Александр Коржаков: Ко мне ходят без конвертов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Александр Коржаков: Ко мне ходят без конвертов

"О коррупции в ельцинской России главный телохранитель первого президента знает все. Или почти все. Однако противостоять ей, как ни пытался в свое время, не смог. Не было на то, как теперь говорят, политической воли первого лица государства. Не было в стране и соответствующего антикоррупционного закона, как, впрочем, нет его до сих пор. С генерал-лейтенантом Александром КОРЖАКОВЫМ, возглавлявшим в свое время службу безопасности президента (СБП), заместителем председателя комитета Госдумы РФ по обороне, мы выясняли, чем сегодняшний день российских чиновников отличается от вчерашнего – ельцинского. «Закон о коррупции – бессмыслица» – Во второй своей книге – «Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие» вы называете немало конкретных имен коррупционеров. Многие из них «у руля» до сих пор, кто-то, конечно, на пенсии или играет где-нибудь в Англии в теннис. Но вот парадокс: ни один не привлечен к серьезной ответственности за самое «популярное» в России преступление… – Видимо, время еще не пришло. – Как депутата Госдумы хочу вас спросить: почему в нашей стране до сих пор не принят закон о борьбе с коррупцией? – Потому что не нужен. Есть нормы уголовно-процессуального законодательства. Их вполне достаточно, чтобы обуздать взяточника любого ранга. Конечно, нужно доработать этот кодекс, например, в части аннулирования поправки 2004 года, отменяющей конфискацию у преступников незаконно приобретенного, и ввести норму, запрещающую возврат во властные и управленческие структуры коррупционерам. Мне могут возразить в отношении конфискации: у них ведь личного ничего нет, кроме халата и тапочек, в которых они встречают правоохранителей: все записано на жену, детей, тещу, дядю и т.д. Я уверен, что всегда можно доказать, откуда все это «приплыло» родственникам. Главное, что применять эти законы должны люди с холодной головой и чистыми руками. – Чекисты? – Необязательно. Неподкупным может быть сотрудник любых правоохранительных органов. И должен, конечно, быть… Но беда в том, что очень часто эти люди коррумпированы сами. – Можно конкретнее? – Пожалуйста. Вот пример: начальник УВД Тульской области весь свой избирательный фонд на выборах в Государственную думу 2003 года формировал за счет «левых» денег. Надо объяснять, откуда у него взялись огромные суммы в валюте? Все это давно доказано, но до сих пор идет следствие. Уже более двух лет после тех выборов прошло... Такого законника давно пора гнать из органов поганой метлой! Его первый зам по хозяйственной части, правда, сидит в СИЗО за взятки и вымогательство. За решеткой он чувствует себя вполне уверенно. Ведь начальника, считайте подельника, даже на время следствия не отстраняют от ключевой должности! – Характерный пример для нынешней России? – Вполне. А откуда все это идет? Помните книжный скандал, когда попался Чубайс и четыре его соавтора по бессмертному произведению о приватизации в России? Организовали себе за тощую книжицу гонорар в полмиллиона долларов и думали, что все сойдет, как всегда. Не получилось. Появилась статья в газете, большой шум, скандал. Ельцин, когда узнал, сказал: «Всех уволить!» Был готов и Чубайса убрать. Да Таня – любимая дочь – уговорила… Чем не призыв к чиновникам: занимайтесь и дальше тем, что любите больше всего? – А что чиновники любят больше всего? – Деньги и власть. Тот же Чубайс – крупный специалист по «эпохальным» отключениям и коротким замыканиям российской энергосистемы – с большой пользой для себя, своей семьи и друзей реорганизует РАО «ЕЭС», требуя без конца дополнительных финансовых вливаний в свою кормилицу. И не тонет, хотя Ельцина уже давно нет у власти. А что же Владимир Владимирович? Да ничего – терпит. Нельзя же обижать пионера «прихватизации». – А может, действительно – нельзя? – Но ведь Чубайс, как и его друзья-младореформаторы, совершил уголовное преступление! Четверо ведь полетели с высоких должностей. Правда, одного из них Чубайс потом пригрел у себя. И другие не больно горевали. Или пример с Савостьяновым – «контрразведчиком», который прокололся с Гусинским, был у него на содержании. Когда его выперли с должности начальника УФСК по Москве и Московской области, Чубайс тут же поставил его своим заместителем в администрацию президента. По кадрам! Можно представить себе, кого такой чиновник будет ставить на руководящие должности государства? Тех людей до сих пор оттуда не выполоть, как чертополох. Из книги «Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие»: «…Еще о должностных лицах. Как-то мой подчиненный, подполковник Валерий Стрелецкий, курировавший по линии СБП работу правительства, принес мне внушительный список чиновников этого ведомства с перечислением их личных вкладов, размерами этих вкладов, номерами счетов и названиями банков, где все это хранилось (наверное, хранится и до сих пор), на сотни миллионов долларов!.. Например, некто Петелин, руководитель секретариата Виктора Черномырдина, лишь в австрийском банке имел счет на десятки миллионов долларов. Откуда? Не с зарплаты же. Была там фамилия и Вавилова, бывшего первого заместителя министра финансов, прославившегося махинациями на сотни миллионов, а ныне члена Совета Федерации РФ и т.д. Я положил этот документ на президентский стол лично Ельцину. Предварительно мы изменили номера счетов и названия банков – боялись утечки… от собственного президента. Мы просили дать разрешение Генеральной прокуратуре детально разобраться в первоисточниках этих богатств. Мы рассчитывали на то, что после возбуждения уголовного дела передадим следователю реальную информацию о номерах счетов и банках, в которых они находятся. Гарант Конституции несколько раз перечитал список (очевидно, с досадой увидев там и дорогие для себя Ф.И.О.), долго сопел и затем начертал на бумаге свою самую любимую резолюцию: «Поже». Так и написал. То, что при нем это «поже» так и не наступит, я понял в ту же минуту». «Для Абрамовича чукотские деньги – пшик!» – Путин еще больше, чем Ельцин, не любит менять чиновников… – Кого-то он поменял. Но многих оставил. – Возможно, это было одним из условий «высокого назначения»? – Я не знаю. Меня тогда уже в Кремле не было. Вот взялись за Ходорковского. Досталось ему крепко. Наверное, есть за что. Но очевидно же и другое: Ходорковский просто не угодил первому лицу, претензии слишком большие высказывал… И, кстати, первым из олигархов заговорил о коррупции в окружении президента. Вот и решили его поставить на место. Непонятно, почему его одного? Ведь людей, которые по тем же законам, что и Ходорковский, наживали себе огромные состояния, у нас тысячи!.. – Абрамович хотя бы… – Хотя бы. С какой радости этот деятель миллионы долларов тратит на английский футбольный клуб, покупает суперъяхты, особняки, дворцы? Ну, да, кое-что кинул чукчам... Но ведь это его «кое-что» ни в какое сравнение не идет с тем, что он под этим прикрытием зарабатывает. На одни проценты с тех средств даже его правнуки жить будут лучше любого султана… А народ на Чукотке все равно вымирает. Конечно, люди стали жить чуточку лучше. Но ведь для миллиардного состояния Абрамовича это все – тьфу, пшик!.. Впрочем, я уверен, что даже эта чукотская благодать проводится не на личные средства миллиардера. С кого же нужно начинать борьбу с коррупцией? С власти! Для этого нужна политическая воля, и не кого-то, а первого лица государства. Но не только это… У нас была попытка при Ельцине. СБП располагала данными о многих. Эти данные свидетельствовали о том, что коррупция, как спрут, захватывает все новые властные структуры. Мы, естественно, о самом важном докладывали Ельцину, но наша информация стала его раздражать. Мы «залезли» на территорию «семьи», пользующейся услугами рвущихся к власти олигархов во главе с Березовским и Чубайсом. Она почувствовала серьезную опасность от нашей деятельности. От этого пострадали бы не только олигархи и верхние этажи «властного здания», но и сам «домоуправ», оставшись без кормушки… – Когда же закончится этот период? Пятнадцать лет прошло… – Думаю, нескоро. Законы меняются без конца. Я сам юрист, меня учили советским законам, их было не так уж много. А сегодня их столько стало, что невозможно освоить всего – мозгов не хватает. Даже нам, в Думе, а что о других говорить? Да еще сотни подзаконных актов, поправок! Жизнь, я понимаю, меняется, но ведь не настолько, чтобы законы размножались, как кролики. – А до этого у нас по-другому было? – Был когда-то во главе правительства небезызвестный Виктор Степанович – «честнейший»! Или Кириенко взять – тоже «честнейший»… Кто в премьерах при Ельцине побывал, те почти все не без греха, поверьте мне. Примаков и Степашин – исключения. – Не освоились, потому что были недолго в премьерах? – Не то чтобы не освоились… Просто не хотели заниматься этим. На любых постах ведут себя аккуратно в этом плане. – А про остальных так сказать нельзя? – Кроме названных, остальные хорошо «упаковались». Сегодня за Касьянова вот взялись. Почему именно за него? Рот разинул: тоже захотелось в президенты... – Какая, на ваш взгляд, перспектива у «дела Касьянова»? – От него отстанут, как только он скажет: «Все, в президенты больше я не хочу!» – А если продолжит «хотеть»? – Тогда, может быть, посадят. – Да вы что! – А может, и не посадят… По закону у нас так: после того как с премьерской должности снимают, человек еще полгода является охраняемым лицом. – Но те полгода давно прошли… – Так и я о том же: теперь надо думать. Ему. «Коррупция возможна только при полном непротивлении сторон» – В своей книге вы и про Шохина написали: «Я знаю, как Шохин умел тянуть с «неприбыльными документами» и как быстро подмахивал «коммерческие» бумаги». – Шохин – да. Он главный карьерист и теперь… – Преступление, которое не наказуемо, это уже и не преступление вовсе. Норма жизни, ведь так? Так кто же ее установил в обновленной России? – Первопроходцем был конечно же Березовский. Он очень много сделал для развития коррупции в среде высшего руководства России. Зачем покупать тысячу чиновников, когда можно самым главным дать на лапу. «Пробил» это Березовский, и все за ним гуськом пошли. Гусинский и прочие. Например, по четвергам от Гусинского московским чиновникам конверты разносили с деньгами. Разной пухлости. И взяткой это никто не считал. – Как думаете, сегодня эти традиции продолжаются? – Мне трудно судить. Скажу так, чтоб по судам не таскали. А Гусинского здесь уже нет… – Так и не о нем речь... – Но и забывать о нем тоже нельзя… По моему совету, когда мы очень сильно работали против Гусинского, чтобы не компрометировать уж совсем Лужкова, был создан «Банк Москвы». Чиновники потихоньку стали уходить из «Мост-банка» Гусинского. Ну и смотрите, где сегодня «Мост-банк»? А «Банк Москвы» процветает… И никогда уже «Мост-банк» не будет шантажировать московских чиновников за то, что они за его счет ездили по заграницам. – Вы опять о Гусинском? – О нем. Подцепить на крючок, а потом заложить мог любого в любой момент. Тем и жил. – Но вот вас же, кажется, не подцепил? – Нет. – Значит, не любого, а кто сам шел на это? – Разумеется. Коррупция – обоюдное дело, которое возможно только при полном непротивлении сторон. – У вас как у депутата Госдумы есть механизм борьбы с мздоимцами? – Депутатский запрос. Это действенный механизм. Я ведь еще возглавляю комитет по безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты РФ. Сталкиваюсь со всеми видами чиновного произвола. Сотни бизнесменов ко мне обращаются. – На что жалуются в основном? – На коррупцию, от которой не продохнуть, рэкетирство госчиновников – от глав субъектов Федерации до начальников ЖЭКов, сотрудников милиции, налоговых органов, всяких инспекций – санитарной, пожарной и многих прочих «государевых людей». Жалуются также на перехват бизнеса, передел собственности с использованием административного ресурса. – Перехват бизнеса, или, как еще говорят, рейдерство? – В его основе лежит все та же коррупция. А называется это «недружественные поглощения». Почему-то только сейчас на рейдерство начали обращать хоть какое-то внимание. Говорят, нет законов противостоять этому безобразию, которое по сути то же самое мошенничество, а порой и открытый бандитизм. В Москве, например, «недружественное поглощение» даже поощряется местными властями… – Неужели Лужков этому покровительствует? – Напрямую нет, разумеется. Там такие схемы выстраиваются – комар носа не подточит. Хотя очень многое тут зависит от первого лица. Роль личности в такого рода историях – это, скажу вам, серьезное дело. – Александр Васильевич, говорят, за депутатский запрос в высокие государственные инстанции нужно платить деньги: от 5 до 7 тысяч долларов… – Я в это мало верю. Может быть, кто-то и получает, когда вопрос будет решен положительно. А просто за отправку запроса? Нет, я в это не верю. – Почему же так говорят? – Чего у нас только сейчас не плетут... В том числе и то, что к депутату без конверта с деньгами нечего и соваться. Ко мне, например, и раньше, и теперь без всяких конвертов ходят. – Опасаются? – Это определяется авторитетом. Если есть он у человека, то ему взятку в потной ладошке не понесут. Благодаря авторитету многого можно добиться и без взятки. Поэтому, наверное, мои запросы, скажем, в Генеральную прокуратуру часто рассматривает генеральный прокурор. Лично. И уголовные дела возбуждались по этим запросам, и закрывались, и прокуроров даже отстраняли от должности! – К вам обращаются тульские избиратели, только из вашего округа? – Если бы… Обращаются из различных регионов России. Вот недавно обратился сотрудник калмыцкого МВД с письмом о фактах коррупции в республиканских органах власти. Сфера экономики, ТЭК. Очень актуально. – Почему же к вам? Разве нет в Думе депутата от Калмыкии? – Есть, конечно. Но раз обращаются ко мне, значит, на то свои причины. Я никого не футболю. Просто не имею привычки. Тем более офицера милиции. Будь он взяточником, проходимцем, ко мне бы не обратился. На факты, которые он раскопал, выполняя, между прочим, служебный свой долг, реагировать не желают ни местное МВД, ни федеральное, ни местная прокуратура. Его самого за поиск истины грозят убить, потому что там целый букет преступлений, и все они связаны с бурной деятельностью высших руководителей Калмыкии. – Но «самого высшего» недавно переназначил сам президент России… Сомневаетесь в честности Илюмжинова? – С ним все давно ясно. Для меня он очень непорядочный человек. – Как вы думаете, почему такие люди в стране до сих пор на плаву? Сколько раз в высшие инстанции обращались, неизменно получали один ответ: не время! Снова – «поже»? – А я же писал в своей книге об этом: когда-нибудь наступит время, когда в России придут к власти люди, которым не нужно будет что-то хапать для себя… «Обязан был пить с президентом России» – Не думаете написать новую книгу? Скажем, «Коррупция в Кремле»… – Прежде чем взяться за перо, нужно осмыслить много разного рода проблем и решить вопросы, связанные, к примеру, с реализацией книги. Вот издали мою последнюю книгу в 2004 году, а издательство считает, что не оно мне, а я ему за нее еще и должен. А продано больше 100 тысяч экземпляров! – Но вам хоть что-нибудь за нее заплатили? – Несколько тысяч долларов. – А за первую книгу о Ельцине? – Там было совсем другое дело. Я не ожидал, что можно так заработать на книге в России. – Сумму можете назвать? – Порядка миллиона долларов. Больше половины пошло на мою предвыборную кампанию 1997 года в Государственную думу и спонсорскую помощь инвалидам Тулы. Думал, оставшихся денег надолго хватит. Увы!.. – Не жалеете о тех временах, когда были вместе с Ельциным? – Жалею. Младшая дочь моя, Наташка, выросла, а я и не видел, как. Только когда ее исключили из школы, мне жена сказала: «Сделай хоть что-нибудь для ребенка!» Это кошмар был. Наташка училась в восьмом классе и прогуливала уроки. Естественно, двоек полно было, но она скрывала это. А к концу учебного года договорились с подружками и выкрали классный журнал, порвали на мелкие кусочки, которые бросили в шахту лифта своего собственного подъезда. Конечно, все быстро раскрылось. Тут-то и выяснилось, что моя дочь была одним из инициаторов этого дела. Ее решили исключить из школы. Вот в мае 1992 года пришлось мне идти в школу на педсовет. Обстановка в стране сложная – с учителями вообще был завал. Мало того, что зарплата нищенская, так она еще и не выплачивалась. Отпускные за прошлый год люди не получили – негодовали, конечно. И весь этот праведный гнев на российское руководство, естественно, обрушился на меня. Два часа сидел, как на скамье подсудимых… Все ради того, чтобы оставили дочь. Директриса уперлась, никакие мольбы не помогли, а мое положение «рядом с гарантом» так вообще ситуацию только усугубило – больно уж злы оказались тогда педагоги на «всенародно избранного», а заодно и на меня. Исключили все-таки дочь из школы. Пришлось устроить ее в медучилище. И там потихонечку наша девочка подтянулась. Закончила училище, а потом и институт Плехановский. Теперь самостоятельный человек, замужем, сына воспитывает. Хорошо, что так получилось, но время, необходимое для семьи, воспитания детей, мной было упущено. Ельцин же был, как дитя: горшки за ним я, конечно, не выносил, но постоянным партнером был во всех делах. – Часто с ним пили? – Ничего не поделаешь – работа такая была. Знакомые врачи до сих пор удивляются, как я выдержал. – Как же? – Думаю, спорт меня спас. Я тогда теннисом занимался, бегал. Одним словом, гнал из себя всю алкогольную гадость при любой возможности. – Только выпивку напрасно переводили! – Но пить же мне приходилось не ради удовольствия. Обязан был. За компанию. – Теперь спиртное на дух не переносите? – Почему же – нормально переношу. Теперь не нужно пить через силу. Даже если это служебная необходимость. – А у депутата Госдумы есть такая необходимость? – Случается. Приемы, юбилеи, памятные события… Вот юбилей Куликовской битвы не так давно отмечали – что ж, просто так отмечать? Я же русский человек."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации