Алекперов не стал брать к себе Калюжного, как не оправдавшего надежд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Алекперов не стал брать к себе Калюжного, как не оправдавшего надежд Черный рынок. Закат империи "Лукойла"

"Трансформация Министерства топлива и энергетики в структуру с непонятными функциями под сокращенным названием Министерство энергетики (или, как шутят в верхах, "министерство по делам Чубайса") заставила многих призадуматься. Первыми задумались в одной из крупнейших российских корпораций - "ЛУКойл". Несостоявшееся переназначение Виктора Калюжного на пост главы Минтопа подорвало, совсем недавно казавшиеся, незыблемыми позиции нефтяного гиганта.

На пути планов безудержной экспансии встала стена. По свидетельствам из окружения главы "ЛУКойла" Алекперова и Калюжного, неожиданное появление на горизонте Александра Гаврина, возглавившего Минэнерго, стало для них полной неожиданностью. Правда, некоторые аналитики уже поспешили записать экс-мэра Когалыма - в рамках прямолинейной логики - в число "людей "ЛУКойла". Но прямая линия не всегда самый короткий и верный путь от одной посылке у другой.
Заклание Калюжного 
Смещение главы Минтопа с нефтяного Олимпа было запрограммировано изначально. Двойственность положения господина Калюжного, одновременно обслуживавшего интересы нескольких не совпадающих групп влияния, не оставляло ему шансов удержаться в министерском кресле. 
С одной стороны, Виктор Иванович никогда не скрывал, что "ЛУКойл", с его точки зрения, представляет собой "золотой запас" нефтяной отрасли России. И призывал, соответственно, поддерживать его всеми имеющимися средствами - и экспортными квотами, и мягким отношением к невыполнению обязательств перед федеральными программами. 
К примеру, "ЛУКойл" на эксклюзивной основе занимался снабжением авиационным керосином Министерства обороны в ходе антитеррористической операции в Чечне. Известны факты, когда в самый разгар боевых действий, из-за отсутствия керосина военные самолеты не летали. Срыв поставок керосина каждый раз вызывал активизацию боевых действий в Чечне и странным образом совпадал с всплеском переговоров по КТК - Каспийскому трубопроводному консорциуму, в котором у "ЛУКойла" серьезные интересы. 
С другой стороны, господин теперь уже бывший министр безусловно пытался блюсти интересы представителей так называемой "семьи" в лице владельцев "Сибнефти". Впрочем, для них Калюжный в последнее время утратил свою привлекательность в силу чрезмерной конфликтности. Совершенно очевидно, что росту его рейтинга не способствовало одновременное столкновение с Вяхиревым и Чубайсом без каких бы то ни было значимых результатов. Не помогла ни РR-программа (размещение в разного рода СМИ материалов в защиту "правильного" министра обошлась, по оценкам экспертов, в сумму от полумиллиона до двух миллионов долларов), ни поддержка сенаторов и депутатов, которая, видимо, тоже имеет свой стоимостной эквивалент. 
Хотя главный резон принесения в жертву Виктора Ивановича очевиден. Имя ему "ЛУКойл". 
Теневая коалиция 
Недоброжелателей у "ЛУКойла" всегда хватало. Только до поры до времени они предпочитали действовать в рамках аппаратной конкуренции. Выбивать лицензии, квоты, делить переработку, сбытовую сеть, наращивать внешние активы. Однако по мере освоения легкодоступных месторождений в нефтяной коммуналке стала нарастать скученность. Исключительное положение "ЛУКойла" стало раздражать подавляющее большинство крупных, вертикально интегрированных компаний о малых и средних недропользователях можно даже и не говорить. 
Особенно раздражала схема минтоповского лоббирования. Масштабы аппетитов корпорации имени Вагита Алекперова в среднесрочной перспективе должны были привести к тому, что в России в лучшем случае осталось бы не более двух нефтяных компаний. Естественно, что подобное вряд ли могло вызвать бурный энтузиазм. В результате сложилась достаточно устойчивая антилукойловская коалиция (естественно, не афишируемая) с участием "Сибнефти", "ТНК", "ЮКОСа", "Роснефти", "Сургутнефтегаза". А основной удар пришелся по Калюжному. 
Ничего "личного" в этом альянсе нет - только бизнес. И действуют "господа концессионеры" по-разному. "Сибнефть" и ТНК играют на аппаратном поле - одни через "семью", другие через свои связи в Администрации президента. ЮКОС активничает в основном на поле СМИ. А "Сургутнефтегаз" предпочитает прозрачный стиль. Объявив свою двухмиллиардную прибыль за год минувший и заплатив с нее налоги, Владимир Богданов показал порядок сумм, которые остальные участники забега утаивают от государства. Или, если быть поделикатнее, относят к категории издержек. По закону больших чисел подобный выстрел бьет в первую очередь по первому парню на деревне Вагиту Алекперову.
"У каждого брэнда своя легенда" 
На протяжении длительного времени в прессе культивировалось мнение, что поработавший в "ЛУКойле" человек носит этот лейбл практически до самой смерти. Однако, как и всякая умозрительная конструкция, данный тезис не выдерживает проверки временем. Вспоминается высказывание одного из членов высшего руководства "ЛУКойла" в сентябре 1999-го года (аккурат в разгар баталии вокруг смены руководства "Транснефти"): "Все говорят, что Вайншток наш, но почему-то забывают, что Савельев вышел из тех же пенатов". Сермяжная правда состоит в том, что наличие в послужном списке той или иной записи далеко не все решает. 
В этом смысле показательна фигура Семена Вайнштока, нынешнего руководителя "Транснефти". Известно, что на последнем этапе его пребывания в руководстве "ЛУКойла" возникла ситуация, когда самостоятельность Вайнштока как руководителя начала тяготить ближний круг. Руководствуясь чисто советской традицией, от него избавились, "отправив на повышение", причем, надо сказать, "без гарантий". Вайншток согласился с отведенной ему ролью, но "осадок остался". 
После того как были сняты проблемы переходного периода и новый предводитель "Транснефти" продемонстрировал свои деловые качества (как менеджер он на пару порядков сильнее своего предшественника - так считает большинство ведущих специалистов нефтяных компаний), от "лукойловости" быстро не осталось и следа. Будучи достаточно осторожным и аккуратным управленцем верхнего эшелона, Вайншток выбрал объективистский подход, при котором все компании равны в рамках спущенных свыше графиков прокачки. 
Отсутствие "особого" отношения вкупе с нежеланием отказываться от проекта строительства Балтийской трубопроводной системы (БТС) привело к еще большему охлаждению его отношений с "ЛУКойлом". Алекперов один из самых яростных противников строительства БТС, которая бьет по его прибалтийским интересам и планам строительства нефтетерминала в устье Печеры. 
Одновременно - как на производственной основе, так и в силу других факторов (Сургут и Когалым расположены не так уж далеко друг от друга) - произошло стратегическое сближение Вайнштока с главой "Сургутнефтегаза" Владимиром Богдановым. Последнего с полным на то основанием можно считать номинантом конкурса на звание "лучшего нефтяного генерала России". Именно стараниями данных персон в перечне кандидатов в новый кабинет появилась фигура Александра Гаврина. Впрочем, само назначение стало возможным благодаря другим корпоративным персонажам - "Альфе" (читай ТНК) и "Сибнефти", использовавшим свои связи в президентской администрации. 
Вся надежда на "кремлевку" 
К испытаниям новым президентством "ЛУКойл", несомненно, оказался не готов. Победоносное освоение Румынии, Болгарии, радужные перспективы в Чехии, Хорватии, Иране и Ираке, несмотря на досадные недоразумения в Литве, подействовали расслабляюще. 
Уже достаточно длительное время идет энергичная подковерная борьба вице-президентов компании за сферы влияния. Равиль Маганов пытается окончательно "дожать" Ралифа Сафина, природного папу известной певицы Алсу. Владимир Зарубежнов, возглавляющий "КомиТЭК" - прошлогоднее "лукойловское" приобретение, - вместо того чтобы искать разумно-приемлемые для территории варианты сотрудничества, подает судебные иски на главу Республики Коми и требует предоставить ему на бесконкурсной основе новые месторождения. 
Перечень конфликтных ситуаций - будь то Ненецкий АО, Калининградская область или Краснодарский край - можно продолжать и продолжать. Фактом остается одно: прежняя система координат оказалась разрушенной, схема лоббирования, которая сформировалась во времена Черномырдина и в которую были вовлечены депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, чиновники Минтопэнерго, сломалась. А к новым правилам игры "ЛУКойл" будет приспосабливаться еще достаточно долго. 
Отныне функции Минтопа применительно к нефтяной отрасли разделены между тремя ведомствами, причем с разными функциями - Минприроды, Минэкономики и Минпромом, - возможность выработки оптимального формата отношений в рамках этой громоздкой бюрократической конструкции практически исключена. Не надо сбрасывать со счетов и личностный аспект. "Транснефть", судя по всему, с согласия Вайнштока отходит в ведение либерала Грефа, дальнейшая карьера которого напрямую зависит от того, как он этим ресурсом распорядится. 
Маловероятно, что режим наибольшего благоприятствования будет обеспечен и со стороны Минприроды - вопросов по огромному количеству полученных лицензий на месторождения, которые практически не разрабатываются, накопилось более чем достаточно. В принципе нефтяных гигантов теперь легко могут обложить флажками, положив предел приращиванию запасов. А уж этим поражением в правах сумеют воспользоваться более мелкие компании. 
Единственная надежда у "ЛУКойла" на "кремлевку". Однако захочет ли Владимир Путин обсуждать с Вагитом Алекперовым вопрос ненормативных послаблений крупнейшей нефтяной компании России, еще неизвестно. 
P.S.:Если верить молве, Вагит Алекперов не стал брать к себе в "ЛУКойл" Виктора Калюжного, как не оправдавшего надежд и вложенных средств. Виктору Ивановичу придется дальше жить на свои. Зато его зама по Минтопу Кочнева в плане трудоустройства обнадежили. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации