Академик Гинзбург – чудаковатый «гуманист без морали» или чудак с моралью гуманоида? (часть 2)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Академик Гинзбург – чудаковатый «гуманист без морали» или чудак с моралью гуманоида? (часть 2) «ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА» при участии бюро «Граждане против расизма и ксенофобии» выпустил доклад «О КСЕНОФОБСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АКАДЕМИКА В. ГИНЗБУРГА», основанный на материалах общественного расследования.

"FLB публикует вторую часть доклада в сокращении (часть 1. Смотретьl). Часть 2 Провоцирование В. Гинзбургом социальной напряженности и розни, межконфессиональной и межнациональной вражды в российском обществе Детство и юность Гинзбурга пришлись на трагичный период в истории нашей страны, когда вся жизнь воспринималась многими людьми как бесконечная революционная борьба, согласно сумасбродному восприятию жизни основателями коммунистической утопии (Маркс писал, что смысл жизни – борьба). Рецидивы тогда сформированного тоталитарного мышления никак не дают покоя В. Гинзбургу и сегодня. И он всюду видит какую-то «дикую борьбу», например, даже в самой Русской Православной Церкви: «Сейчас в церкви, кстати, идет дикая борьба между фундаменталистами и либералами». Понятно, что эта «дикая борьба» существует только в воспаленном, помраченном ненавистью и злобой, воображении самого В. Гинзбурга. Но фактически, используя предоставляемые ему его единомышленниками и покровителями информационные ресурсы, возможности, В. Гинзбург провоцирует рознь в среде последователей Русской Православной Церкви, занимается подстрекательством нестроений, смущений среди православных христиан. Делает он это в характерной для него форме, эмоционально неуравновешенной, возбужденной, о чем свидетельствует и стилистическая невыдержанность текста, его разорванность, несвязность. «… в Русской православной церкви сильны как минимум два отрицательных настроения: националистическое и юдофобское. Многие считают – и РПЦ всерьёз никогда не выступала против этого - что быть русским значит быть православным, и наоборот: быть православным значит быть русским. Если ты не русский, значит, не православный. Это неверно, это глупость». Откуда В. Гинзбургу знать, какие «течения» Русской Православной Церкви отрицательные, а какие положительные? Ведь он сам признавался, что ни бельмеса не понимает в религии. Кроме этого, В. Гинзбург провоцирует рознь среди русского народа по расовому, этническому признаку. «Считается, что в России 80 процентов этнических русских. Но я считаю, что эта цифра неверная. Взять хотя бы мою семью. Первая и вторая мои жены – русские. Дочь от первого брака числится русской – так уж она решила, когда получала паспорт в 16 лет. Дети этой моей дочери – мои внучки – больше евреи, чем русские, поскольку муж этой моей дочери – еврей. Но в конечном итоге очень трудно разобраться, кто мои родные по национальности, да и не надо этого делать. Уверен, что таких полукровок, таких семей, где намешано много разной крови, в России очень много. И все они россияне. Я хочу сказать, что чистых этнических русских в России не так уж и много». При прочтении таких слов в памяти всплывают выступления Розенберга и Геббельса, подводивших идеологическую базу под планы истребления русского и других славянских народов. Нетерпимость В. Гинзбурга направлена на русских, он пытается убедить, что русских в России мало, «не так уж и много». Обратим внимание еще на то, как этот «светский гуманист» старательно высчитывает и учитывает кровное происхождение своих родственников, хотя тут же говорит, что не надо этого делать. Ну так и не делай. И при всем своем якобы «гуманизме» не понимает, что национальность человека не определяется его кровью, а определяется, прежде всего, его культурой, образом жизни, самосознанием. Но такие подлинно гуманистические идеи не для В. Гинзбурга, о них он тут даже не вспоминает, он считает «полукровок»… Приведем еще высказывания В. Гинзбурга, реально направленные на возбуждение социальной вражды – подозрительности, неприязни к последователям православного христианства, Русской Православной Церкви, а также межконфессиональной неприязни и вражды между последователями различных христианских религиозных конфессий. «Православная церковь в данном случае более реакционна, её позиция неподвижна. В католичестве, например, и в ряде других западных церквей богослужение ведётся на обычном, принятом в данном обществе языке, и в целом есть ряд “послаблений”, которые отражают желание церкви идти в ногу со временем». «В нашей стране, в частности, так и не произошла религиозная реформация и либерализация православия». Какое может быть дело якобы атеисту В. Гинзбургу до того, на каком языке ведется христианское богослужение – хоть в России, хоть в других странах? Он судит и рядит, определяет степень «реакционности» разных христианских конфессий, кто и как идет в ногу со временем, а кто не в ногу. В. Гинзбург стремится также стравить православных и мусульман: «А армия? Почему в ней должны быть православные священники, я не понимаю, у нас же 20% населения – мусульмане!» Русская Православная Церковь никогда не выступала против того, чтобы служители мусульманской религии вели религиозную деятельность в Вооруженных Силах РФ среди верующих мусульман. Поэтому В. Гинзбург и здесь откровенно лжет. Вопрос совершенно не ставится так, что в Армии должны быть только православные священнослужители. Речь всегда шла и идет о том, что к православным военнослужащим должны иметь возможность приходить православные священники. И не должны приходить без их обращения с соответствующей просьбой, тем более с прозелитическими целями, к примеру, адвентисты. А наличие в Российской армии православных священников никоим образом не препятствует ни наличию там же мусульманских мулл, а также иудейских раввинов, что, кстати, также практикуется в современных Российских Вооруженных Силах. Служители традиционных религий присутствуют в армиях практически всех стран, в том числе западных, и в армии особо любимых всеми либералами США, и даже в армии Израиля. Но все это не вызывает никакого возмущения у В. Гинзбурга, он «возмущен» целенаправленно и избирательно. В любом случае, сколько бы ни было в России мусульман в действительности, хотя бы и 100 миллионов или 80%, их количество не имеет никакого отношения к присутствию в Армии православных священников, потому что оно обусловлено наличием в Армии православных христиан. В любом случае, российские мусульмане В. Гинзбургу совершенно безразличны, а поминает он их исключительно с целью противопоставления православным христианам, стремясь таким образом возбудить среди мусульман беспочвенные недовольства. Таким образом, В. Гинзбург провоцирует рознь, вражду мусульман в отношении православных христиан, межконфессиональную напряженность в России между мусульманами и православными христианами. Еще одним способом провоцирования социальной напряженности в Российской Федерации являются выступления В. Гинзбурга в поддержку и оправдание публичных акций, направленных на провоцирование социальной вражды путем унижения человеческого достоинства православных христиан. Например, на оправдание вызывавшей резкий всплеск социальной вражды в нашем обществе выставки «Запретное искусство – 2006», в защиту ее организаторов и участников. Эта ксенофобская в отношении христиан, верующих ряда других религий выставка состоялась в Сахаровском центре: «Он оскорбил, видите ли, чувства верующих. И особенно смехотворно, что некоторые верующие, посетившие музей, это их травмировало. Я привел такой пример. Какой-то гражданин смотрит в замочную скважину в двери, которая ведет в супружескую спальню. Вы можете представить, что он там может увидеть. Так его, бедняжку, это травмировало. Это тоже смехотворно. Не хочешь - не ходи». «Привлекать к уголовной ответственности лиц, организующих антирелигиозную выставку – значит преследовать атеистов в нарушение Конституции Российской Федерации, декларирующей свободу совести». С Конституцией, как и с другими законами, у гинзбургов всегда беда – они все читают задом наперед и шиворот навыворот. И тогда по Гинзбургу получается, что гарантия (не декларация) свободы совести – это некий «желтый билет» для организации всяких провоцирующих социальную вражду выставок, других общественных акций, хулиганских выходок (один ненормальный из кружка этих «художников» занимался тем, что публично испражнялся на месте строительства храма Христа Спасителя). Это – совершенно идиотское толкование свободы совести В. Гинзбургом. Нет, и не может быть никаких правовых дозволений оскорблять религиозные чувства верующих. Идеологическая война В. Гинзбурга против доб-ровольного изучения детьми из православных семей православной культуры в российской школе В полном соответствии со своим мировоззрением и отношением к традиционным религиям, прежде всего православному христианству В. Гинзбург уже многие годы ведет фактически идеологическую войну против возможности добровольного изучения детьми из православных семей православной культуры в российской школе. Позиционирующий себя в качестве последовательного активиста атеистической идеологии (некий политический воинствующий неоатеизм) В. Гинзбург многократно обрушивался с нападками на Русскую Православную Церковь и с резкой критикой в отношении возможности преподавания учебного курса по основам православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, даже на основе добровольности выбора. Приобщение русских детей на основе добровольности выбора к православной культуре В. Гинзбург сравнивает с терроризмом: «В школе будут закладываться семена, зародыши религиозной ненависти, насилия, религиозного терроризма. Страшно представить, чем может обернуться эта глупость с обязательным преподаванием вероисповедных дисциплин в школе». В. Гинзбург лжет про обязательное преподавание вероисповедных дисциплин в светской школе. Где оно? Такое преподавание у нас есть только в еврейских государственных школах, и еще может быть мусульманских. Да и то, это не обязательное образование для всех детей, родители свободно выбирают такие школы. «Сейчас, когда церковь стала свободной, она подняла голову и лезет куда угодно. В частности, она лезет в среднюю школу. Они придумали предмет под названием «Основы православной культуры», но фактически это – закон Божий». Заявление, буквально пропитанное неприязнью к Церкви. В. Гинзбург сам признавался, что ничего не смыслит в религии и философии. Откуда же он может знать гораздо более узкую и профессиональную информацию, чем отличается ОПК от Закона Божьего? Да ничего он не знает, а просто привычно лжет. Если бы надо было преподавать Закон Божий, то православные бы его и преподавали, вводили курсы по Закону Божьему, для чего также нет никаких правовых препятствий, как и для преподавания курсов по православной культуре, по древнегреческой мифологии или кулинарии. Любые курсы могут преподаваться в средней школе, в государственной школе, если на это есть образовательный заказ от родителей школьников. Так что нет тут вообще никаких проблем, реальных проблем, а есть только сопротивление изучению православия антихристианской группы лиц в органах власти, прежде всего в Министерстве образования и науки РФ, в Москве. Не имея возможности отрицать религиозное возрождение нашего народа, В. Гинзбург «объясняет» его весьма оригинальным способом, а именно – хамски оскорбляет россиян: «Чем же объясняется известное возрождение религиозности и клерикализма в наши дни в России? Во-первых, это реакция на ситуацию, имевшую место в советские времена… Во-вторых, это следствие низкой образованности населения». В.Л. Гинзбург пишет: «…меня очень тревожат попытки Русской православной церкви внедриться в школу. Уроки Закона Божьего – это абсурд! …Сейчас предлагают вводить курс “Основы православной культуры” как факультативный, что вообще лишено какой бы то ни было логики. Получается, что часть учеников могут на него не ходить. Ну так что же, они вообще не будут знать о Библии, знакомство с которой необходимо для понимания целого ряда произведений искусства? Это же абсурд. В государственной школе нужен один курс религиоведения для всех, который должен вести учитель, а не священнослужитель. Нельзя преподавать детям то, что противоречит современной науке, если мы хотим на выходе получить людей думающих, образованных». Если религия противоречит науке, то зачем же тогда предлагать преподавать религиоведение и изучать Библию? Тем более, что в школе, по мнению В. Гинзбурга, следует преподавать только научные знания, а православие, по его мнению, «как и любая другая религия, чуждо науке и о какой-нибудь пользе здесь речи быть не может» . А если все же можно изучать, и В. Гинзбург вдруг поймет, что общее образование не исчерпывается сообщением учащимся строгих научных доказанных фактов и знаний, то почему «нужен один курс религиоведения для всех, который должен вести учитель, а не священнослужитель»? Не ясно, на чем основаны все эти гинзбурговские «нужен» и «должен». На его невежестве в той области, в которой он взялся судить-рядить, не имея никаких соответствующих знаний? На его по-прежнему тоталитарном мышлении? В. Гинзбург не желает или не может осознать, что в современной российской школе Законом РФ «Об образовании» установлены принципы свободы и плюрализма в образовании (пункт 5 статьи 2), учета разнообразия мировоззренческих подходов (пункт 4 статьи 14). Очевидно, что требования пункта 4 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», устанавливающего светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, должны неукоснительно соблюдаться, но если священник имеет необходимое образование, в частности профессиональное высшее педагогическое образование и необходимую квалификацию, почему он не может преподавать в государственной школе? В действительности получается, что В. Гинзбург выступает за дискриминацию и запреты на профессии по мировоззренческому признаку, по признаку отношения к религии. Не имея никаких значимых, правовых аргументов против преподавания в школах православной культуры, свои нападки на изучение в школах православной культуры В. Гинзбург обосновывает, например... своим неверием: «Но сам поверить в воскресение из мертвых, в непорочное зачатие и в реальность существования сатаны я не могу. Как можно в начале ХХI века верить в то, что 5 тысяч лет тому назад Бог создал весь мир за 7 дней, я не знаю. В этой связи меня очень тревожат попытки Русской православной церкви внедриться в школу» Да кто его заставляет верить? Кому есть дело, верит лично он или нет? И какая связь между тем, что В. Гинзбург во что-то не верит, и реализацией законных интересов и прав граждан в сфере образования? Только неадекватного человека может тревожить то, что он во что-то не верит. Не веришь, и не верь. Другие верят. Еще цитата: «А у нас почему-то больше спорят (этим особенно был озабочен предыдущий "просветительный" министр): вводить или не вводить в школах закон божий под маской истории православия, стыдливо прикрываясь при этом фиговым листком факультатива». «Просветительный» для В. Гинзбурга – как негативная оценка, ругательство. И перепутано все – содержание образования и форма преподавания. Что преподавать, какое содержание – это дело общества, граждан. Хотят граждане, чтобы их дети изучали историю православия – государство должно обеспечить это в государственной школе. Не указывать, не навязывать, не командовать людьми, если у нас демократия, а не «диктатура гинзбургов», а просто обеспечить. Если бы потребовали Закон Божий – точно так же. И никто ничего не прячет, если почитать православную литературу, специальную литературу в сфере образования, станет ясно, что сейчас нашим детям нужна именно православная культура. Для преподавания Закона Божьего еще не созданы условия, церковная культура в обществе, в русских семьях еще не восстановлена в достаточной степени, поэтому необходимо широкое изучение детьми православия, прежде всего, как исторической и культурной традиции, уклада жизни. По В. Гинзбургу государственные и муниципальные (общественные) средние школы в России – это запретная зона для традиционной религии, духовной культуры и морали русского народа. Приведем еще цитаты, примеры, рассуждений В.Л. Гинзбурга относительно православия, изучения православной культуры в школе, прав православных верующих и Русской Православной Церкви в сфере образования, которые являются глубоко оскорбительными и пронизаны нетерпимостью к православному христианству: «Считаю, что у нас церковь отделена от государства, и она должна быть отделена от государства. Преподавание церкви в школе, например, – это возмутительнейшее дело… Так что я уверен, что это направление к православию абсолютно ничего хорошего не даст. Это не духовное возрождение. Настоящее духовное возрождение России – это следование по пути цивилизованных стран – гуманизм, демократия и в первую очередь. Демократия, демократия и еще раз демократия..» В. Гинзбург воинствует против возможности изучения другими детьми основ своей, православной культуры даже в форме факультатива (учтем, что в еврейских государственных школах иудаизм – не факультатив, а полноценный урок, и не просто один учебный предмет – это основа воспитания в таких школах, в том числе и на всех других уроках). Что он ничего не знает о религиозном образовании в государственных светских школах Израиля, множества других светских государств? В. Гинзбург уже все решил за нас. Во-первых, у церкви есть возможность давать религиозное образование и воспитание в воскресных школах, да и в самой церкви, т. е. вне школы. В воскресные школы ходят и будут идти дети и их родители на добровольной основе. Это решает проблему. Для церкви нет необходимости идти в государственную и муниципальную школу». Гинзбург за нас решил, как нашим детям изучать православие, что делать их родителям для этого. Отправил нас на приходы получать систематическое образование для детей по православной христианской традиции. В. Гинзбург буквально навязывает нам свои услуги «эксперта» в области религиозного образования: «Вдалбливание же детям креационизма, лежащего в основе теистических религий (иудаизма, христианства, ислама), ни к чему хорошему и для РПЦ привести не может». Никаких «обострений» не вызывает изучение православной культуры там, где оно проводится в школах, в разных областях и краях России. Так же, заметим, не приносит пока никакого вреда для межнациональных и межконфессиональных отношений изучение иудаизма в государственных еврейских школах по всей России. Но В. Гинзбург, похоже, желает возбудить эти противоречия, распространяя ругань в отношении изучения православной культуры. Ведь очевидно, что, если изучению православной культуры в российской школе и дальше будут чиниться искусственные препятствия В. Гинзбургом и его антихристианской компанией, то и с изучением иудаизма в российских школах рано или поздно возникнут проблемы. «С эволюционной же точки зрения вид Homo sapiens (человек разумный, современный) является результатом длительной эволюции и имеет общего предка с обезьянами... К сожалению, Русская Православная Церковь (РПЦ) не желает считаться с велением времени и, в отличие от некоторых других конфессий, хочет сохранить преподавание креационизма даже в школе... Да, стоять на креационистской точке зрения не возбраняется законом, как и, например, в отношении распространения астрологических прогнозов. Но нас интересует другое: можно ли в младших классах государственной (а не частной) школы преподносить креационизм детям? Как и многие другие, я отвечаю на этот вопрос отрицательно. Зачем же знакомить детей с неправдой, с тем, что будет опровергаться в старших классах на уроках биологии? Другое дело, что в школе нужно в старших классах ввести такой предмет, как религиоведение или история мировых религий, название не играет роли». Это не веление времени. Это «веление» таких малограмотных, идеологически накрученных людей, как В. Гинзбург. Зачем с их «веле-ниями» должны считаться разумные, нормально мыслящие люди? Вот поэтому большинство людей на Земле являются религиозными, как и большинство ученых практически во всех странах. Вместо того чтобы болтать эту чушь, В. Гинзбург взял бы, да и опровергнул научно креационизм. Дал бы, так сказать, материал для учителя биологии в старших классах. А то вот ученые биологи не додумались до такого опровержения, а неуч в биологии В. Гинзбург додумается, даст такое опровержение. В. Гинзбург требует запрета теологии, равно и православной культуры в средней школе потому, что это «религиозное толкование религии». Тем самым он фактически признает, что пропагандирует антиконституционное требование установления атеизма как государственной и обязательной идеологии в российском обществе. Конституция Российской Федерации гарантирует идеологическое разнообразие в государстве (ст. 13), а значит – и в государственно-общественной школе. А В. Гинзбург с этим не согласен. Он требует запрета на «религиозное толкование религии» в школе. Значит, логически – монополии исключительно нерелигиозных толкований религии. А это противозаконно, является прямым покушением на гражданские права россиян. Таким образом, В. Гинзбург в своих публичных выступлениях на тему изучения религий в средней и высшей школе Российской Федерации фактически распространяет пропаганду отказа от принципа гражданского равноправия в российском обществе. В. Гинзбург фактически призывает к изменению основ конституционного строя в Российской Федерации, отказу от базовых принципов и норм существования демократического общества и государства в России. Характерно примечание редактора к приведенному выше высказыванию В. Гинзбурга: «Кстати, на Западе есть и профессора, и кандидаты богословия, но никто не называет их кандидатами или профессорами богословских наук. - Примеч. ред.» Ужасающее невежество! На Западе нет кандидатов или докторов, например, философских наук, там есть только доктора философии. И вообще там нет такой степени как кандидат наук. Сплошная некомпетентность и ложные аргументы. «Между тем одна из существующих черт демократического общества, источник его силы – это именно открытая дискуссия. Она сейчас особенно нужна в вопросе о «преподавании» религии в школе. Этот важный вопрос, как и общая проблема о роли и месте религии в нашем обществе, замалчивается. Его стараются не обсуждать, не делать четких выводов». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации