Академия джихада

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Академия джихада Американский ученый Марк Сейджман составил портрет типичного террориста

"Слово "террорист" в последние годы вошло в число самых употребляемых в мировом политическом лексиконе. Но что скрывается за этим определением, каков облик типичного современного бомбиста, однозначно не скажет никто. И вот нашелся человек, который задался целью внести терминологическую ясность в эту животрепещущую проблему. Этот человек -- американец Марк Сейджман, обремененный всевозможными научными регалиями. Он доктор медицины и доктор философии, член влиятельной Американской психиатрической ассоциации. И еще он бывший сотрудник ЦРУ, занимавший должность со странным для россиян названием «сотрудник по конкретным делам». В русском языке это звучало бы, наверное, примерно так: "решаю вопросы". И действительно решает. Как представитель разведки г-н Сейджман контактировал с моджахедами в Пакистане в 1987--1989 годах. Сегодня он консультирует американскую администрацию по вопросам борьбы с терроризмом. На лекциях Марка Сейджмана по психологии терроризма, где он оспаривает традиционные представления об этом явлении, практически всегда аншлаг. Не стало исключением и выступление Марка Сейджмана в Москве. В «Президент-отеле», где проходила лекция заокеанского гостя, организованная Институтом общественного проектирования в рамках международной программы «Русские чтения», были замечены, например, известный политолог и политтехнолог Глеб Павловский, в этот раз скромно представившийся сотрудником «Русского журнала», а также генерал-лейтенант ФСБ Александр Зданович. Г-н Сейджман с первых минут удивил публику, сказав, что он показал бы слайды на русском языке, но они устарели... на три дня. Тем самым подчеркнув, насколько скрупулезны его исследования. А начал ими заниматься Марк Сейджман после террористической атаки на США 11 сентября 2001 года, задавшись простым человеческим вопросом: неужели Америку атаковали те милые люди, которых он знал лично по Пакистану? Сначала доктор изучил личности 19 участников разрушения Всемирного торгового центра, затем создал базу данных на 500 известных террористов, объединив их в салафийскую террористическую сеть (салафизм -- идеалистическое стремление к исламу времен Пророка). Г-н Сейджман попытался проверить то, что говорят и пишут о терроре публицисты и журналисты. Но скоро понял, что те имеют лишь личное мнение, но отнюдь не оперируют доказанными фактами. И потому данные черпал главным образом из следственных и судебных дел -- там факты многократно проверяются. Иногда -- из научных публикаций. Как психиатр Марк Сейджман попытался найти что-то общее в террористах. Прежде всего он обнаружил утопическое стремление создать исламское государство от Средиземного моря до Филиппин. Этот порыв исторически объясним. В ХV веке человечество развивалось так, что в ХХ должна была превалировать исламская цивилизация. Но Европа внесла существенные коррективы, отодвинув Восток на второй план. И вот в ХХ веке появились люди, чье латентное ощущение «несправедливости» нашло выход в захлестнувшем желании мусульманского возрождения. В качестве метода было избрано свержение светской власти. И такие попытки, как известно, случались не в одной восточной стране. Где-то перевороты не удались, и потому свой взор салафисты обратили на Европу, которая поддерживала светскую власть в исламских государствах. А в 1996 году Усама Бен Ладен призвал и к войне против США. Марк Сейджман разделил террористов на четыре группы: египтяне, составляющие «центральный аппарат» сети; магрибские арабы, эмигрировавшие в Европу; представители Центрально-Азиатского региона, от которых текут финансы; выходцы из Юго-Восточной Азии. Вопреки сложившемуся мнению террористы не бедняки, готовые на все ради денег. Более 60% фигурантов, попавших в картотеку Сейджмана, вышли из богатых и зажиточных семей. И разговоры о "религиозном промывании мозгов" -- тоже перебор. Подавляющее большинство террористов имеют светское образование (выпускников медресе -- единицы) и относятся к сливкам общества. Сексуальная подоплека в терроризме также отсутствует, поскольку более двух третей попавших в список женаты и имеют детей. Это и не отпетые негодяи в прошлом, так как подавляющее большинство не имеют криминального прошлого. Исключение составляют разве что эмигранты во Франции, Испании и Канады, которые добывают для своего движения деньги грабежом банков, торговлей наркотиками и мелким мошенничеством -- в основном с кредитными картами. Несколько неожиданным для психиатра Сейджмана оказался тот факт, что психические отклонения имел лишь 1% террористов, в то время как число «сдвинутых» среди жителей планеты составляет 3%. И еще один повод удивляться: за все время работы исследователь не нашел следа хотя бы одного вербовщика -- их не было. Более того, в сеть принимаются лишь 15--20% желающих участвовать в джихаде. Но вот своеобразные «пункты набора» были: 60% террористов посещали одни и те же 12 мечетей с агрессивными служителями. Правда, с созданием террористической группы, формируемой по клановому признаку, влияние священнослужителя заметно ослабевает -- все определяет «коллектив». Даже решение о суициде одного принимается всеми членами группы. Причем готовность принести себя в жертву объясняется членами сети не ненавистью, а любовью -- к членам своей группы, выйти из которой практически невозможно. В противовес группе в самой сети жесткой иерархии нет, ячейки сети связаны между собой довольно слабо. И тем не менее на смену "Аль-Каиде", чьи связи разрушены американскими спецслужбами, пришло мировое салафийское движение, частью которого является и Чечня, утверждает Марк Сейджман. Сегодня сеть насчитывает около 3 тыс. членов -- в основном это арабские эмигранты в Европе. Эта идеология "заразна", в ряды террористов рекрутируются все новые члены. И угроза для России, по мнению ученого, придет с Запада. Террористы уже пытались взорвать российское посольство во французской столице. Бороться с сетью традиционными методами бесполезно -- не бомбить же Мадрид или Париж! Да и физическое уничтожение террористов также неэффективно. С исламским терроризмом надо бороться идеологически, не устает повторять ученый. Но как именно, он еще до конца не определился."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации