Аксененко Разрешили Убежать За Буго

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У бывшего министра МПС стремительно развивалась неизвестная болезнь крови

1066806525-0.jpg Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого бывшего вице-премьера и главы МПС Николая Аксененко, обвинение Генпрокуратуры в адрес одного из самых влиятельных чиновников ельцинской эпохи стоит из трех частей: незаконная централизация выручки 17 железных дорог, растрата этих средств и неуплата налогов его подчиненными. Однако, по мнению экспертов, прокуратуре придется здорово постараться, чтобы доказать незаконность действий Аксененко. Например, решение о централизации выручки принималось с ведома тогдашнего премьер-министра Владимира Путина.

В прошлый понедельник Генеральная прокуратура передала в суд уголовное дело Николая Аксененко, обвиняемого в превышении должностных полномочий, а также в «растрате, то есть хищении денежных средств в крупных размерах». За неделю до этого — 6 октября — адвокаты Аксененко обратилась в Генпрокуратуру с ходатайством о выдаче их подзащитному разрешения временно покинуть пределы России для прохождения обследования и курса лечения в одной из зарубежных клиник — у бывшего министра стремительно развивалась болезнь крови, диагностировать которую не могли лучшие российские врачи. Выпускать или не выпускать Аксененко за границу, решали несколько дней, и скорее всего даже не в Генпрокуратуре. 9 сентября ему предложили сделку — в обмен на разрешение выехать он должен был подписать протокол отказа от дальнейшего ознакомления с делом (из почти 300 томов обвиняемый к этому моменту успел ознакомиться лишь с половиной). Обвиняемый безоговорочно принял условия Генеральной прокуратуры.

Во вторник в распоряжение «Известий» попало постановление о привлечении Николая Аксененко в качестве обвиняемого — 47-страничный документ, в котором следователь подробно изложил все то, в чем он обвиняет Николая Аксененко. Условно обвинение можно разделить на три части. В первой содержится основное серьезное обвинение, которое повлекло за собой все остальные — незаконная централизация доходов 17 российских железных дорог, — что, по версии следствия, было не чем иным, как превышением должностных полномочий. 15 сентября 1999 года, занимая должность зампреда правительства, Николай Аксененко подписал соответствующее поручение в адрес руководства МПС — как полагает следствие, это указание он адресовал в первую очередь самому себе, так как якобы знал о предстоящем собственном назначении на пост главы МПС. В 2000 году на специальном счете министерства было аккумулировано более 23 миллиардов рублей, расходовались же они через ряд целевых фондов, среди которых были Фонд здравоохранения, Фонд поддержки учебных заведений МПС, Фонд финансового резерва, Фонд средств на покрытие расходов, связанных с международным сотрудничеством и рекламой. Из целевых фондов финансировалось, по мнению следствия — незаконно, увеличение штатов центрального аппарата МПС — на это было потрачено около 105 миллионов рублей. Еще около 31 миллиона рублей были израсходованы на командировки сотрудников министерства. Эти и другие незаконные, по мнению следствия, расходы и легли в основу второго обвинения — «растрата, то есть хищение в крупных размерах». Особое внимание Генеральной прокуратуры привлекла благотворительная деятельность главы МПС — министр легко подписывал платежные поручения на миллионы рублей на выплату помощи театрам и артистам. В январе 2000 года по просьбе полпреда правительства в Чечне Николая Кошмана Аксененко выделил республике 25 миллионов рублей на восстановление экономики и социальной сферы. В том же году министерство безвозмездно перечислило более 11 миллионов рублей на счет Троице-Сергиевой лавры в качестве благотворительной помощи на реставрационные работы, а по просьбе Людмилы Зыкиной возглавляемая ею Академия культуры России получила от МПС 5 миллионов рублей — «на ведение уставной деятельности». Но больше всех повезло администрации Кемеровской области — по просьбе Амана Тулеева министерство оказало ей помощь в размере 70 миллионов рублей на погашение задолженности предприятий ЖКХ. Судя по содержанию документа, в помощи Николай Аксененко не отказывал никому — ни администрации Чеченской Республики, ни семьям погибших на атомоходе «Курск». В общей сложности на благотворительные цели было израсходовано более 513 миллионов рублей. Эти действия Генпрокуратура расценила как «растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное неоднократно, с использованием своего служебного положения, в крупном размере». Однако под каждым найденным прокуратурой фактом растраты указано: «средства потрачены на указанные цели».

Третья часть обвинения касается налоговой политики МПС. Централизовывая доходы 17 российских железных дорог, Николай Аксененко, по версии следствия, умышленно незаконно ограничил их финансовую и хозяйственную самостоятельность. По этой причине железные дороги систематически недоплачивали в бюджет большую часть положенных налоговых выплат. Так, своими телеграммами в адрес управлений железных дорог министр определил к оплате в качестве налогов за последний квартал 2000 года лишь около 3 миллиардов рублей при фактической задолженности почти в 25 миллиардов рублей.

Во вторник «Известия» попытались получить комментарий защиты Николая Аксененко, однако адвокат Елена Львова наотрез отказалась общаться с корреспондентом газеты. В то же время на условиях анонимности удалось связаться с одним из руководителем юридической службы МПС, хорошо знакомым с ситуацией. По его словам, Аксененко будет достаточно просто противостоять обвинению. Дело в том, что система централизации доходов 17 российских железных дорог действует с середины 40-х годов прошлого века. Часть средств, аккумулируемых на централизованном доходно-распределительном счете МПС, перераспределялась между железными дорогами, а часть оставалась в распоряжении МПС России как денежные средства централизованных отраслевых фондов, финансового резерва и амортизационные отчисления основных средств железных дорог. По мнению представителя МПС, эта система полностью соответствовала и до сих пор соответствует закону «О федеральном железнодорожном транспорте», Положению об МПС и специальному порядку проведения операций по доходным счетам МПС, утвержденному Банком России. Более того, в декабре 1999 года эта система одобрена на расширенной коллегии МПС, на которой присутствовали тогдашний премьер-министр Владимир Путин, нынешний гендиректор РАО «РЖД» Геннадий Фадеев, а также руководители всех 17 дорог.

Что касается факта ограничения налоговых выплат, то вся задолженность железных дорог перед бюджетом была признана объективной и урегулирована два года назад специальным постановлением правительства. В то же время ни самому Аксененко, ни кому-либо еще из должностных лиц железных дорог обвинений в совершении налоговых преступлений не предъявлено.

Обвинение в растрате, по мнению представителя МПС, также несостоятельно. Средства из прибыли, которые якобы растратил Николай Аксененко, принадлежат 17 железным дорогам. На заседании коллегии МПС каждый год утверждались смета и отчет о расходовании этих средств. А значит — нет никакого ущерба.

В Генпрокуратуре отказались от комментариев по делу Аксененко, заметив лишь, что следствие закончено и теперь во всем должен разбирается суд. Однако когда состоится процесс — не знает никто. Сейчас господин Аксененко находится в одной из швейцарских клиник. Врачи оценивают его состояние как крайне тяжелое. Сын Николая Аксененко тоже находится за границей и давно не появляется в России.

Дмитрий СОКОЛОВ-МИТРИЧ, Юрий СПИРИН

Оригинал материала

«Известия»