Александр Зинченко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Украинская правда", origindate::17.01.2003, "Кто есть кто. На диване президента Кучмы"

Александр Зинченко

Converted 29251.jpg

Александр Зинченко

Вице-спикер Верховной Рады. Один из лидеров партии СДПУ(О), влиятельный бизнесмен, хозяин телеканала "Интер". Зинченко сделал карьеру в советское время как видный деятель комсомольского движения. В начале перестройки комсомол направил его в журналистику. Но не писать, а проверять как пишут другие. Зинченко работал цензором в популярной газете "Комсомольская правда", а затем в телепрограмме "Взгляд". Обладая незаурядными деловыми качествами, с развалом Союза и комсомола ушел в бизнес, создал банковскую группу, а в 1996 основал телеканал "Интер". Сейчас "Интер" стал основным рупором пропаганды СДПУ(О). Зинченко и его деловой партнер, банкир Игорь Плужников, формируют один из двух руководящих тандемов партии. Они поддерживают тесные политические контакты с тандемом Суркис-Медведчук.

Зинченко не имеет "беспредельной" репутации в отличие от ряда своих коллег-эсдеков. Но служит Кучме верой и правдой. Разыгрывая демократа и дружески общаясь с журналистами, Александр Алексеевич поддерживает на "Интере" режим жесткой цензуры. Будучи главой парламентского комитета по свободе слова, Зинченко регулярно давал президенту предложения, как эту свободу поставить под контроль.

ИЗБРАННЫЕ АФОРИЗМЫ

"Общественное мнение когда-то станет и на вилы вас поднимет. Оно потерпит, потерпит, а потом это закончится трагедией".
О своих коллегах-олигархах.

"Николай Янович, ну, давайте, в конце концов, как-то в паре все это делать. Вы наехали формально, а потом, значит, отъехали. Ничего хорошего не произошло. Надо если уже наезжать, то наезжать..."
Предложение Кучме об ужесточении борьбы с оппозиционными СМИ.

"Витя, ты же обрати внимание, задача-то была поставлена правильно: левоцентристская партия, левоцентристская социальная защита. Ну, скажи, где декларация на 6 миллионов?"
Упрек Медведчуку, который возглавляет социал-демократическую партию и декларирует доходы в 6 миллионов гривен в год.

"У нас, конечно, есть абсолютно "оторванные" люди, но постепенно все лучше и лучше".
О кадровом составе СДПУ(О), подбор которого Зинченко ведет в партии.

"Хотят государство наебывать за счет этого самого, за счет Леонида Даниловича?! Да пошли они на хуй".
Кучма Азарову о факте уклонения Зинченко и Плужникова от уплаты налогов на сумму в 16 миллионов гривен.

Интересен уровень понимания Кучмой и Зинченко свободы слова в Украине. Собеседники полагают, что прессой можно и нужно манипулировать, причем осуществляя давление с помощью правоохранительных органов. Они откровенно говорят о положении внутри нынешней партии власти - СДПУ(О). Об этом свидетельствует запись разговора в мае 2000 года.

ЗИНЧЕНКО: Есть несколько таких уже набежавших проблем и пару более серьезных, если будет время, потом обсудим. Из набежавших - это две даты: 6 июня - день журналистов, и я бы внес предложение попробовать инициировать, вы знаете, проблема свободы слова, журналисты и так далее. Все время она катится, весь этот мир от американцев, да кому не лень там все.

КУЧМА: Самое страшное, что мы сейчас больше (слово неразборчиво - Ред.), чем они там. (Кучма считает, что в Украине большая свобода слова, чем на Западе! - Ред.).

ЗИНЧЕНКО: Совершенно верно.

КУЧМА: Я ж в десятку как попал тех этих самих (В 2000 году одна из международных правозащитных организаций включила Кучму в десятку "врагов прессы" во всем мире - Ред.). Я ж знаю, что работала там же украинка одна, которая является там координатором, блядь. Платят деньги, записывает и все. (И тут заговор - Ред.).

ЗИНЧЕНКО: Я не знаю, если будет возможность переговорить с главой администрации (имеется в виду львовская областная администрация - Ред.), вообще чего-то они там стали рекордсменами по наездам на печать. Там прикрыли "Наше радио", там этот скандал с "Экспрессом", причем, газета 350 тысяч экземпляров. Ну, а сейчас еще за "Вильну Украину", вот вчера они наехали на "Вильну Украину". Ну, я так думаю, что они не понимают одну вещь: если они хотят наезжать на свободу, значит, "Сельские вести" вот это, "Киевпост" это (Зинченко называет оппозиционные издания - Ред.). Есть же другой метод, есть же экономические совершенно рычаги. Поднимите там аренду в два раза, поднимите еще, так сказать. (Напоминаем, это говорит на то время глава парламентского комитета по свободе слова - Ред.).

КУЧМА: А то, что по "Сельским вестям" налоговая - это правильно. (Без санкции суда налоговая администрация почти на год блокировала счета этой оппозиционной газеты - Ред.).

ЗИНЧЕНКО: Это правильно!

КУЧМА: Там такой разврат, там же такие грубые нарушения. Нельзя же это дело. (В "Сельских вестях" регулярно появляется критика Кучмы и его окружения - Ред.).

ЗИНЧЕНКО: Я Азарову, ну, когда после всего этого: "Вы знаете, Николай Янович, ну, давайте, в конце концов, как-то в паре все это делать. Вы наехали формально, а потом, значит, отъехали. Ничего хорошего не произошло. Надо если уже наезжать, то наезжать..." (Кстати, в качестве вице-спикера Зинченко сейчас продолжает курировать в Верховной Раде вопросы свободы слова - Ред.). Я сказал: "Свобода слова не может же быть до безумия там".

КУЧМА: Конечно, господи.

ЗИНЧЕНКО: И еще один, значит, я все-таки думаю: если мы подумаем над тем, как все-таки презентовать 6 июля, значит, для того, чтобы встретиться неформально, ну, вот перед маем, 6 маем, можно было бы с западными (журналистами - Ред.) встретиться, (два слова неразборчиво) с Клинтоном. Ну, вот такую неформальную беседу провести. Я к чему говорю, вот у меня есть свой, так сказать, опыт. Ира (Геращенко, руководила информационной службой "Интера" - Ред.), значит, чтобы не менять отношения, когда я ее попросил поехать тогда с вами в поездку, она говорит: "Ну, мне так не хочется, я же свободный журналист", и так далее. Прошло, она 15 раз уже с вами ездила. Большего сторонника, чем Ирина в коллективе точно нет (Вскоре Геращенко покинула "Интер" вместе с группой сотрудников - Ред.). Она настолько общается, вот поездки, выступления, реальная работа. Они же видят, кто у нас языком болтает, а у кого реальная работа. Настолько Ирка стала ярым сторонником. И надо как бы попытаться втянуть 6-7 журналистов первой руки вот в такое неформальное личное общение. Что у нас делают властные структуры? Они обычно предлагают встречу перед лекторами. Честно говоря, ни у Кулебы особого авторитета нет, ни у Боденчука нет (журналисты, которые обслуживают президентскую пропаганду - Ред.). Журналисты пишут все равно совершенно по-другому. Значит, если у меня есть там, в коллективе, условно говоря, вот Сафин и Геращенко - два человека. С их мнением потом намного легче...

КУЧМА: Я вчера сказал этому самому, блядь: "Надо прекратить то, что я беру только одну камеру и одного журналиста". (Имеется в виду - в официальные поездки - Ред.). А Ющенко поехал в Америку, взял человек 30 журналистов.

ЗИНЧЕНКО: Ну, там эта Зарудная (пресс-секретарь Ющенко - Ред.) очень серьезно работает, очень серьезно. Она настолько сейчас рвет и мечет, и он так чисто в общественном мнении иногда, ну, просто продвигает свои проекты. Я вот одну вещь не любил: как удалось быстро навязать общественному мнению разделить страну на, условно говоря, Суркис и Медведчук - олигархи и Ющенко. Тимошенко - не олигарх. Ну, в течение одного месяца. (В первую очередь потому, что это соответствует действительности - Ред.).

КУЧМА: Я вчера об этом говорил Медведчуку, говорю: "Ребята, вы недооцениваете. Смотри, как эта команда сработала, это команда Ющенко сработала". Как в "Зеркале недели" по свободе слова собирают журналистов самых, самых оппозиционных - шваль, блядь, извиняюсь, там есть и талантливые журналисты. Ну, какая-то Коробова (известная оппозиционная журналистка - Ред.), черноротая. А грузин там этот.

ЗИНЧЕНКО: Гонгадзе.

КУЧМА: Гонгадзе. Рахманина (известный оппозиционный журналист - Ред), говорят, там уже вытаскивают везде, забирают его оттуда.

ЗИНЧЕНКО: Я с ним еще раз серьезно подумаю. У нас же там есть это, есть Юрчук (известный журналист, перешел в пропрезидентскую прессу - Ред.), которого можно вытащить, есть Рахманин (продолжает работать в "Зеркале недели" - Ред.), которого можно вытащить. Вообще с ними нужно работать спокойно, неформально, и они постепенно изменятся. Можно эту тему провести. Я вообще думаю, что журналистам, если бы можно было чуть-чуть почаще встречи не с первыми лицами. Не нужно встречаться со мной, с Роднянским (продюсер канала "1+1" - Ред.) формально не нужно проводить. Какой бы не был рот такой жесткий у Кондратючки (Кондратюк, известная журналистка, шеф бюро российского ОРТ в Украине - Ред.), но она не позволит выйти за параметры потому, что она все-таки уже введена в командную игру, и всех можно подтащить. Постараться втащить в командную игру, и они будут играть. Это Юля уже не будет, но бог с ней.

КУЧМА: Юля Мостовая (одна из наиболее влиятельных фигур украинской журналистики, заместитель главного редактора "Зеркала недели" - Ред.).

ЗИНЧЕНКО: Да, ну, там близость к Морозу и все эти, да бог с ним. Потом я тоже вот посмотрел, что еще сделать.

Converted 29252.jpg

Александр Зинченко

Разговор состоялся в мае 2000 года

ЗИНЧЕНКО: Помните, вы мне задавали вопрос там Ющенко, потом Симоненко и так далее. Есть одно размышление: вот сегодня оппозиция, я внимательно анализировал, что удерживает вот это 30% (масштаб коммунистического электората на то время - Ред.) влияния Компартии у нас на сегодня. И как это ни странно, больше удерживает то, что о них не знают. Я оказался на эфире - Симоненко оппонировал в программе "Право выбора", никакой реакции на Симоненко не было. Он слабый, он проигрывает дискуссию, проигрывает дискуссию, проигрывает аргументы.

КУЧМА: Я знаю, что они 24-го числа пригласили Чижа (глава госкомитета по информационной политике - Ред.) с Морозом.

ЗИНЧЕНКО: Да, с Морозом. Пусть они потихонечку, открыв рот им, впадают в процессы всемирного масштаба. Да нет этого всемирного масштаба, они самые обычные люди. Вот я хочу, чтобы не перегнуть, буду внимательно следить, если будут какие-то...

КУЧМА: Тем более Россия всегда подает этого самого главного коммуниста. Он всегда почему-то орет, кричит.

ЗИНЧЕНКО: Шандыбин, совершенно верно. Но он на экранах - и ничего страшного. И уже у Зюганова образ такой рыхлый немножко, он несобранный, выражения подбирает ну, такие, специфические, которые действуют отрицательно. И бывает, что они там коммунисты чуть ли не единственные борцы за власть трудящихся.

КУЧМА: Я согласен. Но только не под тем углом, как мы раскручивали эту самую...

ЗИНЧЕНКО: Витренко. Ну, нет.

КУЧМА: Мы же тогда ее раскрутили.

ЗИНЧЕНКО: Да, но тогда получилось - еле убежали.

КУЧМА: Да, тогда надо было раскрутить ее противоречия с этим самим (Морозом - Ред.).

ЗИНЧЕНКО: Да. Что значит искусственный рейтинг? Вот искусственно держался, потом убрали, и ровно через месяц рухнула. Второй вопрос: это, ну, всегда чувствовали поддержку, Леонид Данилович, огромное вам спасибо, я думаю, что два проекта, которые делаются сегодня, благодаря вам, стал на ноги и сегодня уже серьезный и влиятельный канал. По партии удалось, ну, вы же знаете, что у нас партия всегда, мы с Игорем вкладывали и Гриша с Виктором. Сейчас третий проект, Игорь с ушами, что называется, ушел, значит.

КУЧМА: Сбербанк?

ЗИНЧЕНКО: Сбербанк.

КУЧМА: В партии, я понимаю, что проблемы есть.

ЗИНЧЕНКО: Я сразу, у нас одна проблема. Большого противоречия никогда не было, и нет, мы все-таки очень много, три года вложили для того, чтобы построить структуру. Сегодня 125 тысяч (членов партии - Ред.), организационным строением партии занимаюсь я. Я уже пропахал ...

КУЧМА: Я все время корректно говорю: "Хлопцы, слушай, не стартуйте раньше времени, умерьте пыл". Медведчуку надо быть более корректным в парламенте, в том числе с Плющем (спикером ВР - Ред.), блядь. Не должен забывать, кто есть глава парламента, не лезть на первый канал потому, что это вызывает у того же Плюща, блядь, его аж, колотит, блядь. Приватизировал уже первый канал с Марченко (известная журналистка УТ-1, известна своими отношениями с Медведчуком - Ред.) вместе. Это ж издеваются, это ж есть темы для разговоров, понимаешь? И когда он заставляет, чтобы передавали поздравления лидера социал-демократов участникам войны, ну, не правильно, понимаешь?

ЗИНЧЕНКО: Не правильно.

КУЧМА: У Виктора - вроде ж умный человек, блядь, - а на это блядь не хватает. Какая-то мания, блядь. Уже даже политбюро, а он как Леонид Ильич Брежнев. Такой орган высокий.

ЗИНЧЕНКО: Ну, вот это главное противоречие, которое у нас есть, одно, оно (слово неразборчиво - Ред.) в том, что, знаете, если можно, еще одну минуту. Что вообще получилось? Значит, партия имела свои центральные задачи. Мы стали строить партию на левом центре, т.е. мы должны выиграть генеральное сражение у коммунистов. Постепенно эта задача решается, т.е. мы вместо левого ортодоксального звена собираем левый центр, который займет и вытеснит коммунистов и будет совершенно управляем. Социально защитная функция будет у нас, но она будет совершенно управляема, не ортодоксальна. Теперь, партия уже заняла, 125 тысяч - это серьезная организация. У Виктора сегодня есть явный перекос с тем вот, я абсолютно с вами согласен, фактажем неформального лидера.

Я ему, значит, говорю: "Витя, ты сегодня там третий или второй. (СДПУ(О) постоянно заказывала рейтинги влияния политиков, где ведущие места занимал Медведчук - Ред.). Скажи, у тебя есть возможность куда отступать?" Все. Потому, что если ты передвигаешься с третьего на пятое, это будет всем говорить как катастрофа в партии какая-то. Зачем вообще это третье место? Кому оно нужно? Оно тебе нужно, что у тебя в жизни меняется от того, что ты или третий, или пятый, или седьмой? Ничего абсолютно. Понимание рынка, я прошу прощения, когда у нас последний рейтинг у нас было очень большое, ну, как бы такое, я впервые видел. Я говорю: "Витя, ты делаешь серьезнейшую ошибку". В рейтингах, которые выкинули, идет он третий, значит, восьмой Гриша (Суркис - Ред.).

Остаемся втроем с Витей, он соглашается. Я выхожу, ну, думаю, ну все, убедили, все нормально, поехали дальше. Проходит минут пять, вот это вот срочно, немедленно. Но куда срочно? Что изменится? Поэтому наша тактика всяческая, мы Гришу пытаемся убедить в одном, Игоря (Плужникова - Ред.) я уговорил. Мы с Игорем совместно пришли к этому решению, и пришли к нему. Я говорю: "Игорь, давай так, вот у нас партия нормальная. Значит, я занимаюсь публичной политикой, ты занимаешься бизнесом. Ты уходи больше в бизнес, и не надо тебе больше брать на это. Я буду заниматься публичной политикой для того, что есть какие-то задачи и будем их решать потихоньку, никуда не надо спешить".

КУЧМА: Так во всем мире эти лоббисты в парламенте занимаются политикой, а бизнес он есть бизнес. Поэтому в Закарпатье (вотчина СДПУ(О) - Ред.) довели уже до абсурда, блядь.

ЗИНЧЕНКО: Вот в Закарпатье потому-то я Вите показал следующую схему. Я говорю: "Витя, ты же обрати внимание, задача-то была поставлена правильно: левоцентристская партия, левоцентристская социальная защита. Ну, скажи, где декларация на 6 миллионов?". (Медведчук официально зарегистрировал доход в 6 миллионов гривен - Ред.). У Гриши декларация там вообще мизер.

Сколько вообще можно людей набирать в руководство партии, которое ассоциируется, ну, просто с супердоходами. В стране, где люди влачат неизвестно какое существование...

КУЧМА: Там это интервью, мне Плющ: "Леонид Данилович, читал ты интервью, блядь, Медведчука?" Я говорю: "Какое?" "Да в "Фактах" он написал, что у него квартира, что ездит отдыхать на Кипр, что у него квартира на Кипре". Ну, на хуя ему эта, блядь, реклама?

ЗИНЧЕНКО: Вообще, чтоб вы знали, руководство партии негативно восприняло это интервью, это от 28 апреля интервью. Все-таки актив партии - здоровые, нормальные люди. У нас, конечно, есть абсолютно "оторванные" люди, но постепенно все лучше и лучше. Я вообще ставки делаю на руководителей ВУЗов - эти грамотные, на интеллигенцию. Но она же, интеллигенция, не может миллионные показывать эти. Значит, ей по-другому нужно работать. И я говорю Вите: "Ну, убери Гришу с первого канала (УТ-1 - Ред.), ну, не надо вот этой вот пары".

КУЧМА: Не надо было в депутаты ему лезть.

ЗИНЧЕНКО: Может быть, может быть. А теперь он в Киеве глава организации нашей. Ну, трудно воспринимается, ну, не может быть такое. Сейчас вот Волков понял, что не надо. Мне кажется, что отрезвление произошло. Вот это ж когда называли "директор парламента" (в период наибольшего влияния - Ред.), ну, никуда не годится, так же нельзя. Это ж не может быть, это не может устраивать никого. Общественное мнение когда-то станет и на вилы вас поднимет. Оно потерпит, потерпит, а потом это закончится трагедией. Значит, ну вон кипрская квартира - это я тоже с вами согласен, это грандиозная ошибка. Ведь задача бизнеса - решать задачи, а не, извините, тащиться от того, что я владею там восьми облэнерго (в то время Медведчук контролировал восемь областных энергокомпаний - Ред.). Ничего же не произошло. Что света больше стало от того, что такой бизнес? Значит, сейчас мы через Пиховшека стали круто на "1+1". Я говорю: "Меня "1+1" не волнует. Не дай бог, мы еще усилимся на каком-то другом направлении еще и сегодня, поверь, партия уже начнет терять очки. Вместо того, чтобы приобретать, уже начнет терять очки".

КУЧМА: Ну, он (Медведчук - Ред.), наверное, что-то там перекупил на "1+1" и там шпарит, еб твою мать. Я его дернул пока, но он, конечно, врет. Должно быть чувство меры.

ЗИНЧЕНКО: Там "Зеркало недели" написало, что у нас там крупные противоречия между Медведчуком. Я где бы ни был на областных конференциях, везде подчеркиваю, что у нас единство в партии, никаких противоречий нет и так далее. И вам единственное могу сказать, что вот это вот разное понимание будущего рынка - оно есть. И тут ничего не сделаешь, когда мы остаемся один на один, всегда это говорим. Во всем остальном никто нигде не услышит ни одного слова.

Однако не столь глянцевыми являются отношения Кучмы и Зинченко. Президент позволяет Александру Алексеевичу рассказать о проблемах партии, получить советы по борьбе с оппозиционными СМИ. Но Зинченко прекрасно понимает, что у власти очень короткий поводок. И точно также следующий посетитель дивана рассказывает что-нибудь о нем самом. Запись разговора Кучмы с Азаровым в конце августа 2000 года.

АЗАРОВ: Теперь я хотел бы несколько слов скозать по банку "Интерконтинентбанк" (принадлежит Зинченко и Плужникову - Ред.). Значит, с них списали 16 миллионов "живыми" деньгами, с банка, и, значит, возбудили уголовное дело. Вы уже были в отпуске, приходит ко мне Ющенко (пока Зинченко рассказывал Кучме компромат на Ющенко, сам премьер-министр защищал его бизнес - Ред.) и Плужников. Перед этим я все понимал, не отвечал на звонки. Звонит мне Виктор Ющенко: "Прошу принять Плужникова и Зинченко. Есть разговор". Больше таких разговоров не было. Хорошо, я принимаю Плужникова, Зинченко. Ну, пришли, упали практически на колени: "Мы же с Леонидом Даниловичем, пятое-
десятое".

КУЧМА: Хотят государство наебывать за счет этого самого, за счет Леонида Даниловича?!

АЗАРОВ: "Мы верно работали, пятое-десятое".

КУЧМА: Да пошли они на хуй!

АЗАРОВ: Вот. "Мы просим только об одном: деньги, значит - тут и речь не стоит о деньгах. Что мы неправильно списали - вопросов нет, но мы просто просим вас не разваливать банк". Я говорю: "Хлопцы, никто банк не собирается разваливать. Вы работайте нормально". "Вы же понимаете, что если вы "Интерконтинентбанк" "завалите", тогда "Интер" развалится. Мы же работаем через этот банк". Я говорю: "Тогда идите к президенту. Какое он даст указание в этом плане, так я и буду делать, потому что, в принципе, мы к вашему банку относимся нормально. Работайте нормально - нет вопросов".

КУЧМА: Вот именно.

АЗАРОВ: Значит, на этом закончилось. Потом мне агентура доложила, что вот мой разговор якобы вам проинтерпретировали, что они мне предложили вернуть 16 миллионов: восемь - мне, а восемь - им. (Кучма с Азаровым пользуются советами Зинченко об экономическом шантаже СМИ для обеспечения контроля над самим "Интером" - Ред.).