Александр Бирман

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Александр Бирман В ответ на это "хулиганство" на сайтах flb.ru и kompromat.ru была размещена распечатка разговоров Коновалова и Хандорина, где первый рассказывает второму о том, что Путин, дескать, распорядился послать Мельниченко на три веселые буквы.

"МДМ-БАНК ГОТОВИТСЯ К СВОЕЙ ХИРОСИМЕ

Весьма оригинально отмечают очередную годовщину ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки российские олигархи. Между крупнейшими отечественными ФПГ вновь развернулась борьба за атомные финансы. И в эпицентре опять оказался Конверсбанк, обслуживающий до 71% финансовых потоков Минатома.
Адамово яблоко
Впрочем, так было далеко не всегда. Некоторое время назад в Минатоме не считали зазорным держать счета не только в отраслевом "Конверсе" (который возглавлял бывший главбух одного из минсредмашевских главков Николай Писемский), но и, скажем, в Альфа-банке, НРБ, Инкомбанке или ОНЭКСИМе. Однако после марта 98-го с приходом Евгения Адамова ситуация изменилась. Жесткий министр потребовал от подведомственных предприятий не только перевода счетов в Конверсбанк (что было отчасти оправдано событиями августа 98-го), но и заставил их посодействовать увеличению уставного капитала банка. Для этого осенью 1999 года было решено провести очередную эмиссию. А поскольку не у всех атомщиков водились "живые деньги", многим пришлось прокредитоваться. В качестве кредитора в ненавязчивой форме был рекомендован МДМ-банк, чей наблюдательный совет к тому времени уже возглавлял Александр Мамут, которому молва приписывает весьма дружеские отношения с Адамовым. МДМ выдавал кредиты под залог приобретаемых заемщиками акций "Конверса", что наглядно демонстрировало, кому Минатом на деле собирается доверить судьбу отраслевого банка.
Нельзя сказать, что навязанные министерством правила игры устраивали
"атомных директоров". Ведь им помимо всего прочего пришлось отказаться от почти всегда взаимовыгодного сотрудничества с другими московскими или региональными банкирами. В частности, политике, проводимой Адамовым, очень сопротивлялся тогдашний президент концерна ТВЭЛ Виталий Коновалов, который к тому же возглавлял и наблюдательный совет Конверсбанка. Однако после проведения желанной "конверсовской" эмиссии Минатом добился устранения Коновалова с поста председателя наблюдательного совета. Эту должность занял более лояльный министру гендиректор Сибирского химического комбината Геннадий Хандорин.
После смены "законодательной" власти в банке настал черед и исполнительной. Уход Николая Писемского был фактически предрешен. Ведь МДМ к тому времени еще не обладал ресурсами, необходимыми для поглощения "Конверса" - даже с учетом заложенных акций он мог рассчитывать максимум на блокирующий пакет.
Зато, приведя в Конверсбанк своих менеджеров, руководители МДМ получили возможность должным образом подготовить банк к продаже и продемонстрировать существующим акционерам все прелести предстоящего альянса.
Жертвоприношение
Именно это МДМ и попытался сделать, когда делегировал на место Писемского своего собственного председателя правления Андрея Мельниченко. Правда, состоялось это знаменательное событие лишь осенью 2000 года, и месяца три-четыре (Писемского уволили в начале июня) Конверсбанк жил без руководителя. Минатом и МДМ явно столкнулись с саботажем со стороны некоторых акционеров. Главным бузотером, естественно, стал Коновалов, за которым пока еще был ТВЭЛ с его 18, 35% акций "Конверса". Появились и помощники на стороне. Так, в июле 2000 года, накануне очередного безрезультатного заседания наблюдательного совета Альфа-банк открыл кредитную линию Ангарскому электролизно-химическому комбинату (АЭХК), владеющему 6, 4% "конверсовских" акций. Совместно с ТВЭЛ облагодетельствованный "Альфой" АЭХК мог легко прокатить любого кандидата, выгодного МДМ.
Понимая это, Адамов приложил все усилия, чтобы избавиться от неудобного Коновалова. В октябре 2000 года тот был смещен с поста президента концерна ТВЭЛ. Тогда же наблюдательный совет "Конверса" принял решение рекомендовать акционерам избрать председателем правления Андрея Мельниченко.
Безусловно, нейтрализация ТВЭЛ сыграла тут немаловажную роль. Но не исключено также, что недоброжелатели МДМ посчитали, будто Мельниченко не удастся совмещать руководство двумя банками. А в свете упорно циркулировавших слухов о разногласиях, возникших между Андреем Мельниченко и его давним партнером Олегом Дерипаской, уход основателя МДМ в "атомные" дела мог обернуться серьезными проблемами для его собственного детища. Если же владелец МДМ будет спустя рукава управлять "Конверсом", то и вожделенного поглощения не состоится.
Свой среди чужих
Однако, оказавшись во главе Конверсбанка, Андрей Мельниченко преподнес своим оппонентам весьма неприятный сюрприз. В декабре 2000 года на неприметной должности советника в "Конверсе" появился бывший зампред Альфа-банка Андрей Соколов. Как утверждают знающие люди, именно этот человек курировал весь "атомный" бизнес "Альфы". А банк Михаила Фридмана, напомним, в лучшие времена обслуживал до 45% финансовых потоков Минатома. Причем в "Альфе", клиентом которой является "Зарубежстройэкспорт", находились паспорта сделок на такие контракты, как, скажем, строительство АЭС в Китае и Иране.
Столь ценный сотрудник недолго ходил в советниках. Уже в начале февраля 2001 года Мельниченко назначил "альфовца" своим первым замом (по Конверсбанку, разумеется). И Андрей Соколов фактически стал руководителем "Конверса". А ключевые посты в банке заняли ушедшие вместе с ним из "Альфы" Тимур Авдеенко, Павел Полковников и Геннадий Чуков.
Кстати, видимо, именно возможность в полной мере реализовать менеджерские амбиции и стала причиной ухода Соколова из "Альфы", где честолюбивому банкиру уже мало что светило. Зато прежние работодатели очень обиделись на перебежчика. Тем более что президент Альфа-банка Петр Авен знал Соколова чуть ли не со школьной скамьи. Теперь, поговаривают, при упоминании одного только имени бывшего однокашника Авен сатанеет.
В общем, у руководителей "Альфы" появился еще один очень серьезный повод не любить МДМ. А вскоре представилась возможность отомстить обидчику.
Американский пирог
В марте 2001 Евгений Адамов попал в число первых путинских отставников. Вряд ли, конечно, это случилось стараниями
"Альфы". Скорее всего, тут приложил руку вице-премьер Илья Клебанов, находившийся в весьма натянутых отношениях с главой атомного ведомства.
Кроме того, устраняя Адамова, Путин сделал жест доброй воли в адрес американцев. Дело в том, что на теперь уже бывшего министра атомной промышленности имелся большой зуб у одного из спонсоров республиканской партии Александра Шустеровича. Его компанию Pleiades Адамов в свое время оттеснил от участия в обслуживании программы по переработке оружейного урана (так называемый контракт ВОУ-НОУ).
И если администрация Билла Клинтона не слишком рьяно заступалась за ущемленные бизнес-интересы бывшего советского гражданина, то новые хозяева Белого дома повели себя гораздо агрессивнее. Оно и понятно. Ведь совет директоров Pleiades возглавляет Роберт Мосбахер - давний соратник Джорджа Буша-старшего, считающийся одним из главных неформальных советников нынешнего президента США.
Поэтому поговаривают, что, когда Сергей Иванов, еще будучи секретарем Совбеза, летал в Вашингтон, он наслушался немало гадостей про Адамова. А ведь Кремлю гораздо проще пожертвовать руководителем Минатома, нежели, скажем, договором по ПРО.
Старики-разбойники
Сменивший Евгения Адамова Александр Румянцев оказался намного мягче своего предшественника. Как сказал один из собеседников "К", "для него человека снять с должности - все равно что застрелиться". Поэтому, несмотря на очевидную политическую задачу пересмотреть адамовское наследие, новый министр до сих пор так и не провел сколько-нибудь серьезной чистки в своем ведомстве.
В противном случае Румянцеву, наверное, было бы гораздо легче реализовать свой посыл о недопустимости потери отраслевого Конверсбанка. По Москве уже ходит чуть ли не былина о том, как министр собрал "конверсовских" стариков и призвал их защитить родной банк от злого ворога. Благо сам "ворог" своих намерений особо не скрывал. Принципиальная позиция Андрея Мельниченко заключается в том, что "Конверс" - непрофильный для Минатома объект, от которого отрасль, нуждающаяся в инвестициях, должна избавляться.
Вот МДМ, пытаясь облегчить инвестиционное бремя для атомщиков, и выкупил вскоре после прихода Румянцева у дружественных "Техснабэкспорта", GNSS и "Росэнергоатома" принадлежащие им акции, аккумулировав таким образом у себя до 34% "Конверса". А 26 апреля наблюдательный совет "Конверса" проголосовал за допэмиссию, которую также предполагали выкупить МДМ и аффилированные с ним структуры. В результате доля МДМ-банка в Конверсбанке должна была превысить 62%.
Однако подбодренные новым министром (и подстрекаемые Коноваловым) "атомные директора" вступили в битву с Мельниченко. Сначала они чуть было не сорвали проходившее в конце июня собрание акционеров, требуя пересмотреть итоги проведенного накануне заочного голосования по составу наблюдательного совета и отменить злополучную допэмиссию. Затем в адрес МДМ посыпались иски, поданные какими-то престарелыми акционерами из отдаленных атомградов, которые, несмотря на свой возраст и провинциализм, прекрасно разбирались во всех тонкостях банковского права.
Затем члены совета директоров Конверсбанка обратились в ЦБ с просьбой не регистрировать результаты допэмиссии - действие, мягко говоря, небезупречное с юридической точки зрения. Как метко охарактеризовал этот шаг Геннадий Хандорин, "мы немножко похулиганили".
Подпольный обком действует
В ответ на это "хулиганство" на сайтах flb.ru и kompromat.ru была размещена распечатка разговоров Коновалова и Хандорина, где первый рассказывает второму о том, что Путин, дескать, распорядился послать Мельниченко на три веселые буквы. А все необходимые материалы для успешного выполнения задания президента сейчас привезут "ребята из Альфа-банка".
В "альфовской" пресс-службе, правда, резонно возразили, что не считают упомянутые Интернет-сайты авторитетными СМИ. Хотя слухи о том, что к разжиганию страстей вокруг "Конверса" приложила руку "Альфа", ходили уже давно. Тот же Андрей Мельниченко неоднократно заявлял о том, что Альфа-банку может быть выгодна нейтрализация конкурента.
"Альфа" же в ответ ограничивается несколько отвлеченными рассуждениями о том, что "государство абсолютно справедливо через своих представителей пытается сделать все возможное, чтобы не потерять за бесценок свои активы" (слова зампреда Альфа-банка Александра Луканова).
Как бы там ни было, но после публикации распечаток Хандорин подал в отставку. Хотя, как утверждают наблюдатели, это едва ли связано с появившимся компроматом. В конце концов, давно вывешенные на тех же сайтах материалы о не слишком благовидной роли Хандорина в приватизации Томского нефтехимического комбината не мешали Хандорину руководить Сибирским химкомбинатом, Конверсбанком и даже возглавлять Союз работодателей атомной энергетики, промышленности и науки.
К тому же еще неизвестно, кто извлек больше пользы из вынужденного ухода относительно нейтрального Хандорина. Теперь у банка два полулегитимных председателя наблюдательного совета - Виталий Коновалов и Ревмир Фрайштут (гендиректор "Техснабэкспорта"), придерживающиеся диаметрально противоположных взглядов на будущее "Конверса".
А буквально на днях в игру вступила еще одна сила, которая едва ли будет на стороне МДМ. Минимущество назначило президентом ТВЭЛ главу питерского "Телекоминвеста" Александра Няго.
При всей нелепости перевода связиста на атомное предприятие у Няго есть одно качество, чрезвычайно важное для тех, кто его назначал: Няго - из команды президента. Кроме того, весьма вероятно, что Няго выведет на поле атомных финансов питерский Промышленно-строительный банк, чьим стратегическим партнером "Телекоминвест" является чуть ли не с момента основания. А это значит, что Мельниченко придется меряться лоббистскими возможностями не только с Михаилом Фридманом, но и с владельцем ПСБ Владимиром Коганом.
Кстати, любопытное совпадение: впервые информация о возможном приходе Няго в ТВЭЛ появилась примерно тогда, когда МДМ нанес первый ощутимый удар Когану, переманив в недавно купленный "Петровский" Ольгу Казанскую, на тот момент руководившую ПСБ.
Дежа-вю
Вот и получается, что для Андрея Мельниченко все начиналось с ТВЭЛа и все рискует им же и закончиться. Не случайно владелец МДМ уже заговорил о готовности выставить "Конверс" на открытые торги. И даже собирается заплатить за банк не менее $50 млн. (Кстати, только в $30 млн оценивается центральный офис "Конверса".)
Правда, многие эксперты подозревают Мельниченко в лукавстве. И не без оснований: Конверсбанк на сегодняшний день слишком тесно связан с МДМ.
И даже если "атомный" банк в результате достанется стороннему инвестору, ему будет очень сложно разрубить эту связь. Поэтому победа МДМ на таком конкурсе фактически предопределена.
Но оппоненты Мельниченко могут и не принять его предложение. Никто не мешает им дождаться 31 августа, когда предполагается провести внеочередное собрание акционеров, и поставить во главе наблюдательного совета того же Няго. Или того хуже - Коновалова. А затем, действуя по сценарию, реализованному в свое время Адамовым и МДМ, расторгнуть контракт с Мельниченко. Попутно можно еще опротестовать решение о продаже МДМ пакетов, принадлежавших "Техснабэкспорту", GNSS и "Росэнергоатому". Кстати, "Техснабэкспорт" сейчас преобразуется в госорганизацию, поскольку ядерные материалы, с которыми он работает, принадлежат государству. А раз его нынешний статус не совсем легитимен, можно признать нелегитимной и его сделку с МДМ. А заодно и "техснабэкспортовскую" "дочку" GNSS зацепить. А их суммарный пакет в "Конверсе" как-никак был равен 26%.
Путь самурая
По утверждению Андрея Мельниченко, он не ощущает, что административный ресурс играет против него. Ближайшее будущее покажет, насколько верны ощущения владельца МДМ. По крайней мере Роман Абрамович, как поговаривают, отказался поддержать своих банковских друзей. Видимо, губернатор Чукотки решил, что атомная война МДМ несет для него самого больше издержек, нежели выгод, главная из которых состоит разве что в возможном альянсе энергоемких заводов "Русского алюминия" с "Росэнергоатомом" (хотя после того как оппоненты МДМ получили контроль над ТВЭЛ - основным поставщиком сырья для АЭС, - поддержка Мельниченко скорее пойдет "Русалу" во вред).
В любом случае реализация описанного выше сценария будет означать для МДМ не только потерю "Конверса" как такового, но и окончательное отлучение от финансов Минатома. Сейчас это $2, 8 млрд в год, что, как не без иронии отмечает сам Мельниченко, соответствует обороту "российской компании не самых больших размеров". Однако, по оценкам экспертов, реализация программы по ОЯТ, контракты по строительству АЭС и т.д. способны через год-два увеличить обороты отрасли как минимум вдвое.
А ради $5 млрд можно повоевать даже с Кремлем."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации