкий Commerzbank AG. Его сумма не известна. А спустя несколько месяцев компания предоставила в залог банку 16 разведочных и эксплуатационных скважин, а также здания и оборудование общей стоимостью 4,1 млрд руб.

В середине прошлого года «Севернефть» начала переговоры с «Еврохимом» Андрея Мельниченко о продаже тому своих активов. Тогда же о правах на заложенное Commerzbank имущество заявила кипрская Lopilato Investments Ltd. Lopilato Investments Ltd. — 100%-ная «дочка» банка «Альба альянс» Дмитрия Пяткина и Александра Фраймана, говорится на сайте ЦБ.

«Бенефициары «Севернефти» не известны. Худойнатов еще в прошлом году был гендиректором компании, говорилось на ее сайте (сейчас он не действует). В августе 2011 г. «Севернефть» переоформила единственную лицензию на свою «дочку» «Севернефть-Уренгой», а спустя несколько месяцев продала эту компанию за $403 млн «Еврохиму». Сделка была закрыта в начале 2012 г., после чего «Севернефть» объявила о ликвидации. Источник, близкий к «Еврохиму», уверял, что перед покупкой активов компания проверяла их юридическую чистоту».

«Акционеры «Севернефти» — два офшора. Но кадровые вопросы компании решает президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов, а реструктуризацией кредитов занимается бывший зампред правления «Газпрома» Александр Рязанов», - утверждают «Ведомости». И связывают такое положение дел с недавним поручением Владимира Путина.

«Детально отчитаться о доходах руководителей в конце прошлого года от госхолдингов потребовал председатель правительства Владимир Путин, - пишет газета. - Декларации должны были подать все менеджеры госкомпаний — от начальников управлений до членов совета директоров. Данные заполнялись не только на самих работников, но и на их ближайших родственников — супругов, детей, родителей, а также братьев и сестер. Правда, «Роснефть» в список подотчетных не попала. Почему — чиновники аппарата правительства объяснить «Ведомостям» не смогли: «Список готовил лично Сечин».

В заявлении на сайте «Роснефти» говорится, что компания не вошла в премьерский перечень, поскольку не подпадает под определение государственных инфраструктурных предприятий с доминирующей позицией на рынке. В том же заявлении сказано, что компания выполнила все премьерские поручения добровольно. Собранные данные госхолдинг пообещал передать представителям государства в своем совете директоров. Худайнатов предельно корректно заполнил декларацию и из нее следует, что никто из его семьи не является бенефициаром какой-либо нефтяной компании, говорит пресс-секретарь правительства Дмитрий Песков».

По сведениям «Ведомостей», «в числе акционеров «Севернефти» — президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов, его брат Жан Худойнатов и бывший зампред правления «Газпрома» Александр Рязанов». Об этом рассказывали газете три человека, близких к «Роснефти», ее руководству и кредиторам «Севернефти».

Из открытых источников эти данные подтверждаются косвенно: Жан Худойнатов числится (данные ЕГРЮЛ) единственным учредителем ООО «УК «Союзпроминвест». Компании, которыми управляла эта УК, учреждены ЗАО «Энерго-холдинг», основной (99%) владелец которого — все та же кипрская Quinter Investments. Ранее на сайте «Севернефти» (сейчас не работает) Жан Худойнатов числился генеральным директором «Севернефти». Его подпись как руководителя компании стоит на договорах поручительства «Севернефти» по кредитам «дочки» «Североргсинтеза» перед латвийским госбанком Parex banka, рассказывал «Ведомостям» источник, близкий к банку.

Связи между «Севернефтью», Эдуардом Худайнатовым и Александром Рязановым в открытых источниках «Ведомостям» обнаружить не удалось. Пересечение деловых интересов двух менеджеров прослеживается только по краснодарской строительной фирме ООО «Регионстройинвест», где они были партнерами (данные ЕГРЮЛ).

В прошлом году бывший зампред правления «Газпрома» вел переговоры с Parex banka о реструктуризации кредитов «Североргсинтеза» («дочка» ЗАО «Энерго-холдинг»), поручителем по которым выступала «Севернефть»), рассказывали «Ведомостям» два человека, близких к банку. Получить комментарии у Рязанова не удалось.

Эдуард Худайнатов участвует в принятии решений по текущей деятельности компаний, аффилированных с «Севернефтью», и сегодня, рассказали «Ведомостям» три человека, близких к основному кредитору компании. Так, в середине февраля президент «Роснефти» уволил финансового директора «Североргсинтеза» Владимира Кушнира, уверяют собеседники «Ведомостей».

Кушнир — ставленник Parex banka: по условиям кредитного соглашения с «Североргсинтезом» финансового директора компании назначает банк, согласовывая кандидатуру с акционерами компании. Представитель Parex banka подтвердил «Ведомостям» факт увольнения Кушнира из «Североргсинтеза», но комментировать ситуацию не стал. По словам собеседников «Ведомостей», Эдуард Худайнатов предложил Кушниру написать заявление об уходе по собственному желанию, мотивировав это тем, что между Parex banka и «Североргсинтезом» начинается судебная тяжба и присутствие в офисе кого-либо из представителей банка может привести к утечке конфиденциальной информации, способной повлиять на ход судебного процесса».

«По данным ЕГРЮЛ, 10% «Севернефти» напрямую владеет британская фирма Soulstar Trading Limited, чьим владельцем является кипрская Quinter Investments Ltd. Она принадлежит другой кипрской компании Luteano Holdings Limited, владельцем которой в 2006-2011 годах был Алексей Худайнатов (сын ли это главы «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, утверждать нельзя). Последняя запись о Худайнатове сделана кипрским регистратором на 30 января 2012 года. 90% «Севернефти» принадлежат швейцарской Krini Holding Ltd, чьих бенефициаров выяснить не удалось, - сообщает сайт радиостанции Bussines FM.

«Через своего представителя Эдуард Худайнатов утверждает, что никого не увольнял, также он опровергает интересы семьи Худайнатова в отношении «Севернефти» или аффилированных с ней компаний, - сообщает сайт радиостанции.

В конце января текущего года «ЕвроХим» сообщил о закрытии сделки по покупке «Севернефти» за 403 млн долларов. По данным «ЕвроХима», объем подтвержденных и предполагаемых запасов компании составляет 50 млрд кубометров газа»."